Libmonster ID: UZ-932
Author(s) of the publication: Г. В. ШУБИН

Прежде чем приступить к рассмотрению указанной темы, стоит напомнить читателям об основных вехах истории Южной Африки. Процесс создания расового государства в Южной Африке начался еще в XVIII в. Голландские колонисты - буры - превращали местное население в рабов, а также привозили невольников из своих владений на территории нынешней Индонезии и из других районов Африки. В результате их смешения с белыми постепенно образовалась этническая группа "цветных". С 1880 г. в Дурбан начинают прибывать партии эмигрантов из Индии, завербованных для работы на сахарных плантациях в Натале. Таким образом, более чем сто лет назад в Южной Африке появились четыре основные расовые группы: африканцы, составлявшие большинство населения, белые, "цветные" и индийцы. Колониальные власти, а затем правящие круги созданного в 1910 г. Южно-Африканского Союза, ставшего доминионом в составе Британской империи, придерживались, как правило, принципа сегрегации. В состав парламента и правительства ЮАС (с 1961 г. -Южно-Африканская Республика) входили только белые.

В 1948 г. к власти в Южно-Африканском Союзе пришла Национальная партия (НП), провозгласившая курс на "раздельное развитие" различных расовых групп -так называемый апартеид. Сопротивление жестким расистским законам возглавил Африканский национальный конгресс (АНК), который вскоре после своего запрета был вынужден перейти к использованию вооруженной формы борьбы.

В декабре 1961 г. серией диверсионных взрывов о своем существовании заявила новая организация, "Умконто ве сизве" ("Копье нации"), которая позднее стала официально рассматриваться как вооруженное крыло АНК. Ее командующим стал видный деятель АНК Нельсон Мандела. Совершив по поручению Конгресса в 1962 г. поездку за рубеж с целью мобилизации поддержки АНК, Н. Мандела нелегально возвратился в ЮАР, но вскоре был схвачен полицией в Натале. А в июле 1963 г. полиция арестовала группу других видных руководителей Конгресса и организации "Умконто", приговоренных вскоре вместе с Манделой к пожизненному тюремному заключению. В этих условиях руководство АНК и "Умконто" перешло к той части их руководителей, которые находились в эмиграции. В течение многих лет они предпринимали, как правило, безуспешные попытки направлять в страну обученные кадры и оружие. "Санитарный кордон", отделявший ЮАР от независимых африканских государств, сохранялся до середины 1970-х гг., до развала португальской колониальной империи, когда резко изменилась военно-политическая обстановка на юге Африки.

Поворотным моментом в борьбе африканцев за свои права стало восстание в черном пригороде Йоханнесбурга - Соуэто (где проживало до двух миллионов человек), начавшееся после расстрела полицией мирной демонстрации школьников 16 июня 1976 г. После этого события тысячи молодых африканцев покинули ЮАР и вступили в ряды АНК, прежде всего в качестве бойцов "Умконто", которое возобновило и рас-

стр. 96


ширило операции на южноафриканской территории. Успех вооруженных акций этой организации, кроме достижения чисто военных целей, демонстрировал уязвимость режима, создавал психологический климат, способствовавший подъему массовой политической борьбы. Одновременно ширилось международное движение против апартеида; санкции против режима Претории, хотя и ограниченные, вынуждены были ввести и страны Запада.

Давление народных масс Южной Африки в сочетании с поддержкой международного сообщества, а также военные действия АНК внутри страны, вынудило правящую Национальную партию сменить и свое руководство, и свой курс. Выступая на открытии сессии парламента ЮАР 2 февраля 1990 года, президент Ф. Де Клерк объявил о снятии запрета на деятельность Конгресса, Южноафриканской компартии и ряда других организаций. Из тюремного заключения были освобождены Н. Мандела и другие руководители АНК. Начались предварительные, а затем и официальные переговоры о политическом урегулировании, завершившиеся согласованием в ноябре 1993 г. проекта временной конституции ЮАР, которая должна была быть введена в действие после всеобщих выборов. Срок ее действия ограничивался двумя годами, и за это время должна была быть разработана новая, постоянная конституция. С этой целью, наряду с осуществлением обычных функций, парламент должен был конституировать себя как Учредительное собрание, состоявшее из 490 членов (400 депутатов Национальной ассамблеи и 90 сенаторов). Важная часть достигнутого компромисса состояла в том, что Учредительное собрание было связано конституционными принципами, которые нельзя было нарушить при разработке постоянной конституции. Они включали, в частности, гарантию сохранения частной собственности. Именно это обстоятельство, подкрепленное принятием "Билля о правах", во многом обеспечило приемлемость политического урегулирования для большинства белого населения. Оно таким образом во многом сохраняло свои позиции в экономике Южной Африки, хотя и отказывалось от большей части политической власти [Asmal, 1995, р. 13].

Конституция, согласованная в ходе переговоров, устанавливала 11 официальных языков- африкаанс, английский, исиндебеле, северный и южный сото, сисвати (свази), шитсонга, сетсвана, чивенда, коса, зулу [Asmal, 1995, р. 13]. Это положение было сохранено и в постоянной конституции 1996 г. Президент, его заместители и министры, число которых ограничивалось 27, составляли Кабинет. При этом любая партия, завоевавшая 20 мест в Учредительном собрании (то есть получившая 5% голосов), имела право участвовать в "Правительстве национального единства" пропорционально количеству полученных мест [Asmal, 1995, р. 50]. Распределение портфелей и назначение министров осуществлялось президентом после консультаций с его заместителями и лидерами партий, вошедших в правительство [Asmal, 1995, р. 52]. Посты заместителей министров распределялись в той же пропорции [Asmal, 1995, р. 56], и такое положение могло сохраняться в течение пяти лет, то есть и в течение трех лет после принятия постоянной конституции.

На первых в истории страны всеобщих выборах в апреле 1994 г. АНК получил 62.65%, а правившая ранее НП - лишь 20.34%. Почти вдвое меньше досталось Партии свободы "Инката" (ИФП) - 10.54%, опирающейся в основном на часть зулусов. Кроме того, АНК завоевал большинство в законодательных органах семи из девяти провинций страны.

9 мая 1994 г. состоялось первое заседание Национальной ассамблеи, и Нельсон Мандела на ней был единогласно избран президентом страны. Посты заместителей президента заняли Т. Мбеки и Ф. Де Клерк. Вслед за этим Н. Мандела сформировал правительство национального единства. Количество мест в нем распределялось в соответствии с нормами, предусмотренными в конституции. Однако важнейшие посты

стр. 97


АНК оставил за собой. Министром иностранных дел стал А. Нзо, долгое время занимавший пост генерального секретаря АНК, министром обороны - Дж. Модисе, являвшийся ранее командующим "Умконто ве сизве", а его единственным заместителем - белый член руководства АНК Р. Касрилс, министром безопасности (полиции) - видный профсоюзный деятель С. Муфамади, министром юстиции - видный в прошлом деятель ОДФ Д. Омар. Вместе с тем компромиссный характер политического урегулирования и отказ АНК от радикальных перемен в экономике проявились в сохранении за Д. Кейзом поста министра финансов, который он занимал в правительстве Национальной партии. Бывший министр иностранных дел П. Бота был назначен министром шахт и энергетики, возглавлявший "команду" НП на переговорах. Р. Мейер получил пост министра конституционного развития и провинциальной администрации. Лидер "Инкаты" Г. Бутелези получил пост министра внутренних дел. Следует отметить, что в ЮАР эта должность значительно менее важна, чем в большинстве других стран, поскольку министру не подчиняются силы правопорядка.

24 мая 1994 г. Нельсон Мандела выступил на совместном заседании обеих палат парламента. Его речь была в основном посвящена "Программе реконструкции и развития Южной Африки" [South Africa Foundation Review, 1994, May/June, с. 2], которая стала не только предвыборной платформой АНК и его союзников - Конгресса южноафриканских профсоюзов (КОСАТУ), Южноафриканской коммунистической партии (ЮАКП), Южноафриканской национальной организации общин (САНСКО), объединяющей граждан, преимущественно африканцев, по месту жительства, - но и основой для правительственной программы социально-экономического развития страны.

В апреле-мае 1994 г. завершился не только четырехлетний период переговоров об устранении апартеида политическими средствами, но и многолетняя борьба против него, которую вели в различных формах и в течение нескольких десятилетий освободительные силы страны. Формирование первого в истории страны демократического правительства было благоприятно встречено в мире и привело к полному снятию экономических и политических санкций против ЮАР, что должно было позитивно сказаться на экономике страны. Однако процесс создания нерасового государства в Южной Африке не закончился проведением всеобщих выборов и созданием нового правительства. Этим были лишь заложены юридические и политические устои такого государства - принята временная конституция и достигнуто в целом взаимопонимание по этому вопросу между ведущими политическими силами.

Следующим шагом в закреплении демократического устройства страны было принятие в 1996 г. постоянной конституции ЮАР, вступившей в действие 4 февраля 1997 г. Она во многом схожа с временной конституцией, однако вместо сената в соответствии с ее положениями был создан Национальный совет провинций (НСП), призванный координировать действия всех регионов страны. Отсутствовало в новой конституции и положение об обязательном назначении в правительство представителей партий, получивших не менее 5% голосов. Впрочем, НП заявила о своем выходе из правительства в июне 1996 г., то есть до того, как истек пятилетний срок его полномочий.

В ноябре 1994 г. Программа реконструкции и развития (ПРР) с некоторыми изменениями была принята парламентом уже в качестве закона. Ее основной задачей в социальной области были решение острейшей жилищной проблемы путем строительства дешевых домов и обеспечение минимально необходимыми услугами (доступ к питьевой воде, электрификация поселков, где проживали черные - большая часть населения страны). Также предусматривалось значительно расширить доступ к образованию и медицинскому обслуживанию широких масс. В качестве первоочередных задач предполагалось обеспечить 3 млн. человек питьевой водой; построить один млн

стр. 98


дешевых домов и электрифицировать 300 тыс. домов, что можно сделать без значительного увеличения расходов [South Africa..., 1996, p. 10]. Такая социальная направленность ПРР во многом объяснялась тем, что первоначально предложение о ее принятии было выдвинуто КОСАТУ.

Однако выполнение Программы оказалось далеко не легкой задачей, в том числе из-за того, что экономическая ситуация в ЮАР к началу ее осуществления была крайне неблагоприятной. Так, по данным Палаты предпринимателей Южной Африки (САКОБ) на середину 1994 г., из 40.3 млн. жителей ЮАР более 17 млн. проживали за чертой бедности, около семи миллионов ютились в лачугах. При этом почти половина трудоспособного населения работала в неформальном секторе экономики. Постепенно некоторые насущные проблемы населения все же стали решаться. Так, согласно данным, приведенным в парламенте в феврале 1998 г., за годы осуществления ПРР было построено 400 тыс. домов, и ожидалось, что к 1999 г. будет возведено всего 700 тыс. домов [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 11.02.1998]. К середине 1999 г. был распределен один миллион государственных субсидий на жилье [Star, 29.06.1999]. Важно также и то, что правительству ЮАР удалось за период с апреля 1994 по январь 1997 г., т.е. за первые три года после первых демократических выборов, обеспечить питьевой водой один миллион человек [Business Report, 21.05.1997].

Положение с занятостью по-прежнему оставалось сложным. Так, по официальным данным, только в 1996 г. 33% населения являлись безработными. Товарный сектор был в состоянии востребовать лишь 53% рабочей силы, по сравнению с 80% в 1983 г. Примерно полтора миллиона человек по данным на конец 1996 г. перестали искать работу, так как отчаялись найти ее [Business Day, 28.11.1996].

К тому же шло снижение курса национальной валюты - ранда: 1 доллар в январе 1998 г. равнялся 4.89 ранда [Pretoria News, 20.01.1998] (для сравнения - в октябре 1994 г. 1 доллар составлял 3.31 ранда) [Star, 10.10.1994]. При таких обстоятельствах вместо создания новых рабочих мест их количество уменьшалось. Так, за пять лет с 1994 по 1999 г. только в частном секторе экономики потеряло работу 500 тыс. чел. [South Africa..., 2001]. По утверждению "Соуэтан", крупнейшей газеты в ЮАР, рассчитанной на африканских читателей, с 1994 по 1999 г., жизнь улучшилась лишь у четырех миллионов черных южноафриканцев, а у остальных она значительно ухудшилась [Sowetan, 23.05.1999].

В этой обстановке, хотя ПРР еще не была выполнена, на смену ей фактически пришла новая программа - "Рост, занятость и перераспределение. Макроэкономическая стратегия" (сокращенно - РЗП, или по-английски GEAR) [Growth, Employment..., 1996], предложенная АНК впервые 14 июня 1996 г. и окончательно утвержденная правительством страны в январе 1998 г. В ней роль основного звена экономики была отведена крупному частному и государственному сектору и предполагалось, что при повышении благосостояния всего населения страны снизится уровень безработицы, постепенно будут перераспределяться доходы и богатства страны в пользу черных с тем, чтобы сократить существующий разрыв (в среднем на душу населения доходы белых в несколько раз превышают доходы черных) и избежать общественного взрыва с неизбежным насильственным переделом собственности.

Одновременно программа РЗП предусматривала быстрое развитие мелкого и среднего производства, что должно было привести к сокращению безработицы, повышению доходов самых обездоленных слоев и созданию предприятий, владельцами которых были бы африканцы. Планировалось также увеличить налоговые поступления в государственную казну с 27.2 до 29.0% ВВП, сократить внутренний и внешний долг [World Development, с. 994 - 995]. Одно из отличий новой программы от ПРР состояло в том, что в бюджетах, принятых после ее одобрения с 1997 по 2003 г., основной упор делался на повышение налогов для компаний и одновременно предусма-

стр. 99


тривалось уменьшение налогового бремени для наименее обеспеченных слоев общества. Были ограничены расходы на вооруженные силы и госаппарат, введены косвенные налоги на бензин, табак и алкоголь, а также повышены налоговые ставки на частные компании [Черкасова, 2000, с. 186 - 200].

Однако первые результаты претворения в жизнь программы РЗП были неблагоприятными, в экономике начались серьезные сбои. Так, рост ВВП снизился с 3.2% в 1996 до 1.7% (по другим данным - до 1.8%) в 1997 г. и до 0.1% в 1998 г. вместо планировавшихся соответственно 3.5%; 2.9%; и 3.8% в год. (Несомненно, здесь сказалось также влияние азиатского финансового кризиса 1997 г. - Г. Ш.). В то же время, по расчетам экономистов, чтобы существенно снизить уровень безработицы, был необходим экономический рост порядка 5% в год [South Africa..., 1996, p. 95]. Товарный сектор потерял в 1996 г. 71 тыс. рабочих мест, в 1997 г. - 252 тысяч и в 1998 г. - 246 тыс. рабочих мест. Инвестиции в частный сектор уменьшились с 6.1% до 3.1% и даже до -0.7% в 1998 г. (вместо предсказывавшихся 9.3, 9.1 и 9.3%.) В 1997 г. прямые зарубежные инвестиции в промышленность составили 1.7 млрд. дол., а вывоз иностранного капитала из промышленности - 2.3 млрд. дол. Накопления у населения снизились с 18% в 1996 г. до 14% в 1998 г. Дефицит бюджета за тот же период увеличился с 1.3% в 1996 г. до 2.1% в 1998 г. [Bond, p. 193]. Согласно программе РЗП, предусматривалось создание одного миллиона рабочих мест к 2000 г., однако на рынке труда ежегодно добавлялось около 450 000 человек, и соответственно увеличивалась безработица [South African Yearbook..., 1999/2000, p. 17 - 18, 21 - 22].

Причину безработицы пытались объяснить застоем в экономике в последние годы существования режима апартеида. Рост ВВП в первые годы после смены власти, приток иностранных инвестиций, хотя и не очень значительный, должен был, как ожидалось, снизить уровень безработицы, но этого не случилось. Отсутствие обратной зависимости между ростом экономики и уменьшением числа безработных в период научно- технической революции рассеял надежды на "автоматический" рост занятости. Даже в случае выполнения планов правительства, новые рабочие места не смогли бы поглотить несколько сот тысяч молодых людей, ежегодно достигавших трудоспособного возраста. По данным на конец 1997 г. не менее 7 из 10 молодых южноафриканцев в возрасте от 20 до 29 лет являлись безработными [Citizen, 3.11.1997].

Но едва ли не самые убийственные для благоприятных прогнозов экономического развития страны цифры демонстрировали прямую зависимость между увеличением зарплат и ростом безработицы в стране. Их повышение является постоянным требованием профсоюзов и кажется оправданным, особенно если принять во внимание, что на каждого работающего в ЮАР приходится несколько иждивенцев - близких, а то и неблизких родственников. Но по данным Всемирного банка и по результатам исследования, сделанного лауреатом Нобелевской премии по экономике Робертом Лукасом, утверждалось, что увеличение на 10% зарплаты черных рабочих может привести к снижению уровня занятости в ЮАР на 7.1% [Business Day, 17.11.1997]. В этой обстановке крупнейшее профсоюзное объединение КОСАТУ в мае 1998 г. возложило на "монетаристскую" политику и программу РЗП ответственность за потери существующих рабочих мест и неспособность создать новые [Business Day, 11.05.1998].

Следует особо упомянуть тот факт, что одной из причин высокого уровня безработицы в стране являлся массовый наплыв в ЮАР незаконных иммигрантов, прежде всего из соседних стран. Это усиливало конкуренцию на рынке труда и снижало зарплату, особенно в неформальном секторе экономики. Нелегальные иммигранты прибывали главным образом из сопредельных стран, в частности Мозамбика, чья экономика сильно пострадала от гражданской войны и прямых военных действий против него, развязанных белым правительством ЮАР. Меры по их высылке принимались энергичные. К примеру, общее число нелегальных иммигрантов, депортированных в свои страны

стр. 100


из ЮАР, только в 1992 г., составило 82575 человек [Citizen, 13.05.1993], в 1993 г. - 96600 чел., в 1995 г. - 157 тыс. человек [Pretoria News, 12.03.1993], в 1997 г. - 176 351 человек [Star, 30.06.1998], но это не спасало положения. Предприниматели охотно использовали рабочие руки иммигрантов, так как пришельцы были согласны работать за мизерную зарплату. Точное число этих "нелегалов" установить невозможно, но даже "консервативная" оценка определяет их в 2 - 3 млн, причем 70% их из Мозамбика и 25% - из Зимбабве [Star, 6.12.1996].

Еще в 1913 г. в Южной Африке был принят закон, закреплявший 87% земли за белыми владельцами. И в настоящее время земля по-прежнему остается преимущественно в руках белых фермеров. В среднем один белый владел 222 гектарами земли, против 0.6 гектара у африканца. (Другими словами, количество земли на человека у белых, в среднем, превышало подобный показатель у черных в 370 раз. - Г. Ш.) При этом лишь 4% черных фермеров использовали средства механизации в своих хозяйствах.

Пришедшее к власти в 1994 г. демократическое правительство признавало необходимость начать перераспределение земли, хотя и понимало, что в случае непродуманных шагов это может привести не только к подрыву сельского хозяйства, но и к нехватке продуктов питания. Однако без особого ущерба для высокотоварного сельскохозяйственного производства можно было бы начать перераспределение в первую очередь неиспользуемых, а также малодоходных земельных угодий. Однако правительство не спешило с перераспределением, и сегодня это можно рассматривать как одну из самых существенных ошибок тогдашнего руководства страны.

Более 80% сельскохозяйственных площадей по-прежнему находится в руках белых. С 1994 по 2000 г. были удовлетворены требования лишь 12150 человек, которым была возвращена земля, насильственно отобранная у них в период апартеида, хотя подобные просьбы о возврате земель к тому времени подали более 3.9 млн. человек [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 18.05.2001]. Критика слишком медленного и "осторожного" процесса перераспределения земли особенно усилилась после начавшейся в Зимбабве передачи африканцам ферм, принадлежавших белым. Учитывая этот опыт, нынешний президент ЮАР Табо Мбеки специально подчеркивал, что за 1999 - 2001 гг. было рассмотрено и удовлетворено 29 тыс. исков, большинство из них - в 2001 г., что значительно превысило показатели 1994 - 2000 гг. [South African Embassy..., 2002].

Среди социальных проблем страны следует выделить необходимость подъема здравоохранения, в частности усиления борьбы с широко распространенными инфекционными заболеваниями, такими как СПИД и туберкулез. Острая нехватка врачей - двух тысяч в 1996 г. - ощущалась в государственных больницах. По данным на начало 1998 г., из 22 тыс. врачей в ЮАР только 3 тыс. составляли чернокожие африканцы [Business Day, 16.03.1998]. Выпускники университетов зачастую уходили в частные клиники или уезжали из страны. В качестве причин назывались низкая (по их мнению и по сравнению со странами Запада) зарплата и стремление вырваться из криминогенной обстановки крупных городов. Уезжали не только врачи, но и медицинские сестры и фельдшера [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 17.01.1996]. Нехватка врачей в глубинке приводила к тому, что правительство стало приглашать в страну кубинских медиков. К началу 1998 г. уже 341 кубинский врач работал в стране [Star, 26.01.1998], и через три года их число достигло 424 человек, практиковавших в основном в бедных районах страны. Ожидалось прибытие еще 75 врачей. При этом свыше 200 южноафриканцев изучали медицину на Кубе [Business Day, 7.12.2001]. В качестве одной из мер для уменьшения эмиграции врачей было принято решение о том, что каждый выпускник-врач должен отработать один год по специальности в ЮАР, и предполагается этот срок увеличить.

стр. 101


Огромным тормозом для развития страны и повышения жизненного уровня, наряду с безработицей, являлось и еще одно "наследие апартеида" - очень низкий образовательный уровень населения, прежде всего африканского. По официальным данным, в последние годы XX в. в ЮАР по меньшей мере 34% черных были неграмотными или закончили только начальную школу [South African Yearbook..., 1999/2000, p. 17 - 18, 21 - 22]. Другие источники сообщали, что до 45% всех взрослых южноафриканцев практически не умели читать и писать [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 28.05.1997]. В 1996 г. лишь чуть более половины учащихся средних школ ЮАР смогли сдать выпускные экзамены. Из них только 15% получили оценки, позволяющие им стать студентами университетов [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 4.01.1996]. Примерно такими же цифрами характеризуют положение и в последующие годы. При этом по- прежнему затраты на образование были непропорционально низки для менее обеспеченных слоев населения. Так, по данным газеты "Бизнес дей", в то время как бедные слои составляли около 53% населения страны, в 1998 г. расходы на их образование составляли 40% бюджетных ассигнований на эти цели. Беднейшие слои населения составляли около 29% населения, но на их образование тратилось только около 20% выделяемых средств [Business Day, 16.03.1998].

В целом, несмотря на отмеченные трудности, в течение пяти лет "правления Манделы" (1994 - 1999) в стране сохранялась стабильная политическая обстановка, благоприятная для начавшегося, пусть и скромного, экономического подъема (рост ВНП составлял в среднем около 2% в год). После того как Де Клерк покинул пост заместителя президента, а Национальная партия вышла и из состава провинциальных органов власти, за исключением провинции Западный Кейп, где она имела большинство в законодательном собрании, высказывались опасения, что это приведет к крупным экономическим и социальным потрясениям. Однако этого не произошло. Сохранялось и сотрудничество в рамках правительства национального единства АНК и "Инкаты".

Это, несомненно, сказалось на результатах вторых всеобщих выборов, состоявшихся в июне 1999 г. Получив свыше 66% голосов, АНК получил 266 мест в парламенте, а "Инката" с 8.59% голосов - 34 места. Официальной оппозицией стала Демократическая партия, получившая 38 мест (9.55% всех голосов по сравнению с 1.7% в 1994 г.). Поражение Национальной партии, добавившей к своему официальному названию слово "новая", было более чем очевидно: потеряв 13.13%, она набрала в итоге лишь 6.87% голосов (28 мест в парламенте). Следующим оказалось Объединенное демократическое движение с 3.42% голосов (или 14 мест), созданное лицами, покинувшими ранее АНК и НП. Серьезную неудачу потерпел и представляющий правое крыло африканеров Фронт свободы, набравший 0.8% голосов. Число его депутатов в парламенте уменьшилось с девяти до трех. Еще слабее была поддержка населением представлявшего интересы ультралевых черных Панафриканистского конгресса (ПАК) - 0.71% и три депутата парламента вместо пяти. Всего в парламенте были представлены 13 партий, из которых 12 - оппозиционных [Business Day, 8.06.1999]. Руководство АНК сохранило за представителями "Инкаты", как партии, занявшей третье место на выборах, посты в правительстве. Кроме сохранения общей стабильности, столь благоприятным для АНК результатам всеобщих выборов, а затем и выборов в местные органы власти, способствовали и успехи правительственной политики в ряде областей, прежде всего в решении социальных проблем, затрагивающих повседневную жизнь африканского большинства.

Так, хотя и с задержкой, начала осуществляться жилищная программа. К 1999 г. было построено 900 тыс. домов и выделено 1.1 млн. субсидий под строительство жилья. Правда, еще два миллиона семей, или 12 млн. человек, остро нуждались в новом жилье. В 1995 - 1997 гг. число домов в неформальном секторе выросло на 653 тыс. единиц, но большинство из них представляли собой трущобы. В 2001 г. было целена-

стр. 102


правленно выделено 3 млрд. рандов на помощь бедным, возросли суммы выплачиваемых властями детских пособий, по программе общественных работ было построено 1500 км дорог [South Africa..., 2001]. Сформированное в 1999 г. правительство Табо Мбеки в целом продолжило ранее избранный путь, включая осуществление программы РЗП, одновременно уделяя повышенное внимание удовлетворению социальных нужд населения. Ронни Касрилс, один из бывших руководителей "Умконто", сменивший в новом кабинете пост заместителя министра обороны на портфель министра водного и лесного хозяйства, находясь в Москве, подчеркивал стабильность экономического и социального развития страны: "Ко времени нашей победы ЮАР уже была в состоянии кризиса. Конечно, мы должны добиваться прежде всего укрепления экономики. Главное для нас - улучшение жизни людей". Далее он указал на рост экономики, примерно на 2% в год, уменьшение внешнего долга, снижение инфляции, увеличение капиталовложений, особенно в социальную сферу, строительство 1.2 млн. домов и квартир для бедных. Особое внимание уделялось развитию сельской местности, где проживает наиболее обездоленное африканское население. Р. Касрилс сообщил, что 3.5 млн. человек в деревнях получили электричество, 7 млн. - доступ к чистой воде в условиях частой засухи, канализация была подведена к домам, в которых проживало 5 млн. человек [Информационный бюллетень посольства ЮАР в Москве, 2001, N 6 (ноябрь- декабрь)].

Важнейшее значение в условиях ЮАР имело принятие закона о воде, который отменил принцип владения водой собственниками земельных участков по берегам рек (почти всегда белых) и установил систему лицензирования на водопользование [Star, 10.06.1998].

Министр финансов ЮАР Тревор Мануэль, выступая в парламенте с ежегодным бюджетным посланием в конце февраля 2002 г., также отметил несомненные успехи экономической политики правительства. По его словам, экономика страны развивалась поступательно, создавались новые рабочие места, за последние десять лет государственные расходы на социальные нужды возросли в реальных ценах на 35%. ВВП увеличился на 3% в 2002 г. и, как ожидается, возрастет до 3.3% в 2003 г., а в 2005 г. его прирост составит около 4% в год [ANC Today, vol. 3, N 8, 28.02 - 6.03.2003]. Однако оптимистический взгляд правительства на социально-экономическое развитие страны разделяют не все как в самой ЮАР, так и за ее пределами.

Не простое положение сложилось в стране с иностранными инвестициями. Так, за период с 1994 по 2000 г., прямые иностранные инвестиции в экономику ЮАР составили 10 - 11 млрд. дол., то есть примерно половину ожидавшихся сумм [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 15.03.2001]. Опасения в этом отношении высказывались в связи с новым курсом в области разработки минеральных ресурсов, который является частью проводимой властями ЮАР политики "предоставления экономической власти черным" (black economic empowerment, или BEE). Сознавая, что оно действует в рамках рыночной системы, и не имея возможности (а может быть, и намерения) внести в нее существенные изменения, руководство АНК стремится добиться уравнивания экономических возможностей лиц, принадлежащих к разным расовым группам, путем целенаправленного предоставления преимуществ африканцам и (в меньшей степени) "цветным" и индийцам с целью создания "черного среднего класса". Так, первоначально предусматривалось в течение 10 лет добиться сосредоточения в руках африканцев 51% горнодобывающей промышленности [Business Day, 9.10.2002]. В конце 2002 г. правительство внесло в парламент с этой целью "Законопроект о минералах и топливе" (Mineral and Petroleum Development Bill), правда, в несколько "смягченном" варианте. Теперь в течение пяти лет 15% всей горнодобывающей промышленности должно быть передано в руки африканцев, а еще через пять лет - к концу 2012 г. - в их руках должно быть сосредоточено 26% предприятий горнодобывающей промышленности [Business Day, 4.10.2002].

стр. 103


Но существует и другая точка зрения на причину предстоящего предоставления части акций черному большинству. В 2002 г., даже по официальным данным, безработными были 35% африканцев и лишь 5% белых. При этом 83% африканцев зарабатывали менее 2500 рандов в месяц (для сравнения лишь 18% белых имели столь же низкую зарплату). В 2000 г. менее 3% африканских семей имели доход более 8000 рандов в месяц, по сравнению с 52% белых семей, имевших тот же доход. Но при этом зарплата самых богатых из африканцев была на 15% меньше, чем их белых коллег, и в тоже время богатые черные получали лишь 18% от дивидендов от акций и ценных бумаг, в то время как состоятельные белые получали 71% от дивидендов [Business Day, 23.02.2003]. Это давало право критикам правительства "слева" утверждать, что частичный переход акций в руки черных был затеян, в частности, для увеличения дохода нескольких процентов африканцев, представлявших разбогатевшую элиту.

Довольно удручающая картина положения в стране была дана в книге южноафриканского исследователя А. Десаи "Мы бедны. Общинная борьба в Южной Африке", выпущенной в 2002 г. По мнению автора, с 1996 г. в рамках осуществления своей экономической программы правительство АНК сократило налоги на богатых, ослабило валютное регулирование и снизило тарифы на экспортную продукцию. Белой элите было разрешено перевести корпоративные активы в Лондон. Сверхобогатилась небольшая черная элита - примерно 300 семей, и в то же время безработица достигла 40%; и по всем основным параметрам (продолжительность жизни, смертность и др.) уровень жизни бедных резко упал. Большинство населения живут на 140 рандов (15 дол.) в месяц. Трое из четырех черных детей испытывают недостаток питания, 40 тыс. детей умирают ежегодно от диареи, вызванной плохим качеством воды. Только в провинции Квазулу-Наталь свыше 100 тыс. человек заболели холерой. Люди из сельской местности бегут в города, и дети на каждом углу вынуждены просить милостыню, заниматься проституцией, мелкими кражами, и в итоге тюрьмы заполнены на 170% [Desai, 2002]. В 1995 - 2002 гг. число рабочих мест увеличилось на 1.6 млн, однако за тот же период количество безработных возросло с 1.9 до 4.2 млн, т.е. более чем в два раза. [http://esnews.net.Economy-South Africa].

В ЮАР критика нынешней ситуации раздается не только "слева". Бывший профсоюзный деятель, затем генсек АНК, а ныне один из наиболее успешных (и богатых) "новых африканцев", Сирил Рамапоса, предупреждал в апреле 2001 г. о возможности серьезного кризиса в стране, если черные не воспользуются плодами демократии, в условиях, когда 4.4 млн. белых владели 44% национального дохода, а черные зарабатывали в 2001 г. около 15 рандов на каждые 100 рандов, заработанных белыми [Ежедневный бюллетень ИТАР-ТАСС, 6.04.2001].

В целом же руководство страны по-прежнему пользуется доверием большинства как членов АНК, так и населения ЮАР. Это подтвердили итоги состоявшегося в декабре 2002 г. очередного съезда АНК. Все высшее руководство Конгресса было переизбрано на занимаемые посты без формального голосования, поскольку никто не выставил дополнительные кандидатуры. Но при избрании тайным голосованием состава Исполнительного комитета АНК первое место в списке неожиданно для многих занял министр финансов Т. Мануэль: ведь именно он подвергался острой критике за строгую "монетаристскую" политику. Вероятнее всего, в его пользу сыграло резкое повышение курса ранда по отношению к американскому доллару во второй половине 2002 г., составившее около 25%. (Существует точка зрения, что это являлось лишь временным ростом, и позднее ранд неизбежно будет слабеть. Однако население страны, почувствовав, как понизились приблизительно на четверть цены, к примеру, на телевизоры, приписывало рост курса ранда министру финансов и всячески приветствовало его за это. - Г. Ш.). Второе место занял упоминавшийся выше С. Рамапоса, возглавлявший в свое время Национальный союз горняков (НУМ), а в последние го-

стр. 104


ды руководящий рядом крупных корпораций и ставший одним из наглядных символов "предоставления экономической власти черным". В тоже время основной кандидат из числа профсоюзных лидеров, нынешний президент НУМ Гведе Манташе не набрал нужного числа голосов, чтобы войти в состав Исполнительного комитета АНК [Saturday Star, 20.12.2002].

Таким образом, руководство страны еще раз получило "карт-бланш" на осуществление намеченных им преобразований, тем более что мало кто сомневается в очередной победе АНК на выборах в 2004 г., и, следовательно, в переизбрании Табо Мбеки на пост президента страны.

В заключение, однако, следует сказать, что, несмотря на приличный экономический рост - почти 3% в 2002 г. [Business Day, 26.02.2003], многие проблемы ЮАР могут быть успешно решены лишь при интенсивном развитии экономики (для этого необходим экономический рост не менее 5 - 6% в год [Business Day, 8.04.2003]) и более активном осуществлении политики перераспределения государственных средств на нужды необеспеченных слоев населения. В противном случае можно ожидать обострения социально-экономической и политической обстановки в стране и роста социальной напряженности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Черкасова И. В. Южная Африка: стратегия развития после ликвидации апартеида // Африка: новые тенденции в экономической политике. Сборник статей. Институт Африки РАН. М.: Восточная литература, 2000.

Asmal K. The Making of a Constitution // Southern African Review of Books. 1995, March/April.

Bond P. Elite Transition. From Apartheid to Neoliberalism in South Africa. L., 2000.

Desai A. We are the Poors: Community Struggles in Post-Apartheid South Africa. L., 2002.

Growth, Employment and Redistribution // A Macroeconomic Strategy. Johannesburg. 14.06.1996.

South Africa Tackles Social Inequities Africa Recovery. Vol. 14. N 4. January 2001.

South Africa: Wealth, Poverty and Reconstruction. Bergen-Norway, 1996.

South African Embassy Information Bulletin. January/February 2002.

South African Yearbook of International Affairs. South African Institute of International Affairs. 1999/2000.

The Making of a Constitution // Southern African Review of Books. 1995. March/April.

World Development. Vol. 24. N 6. L., 1996.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/Африканские-варианты-ПРОБЛЕМЫ-РАЗВИТИЯ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-ЮЖНОЙ-АФРИКИ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. В. ШУБИН, Африканские варианты. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ЮЖНОЙ АФРИКИ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 24.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/Африканские-варианты-ПРОБЛЕМЫ-РАЗВИТИЯ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ-ЮЖНОЙ-АФРИКИ (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - Г. В. ШУБИН:

Г. В. ШУБИН → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Африканские варианты. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ЮЖНОЙ АФРИКИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android