Libmonster ID: UZ-1065

Значительный интерес для исследователей представляет изучение взаимоотношений Османской империи и среднеазиатских правителей во второй половине XIX в. Лидеры среднеазиатских ханств в период экспансии европейских держав видели в Османской империи наиболее могущественное и независимое от европейцев мусульманское государство, способное представить им военную и дипломатическую помощь. Несмотря на то что обстоятельства не всегда позволяли руководству Османского государства вести активную политику в Среднеазиатском регионе, оно было готово в удобном случае оказать посильную помощью местным лидерам1. Одним из наиболее примечательных свидетельств такой позиции явилась поддержка Османской империей государства Якуб-бека, созданного в Восточном Туркестане. В целом же история взаимоотношений государственных образований Средней Азии и Османской империи остается во многом малоизученной. Однако нам довелось найти в Турции в Османском архиве кабинета премьер-министра2 несколько новых малоизвестных документов, способных пролить свет на историю этих взаимоотношений, в частности на историю взаимоотношений Османской империи с государством Якуб-бека в Кашгаре в 70-х гг. XIX в.

В 1864 г. в Восточном Туркестане, находившемся под властью Китая, вспыхнуло восстание мусульман. Причиной стали произвол китайской администрации и репрессии против дунган. Единого руководства восстанием не было, поэтому каждый город, изгнав китайцев и маньчжуров, объявлял о своей независимости. В августе 1864 г. вождь кипчакского рода торайгыр Садык-бек захватил Кашгар. Однако местное уйгурское и дунганское население не признавало власть Садык-бека. Тогда Садык-бек изгнал из города дунган и привлек на свою сторону сына предводителя антикитайского восстания уйгуров Джахангира - Бузург-хана, который в это время проживал в Коканде. После изгнания китайцев среди повстанцев развернулась борьба за контроль над краем. Наиболее сильными противниками были владетели городов Кучар, Хотан и Кашгар. Послы Садык-бека в конце 1864 г. прибыли в Ташкент, где их принял Алимкул, бывший регентом при кокандском хане Султан Саиде. Алимкулу были вручены подарки и пленные китайцы. Послы просили, чтобы Алимкул дал им в качестве правителя одного из членов династии хождей3. Алимкул направил в Кашгар Бузург-хана, а батыр-басы4 к нему был назначен Якуб-бек [Кенесарин, 1992, с. 99].

1 Вследствие различных причин, таких как большие расстояния, недостаток сведений о внутриполитическом положении в Средней Азии, неудачно складывавшаяся международная обстановка, экономическая слабость и внутренние противоречия, Османское государство зачастую вынуждено было отклонять просьбы о помощи.

2 BOA - Basbakanlik Osmanli Arsivi. Переводы османских документов выполнены автором статьи.

3 Ходжи - наместники Чагатаидов в Восточном Туркестане [см.: Schwarz, 1976, р. 266 - 296].

4 Батыр-басы - начальник охраны.


стр. 13

Бузург-хан в начале 1865 г. с охраной из андижанцев прибыл в Кашгар и был объявлен правителем Кашгарского ханства, а Садык-бек - главнокомандующим войсками. Бузург-хан и Садык-бек организовали поход на Яркенд, который окончился неудачей. В кашгарском руководстве виновным за то поражение признали Садык-бека. Опираясь на андижанцев, Якуб-бек начал преследовать киргизов, и Садык-бек вынужден был бежать в горные кочевья. В это время Якуб-бек забрал власть в Кашгаре в свои руки и начал управлять от имени Бузург-хана [Петров, 2003, с. 169 - 170].

Якуб-бек проявил талант военачальника и в течение пяти лет, с 1865 по 1870 г., сумел объединить под своей властью почти всю территорию Восточного Туркестана. Но Бузург-хан был недоволен возвышением Якуб-бека и составил заговор против него. Якуб-бек отстранил Бузург-хана от власти, схватил его, а затем отправил на богомолье в Мекку [Saray, 1994, р. 105]. Он объявил себя правителем, принял титул бадаулет и аталык-гази5. Его государство получило название Йеттышаар (Семиградье).

Ни китайское, ни русское правительство не смогли сразу определить свое отношение к новообразованному государству. Китайские власти долго обсуждали вопрос о том, как надо выстраивать отношения с Якуб-беком. Существовали две основные партии: сторонники первой считали, что надо примириться с существующим положением, а все внимание правительства сосредоточить на внутренних преобразованиях. Мнение второй группы выражал генерал Цзо Цзунтан, который считал, что пламя восстания из Синьцзяна может перекинуться на соседние китайские округа, поэтому мириться с его потерей не следует. Впоследствии китайское правительство согласилось с мнением Цзо Цзунтана, которому в 1876 г. и было поручено возвратить Синьцзян Китаю.

Русская администрация также не смогла сразу выработать позицию относительно государства Якуб-бека. Политическая позиция России вырабатывалась туркестанским генерал-губернатором К. П. фон Кауфманом. Сначала Кауфман предлагал содействовать китайцам. Этому способствовало обострение отношений России с Якуб-беком. В 1868 г. обе стороны были готовы к военным действиям, а русские купцы в Кашгаре были задержаны [Аристов, 2003, с. 287]. Политика царского правительства в отношении государства Якуб-бека определялась, во-первых, опасением, что существование соседнего, независимого и сильного мусульманского государства может угрожать господству царской России в Средней Азии и безопасности ее недавно присоединенных владений. Во-вторых, англо-турецкой ориентацией внешней политики Якуб-бека. В-третьих, желанием царского правительства поставить под контроль рынки Восточного Туркестана, за которые в этот момент начала борьбу и Англия. Царская администрация придерживалась мнения, что эти рынки могут быть закреплены в сфере влияния России и при китайском господстве в Восточном Туркестане. Наличие ряда выгодных торговых договоров с Китаем, а также схожесть внешнеполитических целей вынудили российские власти придерживаться условий тех договоров, которые были заключены еще с китайцами [Аристов, 2003, с. 288; Бунаков, 1945, с. 23]. Поэтому российская сторона в течение нескольких лет отказывалась признать государство Якуб-бека. Его усилия по укреплению собственной власти только способствовали тому, что в России его начали воспринимать как сильного противника [Boulger, 1878, р. 175 - 176].

Вместе с тем появление сильной власти в Кашгаре, которая могла в значительной мере воздействовать на настроения кочевников Семиречья и населения Коканда, а также аналитические доклады русских офицеров, лично ознакомившихся с положением вещей на границе, способствовали тому, что царские власти рассматривали также и возможность существования в Восточном Туркестане независимого государства. Влияние на принятие такого решения оказал доклад об экспедиции 1867 г. в Занарынский

5 Бадаулет - счастливейший; аталык - высший должностной ранг в Бухарском эмирате, принадлежавший обычно эмиру; гази - борец за веру.


стр. 14

край полковника В. А. Полторацкого. В докладе было выдвинуто предположение о том, что Кашгар потерян для Китая. Поэтому в интересах России было бы заключить мирные соглашения с его правителями, как для торговых целей, так и для противодействия Англии [Записка..., л. 289 - 304]. Поскольку Якуб-бек опасался русских, первые попытки заключить соглашение с его посланником оказались неудачными. Российские власти, в свою очередь, опасались растущего влияния Якуб-бека на настроения кочевого населения Семиречья, а также того, что он мог стать английским вассалом.

В 1870 - 1871 г. среди кочевого населения Семиречья начались волнения, спровоцированные слухами об успехах Якуб-бека, а несколько родов киргизов откочевали в Илийский край [Петров, 2003, с. 183 - 184]. Поэтому летом 1871 г. российские войска упреждают Якуб-бека и занимают Илийскую долину и г. Кульджу, до восстания 1865 г. находившиеся под властью Китая6. Это была также и демонстрация силы, повлиявшая на заключение торгового договора с Якуб-беком. В 1871 г. российские власти пытались использовать кокандского хана Худояра для того, чтобы военным путем покончить с Якуб-беком и присоединить Кашгар к Кокандскому ханству. Худояр понимал, что у него недостаточно сил, и он направил посланника к Якуб-беку, которого пытался убедить в необходимости улучшения отношений с Россией. Якуб-бек ответил, что русские приходят в Кашгар для того, чтобы лучше разведать ситуацию в его государстве, поэтому следует запретить им доступ. Вскоре пришло второе письмо уже от самого Кауфмана, в котором генерал-губернатор предостерегал Якуб-бека от враждебных шагов по отношению к России. В ответ Якуб-бек попросил не сноситься с ним через Худояра, а прислать собственного посла. В 1872 г. к Якуб-беку был направлен подполковник А. В. Каульбарс, которому 22 июня того же года удалось заключить с ним торговый договор7. В 1875 г. к Якуб-беку был послан подполковник П. Я. Рейнталь8, а в 1876 г. - штабс-капитан А. Н. Куропаткин, которому было поручено провести переговоры по делимитации границы и установке межевых знаков между российскими владениями и государством Якуб-бека. Отчет Куропаткина о поездке стал научным трудом о Кашгарии.

Царские власти признали Якуб-бека независимым правителем, что впоследствии, во время переговоров с Китаем о возврате Кульджи, привело к дипломатическим осложнениям, чуть было не повлекшим за собой военный конфликт [Терентьев, 1906, т. III, с. 255]. После восстановления власти китайцев в Восточном Туркестане генерал-губернатор Туркестанского края К. П. фон Кауфман настаивал на том, что граница с Китаем должна была быть утверждена в соответствии с договором, который был заключен с Якуб-беком [Терентьев, 1906, т. II, с. 424]. Торговые интересы играли при этом значительную роль, а наибольший объем торговых операций кашгарских купцов приходился на долю России и ее протекторатов [Boulger, 1878, р. 153]. Вместе с с тем Россия также не препятствовала поставкам продовольствия в китайскую армию генерала Цзо Цзунтана и даже предоставляла купеческим караванам конвой из казаков.

Одновременно контакт с Якуб-беком установили и англичане. В 1870 и 1873 гг. в Кашгаре побывал Томас Д. Форсайт, видный деятель английской администрации в Индии, через которого Якуб-бек получил помощь, перевооружил армию новейшим стрелковым и артиллерийским оружием, а 2 февраля 1874 г. заключил торговый дого-

6 После восстания последовала кровавая междоусобица среди лидеров восставших, а в 1867 г. на этой территории был образован Таранчинский султанат. В 1870 г. Якуб-бек начал готовить поход на Таранчинский султанат, но не успел.

7 На самом договоре, однако, стоит дата 2 июня - день Св. Константина - небесного покровителя Кауфмана.

8 П. Я. Рейнталь совершил также поездку в Кашгар с дипломатической миссией в 1868 г., и впоследствии предполагалось его назначение на должность российского консула в Кашгаре [Басханов, 2005, с. 202].


стр. 15

вор с Англией [Henze, 1989, р. 75; Куропаткин, 1879, с. 157 - 160]9. В соответствии с одним из положений этого договора стороны обменивались торговыми представителями. От британской администрации на этот пост был назначен Роберт Шоу, который уже побывал в качестве торговца в Кашгаре в 1868 - 1869 гг. Вице-король Индии лорд Нортбрук быстро ратифицировал договор и одобрил кандидатуру Шоу. Нортбрук предписывал ему не только блюсти торговые британские интересы, но и давать советы или оказывать помощь Якуб-беку, если он попросит об этом [Henze, 1989, р. 76].

Но Якуб-бек вел свою игру. В конце 1874 г. он уведомил британского представителя о том, что без разрешения султана не может позволить ему находиться в Кашгаре. Поэтому Шоу вынужден был возвратиться сразу после того, как Якуб-бек ратифицировал договор. Однако когда в Калькутте вскрыли печати на письме от Якуб-бека, оказалось, что там вместо ратифицированного договора всего лишь поздравления в адрес вице-короля. Надежды англичан на расширение торговли с государством Якуб-бека также не оправдались. Одновременно Англия приступила к захвату южных районов Синьцзяна. Ставленник англичан раджа сикхов Гулаб-Сингх вторгся в Синьцзян, перевалил через Кунь-Лунь, спустился в долину Тарима, захватил нагорные долины Карашара и Раскем-Дарьи и затем южную часть Восточного Туркестана с крепостью Шахидулла, господствовавшей над входом в ущелье, ведущее к г. Хотану. Здесь его задержали войска Якуб-бека, которые затем и выбили непрошенных гостей [Петров, 2003, с. 188].

Якуб-бек попытался заручиться и помощью Османского государства. Впервые известия о Якуб-беке приходят в Стамбул в 1865 г., когда кокандский посланник в Стамбуле Сеид Якуб-хан Торе рассказал о деятельности Якуб-бека и просил пожаловать ему и кокандскому хану Худояру ордена Османие. Однако в этом ему было отказано. Причиной отказа была названа нестабильность ситуации в Коканде и напряженная международная обстановка [ВОА, Irade Hariciye, 13785].

Именно Сеид Якуб-хану Торе довелось сыграть решающую роль в установлении дипломатических связей между Османской империей и государством Якуб-бека. Сеид Якуб-хан Торе родился в Ташкенте около 1823 г. Сын наместника Ташкента Hyp Магомет-хана и его второй жены, которая была сестрой Якуб-бека, он занимал высокие посты в Коканде; сначала был наставником ташкентского медресе, затем казием. В 1858 г. он в качестве секретаря в составе посольства Мирзы Джана Эфенди10 побывал в Стамбуле. В 1865 г. снова прибыл в Стамбул, где сначала просил помощи в борьбе с Россией [Saray, 1994, р. 72], а затем стал резидентом и представителем кокандского хана Худояра. Благодаря своему благочестию и обаянию он сумел завоевать дружеское расположение султана Абдул Азиза, который оказал ему радушный прием. Кроме того, в Кашгаре он обладал большим влиянием на местное население, которое почитало его за благочестие и справедливость [Boulger, 1878, р. 169].

Сеид Якуб-хан Торе получил аудиенцию у великого визиря и рассказал ему о событиях в Восточном Туркестане и о том, что Якуб-бек основал независимое мусульман-

9 Согласно сведениям А. Н. Куропаткина, Форсайт предложил Якуб-беку вступить в контакт с Великобританией и Османской империей. Именно через Индию шел "деятельный подвоз оружия" из Стамбула. По сведениям М. А. Терентьева, в 1873 г. Форсайт передал Якуб-беку 10 тыс. новых ружей и батарею скорострельных орудий [Терентьев, 1906, т. II, с. 330 - 332].

10 В начале правления в Коканде Малла-хана в Стамбул было направлено посольство, целью которого было сообщить о его восшествии на престол. Во главе этого посольства стоял Мирза Джан, который в турецких источниках известен как Хаджи Мирза Джан. В конце 1859 - начале 1860 г. он привез подарки и послание султану от Малла-хана. Мирза Джан находился в Стамбуле с конца 1859 по 1862 г. По времени его пребывание почти полностью совпало с правлением Малла-хана (конец 1858 - начало 1862 г.). Известно, что Худояр-хан в своей борьбе с Малла-ханом за Коканд использовал для морального давления на противника поздравительные письма от султана из Стамбула. Но Малла-хан отказался признать религиозное верховенство султана [Набиев, 1973, с. 56, 288; Вамбери, 2003, с. 299 - 300].


стр. 16

ское государство. Великий визирь Мехмед Рюшдю-паша, который интересовался генеалогиями известных мусульманских семей, был очень обрадован этим и попросил его доставить ему кроме политических сведений более подробную информацию [Saray, 2003, р. 230]. В 1869 г. бывший посол Коканда в Стамбуле Мирза Якуб11, получив на дорогу 60 тысяч пиастров, тайно через Египет и Индию выехал в Коканд и Кашгар. На него была возложена миссия установить связи между Османским государством и Кашгаром и Кокандским ханством [РГВИА, д. 1327, л. 12]. Русский посол в Стамбуле Н. П. Игнатьев в своем донесении в Министерство иностранных дел характеризовал его как человека "набожного и литературно образованного" [РГВИА, д. 6810, л. 61].

Мирза Якуб по возвращении в Кашгар сообщил Якуб-беку об интересе, который проявили османские власти. В 1871 г. Сеид Якуб-хан Торе, который благодаря пребыванию в Стамбуле накопил значительный дипломатический опыт, убедил Якуб-бека в том, что необходимо принять сюзеренитет дома Османов. Но именно с этого момента в отношениях Якуб-бека и русской администрации снова начинает нарастать напряженность, поскольку русские власти опасались его вмешательства в дела Кокандского ханства. В 1873 г. кашгарский посланник Сеид Якуб-хан Торе прибыл в Санкт-Петербург, где попытался наладить дружественные отношения с Россией и убедить представителей царской администрации в том, что государство Якуб-бека не представляет опасности для среднеазиатских владений империи. Его миссия завершилась успешно. Тот факт, что Якуб-бек не поддержал восстание против российского вассала, кокандского хана Худояра в 1875 - 1876 гг., свидетельствовало о его нежелании вступать в противостояние с Россией, а также о том, что он прислушался к советам султана Абдул Азиза, который рекомендовал ему установить дружественные отношения с соседями.

В 1872 г. Якуб-бек, планировавший получить османскую поддержку, снова отправил Сеид Якуб-хана Торе (который приходился ему племянником) в Стамбул. Целью миссии, согласно донесениям русского посла в Стамбуле Н. П. Игнатьева, было объяснить султану "о создании в Центральной Азии могущественного мусульманского государства, желающего поддерживать с ним дружественные отношения" [АВПР, 1873, д. 25, л. 239 об.]. Он привез письмо, в котором говорилось о признании сюзеренитета султана Абдул Азиза. Кроме того, он просил о военной помощи и о посылке инструкторов для обучения и усиления своей армии. После длительных переговоров правительство Османской империи решило частично удовлетворить просьбы Якуб-бека и оказать Кашгару серьезную военную помощь. Это было связано, на наш взгляд, во-первых, с неопределенной позицией России по вопросу о новом государстве Йеттышаар, созданном Якуб-беком, во-вторых, с тем, что в данной обстановке появлялась возможность захвата Кокандского ханства или его части Якуб-беком, который формально был бы вассалом Османской империи [Наливкин, 2003, с. 450 - 451]12.

Кашгарскому правителю Стамбула были пожалованы 500 экземпляров Корана, в Восточный Туркестан вместе с послом Сеид Якуб-ханом Торе были отправлены военные и гражданские чиновники и мастера-оружейники. Также было отправлено оружие, контроль за погрузкой и доставкой которого к месту назначения в Бомбей был поручен наместнику Египта [BOA, A. MKT. МНМ, 463/67, 463/96]. Султан направил к Якуб-беку также и наделенного особыми полномочиями посла Мурата Эфенди со специальным фирманом, подтверждавшим статус туркестанского правителя как независимого государя под защитой османского двора. Этим же фирманом Якуб-беку присва-

11 Интересен тот факт, что данный посланник в российских донесениях известен и как Мирза Якуб, и как Сеид Якуб. В английских донесениях он известен под именем Саид Якуб-хан Торах. Однако, сопоставив эти данные с информацией из турецких архивов, мы пришли к выводу, что это одно и то же лицо. По материалам турецких архивов, это бывший посланник кокандского хана в Стамбуле Сеид Якуб-хан Торе.

12 По словам известного русского востоковеда и знатока Средней Азии В. П. Наливкина, Якуб-бек пользовался большим влиянием в Коканде среди "сипаев" и среди простого народа.


стр. 17

ивался почетный титул Амир-уль-Муминин ("Повелевающий верующими") и давалось право чеканки монет с именем халифа [ЗВОРАО, т. 11, 1899, с. 100]13. Но какой-либо финансовой помощи султан не предоставил [АВПР, 1873, д. 26, л. 353 - 355 об.].

Османское посольство было встречено в 1873 г. в Кашгаре с большими почестями. В честь прибытия посольства был произведен салют из ста пушек. Вместе с посольством Якуб-беку было передано шесть крупповских пушек, 1000 ружей старого образца, 200 ружей нового образца, а также необходимое снаряжение, боеприпасы и средства для производства пороха. Прибыли и мастера-оружейники [BOA, Y. EE, 91/28; Irade Dahiliye, 49054]. Кроме того, были направлены военные инструкторы, четыре человека: начальник миссии, капитан Али Казым Бей, офицер пехоты Мехмед Юсуф Бей, офицер-кавалерист Черкес Юсуф Бей и офицер артиллерии Исмаил Хаккы Бей. В миссию включили четырех отставных офицеров [BOA, Irade Dahiliye, 49426]. Был направлен также гражданский чиновник Заман-бей14. По сообщению Т. Д. Форсайта, посетившего Кашгар в 1873 г. вместе с турецким посольством, Якуб-бек был доволен тем, как развивались события [Forsyth, 1875, р. 20]. Начиная с этого дня он начал именовать себя Якуб-хан, чеканить собственную монету (см. Приложение в конце статьи), ввел на контролируемых им территориях хутбу на имя султана Абдул Азиза и вывесил османский флаг вперед своего. Османские офицеры приступили к обучению кашгарских войск15.

В 1875 г. представитель Якуб-бека Кашгарского вновь прибыл в Стамбул. В подарок от султана он получил знамя и плащ, расшитый золотом, 2000 ружей, орден Меджидие 2-й степени для старшего сына правителя Кашгара и Меджидие 3-й степени - для младшего сына. По сообщению Н. П. Игнатьева, прощальная аудиенция у султана была краткой. После протокольных комплиментов Абдул Азиз дал посланнику совет жить в добром согласии со всеми соседями. Посланец Кашгара Сеид Якуб-хан Торе был разочарован, усмотрел в этом приеме доказательство безразличия к единоверцам и сожалел, что ехал за этим в такую даль. К тому же он был раздосадован высокомерием великого визира Ахмета Эсат-паши, а также медлительностью Порты, которая удерживала его в Стамбуле пять месяцев "с чисто куртуазной миссией" [АВПР, 1875, д. 26, л. 353 - 355 об.]. Вместе с послом Абдул Азиз направил Якуб-беку следующее послание:

"Мы были рады услышать о Вашей дружественной службе, которую Вы продемонстрировали с тех пор, как было создано Ваше правительство в Кашгаре. Я слышал, что с тех пор, как Вы взяли страну под свою власть, Вы чеканили мое имя на монетах и читали хутбу на мое имя. Поэтому я горжусь Вами и выражаю Вам свое большое уважение. Я услышал все это из уст Сеида Якуб-хана, Вашего родственника и хорошего посланника при дворе.

Мне известно, что Вы спрашиваете моего разрешения на то, чтобы Ваш старший сын стал Вашим преемником. Ваше отношение и дружба удвоили хорошие чувства и нашу дружбу с Вами, и мы с гордостью отметили Ваши заслуги в подчинении мусульман Центральной Азии Вашей власти. Как пример моего расположения, я посылаю Вам Санджак - и Шериф ("священный флаг султана"), форму и цвет которого Вы не должны изменять, и, осененные этим флагом, Вы можете чеканить мое имя на монетах и читать хутбу с моим именем. Я посылаю Вам письмо и флаг как знак внимания, чтобы почтить Вас и мусульман Центральной Азии.

Правительство и правители, будучи защитниками людей, должны обеспечить безопасность жизни своих людей с помощью справедливости и хорошей администрации. Выполнить это условие - это святая обязанность, которая дана правителям. Когда меняются времена, мы должны

13 Н. И. Веселовский в Записках Восточного отделения Русского археологического общества (ЗВОРАО) опубликовал работу "Бадаулет Якуб-бек, аталык Кашгарский", в которой рассказывается также и о связях Якуб-бека с султаном.

14 Заман-бей встретился с Куропаткиным во время его поездки в Кашгар в 1876 г. По сведениям Куропаткина, он было родом "из кавказских татар" [Куропаткин, 1879, с. 210].

15 Али Казым-бей, возглавлявший турецкую военную миссию, оставил рапорт, в котором подробно изложил эти события [BOA, Y. ЕЕ, 91/28].


стр. 18

проводить реформы в нашей жизни и думать об обеспечении будущего наших людей. Поскольку Вы желаете управлять вашими людьми именно так, я даю Вам мое разрешение, а также одобряю назначение Вашего старшего сына в качестве Вашего преемника.

Способности и добрая воля, которыми Вы обладаете от рождения, доставляют мне счастье благословить Вас и Ваших людей. Вы должны продолжать властвовать справедливо и делать жизнь Ваших подданных богатой и безопасной. Вы должны также улучшить науку, образование, промышленность и сельское хозяйство в Вашей стране. Вы должны строить мосты и дороги для того, чтобы развивать пути сообщения в стране. Эти вещи могут совершаться поочередно, в соответствии со способностями и нуждами Ваших людей и страны.

Пока Вы приносите своим подданным свет цивилизации и блага жизни, Вам следует опасаться и избегать бесконечных конфликтов с окружающими странами. В таких конфликтах Вы можете потерять Ваших людей и Ваше имущество. Вместо этого Вы должны установить дружественные отношения с соседними странами при помощи мирных соглашений. Таким образом, Вы сможете улучшить торговые отношения с другими странами. Это - наилучшая и наиболее приемлемая жизнь на сегодняшний день и на будущее. Это - мой фирман Вам и Вашим подданным, которому Вы должны следовать" [BOA, Irade Dahiliye, 49343].

Русская администрация в Туркестане была серьезно обеспокоена происходящим. По данным одного туркестанского чиновника, летом 1875 г. "из Константинополя и Индии приехали в Кашгар люди в числе двухсот человек. Часть из них - посланники, часть - торговцы, мастера и солдаты, которые обучали конное и пешее войско. Посланники привезли 2000 ружей и 10 пушек, а самому Якуб-беку - царскую корону и костюм, вышитый жемчугом. Мастера сломали старые орудия для переделки. Солдаты набрали из кишлаков людей и приучают их к фронтовой службе" [Халфин, 1957, с. 37; Куропаткин, 1879, с. 170 - 171]16.

Русские путешественники - офицеры, побывавшие в различное время в Кашгаре, оставили свои оценки деятельности турецких военных инструкторов и результатов обучения местных войск. А. Н. Куропаткин говорит о том, что по сравнению с бухарской армией армия Кашгара лучше обучена и подготовлена. Вместе с тем он отмечает, что по уровню подготовки она уступает европейским войскам. Он написал, что турки изменили структуру кашгарских войск, а также принесли новый для местных войск турецкий устав17. Попытки турецких мастеров создать завод по производству орудий закончились неудачей. Одному из турецких инструкторов, Мамаду-эфенди, была поручена отливка нарезных пушек, но две первые отлитые пушки разорвало при первом же выстреле18. Однако турецкие мастера соорудили завод по производству капсюлей для курковых ружей. Небольшая часть кашгарских солдат была одета в форму турецкого образца. Русские путешественники отмечали наличие гвардии - "красных сарбазов", которые обучались по английским уставам афганцами и не подчинялись турецким инструкторам. Куропаткин дал такую характеристику качеству обучения кашгарских войск под руководством турецких инструкторов:

"В последние годы (1872 - 1877. - А. В.) явились турецкие инструкторы, которые забрали обучение в свои руки... Новые инструкторы принесли с собой новые формы, в которых видели суть дела. Сущность нового обучения составляли в пехоте ружейные приемы, возможно, хитрая ломка фронта, маршировка, в кавалерии - построение фронта, заезды, движение шагом, рысью, колоннами по три, по шести и спешивание. Рассыпной строй в пехоте, атаки и аванпостная служба в кавалерии не входили в курс обучения. Об учениях с применением к местности или совокупных эволюциях нечего было и упоминать. Для них надо было бы ждать других инструкторов, более сведущих и развитых, чем присланные турки" [Куропаткин, 1879, с. 180].

16 А. Н. Куропаткин также отмечает, что это оружие было передано султаном Абдул Азизом Якуб-беку за признание османского протектората.

17 Ранее войска обучались по английским, афганским и русским уставам. "Впоследствии пушки отливал выходец из Коканда Абдрашид.


стр. 19

Вместе с тем Куропаткин и другие русские офицеры, побывавшие в Восточном Туркестане в тот период, отмечают, что из Турции через территорию Индии в Кашгар направлялось большое количество современного оружия - ружей, пушек и боеприпасов к ним. Но большая часть оружия и орудийных механизмов содержалась "неисправно" и быстро приходила в негодность [Куропаткин, 1879, с. 161 - 173].

Султан Абдул Азиз был убит 4 июня 1876. После его смерти на трон взошел султан Абдул Хамид (1876 - 1909)19. Якуб-бек вновь направил в Стамбул специального посланника, Сеида Якуб-хана Торе, с письмом, в котором благодарил султана за подарки и признавал верховенство нового султана как духовного главы всех мусульман. В этот письме Якуб-бек говорил о том, что, "будучи послушным последователем и скромным слугой халифа, счастлив услышать хорошие новости о восшествии Вашего Величества на престол". Он указывал, что мусульмане Кашгара также отмечают это радостное событие [BOA, Y. ЕЕ, 42/79].

Османское правительство из-за экономической и военно-политической слабости не смогло в это время оказать сколько-нибудь серьезного влияния на ситуацию в государственных образованиях Средней Азии. В Османской империи шла борьба за власть между сторонниками "старых турок" и "младотурок". Представители "старых турок" без энтузиазма отнеслись к идее панисламизма, поскольку она находилась в определенном противоречии с идеологией османизма - объединением на единой основе всех османских подданных, как мусульман, так и немусульман [Фадеева, 1985, с. 105 - 110]. Кроме того внимание Порты было поглощено русско-турецкой войной 1877 - 1878 гг.

После внезапной смерти Якуб-хана в Восточном Туркестане началась междоусобица. Используя это обстоятельство, китайская армия разбила своих противников поодиночке и захватила Восточный Туркестан.

В 1879 г. в Стамбул снова прибыл Сеид Якуб-хан Торе. Он сумел добиться аудиенции у султана и представил ему доклад о событиях в Кашгаре: "Я не хотел бы расстраивать Ваше Величество, рассказывая печальную историю о трагическом конце Кашгарии, особенно в свете последних трудностей, с которыми столкнулось Османское государство. Тем не менее я посчитал необходимым представить эту информацию Вашему Величеству. Мухаммед Хан, бывший командующий пехотой в кашгарской армии, который приехал сюда через Бухару, также принес неизвестные ранее подробности китайского вторжения в Кашгар".

Сеид Якуб-хан Торе сообщил, что после смерти Якуб-хана его старший сын, Бег Кулу, должен был наследовать ему. Но наместник Хотана, Нияз Хаким, восстал, увидев в сложившейся ситуации шанс стать независимым правителем. За этим последовало восстание Хаким-хана Торе, наместника Турфана. Пока Бег Кулу пытался подавить эти выступления, китайская армия численностью в 80 тыс. человек внезапно напала на Урумчи. После того как Бег Кулу расправился с мятежными беками, он выступил из Хотана навстречу китайской армии. Но передовые отряды китайской армии без сопротивления захватили Кашгар, оставшийся без защиты. Позднее китайцы повесили Нияза Хакима, который бежал к ним после того, как проиграл сражение Бег Кулу-хану. Бег Кулу, не имея никакой возможности одолеть китайцев, отступил к границе с Кокандом, а оттуда бежал в Ташкент, оставив, таким образом, всю Кашгарию китайцам. Далее Сеид Якуб-хан Торе сообщает: из китайских источников он узнал о том, что китайская армия преследовала преступников, которые выкрали из погребения и сожгли останки китайского императора. Китайцы полагают, что эти люди находятся в Кашгаре. Сеид Якуб-хан, однако, считает, что это был всего лишь предлог для вторжения на территорию Кашгара. По словам посланника, принятие османского сюзеренитета бы-

19 Сын Абдул Меджида Мурат V взошел на трон вслед за смещением Абдул Азиза, правил всего три месяца и не успел что-либо сделать. - А. В.


стр. 20

ло знаменательным событием в жизни жителей Кашгара. После того как китайцы вновь оккупировали Кашгар, они проявили жестокость по отношению к населению Кашгара. Хотя они позволяют мусульманам вести привычный образ жизни, но часто чинят им препятствия. Посланник заявил, что мусульмане Кашгара обращаются к султану с просьбой о спасении, поскольку он - их единственная надежда.

Далее Сеид Якуб-хан описывает административное деление Кашгарии и природные богатства, которые, по его мнению, должны были заинтересовать османское правительство и побудить его к более активным действиям. В Кашгаре существовало 24 провинции и проживало более пяти миллионов мусульман. Каждая провинция должна была самостоятельно заботиться о собственной обороне. Население столицы, Кашгара, - приблизительно 80 тыс. семей. В окрестностях Кашгара много лет назад были открыты месторождения золота, серебра и других ценных минералов. Посланник утверждал, что природные ресурсы делают Кашгар самодостаточным. В Хотане имеется избыток сельскохозяйственной продукции, а также добывается 33 различных минерала, которые доставляются в различные страны. В окрестностях большого города Яркенда имеется множество различных минералов, включая богатые золотые прииски. Также и другие провинции страны богаты различными минералами.

Посланник заявил, что китайцам трудно держать под контролем пять миллионов человек при помощи 80-тысячной армии. Если мусульмане Кашгара и дальше будут также храбро бороться против китайцев, как они это делали в прошлом, то рано или поздно китайцам придется покинуть страну. Эмиры Кашгарии, - писал он, - признали верховный суверенитет султана как их верховного правителя. Они читают хутбу с именем султана и чеканят его имя на своих монетах. Сеид Якуб-хан считает, что поскольку Кашгария признала сюзеренитет Османской империи, она является частью Османского государства. Поэтому посланник просил султана убедить китайского императора отозвать войска из Кашгара, заявив, что повторное вторжение китайцев недопустимо. Завершает посланник свой доклад такими словами: "Поскольку Османская империя обладает суверенитетом над Кашгаром, было бы позором дать китайцам возможность взять под контроль такую богатую страну без сопротивления, особенно если Османская империя нуждается в финансовых ресурсах, в том положении в котором она оказалась теперь" [BOA, Y. ЕЕ, 91/41].

Сеид Якуб-хан рассчитывал на то, что османские власти будут заинтересованы в приобретении и удержании таких стратегически важных территорий, как Кашгар. Но поддержка Османской империи не смогла остановить китайцев. К тому же и внутренняя политика Якуб-бека (рекрутская повинность, многочисленные казни, назначение на все высшие государственные должности пришлых "андижанцев", ташкентцев и афганцев, тяжелое налоговое бремя) не способствовало его популярности среди местного населения [Куропаткин, 1879, с. 41 - 47]20.

Протекторат Османского государства оказался чисто номинальным. Стамбул был не в состоянии контролировать своего вассала и покровительствовать ему. Османская империя не смогла также и оказать существенного влияния на положение в Восточном Туркестане, поскольку ее внимание в этот период было сосредоточено на войне с Россией и переговорах на Берлинском мирном конгрессе 1878 г. В дальнейшем, вплоть до кануна Первой мировой войны, контакты между Портой и Туркестаном практически прервались, хотя и поддерживались на уровне частных лиц посредством нерегулярной переписки. Официальная же была запрещена российской администрацией по положе-

20 А. Н. Куропаткин, который побывал в Кашгаре в 1876 г., рапортовал о том, что на все высшие государственные гражданские и военные посты были назначены доверенные лица Якуб-бека - выходцы из Коканда (которых местное население называло "андижанцами"), Ташкента, а также афганцы. Этот факт, а также рекрутские наборы и налоговый гнет сделали Якуб-бека непопулярным в глазах местного населения.


стр. 21

нию о недопустимости самостоятельных отношений местных владетелей с представителями великих держав [Жуковский, 1915, с. 175 - 183].

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ:

АВПР - Архив внешней политики России;

ВУА - Военный ученый архив;

ЗВОРАО - Записки Восточного отделения Русского археологического общества;

РГВИА - Российский государственный военно-исторический архив;

ЦГА РУз. - Центральный государственный архив республики Узбекистан;

А. МКТ. МНМ - Sadaret Mektubi Kalemi Miihimme Evraki (материалы делопроизводства заведующего канцелярией Великого визиря)

BOA - Basbakanli Osmanli Arsivi (Османский архив кабинета премьер-министра)

Y. ЕЕ - Yildiz Esas Evraki (Основное делопроизводство дворца "Йилдыз")

Irade Dahiliye - документы Министерства внутренних дел

Irade Hariciye - документы Министерства иностранных дел

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

АВПР. Ф. Канцелярия, Константинополь. 1873.

Аристов Н. А. Труды по истории и этническому составу тюркских племен / Отв. ред. акад. В. М. Плоских. Бишкек: Илим, 2003.

Басханов М. К. Русские военные востоковеды (до 1917 года). Биобиблиографический словарь. М.: Восточная литература, 2005.

Бунаков Е. В. К вопросу о политических и экономических связях среднеазиатских владений царской России с Восточным Туркестаном в правление Якуб-бека (1865 - 1877) // Бюллетень Академии Наук УзССР. Ташкент, 1945, N 5.

Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. М.: Восточная литература, 2003.

Веселовский Н. И. Бадаулет Якуб-бек, аталык Кашгарский // Записки Восточного отделения Русского археологического обществ. Т. XI. 1897 - 1898. СПб., 1899.

Жуковский С. В. Сношение России с Бухарой и Хивой за последнее трехсотлетие. Пг., 1915.

Записка о мусульманском восстании в Монголии и Западном Китае //ЦГА РУз. Ф. 715. Оп. 1. Д. 48.

Кенесарин Ахмет. Султаны Кенесары и Сыздык. Алма-Ата: Жалын, 1992.

Куропаткин А. Н. Кашгария. Историко-географический очерк страны, ея военные силы; промышленность и торговля. СПб., 1879.

Набиев Р. Н. Из истории Кокандского ханства (феодальное хозяйство Худояр-хана). Ташкент: Фан, 1973.

Наливкин В. П. Краткая история Кокандского ханства // История Средней Азии. М.: Евролинц-Русская панорама, 2003.

Петров В. И. Мятежное "сердце" Азии. Синьцзян: краткая история народных движений и воспоминания. М.: Издательство "Крафт+", 2003.

РГВИА. Ф. ВУА.

Терентьев М. А. История Завоевания Средней Азии. Т. I - III. СПб., 1903 - 1906.

Фадеева И. Л. Официальные доктрины в идеологии и политике Османской империи (Османизм - пантюркизм). М., 1985.

Халфин Н. А. Султанская Турция и английская экспансия в Средней Азии (50 - 80 гг. XIX в.) // Труды Среднеазиатского государственного университета им. Ленина. Новая серия. Вып. 94. Исторические науки, кн. 14. Ташкент, 1957.

BOA. A.

Boulger D. C. The Life of Yakoob-Beg: Athalik Ghazi and Badaulet: Ameer of Kashgar. L., 1878.

Forsyth T. D. Report of a Mission to Yarkand in 1873 under Command of Sir Т. О. Forsyth. Calcutta, 1875.

Hence P. B. The Great Game in Kashgaria. British and Russian Missions to Yakub Beg // Central Asian Survey. Vol. 8. 1989. N 2.

Saray M. Rus Isgali Devrinde Osmanli Devleti He Tiirkistan Hanhklari Arasindaki Siyasi Munasehetler (1775 - 1875). Ankara: Turk Tarih Kurumu Basimevi, 1994.

Saray M. The Russian, British, Chinese and Ottoman Rivalry in Turkestan. Ankara: Turkish Historical Society Printing House, 2003.

Schwarz H. G. The Khwajas of Eastern Turkistan // Central Asiatic Journal. Vol. XX, N 3 - 4.

стр. 22

ПРИЛОЖЕНИЕ

Образцы монет, которые чеканил Якуб-бек

Золотая монета.

Аверс - Sultan Abdiilaziz han.

Реверс - Duribe dariissaltanai Ka§gar 1293

Перевод:

Султан Абдулазиз хан. Удаленное владение султана Кашгар.

1293 г. X. (28.01.1876 - 15.01.1877 от Р. Х.)

Серебряная монета

Аверс - Abdiilaziz han.

Реверс - Nasri Duribe Ka§gar 1290

Перевод:

Абдул Азиз хан. Владеющий далеким Кашгаром с Божьей помощью.

1290 г. X. (28.02.1873 - 17.02.1874 от Р. Х.)


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ-ОСМАНСКОЙ-ИМПЕРИИ-И-ГОСУДАРСТВА-ЯКУБ-БЕКА-КАШГАРСКОГО

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. Д. ВАСИЛЬЕВ, ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ И ГОСУДАРСТВА ЯКУБ-БЕКА КАШГАРСКОГО // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 06.07.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ-ОСМАНСКОЙ-ИМПЕРИИ-И-ГОСУДАРСТВА-ЯКУБ-БЕКА-КАШГАРСКОГО (date of access: 23.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. Д. ВАСИЛЬЕВ:

А. Д. ВАСИЛЬЕВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ И ГОСУДАРСТВА ЯКУБ-БЕКА КАШГАРСКОГО
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android