Libmonster ID: UZ-1008
Author(s) of the publication: Е. А. ГЛУЩЕНКО

Одной из тем, затронутых в дискуссии на страницах журнала, ведущейся начиная с N 4 2002 г., является проблема соотношения традиционного общества и общества индустриального, которое в страны Азии и Африки пришло с эрой колониализма.

Колониализм позднего типа (XIX-XX вв.), когда колонизаторы вкладывали средства в свои колонии и развивали там социальную и производственную инфраструктуру, можно считать попыткой насильственной модернизации. Архаичные земледельческие цивилизации (традиционные общества) всегда сопротивлялись модернизации, ибо она вела к уничтожению этих цивилизаций и торжеству цивилизации индустриальной. Это то, что сейчас происходит в Африке, где до сих пор земледельческая цивилизация доминирует - в ее тенетах продолжают жить до 85% населения континента. Сопротивление модернизации в Африке принимает форму деколонизации 1 освобождения от колониального наследия в широком смысле слова.

Сначала нужно было прогнать надменных белолицых хозяев, которые обучили африканцев, довели до их сведения, что человек от природы свободен и волен распоряжаться своей судьбой. Это удалось сделать потому, что сами европейские хозяева приготовились к уходу. Содержать колонии было дорого, но отдавать просто так не хотелось. Помогло национально-освободительное движение - на него списали необходимость ухода.

Уходя, европейцы оставили бутафорию: парики, мантии, парламенты, суды присяжных. Не бутафорскими были рудники, фабрики и армии, специально подготовленные и хорошо вооруженные. Они и взялись за дело. Армейцы начали устраивать военные перевороты, которые устраняли колониальные (европейские) институты типа парламента, но при этом, будучи выпускниками европейских учебных заведений, стремились сохранить европейский стиль управления, основанный на исполнительской дисциплине. Устоять перед соблазном коррупции не могли и военные, "отличившиеся" в этом занятии не меньше гражданских политиков, которых они свергали за коррумпированность. Но в одном военные были непреклонны и последовательны: они отстаивали границы своих государств, установленные в колониальное время, могли ради этого вести затяжные кровопролитные войны, как, например, в Нигерии.

Военные носили форму, полученную от колонизаторов, и это их тоже обязывало, хотя этот фактор не следует преувеличивать. Бокасса и Мобуту носили европейскую военную форму, что не мешало им быть типично африканскими деспотами. Один из них даже обратился к каннибализму.

Обращение к "чудодейственному" марксизму-ленинизму и строительство социализма также можно считать проявлением деколонизации, так как приобщение к доктрине, которую колонизаторы энергично отрицали и порицали, было бунтом. В го-


(c) 2003

стр. 46


ды увлечения социализмом была заметно покорежена несовершенная (однако естественная) экономика бывших колоний. Создание отношений социалистического типа было уходом от колониальной модели. Разрушение экономики сегодня продолжается - специалисты говорят о деиндустриализации континента.

Проявлением деколонизации можно считать и приобретшие широчайший размах на континенте межэтнические столкновения, с которыми в свое время сумели справиться колонизаторы. Племена всегда враждовали друг с другом, и только в колониальное время сократилась "охота за головами". В настоящее время до 20% населения Африки живут в зоне вооруженных конфликтов.

Проходили десятилетия, и Африка все больше обретала свои природные африканские черты. Уходили на пенсию или из жизни люди, учившиеся у британских, французских или португальских учителей, которые умели хорошо говорить на европейских языках и освоили европейские манеры.

Африканизация различных служб - наиболее заметная часть процесса деколонизации. Кадровая африканизация, прошедшая во всех странах континента, принесла моральное удовлетворение гражданам этих стран, приглушила комплекс неполноценности, но одновременно снизила эффективность соответствующих служб. Сейчас африканизация идет в ЮАР - стране, где все требующие квалификации, а значит и хорошо оплачиваемые, должности традиционно занимали белые. Выглядит это, например, так: в некой больнице ведущему хирургу (белому) приказывают заменить белых медицинских сестер африканскими, как того требует законодательство. Хирург подчиняется, убеждается в низкой квалификации новых помощниц и уходит из клиники, так как не может обеспечить нормальный ход операций и уход за своими пациентами. Деколонизация, однако, продолжается.

Вытеснение белых может быть относительно мирным, как в случае с хирургом из ЮАР, так и насильственным. Одних белых фермеров, которые поселились в Зимбабве (бывшая Южная Родезия), там убивают "ветераны антиколониальной борьбы", а другие, не дожидаясь страшной участи, покидают страну.

Колонизаторы оставили после себя государственные структуры современного типа. Это весьма сложные системы, которые требуют немалых средств и квалифицированных управленцев. Современное государство в развитых странах берет на себя огромные по масштабам обязательства. Постколониальные государства Африки бедны средствами и квалифицированными кадрами, а потому функционируют очень плохо, не оправдывают надежд, которые на них возлагают граждане, что у последних вызывает резкий протест. Постколониальные государства рушатся под грузом ответственности и проблем. Это обозначившаяся (пока не превалирующая) тенденция.

Самый яркий пример - Сомали, где государство, как общественный институт, исчезло в результате гражданской войны уже десять лет назад. Не стало ни полиции, ни телевидения, ни газет, ни больниц, ни судов. Была уничтожена промышленность, которая была создана при колонизаторах и неплохо развивалась в первые постколониальные годы, в том числе с помощью Советского Союза. Страна распалась: северо-западные районы отделились, взяв колониальное название Сомалиленд, северные вспомнили древнеегипетское название Пунт (Страна Пунт) и провозгласили себя Пунтолендом, а южные провинции (по реке Джуба) стали Джубалендом. Центральная часть сохранила название Сомали. Но там продолжается гражданская война, нет ни власти, ни закона. Люди живут натуральным хозяйством, кочевым скотоводством, рыболовством, разбоем. Есть богатые, живущие в роскошных виллах. Подобно средневековым европейским феодалам, они содержат хорошо вооруженные мини-армии. Время от времени эти "бароны" сражаются. Мир забывает о Сомали.

стр. 47


По тому же пути идут Конго, Сьерра-Леоне и некоторые другие страны континента. Африканским этносам тесно и неуютно в колониальных границах, которые они ощущают как неестественные. Сотни лет назад европейцы знали такое состояние: на просторах бывшей Римской империи возникали и исчезали варварские королевства; тогда, правда, не существовала в мире постиндустриальная цивилизация.

Проявлением деколонизации можно считать повышенный интерес африканских интеллектуалов к местному фольклору, преданиям, обычаям и верованиям своих народов, их доколониальной истории, а также к событиям национально- освободительной борьбы. В работах африканских авторов доколониальное прошлое сплошь и рядом идеализируется.

Гибридные общества Африки, состоящие из механически совмещенных представителей разных цивилизаций, существуют в постоянном напряжении, которое ведет к накоплению усталости и растерянности. В этом смысле характерно стихотворение ганского поэта М. Дэй-Ананга:

... Африка, ты подняла паруса.
Но куда же твой путь?
Вперед ... к звездам,
К нечеловеческой мельнице фабрик,
Чтоб в нескончаемой смене
Размалывать годы свои?..
Или назад?
Назад, к древним истокам,
Когда человек человеку был братом,
И почитал божество
Чистой душой, не знавший оков?

Вперед или назад? Заводы и фабрики - это элементы индустриальной эпохи, которая для развитых стран - вчерашний день. Назад легче, тем более, что имеется прецедент - Сомали.

Ощущая внутреннюю раздвоенность и растерянность африканских обществ, некоторые политики (Каддафи, например) предлагают радикальный выход: отказаться целиком от западных ценностей, западных обычаев и даже забыть языки бывших колонизаторов, т.е. решительно двинуться назад.

Воинственный исламский фундаментализм - тоже знак деколонизации: назад и как можно дальше от сегодняшнего дня. Можно не пускать "неверных" на свою святую землю, можно лишить правоверных информации о внешнем мире и таким образом выйти из состояния конкуренции с ним, отказаться от неимоверно трудной модернизации. Терроризм, особенно такой масштабный, как акция 11 сентября 2001 г. в Америке, - отчаянная попытка уничтожить чуждую цивилизацию, которая далеко опережает в соревновании традиционный мир.

* * *

Африка не уникальна в своем неприятии модернизации, то же самое происходило в Европе. Позволю себе экскурс в историю двух стран: Англии и России. В конце XV в. в Англии начинается процесс уничтожения архаичной земледельческой цивилизации, основанной на натуральном хозяйстве крестьянской семьи. Крестьянские, в том числе общинные, земли переходят в руки богатых иоменов (фермеров) и некрестьянских сословных элементов ( джентри, горожан, клириков), стремившихся превратить землю в источник рентных доходов (путем сдачи ее субдержателям) или коммерческой прибыли (с применением наемного труда). Новые хозяева земли имели в виду вести на ней товарное хозяйство, что не свойственно архаичной цивилизации.

стр. 48


Наиболее действенным орудием разрушения традиционного крестьянского мира было так называемое огораживание деревенских общинных земель и превращение пахотных земель в пастбища для овец 2 . В результате крестьян сгоняли с земли, они превращались в пауперов, которые становились либо батраками, либо бродягами. Число последних стремительно росло, деревни стояли пустыми. Над страной звучал вопль: "Овцы пожирают людей!" Публицисты и проповедники того времени (Томас Мор в их числе) писали и говорили: "Там, где сорок человек имели средства к жизни, там теперь все имеет один человек и его пастух". Дело шло к постепенному отмиранию крестьянских держаний и к их укрупнению в большие (капиталистические) фермы, в том числе овцеводческие: шерсть английских овец особенно ценилась, так как годилась для производства тонкого сукна. Венецианские, а потом и английские купцы, везли качественные английские сукна далеко за моря, в том числе и в экзотическую Московию. А бродяг Генрих VIII вешал вдоль дорог.

Развитие товарного хозяйства и увеличение числа мануфактур способствовали росту национального богатства, превращению страны из бедной в более богатую. Такая перемена была необходима, чтобы кормить увеличивающееся население Англии, но при этом исчезала архаичная цивилизация, разрушался жизненный уклад ее представителей. В течение XVI-XVIII вв. исчезает как тип и сам крестьянин, превращаясь или в арендатора, или в иомена, или в батрака, или в городского рабочего, навсегда оторванного от земли.

С течением времени ключевыми фигурами в сельской местности становились предприниматели капиталистического типа - иомены и сквайры (сельские джентльмены); причем последние наряду с сельским хозяйством занимались суконным производством и заморской торговлей. Иомен и сквайр стали столпами нарождавшейся индустриальной (городской) цивилизации, которая вытесняла земледельческую (крестьянскую) цивилизацию. На протяжении XVII-XVIII вв. сельские хозяева нового типа прославлялись в специальной литературе. В XVI в. почти все полемисты были на стороне крестьянских общин и общинников, против огораживания, но уже в XVII-XVIII вв. тон пишущих на аграрные темы изменился: сельские общины стали называть "сборищем воров и лентяев", у которых овцы выглядели "жалкими, шелудивыми, покрытыми клочковатой шерстью".

А что же традиционное крестьянство? На первых порах оно сопротивлялось, поднимало восстания. Так, в 1549 г. вспыхнуло восстание в Норфолке. В знак протеста против лендлордов, державших непомерно много своих овец на общинных землях, восставшие зарезали 20 тыс. овец. Крестьянские выступления вспыхнули в разных точках острова, но остановить наступление новой индустриальной (в дальнейшем городской) цивилизации они были не в состоянии. Разоренные и лишившиеся земли крестьяне уплывали за океан и селились на необжитых берегах Америки. За 1630-1643 гг. было затрачено 200 тыс. фунтов стерлингов на перевозку в Новую Англию на двухстах кораблях 20 тыс. мужчин, женщин и детей; за тот же период больше 40 тыс. эмигрантов было перевезено в Виргинию и другие колонии. Процесс уничтожения земледельческой цивилизации в Англии растянулся на три с половиной столетия. К середине XIX в. с ней было покончено, английское общество стало индустриальным и преимущественно городским.

В России процесс гибели архаичной цивилизации был более скоротечным, а оттого более драматичным, порою трагичным. Он стал бурно развиваться после отмены крепостного права в 1861 г. (в Англии он к этому времени завершился). Крестьянская реформа проведена была плохо - крестьяне фактически остались без земли. Средний пореформенный крестьянский надел составлял четыре десятины на ревизскую душу, в то время как на одного члена семьи помещика приходилось порою несколько тысяч десятин земли.

стр. 49


Реформы 60-70-х гг. XIX в. открыли дорогу для бурного развития индустриальной цивилизации (капитализма). Высокотоварное хозяйство начали вести сами помещики (правда, далеко не все), либо купившие землю богатые крестьяне (кулаки, т.е. фермеры). Основная масса традиционного крестьянства, ведущего натуральное хозяйство, разорялась: крестьяне превращались в пауперов, арендаторов, батраков, уходили на заработки в город, оседали там как наемные рабочие. При этом Россия в пореформенное время переживала демографический бум, прежде всего за счет прироста сельского населения. За 45 лет, т.е. к 1905 г., население России выросло в полтора раза.

В начале XX в. сохранялся жизненный уклад традиционного русского крестьянина. Побывав однажды в обычной русской деревне, император Николай II был потрясен ее убожеством. Архаичен был традиционный крестьянин, архаичным было и отношение к нему властей: только в 1904 г, были отменены телесные наказания для крестьян.

Первая серьезная попытка модернизировать архаичную аграрную сферу, а значит начать уничтожение земледельческой цивилизации, была предпринята П.А. Столыпиным в 1906-1911 гг. Традиционное общество ответило возмущением. Значительные аграрные беспорядки, правда, происходили и раньше. Крестьяне протестовали против частной собственности на землю, крупных капиталистических хозяйств, права крестьян покидать сельскую общину, государственного вмешательства в общинные дела и т.д. Крестьяне жгли и разрушали помещичьи и фермерские (кулацкие) усадьбы, дома и постройки хуторян, т.е. недавно вышедших из общины общинников, а "защитники" крестьянских интересов - эсеры - убивали представителей власти. Власть отвечала репрессиями. Крупномасштабное физическое истребление носителей идеалов земледельческой цивилизации началось в 1914 г. Русская армия почти поголовно состояла из крестьян, поэтому ее миллионные потери в Первой мировой войне - это потери крестьянства.

В 1917 г. в России из-за невероятной слабости власти произошла крестьянская революция, которую "оседлали" большевики. Русские крестьяне в принципе были ни за красных, ни за белых, которые одинаково их притесняли различными реквизициями, призывами в армии и другими повинностями. Крестьяне боролись против любой власти, вмешивавшейся в их жизнь; на такое вмешательство в 1918- 1920 гг. они отвечали вооруженными мятежами. Архаичная земледельческая цивилизация самодостаточна, она практически не нуждается в продукции цивилизации индустриальной, что русские крестьяне и пытались доказать, когда во время гражданской войны создавали свои "крестьянские республики", свои армии, разбирали железнодорожные пути, ведущие в город. Власть отвечала отравляющими газами и огнем артиллерии.

Самыми лучшими годами для крестьянского мира были годы НЭПа. Сельское производство восстановилось, крупные капиталистические хозяйства были ликвидированы, правда, оставались кулаки.

К 1929 г. стало ясно, что традиционное крестьянское общество с его натуральным хозяйством не может прокормить город, поскольку проедает почти все, что производит. С этого года начинается новая, чудовищная сталинская модернизация (коллективизация, индустриализация), которая привела к уничтожению земледельческой цивилизации.

Бедная часть крестьянства сочувственно встретила план коллективизации, так как он соответствовал общинным представлениям о мироустройстве и позволял захватить имущество более состоятельного соседа. Но вскоре крестьяне обнаружили, что стали крепостными государства: без паспорта, с пустыми трудоднями. К тому же коллективизация была проведена сверхжестоко: в ходе нее были уничтожены три млн крестьянских хозяйств, в результате чего в 1930-1933 гг. начался голод, унесший

стр. 50


миллионы крестьянских жизней. Люди бежали из села в город: мощным насосом, отсасывающим сельчан в города, стала индустриализация и в войну 1941-1945 гг. подавляющее большинство погибших были крестьянами.

В 1926 г. доля городских жителей на территории сегодняшней России составляла 21.3%, в 1979 г. - 74.4%, т.е. выросла в 3.5 раза. Сейчас эта доля составляет более 80%. Россия стала городским обществом; индустриальная цивилизация восторжествовала; осколки архаичной цивилизации доживают свой век под гнилыми крышами брошенных деревень. У России теперь нет выбора - в постиндустриальный мир и со всей энергией.

Ну а Африка? Так ли жестоко детерминирована ее судьба? Может ли она пойти по следам Англии и России, ликвидировать свою архаику? Для этого нужно либо много времени, либо целеустремленный модернизатор. В Китае, например, таким модернизатором стала компартия. Модернизируется Индия, но ее народы сближает единство религии и культуры, имеется дисциплинирующая общество кастовая система (иерархия), общий для всех штатов государственный язык. В Африке ничего этого нет.

Африка имеет возможность создать свой мир, похожий на тот, о котором излишне восторженно писал ганский поэт ("Когда человек человеку был братом..."). Неизвестно, насколько в нем будет счастлив человек, но такой изолированный мир может существовать: никто извне на него не будет покушаться, ибо время империализма минуло. Тем более что "чем примитивнее общество, тем оно устойчивее. Примитивность сейчас перестает восприниматься как чистый недостаток, ее зачастую рассматривают как нечто, обладающее положительными чертами. Положительные черты - цельность и устойчивость" 3 .

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Такого слова в лексиконе советской науки не было. В 1929 г. Коминтерн отверг деколонизацию как форму эволюционного развития колониальных стран и так заклеймил ее: "Вздорность, нелепость, лишенные основания", которые отвлекают угнетенные массы от революционной борьбы.

2 В Европе резко возросли цены на шерсть.

3 Померанцев Г.С. Концерт национальных культур Европы - будущее мировой цивилизации // Европа - смена вех? М., 2002. С. 252.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/АФРИКА-ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ-ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. А. ГЛУЩЕНКО, АФРИКА: ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 26.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/АФРИКА-ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ-ПРОДОЛЖАЕТСЯ (date of access: 20.07.2024).

Publication author(s) - Е. А. ГЛУЩЕНКО:

Е. А. ГЛУЩЕНКО → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
10 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

АФРИКА: ДЕКОЛОНИЗАЦИЯ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android