Libmonster ID: UZ-968
Author(s) of the publication: А. Д. САВАТЕЕВ

Проблемы угроз, возникающих в современном мире в последние годы, опасностей различного рода для личности, общества и государства стали темой 10-й международной конференции африканистов, которая состоялась 24 - 26 мая 2005 г. в Москве.

В работе конференции приняли участие не менее 270 ученых академических институтов и вузовских учреждений, дипломатов, депутатов Госдумы и сенаторов Совета Федерации, представителей внешнеэкономических организаций и др. Это были исследователи академических организаций Москвы и Ленинграда, 17 университетов страны - Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Ярославля, Ростова, Краснодара, а также африканисты из Минска и Киева, стран Европы (Германия, Великобритания, Франция, Италия, Португалия, Ирландия), Африки (ЮАР, Нигерия, Кения, Камерун, Гана, Сьерра-Леоне), США, Канады, Индии - 32 человека, а также работники посольств африканских стран и Великобритании, которые выступили с приветствиями и докладами на пленарных и секционных заседаниях. Работали 12 секций и шесть "круглых столов", охватывавших различные аспекты безопасности: от международной и экономической до проблем демографии и культуры как в общеконтинентальном, так и в страновом, локальном измерениях. Были подвергнуты анализу проблемы прошлых войн и конфликтов на предмет уроков для современников. Не были забыты и вопросы африканского языкознания, исследование которых помогает понять, например, механизм возникновения этнополитических конфликтов и становления или разрушения культурной и цивилизационной идентичности. В книге тезисов, подготовленной Институтом Африки к началу работы форума, значится 246 авторов - на 44 больше, чем в тезисах к предыдущей конференции, проходившей три года назад.

Конференцию открыл председатель оргкомитета директор Института Африки РАН, чл. -корр. РАН А. М. Васильев. Он подвел итоги работы Института Африки за минувшие три года как в теоретическом, так и в научно-практическом плане. В целом институт, несмотря на неблагоприятную обстановку, уверенно проводит исследования и даже расширяет их сферу, в частности направляет экспедиции на Африканский континент. Директор привел в качестве при-

стр. 168


мера организованную институтом при содействии Российско-Танзанийского культурного центра экспедицию в Танзанию в 2003 г., проведенную там же в 2005 г. вторую экспедицию и планы полевых исследований в Египте и Анголе.

Ученый секретарь Научного совета РАН по проблемам экономического, социально-политического и культурного развития стран Африки, секретарь оргкомитета конференции А. Д. Саватеев охарактеризовал направления работы и задачи, стоящие перед советом. Он особо выделил кадровую проблему, которую отчасти планируется преодолеть проведением ежегодных научных конференций для молодых африканистов, и рассказал о планах деятельности в этом направлении.

С основным научным докладом "Цивилизационные риски мирового беспорядка" выступил директор Центра цивилизационных и региональных исследований (ЦЦРИ РАН) И. В. Следзевский. Он определил главные угрозы и опасности современного мира как порождение процесса глобализации, разрушающего всю систему сложившегося международного порядка и базовые основания цивилизации.

Затем начались заседания секций и "круглых столов". В целом содержание выступлений позволяет выделить две больших части: 1) изучение опасностей, рисков, угроз, которые воплощаются в войнах, столкновениях, ухудшении среды обитания человека - природной и социокультурной, падении жизненного уровня и т.д.; 2) исследование понятия "безопасность" и его составляющих, условий, позволяющих обеспечить стабильное функционирование политических институтов и общественных отношений, воспроизводство человека как биологического и социального вида.

I. ОПАСНОСТИ, УГРОЗЫ, РИСКИ

Характер угроз для Африки изменился только отчасти, зато к ним добавились новые и значительно усилились прежние. Расширились пространства, охваченные такими глобальными феноменами, как засуха, опустынивание и голод. В сегодняшних условиях африканские земледельцы, скотоводы-кочевники не имеют иного выбора, кроме как продолжать в традиционном формате использовать природные ресурсы, что неотвратимо ведет к коллапсу экологической среды. Катастрофически распространяется СПИД, на рубеже веков на континенте насчитывалось примерно 100 млн. ВИЧ-инфицированных (В. И. Гусаров, И. О. Абрамова, оба - Ин-т Африки, Нгета Кабири - Кения).

Распад цивилизации как результат глобализации

Список угроз не сокращается, а, напротив, растет. Глобальной опасностью становится, подчеркнул И. В. Следзевский (ЦЦРИ РАН), цивилизационный беспорядок (а не перспектива столкновения цивилизаций - согласно теоретическим выкладкам С. Хантингтона). С распадом Советского Союза мир вместо ожидавшегося перехода к стабильному состоянию входит или уже вошел в зону глобальных рисков трансформаций, которые не в состоянии контролировать никакие силы, включая единственную сверхдержаву. Эти риски и угрозы связаны как с уже известными опасностями транснационального беспорядка (терроризм, преступность, наркобизнес, нелегальное распространение оружия), так и с плохо осознаваемыми обществом воздействиями глобализации как дестабилизации социальных систем в мировом масштабе: деградация государства в результате коррупции и приватизации его функций, распад традиционных социальных установок и связей, эрозия прежних ценностей, криминализация общества и т.д. Нынешний характер опасностей мирового беспорядка справедливо связывается с тем, что они выходят за пределы возможностей системы международного регулирования. Однако, указывает И. В. Следзевский, они - внешнее выражение более глубоких, внутренних процессов, порождающих еще более всеобъемлющие опасности: деградацию (в различной степени) современных обществ (и не только в Африке); крушение нормативных и ценностных основ, дотоле присущих мировым и локальным цивилизациям. В постепенной трансформации безопасности современных обществ во все более устойчивое состояние небезопасности докладчик как раз и видит очевидное проявление этих угроз. Тенденции социальной дезинтеграции все заметнее проявляются в эгоизме, индивидуализации общественных отношений и, по мнению выступавшего, в возрождении первичных связей родства, семейно-кланового и этнического коллективизма. Героизация в современной массовой культуре образов "крутых парней", мафиозных

стр. 169


"крестных отцов", теневых дельцов, откровенных гангстеров, коррумпированных политиков - не просто дань времени, но прямой вызов социального хаоса цивилизованному порядку, который опирается на выношенные цивилизацией морально-нравственные, религиозные и правовые основы. Современный же социальный порядок, отметил И. В. Следзевский, все более утрачивает, в том числе и в сфере международных отношений, естественные для него качества: взаимопонимание и взаимность, согласованность действий, преемственность, справедливость, открытость и безопасность взаимоотношений. Эрозия цивилизационных основ обществ выплескивается и в сферу международных отношений, дестабилизируя их настолько, что даже силовые средства поддержания мирового порядка уже начинают давать серьезные сбои.

И. В. Следзевский отметил дуальный характер глобализации. С одной стороны, благодаря ей международные отношения приобрели небывалую сложность, мобильность, изменчивость, которыми воспользовались новые акторы: транснациональные корпорации, общественные движения и международные криминальные сообщества, экстремистские подпольные организации, религиозные течения фундаменталистского толка. Они действуют во все расширяющемся поле свободы от норм, прежде всего моральных, от вековых ограничений. Прежние регуляторы, связанные с понятиями национальных государств и территорий, начинают вытесняться неправовыми принципами - максимизации прибыли, достижения политических и иных целей в соответствии с эгоистическими целями узких элитных групп. С другой стороны, благодаря контролю мировых финансовых потоков странами "золотого миллиарда", появляется возможность глобального доминирования на международной арене для группы государств или одного государства, что позволяет свести правила игры в системе международной безопасности к упрощенным действиям. В них отдается предпочтение военно-силовым методам, а попытки мирового сообщества ввести их применение в правовое русло отвергаются единственной сверхдержавой. Однако если попытки установить глобальный мировой контроль, отметил И. В. Следзевский, в чем-то удаются, так это в создании в подчиненных государствах послушной политической элиты, но никак не в налаживании внутренней жизни этих стран.

Отвечая на вопрос о возможности поддержания цивилизованного миропорядка в таких условиях, выступавший квалифицировал возникший хаос как культурный разрыв, отрицание преемственности с предшествующими периодами истории, отмежевание от высоких ценностей, смыслов единства в социальной деятельности. В науке в связи с этим, уточнил докладчик, принято говорить об отсутствии цивилизационных оснований мирового порядка и их невозможно сконструировать по отдельным структурным составляющим.

Изложив современное научное понимание цивилизации применительно к системе международных связей, в которой диалог цивилизаций выполнял роль сетевого принципа культурного взаимообмена и обеспечивал базовые правила международного общежития, ученый сделал вывод о том, что глобальный финансовый капитализм несовместим с какой-либо моральной легитимацией своей деятельности, что в эпоху глобализации традиционные отношения и этика быстро вытесняются, а в результате происходит массовая дезинтеграция общества, в формирующейся новой цивилизации возникают ценностные пустоты, а прежние регулирующие нормы оказываются отброшенными. Антицивилизация - так определил характеризуемое явление И. В. Следзевский и перечислил важнейшие цивилизационные риски нарастающего мирового беспорядка.

Таким образом, И. В. Следзевский, выйдя за пределы Африканского континента, поставил вопрос о возникновении современных угроз и опасностей в глобальном измерении и в то же время обнажил их истоки, которые проистекают прежде всего из разрушения внутреннего микромира человека. Он показал логику взаимодействия столь, казалось бы, несочетающихся явлений, как глобализация и тонкий механизм цивилизации; результатом этого взаимодействия, по его мнению, может стать появление "нового варварства".

А. И. Неклесса (Ин-т Африки), выступая с докладом "Глобальная трансформация мироустройства и ее вероятные альтернативы", согласился с И. В. Следзевским в том, что угроза человечеству состоит в резком усложнении мирового порядка. Здесь, в частности, уже не срабатывают прежняя, сциентистская линейная логика Модернити и связанные с ней формы интеллектуальной рефлексии, категорий, дисциплин, стереотипов. Здесь уже неприменимы нормы социального поведения, сложившиеся в рамках существовавших цивилизаций. В условиях возможного вселенского кризиса привычная логика действий, признанные коды практики оказываются нефункционирующими, а имеющиеся модели социальной действительности вполне мо-

стр. 170


гут уподобиться, по выражению докладчика, вороху деталей и карт. Происходящее в экономике влечет за собой такие социальные последствия, которые ученый квалифицирует как "расщепление мира, грозящее социальным Чернобылем". Но в этом сценарии обездоленная часть человечества не только способна, но и уже доказала свою способность сыграть свою роль, уходя из жизни; смертью выбрасываемые из истории народы, социальные группы распоряжаются так, что уносят с собой благополучных обитателей корпорации "золотой миллиард". Момент истины для личности, решившейся на смерть, в этом случае определяет некий несгибаемый внутренний стержень, который А. И. Неклесса определяет так: "подсознательно принятая и намертво усвоенная шкала ценностей, базальтовая основа его мировоззрения".

Тезис о мировом беспорядке на конкретных примерах правового характера подтвердил А. Б. Мезяев (Казань). В докладе "Африка как испытательный полигон для апробации "нового международного права"" он обратил внимание на последствия решений, принятых недавно созданными, нередко без правовых оснований, международными судами и трибуналами. Как правило, их учреждали западные государства, игнорируя юридические нормы и процедуры, определенные Уставом ООН и другими международными основополагающими актами, руководствуясь при этом убеждением, что самые ужасные преступники - в Африке, и опираясь на опыт трибуналов по бывшей Югославии. Особенно впечатляет, сообщил выступавший, решение Международного суда ООН по делу "Камерун против Нигерии". Оно было принято на основе не имеющего никакого отношения к международно-правовым документам колониального договора Англии с Германией. В результате тысячи нигерийских граждан внезапно оказались на территории другого государства, т.е. перешли под юрисдикцию Камеруна с последствиями, вероятно, даже более тяжкими, чем судьба сербов в Косово, фактически отданном местным албанским лидерам.

"Новое право", противопоставляющее представления об универсальности прав человека старомодным понятиям "национальный суверенитет", "прерогативы государства", "невмешательство во внутренние дела", с сожалением констатировал ученый из Казани, берут на вооружение и сами африканские государства. Так, правительство Сьерра-Леоне обратилось в ООН с просьбой о создании специального "гибридного" суда, в котором сьерра-леонцев судят шведы и англичане. Вопреки Уставу ООН, согласно которому Международные суды могут создаваться только совместным решением глав государств на Генеральной Ассамблее ООН, возник Международный уголовный трибунал по Руанде, создание которого инициировало правительство Руанды. В итоге по решениям этого трибунала и страна получила совсем не то, на что надеялась, и возникла потенциально опасная ситуация для пересмотра решений трибунала и законности самого его учреждения. Чем это чревато в условиях Руанды, может подсказать ее ближайшая история.

Однако существует и прямо противоположная оценка нового международного порядка, которую выразил профессор из Сьерра-Леоне Э. Конте, работающий в одном из университетов США. Он заявил, что "развитие системы международного правосудия ... при расследовании серьезных преступлений, связанных с нарушением прав человека, нанесло удар по старомодным представлениям о национальном суверенитете и абсолютных прерогативах государства". Докладчик предпринял попытку оценить эффективность специального суда для Сьерра-Леоне на основе нескольких международно признанных критериев и в целом дал положительное заключение его деятельности.

Иного мнения в отношении "нового международного порядка" в экономической области придерживается И. Г. Большов (Ин-т Африки). Он привел цифры, подтверждающие на примере Нигерии губительность для Африки установившейся системы отношений с кредиторами. Долги всей Африки составляют 300 млрд. дол. США, из которых 34 млрд. приходится на долю Нигерии. Но она уже выплатила 42 млрд. дол. США в счет погашения внешних заимствований, составивших 15 млрд. дол. Таким образом, 13.5 млрд. дол. с процентами уже сейчас превратились в 76 млрд. дол. задолженности: уже возмещенных (42 млрд) и подлежащих оплате (34 млрд. дол.). О каком развитии может идти речь, если в 2003 г. сумма внешней задолженности Нигерии превысила 60% от ее ВВП?

Войны и конфликты: истоки и характер

Среди угроз одно из первых мест занимают войны и конфликты различной интенсивности. Как правило, они связываются с действием локальных африканских факторов: межэтниче-

стр. 171


ской враждой, соперничеством политических лидеров в борьбе за власть, схваткой за природные ресурсы (Д. О'Кайн - Ирландия, А. Винчи - Великобритания, К. Джонсон - Уганда, З. И. Токарева, Н. В. Виноградова, Е. Г. Смирнов, И. П. Коновалов, Ю. Н. Винокуров, Р. Н. Исмагилова - Ин-т Африки). В большинстве случаев, считают участники конференции, переход к военным действиям порождается столкновениями на почве межэтнических противоречий (Д. О'Кайн - на примере эфиопско-эритрейской войны, А. Одиамбо (Кения) - на кенийских событиях 1969 - 1992 гг., Э. Е. Увази (США) - на примере геноцида 1994 г. в Руанде, З. И. Токарева - на примере нынешнего вооруженного конфликта в Кот-д'Ивуаре).

"Этнические и религиозные конфликты и политическая стабильность государства" - так называлась секция, посвященная обсуждению этих вопросов. Аспирант РУДН К. Джонсон особо выделил этнополитические конфликты как наиболее запутанные, затяжные и трудноподдающиеся урегулированию. По своим масштабам, продолжительности, интенсивности они значительно превосходят другие социально-политические конфликты. Ссылаясь на пример длительного кризиса в районе Великих озер, он определил конфликт такого рода в африканском контексте как "полномасштабную кровопролитную войну, ведущуюся порой до полного уничтожения одной стороны другой". Преподаватель Лагосского университета Адемакинва Адебиси проанализировал деятельность молодежных вооруженных этнических группировок в Нигерии, в которых он видит серьезную опасность для единства страны, поскольку все они делают ставку на насилие. Б. Г. Петрук (Ин-т Африки) сообщил об оживлении прежних и появлении новых этнополитических организаций в Нигерии. Цели их весьма определенны: создание собственных государств. По мнению докладчика, деятельность этих организаций может привести к развалу государства и кровавому исходу.

Ряд участников конференции обратили внимание на то, что межэтнические конфликты нередко имеют экономические причины. Так, К. Джонсон считает, что конфликт в районе Великих озер отразил как противоречия между великими державами, борющимися за сферы экономического и политического влияния на континенте, так и неспособность мирового сообщества предотвратить конфликт и потушить пожар в "горячих точках". К. Сама Молем (Камерун) отметил, что причины нынешних войн скорее экономические, чем этнические, и что корыстолюбие руководителей этнополитических и армейских группировок удовлетворяется посредством продажи природных богатств, в частности алмазов, в обмен на оружие. Он указал, что в некоторых странах военные круги занимаются подобной неформальной предпринимательской деятельностью, например в районе Великих озер и в охваченных конфликтами государствах Западной Африки.

Студентка пятого курса МГУ А. С. Иванова привела данные о том, что именно "теневые" алмазы породили конфликты в ряде государств этого региона в 1990-е годы. Она предположила также, что незаконные алмазы идут и в казну террористической организации "Аль-Каида". Г. М. Сидорова, Е. В. Морозенская (обе - Ин-т Африки) и другие докладчики также называли алмазы в качестве одной из причин войны на территории ДРК и соседних с ней стран.

Этнополитическим конфликтам, как правило, сопутствуют бедность, болезни и невежество, утверждал преподаватель университета Яунде (Камерун) Е. С. Д. Фомин. По его мнению, этнические общности в многонациональных государствах Африки склонны к этнической ненависти и антагонизму, что свидетельствует о якобы биологическом характере генезиса этнических предрассудков. Ренессанс предубеждений, подозрительности, ненависти в этнических взаимоотношениях выступавший рассматривал в качестве антитезиса демократии.

Современная практика африканских государств дает основание говорить и о таком аспекте этнополитических конфликтов, как этнорегионализм. Это явление проанализировали британские исследователи Л. Маглофф и П. Вудворд на примере дарфурского кризиса в Судане. В его основе, отметила Л. Маглофф, лежат не столько межэтнические противоречия, сколько различия в подходах к взаимоотношениям региона и центрального правительства, за которыми скрываются и серьезные экономические интересы обеих сторон. И этот факт роднит дарфурский кризис с войной между "арабским Севером" и "христианским Югом" той же страны.

Нестабильность, кризисность ситуации в африканских государствах многие выступавшие, главным образом участники секции "Системы государственного управления и социально-политические конфликты в Африке (истоки, тенденции, перспективы урегулирования)", рассматривали как результат бедности и нищеты, которые воспринимаются как вопиющая несправедливость. Преподаватель Яундского университета П. Н. Ндуэ акцентировал внимание на

стр. 172


том, что эти феномены ныне становятся угрозой для политической стабильности и единства общества, тем более что сопровождаются ростом этнических предрассудков и ненависти. Н. Г. Алабужина (Ин-т Африки) также считает, что гражданские конфликты - прямое следствие бедности, и она же является причиной экономических и социальных бедствий народов континента. Наиболее дискриминируемые и социально угнетаемые этнические группы, вынужденные защищать свои права, выдвигают требования от имени своего этноса, что a priori придает законным требованиям этнический характер. Характеризуя обездоленные этнические группы, например в Бурунди и Руанде, докладчик вводит понятие "этнокласс".

Вместе с тем некоторые выступавшие утверждали, что схватки за власть - это "совокупность факторов этнического, религиозного, регионального и социально-экономического характера". Так, З. И. Токарева (Ин-т Африки) истоки военно-политического кризиса в Кот-д'Ивуаре связывает с определенной либерализацией, недовольством северян, в основном мусульман, давней практикой формирования правящей элиты из южан, преимущественно христиан, с экономическим неравенством бедного Севера и богатого Юга, падением жизненного уровня большинства ивуарийцев вследствие общего ухудшения экономической ситуации в стране. В военных действиях в этом государстве помимо этноконфессионального фактора отразился и протест многочисленных иммигрантов, исповедующих ислам и подвергающихся всесторонней дискриминации как со стороны официальных властей, так и рядовых граждан Кот-д'Ивуара. Здесь тоже налицо интернационализация конфликта, угроза раскола страны на промусульманский, относительно бедный Север и, преимущественно христианский, богатый Юг, вдобавок населенные различными этносами. Военные действия в Кот-д'Ивуаре, делает вывод З. И. Токарева, дестабилизировали обстановку во всем западноафриканском регионе и обострили отношения между африканскими государствами, вовлеченными в эту бойню.

Этнический фактор - величина постоянная среди причин, вызвавших небывалый в новейшей истории геноцид в Руанде, отметил профессор Калифорнийского университета Э. Е. Увази. В период с апреля по июль 1994 г. в стране было убито 0.8 - 1.0 млн. человек. Большинство жертв составили тутси, а преобладающую по численности этническую группу хуту общественное мнение и журналисты определили виновниками трагедии.

Гражданская война в Сомали, может быть, не столь известна, однако продолжительность, всеохватность боевых действий, неуступчивость противостоящих сил заставляют сделать еще более безрадостные выводы. В этой моноэтнической стране, результаты исследования по которой представил сотрудник Института Африки И. П. Коновалов, война, вспыхнувшая на севере страны в 1988 г., идет в основном между клановыми и подклановыми объединениями. Из них и состоит сомалийский этнос. Противоречия между ними, несмотря на языковое и религиозное единство, существовали и в доколониальный период: за пастбища, источники воды, влияние в том или ином регионе. Но они не выходили за рамки противоречий, присущих любому африканскому обществу. С устранением режима президента Сиада Баре, который сдерживал противоречия, центробежные тенденции возобладали, а государственные институты окончательно распались. За годы гражданской войны появилось множество полевых командиров, опирающихся на отряды боевиков из своего подклана, которые воплощают организованную преступность, ставшую принципом жизненного уклада в масштабах всей страны. Докладчик сделал пессимистический вывод относительно прекращения этой войны, поскольку лидеры клановых боевых формирований не заинтересованы в сильном государстве (а только оно может установить мир в Сомали). Боевые действия, нападения на соперников стали неотъемлемым образом жизни отрядов боевиков, породив проблему, заключил И. П. Коновалов, которую пока невозможно решить ни собственными усилиями, ни международным посредничеством.

Участники конференции не обошли вниманием и такую угрозу Африке, как межконфессиональная вражда. Этой теме был посвящен только один доклад: профессор нигерийского университета Османа дан Фодио Мухтар У. Бунза рассмотрел проблему использования религии этническими и политическими силами и превращения ее в источник кризисов и конфликтов на примере Нигерии. Роль религии чрезвычайно велика, отметил выступавший. Она обусловлена тем, что в основе почти всех государств и империй, возникших на территории доколониальной Нигерии, лежала та или иная религиозная идея. Она использовалась как средство управления, считает докладчик. Вместе с тем она служила и мощнейшим средством консоли-

стр. 173


дации, духовно-культурным фундаментом возникавшей цивилизации (ислам на Севере, в меньшей степени - христианство на Юге страны). Политизация религиозного фактора привела к значительному росту конфликтов в 1980 - 2000 гг. на этой основе, превратив Нигерию в "масштабную арену религиозной драмы", напряженность действия которой отодвинула на второй план межэтнические противоречия.

Терроризм в XXI столетии

Конкретная угроза - международный терроризм, вопрос о возникновении и инструментах воздействия которого на общественное сознание осветил аспирант Института Африки В. А. Гарев. Это одна из самых острых глобальных проблем. Используя насилие в качестве средства воздействия на государственные институты и мировое сообщество в целом, террористы стремятся получить широчайшее освещение своей деятельности в средствах массовой информации. Освещая теракты, СМИ вольно или невольно многократно усиливают состояние страха в обществе, порождая труднопреодолимую проблему.

Дауда Гаруба (Нигерия) считает, что терроризм стал единственным и самым ярким показателем опасностей периода так называемого нового мирового порядка. Терроризм вовлек в противостояние с США и его союзниками страны Юга, включая Африку, чем одновременно сузил возможности поступательного развития государств континента. Зато страны "золотого миллиарда", считает Д. Гаруба, получили оправдание своим милитаристским действиям, прикрываясь идеей противостояния террору. Нигерийский ученый указал на побочные последствия терроризма, которые выразились, в частности, в том, что вместо многополярной демократически управляемой мировой системы, базирующейся на принципе социальной справедливости, Африка получила разрастающиеся зоны военных действий, сокращение социально-экономических программ, на которые она надеялась после окончания "холодной войны". Докладчик осветил также вопрос о том, в какой мере антитеррористические войны Запада ложатся на плечи африканских стран и как сами африканцы решают вопрос об участии в них.

Проблеме терроризма посвятили выступления Селаре Макгетланенг (ЮАР) и К. Ланге (Германия). Докладчик из Южной Африки отметил, что проблему терроризма в Африке, с точки зрения американских лидеров, следует решать, руководствуясь прежде всего стратегическими интересами США. К. Ланге связал терроризм с особым, по его мнению, видом культуры, которую отнес к исламской цивилизации: "Вокруг экономически процветающих центров (в Европе. - А. С.) образуется особый вид культуры, который характеризуется системой ценностей, отвергающей западную культуру и воинственно провозглашающей терроризм как способ борьбы с неверными". По мнению выступавшего, угроза терроризма произрастает в анклавах мусульманского мира, в частности среди косовских и македонских албанцев. Немецкий исследователь считает, что главная причина усиления угрозы терроризма заключается в расширении его финансирования, причем таком, которое имеет целью "трансформировать мусульманские общины в идеологический оплот террористов". Правда, немецкий исследователь не упомянул, что сама Западная Европа, а именно страны НАТО, "боролась" с Югославией за права того самого этнического меньшинства (албанцев. - А. С. ), которое теперь поставляет пополнение для организованной преступности в Европе.

Экономический аспект войн и терроризма

Серьезному анализу была подвергнута экономическая составляющая современных угроз для Африки, прежде всего в рамках секции "Проблемы экономической безопасности на современном этапе" и "круглого стола" "Теневая экономика в переходных обществах".

Первая группа докладов была посвящена анализу двух взаимосвязанных вопросов: неутешительных результатов, возможностей мирового сообщества по регулированию экономических и социальных процессов на континенте и действий африканских стран по улучшению своих позиций на мировых товарных рынках, главным образом попыткам свыше 40 государств-членов ВТО хотя бы отчасти изменить в свою пользу условия торговли.

Вторую группу составили доклады по вопросам отраслевого развития. Большую дискуссию вызвали проблемы технологического, особенно информационного, прорыва в сфере производства, образования, изменения всего жизненного уклада, а также вопросы планирования, регулирования, качества трудовых ресурсов и, соответственно, развития социальной инфраст-

стр. 174


руктуры, а также первоочередного развития производственной инфраструктуры, прежде всего транспортной.

В третьей группе докладов основное внимание сфокусировалось на валютно-финансовых вопросах, без учета которых невозможно проведение грамотной и эффективной экономической политики.

Экономическую подоплеку вооруженных столкновений на континенте исследовал Н. Мламбо (ЮАР). Основываясь на работах западных экономистов и политологов, документах ряда международных организаций, включая ООН, он поддержал предположение о возникновении нового типа конфликтов, названного "войной за ресурсы". Именно экономическое содержание, по его мнению, лежит в основе недавних конфликтов с применением силы в странах "третьего мира", особенно в Африке. В то же время, считает докладчик, существует связь между экономическими и политическими причинами конфликтов в Африке. Экономическое ограбление, как правило, сопровождается достижением определенных политических целей. В пользу этого утверждения говорит, в частности, война в ДРК, в которой ограбление государств и территорий других народов играло далеко не последнюю роль и в ходе которой одновременно сводили между собой счеты Уганда и Руанда.

Экономические угрозы для государств континента и общества проистекают прежде всего из-за существования незаконных доходов - таково общее мнение участников "круглого стола" "Теневая экономика в переходных обществах". Директор специальных программ Йоханнесбургского университета (ЮАР) Луи де Кокер и Л. Л. Фитуни (Ин-т Африки) считают, что отмывание нелегальных доходов нередко имеет своей целью финансирование международного терроризма, преступных группировок. Для них, отметил Л. Л. Фитуни, акт терроризма (преступление) есть форма вложения капитала в условиях риска, деловое предприятие.

Однако в целом связь между проводимой экономической политикой и возникающими при этом угрозами чаще всего имеет не прямой, а опосредованный характер. Тем не менее ее можно проследить. Некоторые выступающие главным негативным фактором назвали отток из страны капитала (аспиранты Института Африки И. В. Аверькова, Т. И. Фурсова), который возникает под влиянием развертывающегося процесса глобализации и приобретает огромные масштабы. Т. И. Фурсова отмечает, что отток капитала в значительных объемах может нанести непоправимый урон, который сведет на нет многолетние усилия по преодолению проблем и попытки победить отсталость, нищету, массовую бедность, обострит долговую проблему. С. А. Бессонов (Высшая школа экономики) отождествил экономическую независимость с политической самостоятельностью. А между тем Африка в начале XXI в. так и осталась маргинальной и дискриминируемой частью мирового хозяйства, утверждала Л. П. Калинина (Ин-т Африки). В результате снижения ее конкурентоспособности, отметила она, за последние 20 лет доля африканского ВВП в общемировом валовом продукте уменьшилась с 2.3% до 1.8%. Африка вытесняется с мирового рынка, и это обусловлено не только изменением структуры международного торгового обмена в пользу товаров высоких технологий, но и сохраняющимся неравноправием структуры во внешней торговле. Вступление 41 африканской страны во Всемирную торговую организацию, заключила Л. П. Калинина, не улучшило условий торговли, напротив: на смену одним дискриминационным мерам пришли другие, более изощренные.

Наконец, к вызовам современного периода относится деятельность ТНК, результаты которой на примере экономического кризиса в дельте Нигера рассмотрел нигерийский исследователь, работающий в Карлтонском университете (Канада) Агинам Обиджофор. По его мнению, этот кризис является иллюстрацией того, как с помощью норм международного права Африку отодвинули на обочину развития.

Проблемы гендерного характера

Перечисленный комплекс рисков, проблем и угроз проявляется в сфере тендерных отношений в обществе. Их исследовали участники секции 'Тендерный подход к вопросам национальной и глобальной безопасности". Они показали, что женщины и институт семьи особенно сильно страдают от социально-политических разладов, войн и экономических неурядиц (И. Г. Большов, Н. А. Ксенофонтова, Н. Г. Романова, И. Г. Рыбалкина, Н. З. Фахрутдинова, Н. В. Гришина, Н. Ю. Ильина, Н. Б. Кочакова - все - Ин-т Африки; М. Грасси - Португалия; С. Э. Рубайло-Кудоло - Того; К. Ф. Лема - Великобритания; Ж. Нел - ЮАР, С. В. Прожогина -

стр. 175


ИВ РАН; С. Н. Турк - Кубанский гос. ун-т; Ч. Ч. Фончингон - Камерун). Женщины становятся первыми жертвами и подвергаются двойному риску в ходе гражданских войн в современной Африке, свидетельствовал Ч. Ч. Фончингон. Неравенство тендерного характера остается частью жизни африканского общества (Д. М. Бондаренко, Д. А. Халтурина, оба - Ин-т Африки). Даже в одной из наиболее демократичных стран, Тунисе, констатировала Н. Г. Романова, несмотря на законодательное закрепление прав женщин, сохраняются элементы неравноправия. А если говорить о Марокко, сравнение с которым проводила докладчик, то там ситуация тем более не в пользу женщин. Маргинализация женщин, которые лишены доступа к принятию решений, например, в Камеруне, где они составляют 75% рабочей силы в сельском хозяйстве, 80% - в сфере услуг и в других областях экономики, представляет, считает К. Ф. Лема, "серьезную опасность для таких стран". На трагедию беженства женщин обратила внимание О. Б. Громова (Ин-т Африки). Беженство ведет к подрыву качества человеческого материала, как в биологическом, так и социальном смысле, утрате потенциала деторождения и умеряющих женских начал как важных предпосылок социально-экономической трансформации всего африканского общества. Деградация социума, невозможность в короткие сроки модернизировать экономику и содержание социокультурных и политических отношений - такова плата за возложенное на женщину невыносимое бремя беженства, сделала вывод докладчик. И. Г. Большов пришел к заключению, что общественно-политические потрясения, пережитые Нигерией в последние сто лет, ухудшили положение женщины. И другая проблема - отток женщин, которую затронула, правда, на вьетнамском материале Н. Л. Крылова (Ин-т Африки). Вынужденные вследствие войн и конфликтов покидать родные места и искать свою судьбу в других странах, они порой создают настолько масштабный отток, что он становится серьезным сдерживающим фактором для социально-экономического развития страны.

Отражение опасностей глобализации в литературе

Острые социально-политические проблемы и вопросы культуры Африки подверглись обсуждению и на секции "Писатели и публицисты африканских стран о проблеме африканской безопасности: независимые свидетельства конца XX - начала XXI в.". Ее руководитель - И. Д. Никифорова (ИМЛИ РАН) дала обобщенную нелицеприятную оценку процессу глобализации: "Это отпущенная на полную свободу частная инициатива постиндустриального общества, хозяйничающая в странах, находящихся на значительно более низком уровне развития ... и не способных защитить себя самостоятельно, в то время как на Западе хищничество "флибустьеров глобализации", вооруженных всеми техническими средствами... сдерживается законами и силовыми ресурсами лидирующих государств современного мира". Ссылаясь на свидетельства ряда писателей и публицистов, она сделала вывод, что на континенте хозяйничает международная организованная преступность, которая торгует всем - от наркотиков и оружия до людей. Докладчик обратила внимание на то, что многие западные ученые и публицисты с редким единодушием осуждают Африку, как "неумеху", которая не смогла извлечь выгоду из своих связей с высокоразвитыми странами. Образ "бестолковой", "ленивой", не способной к продолжительным трудовым усилиям и рабочей дисциплине Африки, насаждаемый в общественном сознании граждан Европы и Америки, И. Д. Никифорова считает серьезнейшей и реальной опасностью для нынешнего и будущего африканского общества и государств. Такой образ в дальнейшем может стать оправданием любых действий в отношении континента. Докладчик уловила и те опасения, которые испытывают африканские писатели и публицисты по поводу процесса разгосударствления народов континента.

Европоцентристский подход в отношении Африки, констатировала аспирант Минского государственного университета Т. В. Самосюк, сохранился до сих пор в европейской учебной литературе, в частности во французских учебниках истории, анализ которых стал темой ее сообщения. Преобладающий образ Африки, который формируется у школьника, неразрывно связан с проблемами: этнические конфликты, войны, низкий уровень культуры. Хотя история и культура народов континента ныне освещаются значительно полнее, тем не менее, констатировала выступавшая, даже бесспорно демократическая педагогическая мысль Франции не смогла изжить высокомерия, а нередко и пренебрежения к истории и культуре народов континента, которые якобы не могут обойтись без направляющей роли белого человека.

Трагедии войны, бюрократизация и коррупция государственного аппарата постколониального периода, проникновение Запада в Африку, глобализационный процесс и порождаемые

стр. 176


им угрозы африканскому обществу, выбор между светским и религиозно-ориентированным путем развития литературы - таково содержание выступлений Е. А. Ряузовой, Н. Д. Ляховской, Н. С. Фроловой, О. А. Власовой (все - ИМЛИ РАН), И. В. Вихриевой, К. С. Роббе (обе - СПб.ГУ). Они рассмотрели с социально-культурной точки зрения содержание творчества современных поэтов и прозаиков Анголы и Мозамбика, пишущих на суахили и английском писателей Восточной Африки, отдельных франкоязычных авторов Тропической Африки и Алжира, художников слова ЮАР и Зимбабве. Проведенный ими анализ содержания художественных текстов порой позволяет гораздо глубже понять суть и направленность эволюции общества, вникнуть в систему ценностей африканцев и осознать глубину противоречий в африканских странах.

Отражение трагических событий в сознании африканского художника проанализировала студентка Ярославского госуниверситета К. С. Советова на примере творчества и жизни нигерийского живописца Узо Эгону.

Еще один блок литературоведческих штудий представлен петербургскими участниками конференции. Они в основном сосредоточились на фольклорной литературе: А. Ю. Сиим (Музей антропологии и этнографии РАН), и выпускница СПб.ГУ А. В. Ляховин исследовали воздействие исламской цивилизации на сказки хауса, народную и авторскую литературу Южной Африки; доцент кафедры африканистики СПб.ГУ О. Ю. Завьялова познакомила аудиторию с результатами изучения ею сказок африканских народов на предмет выявления позитивного и отрицательного поведения действующих в них лиц. Заведующий кафедрой африканистики СПб.ГУ А. А. Жуков напомнил о деятельности немецкого миссионера И. Л. Крапфа - исследователя языков Эфиопии и банту Восточной Африки.

Таким образом, опираясь на независимые свидетельства африканских художников и публицистов, участники конференции смогли осветить практически все опасности, явно или скрытно угрожающие Африке - от экологической и разрушения цивилизационных основ общества и государства до экономической и культурной. Возникает картина комплексного характера опасностей, которые чаще всего выступают в совокупности и почти никогда разрозненно.

II. ПОИСКИ БЕЗОПАСНОГО МИРОУСТРОЙСТВА

Вторую часть содержания конференции африканистов условно можно определить как возможность использования понятия "безопасность" применительно к Африке, попытки охарактеризовать факторы и условия ее обеспечения. Понятие "безопасность" должно включать комплекс факторов, гарантирующих, указал И. Л. Лилеев (Мэрия Москвы), устойчивое существование социальной группы или политического образования не только в данный момент, но и в будущем. Подобная устойчивость в исторической перспективе обусловливается как особенностями эволюции и традициями конкретного народа или социальной группы, так и воздействием факторов и механизмов более широкой среды, в которую погружен изучаемый социальный объект, - цивилизационной, природно-климатической. Излагая свое понимание безопасности, докладчик справедливо отметил, что в условиях Африки последних тридцати лет невозможно сводить безопасность только к военно-политическим факторам. Ее следует трактовать как совокупность факторов военного, социально-политического, цивилизационного, гуманитарного порядка. Решение проблемы безопасности выступавший связал с возможностью африканских государств эффективно решать жизненно необходимые задачи для выживания и воспроизводства собственного населения. При этом и в будущем, по мнению И. Л. Лилеева, Африка останется наиболее конфликтогенным континентом, особенно сильно она будет страдать из-за конфликтов по поводу обладания полезными ископаемыми. И укрепить безопасность африканских государств, считает он, невозможно без содействия международных организаций, без участия межафриканских объединений и региональных организаций. Эта деятельность должна сопровождаться реализацией планов социально-экономического, политического и культурного развития.

стр. 177


Цивилизационные основы безопасности

Проблему безопасности в свете цивилизационного подхода попытался раскрыть А. Д. Саватеев на примере ситуации, сложившейся в Танзании. Отметив мирный характер межконфессиональных и межэтнических отношений в этой стране, особенно контрастирующий на фоне кровавых этноконфессиональных конфликтов и межгосударственных войн в соседних государствах, он обратил внимание на то, что Танзания находится в весьма сходной с соседями социально-экономической, этнокультурной ситуации. Практически противоположные результаты в области создания среды обитания в Танзании и соседних государствах докладчик объяснил в основном двумя обстоятельствами. Во-первых, в этой стране доминируют традиционные установки, базирующиеся на ценностях ислама, христианства, африканских традиционных верований: честность, дружелюбие, взаимопонимание, склонность к коллективным формам жизнедеятельности, деликатность, сдержанность, мягкость и вместе с тем скрытое достоинство, отсутствие зависти. И только затем следуют установки на достижение материального успеха, корыстолюбие, прагматизм, деловитость, предприимчивость. Одна из господствующих социокультурных характеристик общества - солидарность и ориентация на смыслосодержащие цели. Во-вторых, продолжил выступавший, мир в стране является целью и содержанием внутренней и внешней политики танзанийского руководства на протяжении последних трех десятков лет. Все президенты эффективно осуществляли внутренний курс, который был призван не допустить социально-экономического и этнокультурного раскола в обществе.

В рамках этой парадигмы развития реализуется линия на консолидацию общества, всех конфессиональных и этнических групп на основе единых языка и культуры суахили, в которой содержится код приоритета жизнеутверждающих начал. И одновременно правительство, продолжал А. Д. Саватеев, стремится сдержать проникновение западной культуры и институтов, дозированно, осторожно допуская их во внутреннюю жизнь страны, чтобы они были адаптированы к системе социокультурных ценностей народов Танзании. Эта деятельность дала реальные результаты, которые выражаются в создании общества, где очевидно выраженные глубинные жизненные ориентации, нормативные установки поддерживаются силой общественного мнения и авторитетом государства.

На устойчивости традиционных структур как основе социальной стабильности аграрного сектора сосредоточил внимание и [А. В. Никифоров ] (Ин-т Африки).

И. Т. Катагощина (Ин-т Африки) исходящие от Запада стимулы оценивает как толчок к развитию и модернизации. Африка в этих обстоятельствах, если она хочет сохранить свои стиль жизни, духовность, тип человека, коллективизм, должна проявить способность к синтезу, который, по мнению докладчика, представляет собой безусловную предпосылку, неотъемлемую часть развития общества на всем протяжении человеческой истории. Докладчик считает, что альтернативы культурному синтезу, который может осуществляться в разных формах и с разной степенью интенсивности и глубины взаимопроникновения, нет. Однако И. Т. Катагощина, похоже, включила в понятие синтез любые положительные взаимодействия, в том числе симбиоз, адаптацию, ассимиляцию, интеграцию. В любом случае Запад, в ее понимании культурного взаимодействия с Африкой, выступает в роли ведущей стороны, Африка - ведомой.

Способствует ли это установлению безопасных условий жизни на континенте - большой вопрос, к которому обратилась А. Н. Мосейко (Ин-т Африки). По ее мнению, африканские интеллектуалы, освободившиеся от западных культурно-политических подходов, прозрели, увидев воочию результаты модернизации по западным схемам и осознав, что западные образы и нормы бытия несут опасность утраты африканского и национального самосознания, угрозу превращения своих стран в ухудшенную копию западного мира и в конечном счете - вызов национальной безопасности. Нынешний взрыв творческой энергии философов, писателей, кинематографистов она связала с созданием ими собственных теоретических построений, с выходом на уровень осмысления исторического процесса в Африке, судеб своих народов. Таким образом, можно говорить о том, что начавший складываться интеллектуальный климат - один из залогов безопасности общества в грядущем.

стр. 178


Стабильность политических институтов: западный или национальный путь развития?

Один из главных рычагов создания всесторонней системы безопасности - надежность политических институтов, в первую очередь государственного аппарата. Этой проблематике была посвящена работа секции "Системы государственного управления и социально-политические конфликты в Африке". Участники первой подсекции "Политические структуры африканских государств" делали упор на стабильности как основном составляющем звене понятия "безопасность", а иногда и ассоциировали оба понятия.

Стабильность и безопасность, по мнению участников развернувшейся дискуссии, определяются различными факторами. Н. Д. Косухин (Ин-т Африки) обратил внимание на легитимность системы управления, которую он определил как главное качество политической системы государства, которое способно поддерживать веру населения в то, что существующие политические институты наиболее полно соответствуют данному обществу. М. М. Нтангси (Камерун) в своем выступлении сделал акцент на выбор африканскими лидерами сбалансированного социально-экономического и политического курса: добиваясь увеличения иностранной помощи, инвестиций и списания долгов, правительства в то же время должны способствовать демократизации общества, прозрачности принимаемых мер, защищать права и свободы человека.

Участники дискуссии разошлись во мнениях относительно стратегии создания стабильного, высокоразвитого общества и политически ответственных институтов власти.

Л. М. Садовская (Ин-т Африки) и А. С. Мадатов (РУДН) убеждены в действенности современных, т.е. западного типа, форм политической организации общества, поэтому внедрение демократических институтов, совершенствование парламентаризма, глобализационные процессы, на их взгляд, способствуют установлению гражданского мира, препятствуют развитию авторитаризма. Этой же точки зрения придерживаются А. П. Позднякова, Б. В. Малахов (оба - Ин-т Африки), а также Ю. В. Ирхин (Российская акад. гос. службы), проанализировавший итоги работы Всемирного конгресса политологов в ЮАР 2003 г. Противоположная позиция, согласно которой демократизация, западный вариант переустройства скорее обостряют процессы распада в африканском обществе, способствуют росту угроз, чем их нейтрализации, представлена Н. Д. Косухиным, З. Н. Соковой (Тюменский гос. ун-т), П. Н. Ндуэ (Камерун), Д. И. Нвака (Нигерия). Третья группа участников политологической секции, признавая объективно существующее сочетание в жизни Африки западных социально-политических моделей и местных традиций управления, склонялась к необходимости их симбиоза (Б. Бейкер - Великобритания, Ю. Н. Винокуров, Н. М. Рукина, О. Б. Громова, С. М. Шленская, Н. Н. Родионова).

Особо следует отметить позицию Л. В. Гевелинга (ИСАА при МГУ). Он предложил модель политической организации общества под условным названием "новая анархия", характеризующую тот своеобразный способ организации (и/или дезорганизации) власти, который развился вследствие кризисной эволюции обществ Тропической Африки и одновременно стал результатом взаимодействия различных форм политического руководства. Выступавший подчеркнул, что выдвинутая им концепция не имеет ничего общего с теориями прошлого и с построениями современных авторов, включая идеологов анархизма. В периоды системного кризиса и перемен "новая анархия" призвана снять глубокие противоречия сущностного порядка, компенсировать неспособность правящих кругов направлять и контролировать развитие политической системы, подготовить почву для повышения конкурентоспособности и модернизации наиболее жизнеспособных властных систем, наконец, обеспечить выживание самого политического общества. Отметив широкое распространение такого рода "анархии" в Африке, Л. В. Гевелинг спрогнозировал ее будущее в качестве одной из наиболее востребованных форм организации власти переходного типа.

Международные аспекты безопасности

Нынешняя конференция уделила особое внимание интеграции африканских государств, чему была посвящена деятельность секции "Африканская интеграция". Особый интерес она вызвала у послов африканских государств. Созданием Африканского союза (который сменил Организацию африканского единства), Панафриканского парламента, программы "Новое партнерство для развития Африки", континентального суда, центрального банка, формирова-

стр. 179


нием совместных воинских подразделений африканцы заявили о своих намерениях и способностях решать проблемы континента собственными, объединенными усилиями (К. Готтшалк - ЮАР). Это ответ на главные вызовы времени, в частности на проблему маргинализации континента в процессе глобализации (И. Б. Маценко - Ин-т Африки). Часть выступавших на секции призывали не впадать в эйфорию по поводу создания общеафриканских органов (Ю. В. Кораблев, В. А. Усов - оба Ин-т Африки). А Ю. В. Потемкин отметил, что даже оптимальные результаты деятельности НЕПАД не изменят геоэкономическое положение Африки как самой отсталой части мирового социально-экономического пространства. Без включения Африканского континента в систему мировых отношений, правда уже на иных, обновленных принципах взаимодействия, говорить о стабильности пока рано.

Участники секции "Африканские государства в контексте глобальной и региональной международной безопасности" продолжили обсуждение международной тематики.

Основная тематика секции - Африка как поле приложения сил крупных государств, как объект международной политики, цель которой - не допустить превращения континента в территорию международного терроризма. Об этом говорили заведующий кафедрой СПб.ГУ В. С. Ягья, зав. Центром Института Африки ЮАР С. Макгетланенг, в том числе методами гуманитарных интервенций (Л. Маглофф, П. Вудворд - оба из Великобритании). В этой сфере открываются широкие возможности для сотрудничества главных держав, отмечал МЛ. Вишневский. Д. Хики (США), Т. Л. Дейч (Ин-т Африки), Д. В. Поликанов, В. А. Усов и Н. В. Ушакова (все - Ин-т Африки) посвятили свои сообщения критическому анализу политической и экономической деятельности в субсахарской Африке, соответственно, США, Китая, Великобритании, Индии, Италии. Другая часть (нигерийцы В. О. Алли, О. Оче, представитель ЮАР Д. Арнольдс) акцентировала внимание на результатах международного сотрудничества для самих африканских государств, которые далеко не однозначны, особенно, если это касается конфликтов на этнической почве. Н. В. Кошелева (Белорусский гос. ун-т) затронула "внешний" аспект проблематики конференции - афроамериканский вариант ислама, сосредоточившись на преобладающей в нем идее создания в США "мусульманской нации".

Другой аспект международной деятельности был рассмотрен на заседании "круглого стола" "Роль ООН в поддержании стабильности в Африке". Докладчики остановились на борьбе ООН с терроризмом в масштабе континента (Адевале Банжо, Нигерия), результатах деятельности Специального суда ООН для Сьерра-Леоне (Э. Конте). Опыт ООН и других международных неправительственных организаций по урегулированию длительного вооруженного конфликта в Мозамбике проанализировал аспирант Института Африки В. И. Ковалев (Украина).

Плодотворной была работа другого "круглого стола", также обсуждавшего международные аспекты безопасности в Африке, "Российско-африканское сотрудничество в контексте безопасности на континенте". В его работе приняли участие ученые, бывшие послы Советского Союза и России в Африке, представители других практических организаций нашей страны. Они пришли к выводу, что былое советско-африканское сотрудничество как раз способствовало минимизации конфликтных ситуаций (чл. -корр. РАН ВТ. Солодовников, зам. директора Института Африки В. Г. Шубин), что нынешняя обстановка в государствах континента лишний раз подтверждает правоту этой идеи. Новая Россия продолжает обладать широким спектром возможностей, включая военно-политические, которые способны оказать и оказывают положительное воздействие на укрепление независимости, суверенитета, экономической самостоятельности, укрепление обороноспособности, способствуют предотвращению социально-политических конфликтов. Современное содержание и направления взаимодействия России и африканских государств в целях международной и внутриафриканской безопасности охарактеризовали Е. Н. Корендясов, Т. Л. Дейч и В. В. Лопатов - все Ин-т Африки).

Ислам: угрозы мнимые и реальные

Среди рассмотренных вопросов нельзя не упомянуть ислам и исламский фундаментализм, которые также оценивались весьма различно, особенно в свете проблемы безопасности. Одна точка зрения - достаточно распространенная в Европе и Северной Америке на бытовом и даже научном уровне - практически не делает различия между терроризмом и исламом, мусульманским обществом. Ее выразил К. Ланге (Германия). Однако более пристальное знакомство с этой мировой религией и ее этноконфессиональными особенностями в различных регионах мира заставляет непредвзятого наблюдателя изменить эту точку зрения. Такое мнение выска-

стр. 180


зали в своих выступлениях В. С. Кошелев (Белорусский гос. ун-т), Л. Р. Сюкияйнен (Ин-т государства и права), О. В. Карпачева и аспирант М. В. Шкурко (оба - Ин-т Африки). Оно позволяет судить об исламе и его отдельных сторонах как о необходимых, базисных элементах мусульманского общества, во многом определяющих сбалансированные социальные отношения, моральные, политические, правовые и бытовые аспекты социальной жизни.

Может ли национальный опыт быть реализован и принести позитивные результаты в рамках проблем, обозначенных конференцией? К сожалению, очень немногие участники задумались над этой крайне важной проблемой. И только американец африканского происхождения Э. Е. Увази и нигериец Дж. И. Нвака пришли к выводу, что традиционный опыт непременно следует использовать и что его применение создаст благоприятную среду для будущего государства и нации: Э. Е. Увази - на примере включения традиционного руандийского правосудия гакака в процесс национального примирения в Руанде после геноцида, Дж. И. Нвака - на основе использования местных социокультурных процедур в практике муниципального управления и организации жизни городов в Нигерии.

Уроки истории и прогнозы

Наконец, на конференции действовали две региональные секции: "Северная Африка и Ближний Восток: демократический процесс, авторитаризм и проблемы безопасности" и "Страны Юга Африки в системе региональной и национальной безопасности" и "круглый стол" "Нигерия в поисках новой федеральной структуры". Обсуждению подверглись практически все области общественной жизни: от энергетики и социально-политических конфликтов до формирования школ живописи и национального самосознания (А. А. Ткаченко, Л. Н. Рытов, оба - Ин-т Африки).

Уроки истории как опыт для решения современных проблем безопасности Африки - так можно определить в целом итоги работы секции "Проблемы африканской безопасности в исторической ретроспективе". Особое внимание на ней было уделено опыту противостояния внешней агрессии, накопленному народами континента в годы Второй мировой войны, несколько докладов прозвучало на тему "Исторические связи России и Африки" (А. Б. Летнев, М. Ю. Френкель, оба - Ин-т Африки).

Наконец, как всегда солидно выглядела секция "Современное состояние и актуальные проблемы африканского языкознания". Представленная значительным числом докторов наук, которых уверенно дополняли аспиранты и молодые кандидаты, эта секция заслушала свыше 20 докладов и научных сообщений.

Футурологическая часть конференции была представлена докладом А. И. Неклессы "Глобальная трансформация мироустройства и ее вероятные альтернативы". Выступавший прогнозировал возрастание и изменение характера глобальных опасностей, в частности возможное образование на планете устойчивых очагов кризисной ситуации, а в социокультурном смысле - зарождение так называемой культуры смерти. Совокупность этого типа культуры с симбиозом терроризма и войн в будущем может породить феномен, который докладчик предложил именовать "цивилизацией смерти".

Итак, нынешнее состояние африканистики можно охарактеризовать как вполне удовлетворительное: широко представлены проблемные и региональные исследования, бурно развиваются тендерные исследования, не ослабевает интерес к социально-политической проблематике, где наметились теоретические прорывы.

Что касается методологической области, то здесь наблюдаются серьезные расхождения между приверженцами линейного развития исторического процесса, конечная цель которого, по их мнению, - создание в Африке западных (американских) аналогов экономико-политического и культурного устройства, и немногочисленными сторонниками цивилизационного подхода, для которых африканец и его культура, принципы бытия представляют интерес сами по себе, а не как досадное приложение к "всемирному процессу глобализации".

Конференция еще раз высветила слабые места, а то и "лакуны" российской науки об Африке: полностью отсутствуют такие направления, как военно-политические исследования, стратегические исследования, т.е. место и роль Африки в современном мире (изучение международных отношений в его нынешнем виде не равнозначно стратегическим); крайне ограниченны правовые штудии. Поэтому предстоит усилить изучение международных отношений стран Африки уже в условиях противоречивого наложения глобализационного процесса на национально-государственные, культурные устремления.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/БЕЗОПАСНОСТЬ-АФРИКИ-ВНУТРЕННИЕ-И-ВНЕШНИЕ-АСПЕКТЫ-Научная-жизнь-Конгрессы-конференции-симпозиумы

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Д. САВАТЕЕВ, БЕЗОПАСНОСТЬ АФРИКИ: ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ АСПЕКТЫ. Научная жизнь. Конгрессы, конференции, симпозиумы. // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 25.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/БЕЗОПАСНОСТЬ-АФРИКИ-ВНУТРЕННИЕ-И-ВНЕШНИЕ-АСПЕКТЫ-Научная-жизнь-Конгрессы-конференции-симпозиумы (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - А. Д. САВАТЕЕВ:

А. Д. САВАТЕЕВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

БЕЗОПАСНОСТЬ АФРИКИ: ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ АСПЕКТЫ. Научная жизнь. Конгрессы, конференции, симпозиумы.
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android