Libmonster ID: UZ-870
Author(s) of the publication: Н. А. ЛИСТОПАДОВ

Как правило, политические лидеры Мьянмы (до июля 1989 г. - Бирма) живут долго. Так, первый премьер-министр независимой Бирмы У Ну умер на 88-м году жизни, а многолетний правитель страны генерал Не Вин дожил до 91 года. Скорее всего главная причина долголетия заключается в глубокой приверженности бирманцев буддизму с его медитацией, помогающей сохранять внутреннее спокойствие в любых, самых драматических ситуациях. Но буддийская медитация бессильна перед насильственной смертью, а генерал Аун Сан был расстрелян вместе со своими соратниками. Ему было всего 32 года, однако к тому времени он уже стал общепризнанным лидером, национальным героем, архитектором независимости Бирмы.

Родился Аун Сан 13 февраля 1915 г. в колониальной стране, в городке Намау, что в Центральной Бирме. Его двоюродный дед по материнской линии У Мин Яун был широко известен и почитаем в Бирме как борец с английскими колонизаторами, которые его казнили. Вообще, предки Аун Сана принадлежали к знатному роду местных управителей и собственников земли, находившихся на службе королей. Отец Аун Сана - У Пха, тоже землевладелец, был хорошо образованным адвокатом, но не очень удачливым, ибо отличался несвойственной его профессии немногословностью. Благополучие семьи, в которой было 9 детей - шесть сыновей и три дочери, держалось в основном на матери - До Су, женщине энергичной и умной.

Следует уточнить, что у бирманцев нет фамилий, а только личные имена, могущие состоять из нескольких компонентов. Имя дается в зависимости от дня недели, в который родился человек, как правило, по совету астролога. Аун Саном он стал не сразу. Он родился в субботу, и его назвали Тхейн Лином. Позднее мать дала ему то имя, с которым он вошел в историю - Аун Сан. В перемене имени для бирманцев нет ничего удивительного. Любой человек может поменять имя, если оно, как ему кажется, приносит неудачи. Новое имя дается опять же после консультаций с астрологом. В случае с Тхейн Лином причина выбора нового имени была другой, не связанной с оккультизмом. Просто матери захотелось, чтобы имя ее самого младшего сына гармонировало с именем старшего, которого звали Аун Тан. Можно сказать, что новое имя стало пророческим, ибо его можно истолковать как "необыкновенный победитель". А вот пожелание, записанное на пальмовом листе в гороскопе мальчика -прожить 120 лет, не осуществилось. Несмотря на частую смену имен, среди которых были даже китайское и японское, Аун Сану не удалось избежать плохой кармы, обусловившей краткость его жизни. Чтобы покончить с особенностями бирманских имен, добавим, что в зависимости от возраста и положения в обществе имени мужчины предшествуют слова: Маун (младший брат) - для мальчиков и подростков, Ко (старший брат) - для молодых людей и У (господин, дядя) - для взрослых мужчин. Перед именем девочки и девушки ставится Ма (сестра), а женщины - До (госпожа, тетя).

стр. 66


Потомок героя получил громкое имя, но ничто не говорило о том, что он его оправдает. В детстве Аун Сан был очень болезненным, отстававшим в развитии ребенком. Говорить он стал так поздно, что близкие опасались - мальчик останется немым на всю жизнь. К тому же ребенок отличался вспыльчивым, переменчивым характером. Однако постепенно окружавшие стали замечать, что маленький Аун Сан очень честен и откровенен, а также сострадателен к бедным.

Как и все бирманские мальчики, Маун Аун Сан в возрасте семи лет прошел буддийскую церемонию посвящения в послушники, которая сопровождалась торжественным проездом на белой лошадке по городку. По просьбе виновника торжества в церемонии участвовали целых сто барабанщиков, так что о важном событии в семье У Пха и До Су узнал не только весь городок, но и его окрестности. Поселившись в буддийском монастыре, послушник стал обучаться в монастырской школе под руководством настоятеля. Потом его определили в местную школу. С самого начала учебы Аун Сан зарекомендовал себя способным, трудолюбивым и дисциплинированным учеником, что позволило ему быть лучшим в классе. В возрасте 13 лет подросток настоял, чтобы его отправили в национальную среднюю школу в город Енанджаун, центр нефтедобычи, где изучался английский язык, знание которого открывало путь к высшему образованию. И в Енанджауне Аун Сан был лучшим учеником. Больше всего ему нравились история и литература.

Еще до поступления в национальную школу Аун Сан, слушая рассказы о подвигах своего предка У Мин Яуна и его соратников, стал задумываться о том, как хорошо было бы избавиться от англичан. На ум ему приходил даже такой метод, как магия, весьма популярная в Бирме. В национальной школе Аун Сан заинтересовался политикой. Он внимательно слушал выступления политических деятелей, сам принимал активное участие в политических диспутах. Не обладая яркими ораторскими способностями, он снискал среди товарищей репутацию красноречивого оратора благодаря тщательной подготовке к выступлениям и силе убежденности в правоте своей точки зрения. Аун Сан также редактировал школьную газету. Хотя подросток активно участвовал в общественных делах, назвать его душой компании было нельзя. Более того, он отличался замкнутостью, грубоватыми манерами, неумением ладить с людьми.

Сильным ударом для Аун Сана стала смерть в 1931 г. его отца. Аун Сан даже хотел оставить школу и стать монахом. Матери удалось отговорить любимого сына от этого шага. В 1932 г. Ко Аун Сан окончил школу; особых успехов он добился в бирманском языке и пали, священном языке буддийского Канона.

Продолжать образование юноша отправился в Рангунский университет, где быстро включился в общественно-политическую жизнь. К этому времени было жестоко подавлено крестьянское восстание под руководством Сая Сана, который вместе с другими активными участниками движения был казнен. Восстание было как бы обращено в прошлое. Повстанцы наносили на свои тела магическую татуировку и принимали чудодейственные пилюли, надеясь тем самым спастись от пуль колонизаторов. Сая Сан провозгласил себя королем. Крестьянский бунт способствовал росту национальных чувств и антиколониальных настроений в бирманском обществе. Мужество восставших напомнило Аун Сану о подвигах его легендарного деда.

Тем временем в университете он специализировался в английской литературе, современной истории и политологии, а позднее изучал право. В столице провинциал столкнулся со многими трудностями. На фоне золотой студенческой молодежи Аун Сан проигрывал и в умении одеваться, и в манерах, и во владении английским языком. Но это его совершенно не смущало. Никакого комплекса неполноценности он не ощущал. Более того, новоиспеченный студент даже и не пытался приспосабливаться к существовавшим в студенческой среде правилам, а вел себя по собственному усмотрению. Одевался он неряшливо, иногда его даже принимали за слугу. В обще-

стр. 67


нии с однокурсниками был колюч, неприветлив и нелицеприятен, а они платили тем, что считали необычного провинциала эксцентричным, чуть ли не сумасшедшим [Aung San, 1962, p. 7].

Аун Сан упорно овладевал знаниями, методично добиваясь поставленных целей. Весьма показательны в этом плане его выступления на диспутах на английском языке. На первых порах его английский был очень плохим, даже непонятным для аудитории. Слушатели открыто высмеивали провинциала, требовали, чтобы он перешел на бирманский. Однако тот упорно говорил по-английски. Он даже заучивал наизусть речи знаменитых британских ораторов. И настойчивость принесла свои плоды. Вскоре Аун Сан вполне прилично овладел английским языком и мог выступать перед любой аудиторией на любую тему.

Ко Аун Сан был успевающим студентом, регулярно получал стипендию и различные награды. Перед ним открывалась блестящая академическая карьера. Но студента из провинции поглотила политика. Он входил в исполнительный комитет Студенческого совета университета, редактировал журнал "Овэй", орган совета. Именно редакторская деятельность привела к его исключению из университета в 1936 г. В журнале была опубликована статья, резко критиковавшая одного из чиновников университета. Администрация, посчитавшая статью оскорбительной, потребовала от редактора Аун Сана назвать имя ее автора. Однако тот решительно отказался, ссылаясь на этические соображения. Журналистская этика не была пустым звуком для молодого редактора. Чуть позже из университета был исключен другой студенческий лидер - Ко Ну, будущий премьер-министр независимой Бирмы, близкий Аун Сану человек. Исключение Аун Сана, а также Ко Ну стало причиной студенческой забастовки, прокатившейся по всей стране.

На политической арене Бирмы появилась новая влиятельная сила - студенты. Власти были вынуждены отступить и восстановить принципиального редактора в правах студента. Благодаря забастовке имя Аун Сана стало известно по всей стране. Его избирают вице-президентом студенческого совета Рангунского университета, а затем и руководителем не только университетского, но и Всебирманского студенческого совета, созданного после забастовки.

Весьма насыщенным для Ко Аун Сана оказался 1938 год. Он становится членом назначенного правительством комитета по изменению Положения об университете, где много делает для принятия прогрессивного документа. Во главе студенческой делегации он посетил Индию. Уйдя с постов президента Всебирманского и университетского студенческих советов, молодой лидер стал первым представителем студентов в руководящем совете Рангунского университета наряду с представителями администрации и профессуры. В тот год в стране вспыхнула так называемая революция 1300 г. (Бирманское летосчисление отстает от григорианского на 638 лет.) В ней активно участвовали студенты, рабочие, крестьяне, буддийские монахи, представители других слоев бирманского общества. Была создана патриотическая организация "Наша Бирма", члены которой называли себя "такинами", т.е. хозяевами своей страны. Раньше так обращались только к англичанам. Такин Аун Сан занял пост Генерального секретаря "Нашей Бирмы" и написал Манифест организации. В августе 1939 г. он принял участие в создании в рамках этой организации марксистской группы и даже возглавил ее. Позднее эта группа оформилась в Коммунистическую партию Бирмы, которой суждено было сыграть заметную роль в истории страны. Самому же Аун Сану было тесно в узких рамках какой-либо идеологии, хотя ему и импонировали социалистические идеи в их широком понимании. Доктринерство и догматизм были ему чужды. Он прямо говорил: "...марксизм в теории не представляет собой завершающую ступень политической мысли" [Аун Сан, 1965, с. 228].

стр. 68


За годы учебы в университете Аун Сан приобрел репутацию способного журналиста и публициста. Помимо редактора студенческого журнала "Овэй" он был членом редколлегии журнала "New Burma", единственного в стране издания на английском языке, принадлежавшего бирманцам. Перу Аун Сана принадлежит множество статей и заметок на бирманском и английском языках на самые разные темы, преимущественно политического свойства. Они не отличались красотами стиля, но выделялись четкостью и ясностью изложения мыслей автора. С 1937 г. Аун Сан активно участвовал в деятельности популярного книжного клуба "Нагани" ("Красный дракон"), занимавшегося распространением прогрессивных произведений преимущественно социалистической направленности.

Бирманские политики не замыкались на внутренних проблемах, а уделяли внимание и международной ситуации. Началась Вторая мировая война. Еще в 1939 г. Аун Сан высказывается против того, чтобы вступать в войну на стороне англичан, которые отказываются поставить в повестку дня вопрос о предоставлении Бирме независимости. Такин Аун Сан подвергается преследованиям за свою деятельность. В начале 1939 г. он арестовывается на короткое время, как сказано в правительственном сообщении, за "действия, направленные на свержение правительства с использованием силы" [Азани нэй, 1984, с. 36]. Выйдя на свободу, Аун Сан продолжает антиколониальную деятельность. Он много ездит по стране, выступает на митингах.

Бирманское освободительное движение было очень фрагментарным, что отражало социальную пестроту общества. В организации "Наша Бирма" соперничали две фракции: большинства и меньшинства. Первую, к которой принадлежал Аун Сан, патронировал классик бирманской литературы Такин Кодо Хмайн, а вторую возглавляли Такин Ба Сейн и Такин Тун Оук, имевшие репутацию карьеристов. Аун Сан стремился к сплочению антиколониальных политических сил. Он работал во Всебирманской крестьянской лиге, активно участвовал в создании Блока свободы, объединившего ряд партий и организаций. Президентом блока стал известный политик колониальной Бирмы доктор Ба Мо, а генеральным секретарем - Аун Сан. В марте 1940 г. Аун Сан во главе делегации такинов участвовал в сессии Индийского национального конгресса в Рамгархе, а после заседаний совершил поездку по Индии. В Индии Аун Сан общался с Махатмой Ганди и Дж. Неру, а также с С. Ч. Босом. Он уважал индийских политиков за их патриотизм, образованность и широту подходов. В августе 1940 г. после выдачи властями ордера на его арест Аун Сан был вынужден перейти на нелегальное положение. Власти округа Хинтада пообещали вознаграждение в 5 кьят тому, кто поможет арестовать Аун Сана. Мизерность суммы была оскорбительной. Этот издевательский шаг властей встретил широкое осуждение в стране. Колониальные власти проявили явную близорукость, недооценив Аун Сана.

В освободительном движении получает популярность лозунг: "Трудности для англичан - шанс для бирманцев". Аун Сан решает искать внешнюю помощь в борьбе с Великобританией, которая участвовала во Второй мировой войне. Молодой лидер в союзе с другим известным политическим деятелем, Такином Мья, создает Народно-революционную партию. 8 августа 1940 г. Аун Сан под китайским именем Тан Луан Шаун вместе с одним из своих соратников на пароходе тайно покидает Бирму с целью установить контакты с китайскими коммунистами, а может быть, если позволят обстоятельства, добраться и до Москвы. Кстати, в облике Аун Сана некоторые находили китайские черты. Он прибывает в Амой, где почти два месяца жил со своим спутником в международном сеттлменте практически без денег.

С китайскими коммунистами связь установить не удалось, зато на Аун Сана выходят агенты японских спецслужб и предлагают сотрудничество. Японцы нашли Аун Сана в Амое по подсказке его соратников в Рангуне. Для установления контактов с японскими властями Аун Сан отправляется в Токио. Там он встречается с полковни-

стр. 69


ком Кейджи Судзуки, известным также под именем Минами, руководителем "Минами Кикан", секретного проекта, созданного специально для работы с бирманскими патриотами, естественно, в японских интересах, а именно с прицелом на оккупацию Бирмы и перекрытие стратегически важной "бирманской дороги", связывавшей Индию с Китаем. При этом японцы эксплуатировали лозунг "Азия - для азиатов", получивший определенную популярность, том числе и в Бирме.

Среди бирманских политиков развернулась полемика о целесообразности принятия помощи от милитаристской Японии. Коммунисты решительно возражали. Аун Сан же смотрел на этот вопрос чисто прагматически: раз помощь послужит делу освобождения страны, то ею надо воспользоваться. Об отдаленных последствиях этого шага, как позднее он сам признавал, Аун Сан не задумывался [Аунг Сан, 1965, с. 97]. Решившись на взаимодействие с японцами, бирманские патриоты вовсе не разделяли милитаристские устремления Токио.

3 марта 1941 г. Аун Сан нелегально возвращается в страну. Для этого ему пришлось изменить внешность, воспользовавшись фальшивой челюстью и париком. Аун Сан восстановил связи со своими соратниками и организовал группу молодых патриотов для отправки на обучение военному делу в Японию. Эта группа вошла в историю Бирмы под именем "Тридцать товарищей". Под руководством Аун Сана с помощью японских инструкторов молодые бирманские патриоты изучали военное дело на острове Хайнань до 5 октября 1941 г., а затем на Тайване. Ритм обучения был весьма напряженным, а отношение японцев к бирманцам - жестким. Не обладая отменными физическими данными, Аун Сан, получивший японское имя Омота Мончжи, продемонстрировал силу воли и упорство в постижении военной науки. Он стал непререкаемым авторитетом для своих товарищей. Японцы тоже с уважением относились к молодому командиру, отмечая его абсолютную честность и патриотизм.

В целом знакомство с японским образом жизни произвело сильное, хотя и неоднозначное впечатление на Аун Сана. Ему нравились дисциплинированность, трудолюбие и организованность японцев, их готовность к модернизации. Молодой лидер считал, что эти качества надо прививать бирманцам. Вместе с тем некоторые японские традиции, такие как милитаризм, ксенофобия, или же потребительское отношение к женщине, вызывали неприятие с его стороны [Aung San, 1962, p. 64].

После интенсивной подготовки группа бирманцев была переброшена в Бангкок, где 26 декабря 1941 г. на ее основе было провозглашено создание Армии независимости Бирмы (АНБ). Следуя давней бирманской традиции, по предложению Аун Сана воины сделали надрезы на руке, смешали свою кровь в чаше и выпили по символическому глотку, дав тем самым нерушимую клятву на верность делу освобождения Родины от колониального ига. Молодые офицеры, также по предложению своего командира, взяли себе звучные имена. Так, Щу Маун стал Бо Не Вином, т.е. лейтенантом "Сверкающее солнце". Аун Сан получил имя Бо Теза. На языке пали "Теза" означает "огонь, пламя". В начале 1942 г. Армия независимости Бирмы, руководимая Бо Теза, вместе с японцами вошла на бирманскую территорию и вступила в бой с колониальной армией. 8 марта АНБ захватила Рангун. В июле Аун Сан (звучное имя Теза за ним не закрепилось) в чине полковника был назначен командующим армией, которая стала называться Армией обороны Бирмы.

Аун Сан быстро стал популярен по всей стране. О нем слагали песни, уподобляя его славным королям и военачальникам прошлого, называя освободителем от англичан. Молодой полковник был равнодушен к похвалам. Он оставался скромным, ходил в рваной гимнастерке, был, можно сказать, аскетом. Никогда не пил спиртного, курил умеренно. Аун Сан говорил, что всегда следовал пяти буддийским заповедям: не убий (эта заповедь вынужденно нарушалась в ходе боевых действий), не укради, не прелюбодействуй, не лги, не употребляй одурманивающих веществ [Зэгайн Хан

стр. 70


Тин, 1985, с. 254]. В конце лета молодой полководец заболел и оказался в госпитале. Но, как говорится, нет худа без добра. В больнице за Аун Саном ухаживала медсестра по имени До Кхин Чжи, которой было 30 лет. Чуравшийся до этого женщин, погруженный в командирские заботы, офицер влюбился в заботливую, симпатичную медсестру. Та ответила взаимностью. 6 сентября 1942 г. молодые люди поженились. Брак оказался счастливым, но, увы, очень коротким. Женитьба благотворно сказалась на непростом характере Аун Сана. Он стал более мягким, терпимым.

Надежды бирманских патриотов в кратчайшие сроки добиться для страны независимости не оправдались. Заняв Бирму, японцы потеряли интерес к этому вопросу. Более того, они вели себя как оккупанты. Нередки были случаи бессудных расстрелов, издевательств, изнасилований, принудительного труда. Тем не менее бирманские патриоты продолжали настаивать на своем. В марте 1943 г. Аун Сан вместе с другими видными политиками вел переговоры в Японии относительно сроков и условий провозглашения независимости Бирмы.

Молодой военачальник получил звание генерал-майор, по-бирмански - "боджоу". Ему было всего 28 лет. С тех пор бирманцы стали уважительно называть своего лидера Боджоу Аун Сан, или же просто Боджоу. Японский император наградил Аун Сана орденом "Восходящего солнца" третьей степени. 1 августа 1943 г. Бирма была объявлена независимым государством, самостоятельным членом так называемой Сферы сопроцветания Великой Восточной Азии. Аун Сан не обольщался по этому поводу. Независимость носила формальный характер. Реальная власть находилась в руках японцев. Вместе с тем было создано правительство Бирмы во главе с доктором Ба Мо. Аун Сан занял в этом правительстве пост министра обороны.

Изменение хода Второй мировой войны в пользу СССР и союзников побуждает Аун Сана в том же 1943 г. вступить в секретные контакты с представителями штаба союзнических сил в Индии. В августе 1944 г. тайно создается Антифашистская лига народной свободы (АЛНС) для развертывания борьбы против японских оккупантов. Но открыто выступать против японцев было еще рано. Имели место кровопролитные столкновения между некоторыми отрядами бирманской армии и представителями каренов, одного из крупнейших национальных меньшинств Бирмы. Аун Сан, придававший большое значение вопросу укрепления национального единства в многонациональной стране, сделал все возможное, чтобы урегулировать этот конфликт. Ему удалось завоевать доверие каренов. Результатом стало создание в рамках армии каренского батальона. Вообще, Аун Сан обладал редким качеством обращать врагов в друзей.

Острое соперничество развернулось между коммунистами и социалистами. Особое беспокойство Аун Сана вызывало то обстоятельство, что межпартийная борьба проникала и в ряды армии. В принципе Боджоу был сторонником того, чтобы вооруженные силы были вне политики и партий, но в бирманских условиях это было практически невозможно. Ведь сама армия была создана политиками. Употребив всю свою силу убеждения, Аун Сану достиг компромисса между различными фракциями и вышел в августе 1944 г. на создание антифашистской организации, взявшей курс на подготовку антияпонского восстания. Увы, согласие длилось очень недолго.

Японское командование тем временем все еще считало Аун Сана своим надежным союзником. В знак этого в первую годовщину празднования дня независимости ему был вручен еще один орден, пожалованный императором Японии, на этот раз -орден "Священного сокровища" первой степени. Награда не подействовала на настроения Аун Сана. В своей речи он подчеркнул, что независимость Бирмы носит фиктивный, а не действительный характер [Зэгайн Хан Тин, 1985, с. 108 - 109].

В марте 1945 г. бирманская армия выдвинулась на боевые позиции. В напутственной речи Аун Сан в присутствии японских офицеров призвал солдат смело сражаться

стр. 71


с врагом, не уточняя, с каким именно. Конечно, японцы полагали, что речь идет об англичанах. На самом же деле имелась в виду японская армия. И бирманские солдаты прекрасно поняли вынужденный эзопов язык своего командующего. А 27 марта 1945 г. бирманская армия открыто выступила против японцев. С тех пор эта дата отмечается как день сопротивления и день армии.

В сентябре 1945 г. на Цейлоне, в г. Канди, Аун Сан провел переговоры с лордом Маунтбеттеном, верховным командующим союзническими силами в Юго-Восточной Азии. Надо сказать, что многие англичане смотрели на Аун Сана как на коллаборациониста, с которым нельзя было иметь дела и которого следовало немедленно арестовать. Тем не менее в Канди удалось договориться о том, что патриотические бирманские силы станут составной частью армии Бирмы, которая, в свою очередь, находилась в подчинении Верховного командования союзников. На Маунтбеттена Аун Сан произвел хорошее впечатление как открытый, честный человек, и он предложил молодому генералу пост заместителя генерального инспектора армии Бирмы в звании бригадного генерала. Однако Аун Сан отклонил это предложение, предпочтя политическую деятельность с целью достижения независимости.

К августу 1945 г. Антифашистская лига народной свободы объединила в своих рядах все наиболее заметные политические организации и фигуры страны. Аун Сан стал президентом АЛНС. В январе следующего года всебирманская конференция АЛНС, прошедшая у подножия исторической ступы Шведагон, вновь избрала генерала Аун Сана президентом Лиги. На открытии конференции присутствовало около 100 тыс. человек. Это было время по-настоящему массовых народных движений.

В борьбе за независимость, смотря по обстоятельствам, Аун Сан допускал возможность использования различных методов, не абсолютизируя ни один из них. Он исходил из того, что если есть шанс мирным путем добиться свободы, то его надо использовать, а не уповать только на вооруженное восстание, как это делали некоторые радикальные коммунисты. В свою очередь, колониальные власти во главе с губернатором сэром Дорманом-Смитом для того, чтобы направить процесс предоставления Бирме независимости в выгодное для Великобритании русло, лавировали между различными политическими группировками, стремясь ослабить влияние Аун Сана. Разумеется, среди бирманских политиков были деятели, завидовавшие популярности Аун Сана, особенно среди старых сановников колониальной администрации. Против генерала выдвигается обвинение в том, что он в годы войны незаконно расстрелял старосту одной из деревень. Некоторые колониальные чиновники предлагали немедленно арестовать Аун Сана и предать его суду. В беседе с губернатором генерал честно признал сам факт, но не свою вину, так как расстрел был произведен в соответствии с законами военного времени. В конечном счете власти не решились арестовать Аун Сана из-за боязни вызвать гнев народа. Более того, произошла смена губернатора, и на место Дормана-Смита пришел генерал-майор Х. Ранс, более адекватно оценивавший ситуацию в Бирме и влияние на нее Аун Сана и АЛНС.

26 сентября 1946 г. Аун Сан занял пост заместителя председателя исполнительного совета при генерал-губернаторе. Фактически генерал вскоре возглавил временное правительство. Но он не упивался достигнутым успехом, понимая, что основные трудности по построению независимого государства впереди. 29 сентября Аун Сан произнес удивительно откровенную и самокритичную речь. Он призвал бирманцев к выдержке и сплоченности, подчеркнув, что без народной поддержки лидеры мало что могут сделать. Ссылаясь на свою молодость и вспыльчивый характер, Аун Сан прямо заявил: "Я не считаю, что я обладаю всеми качествами, необходимыми для несения бремени ответственности за всю страну" [Бочжоу Аун Сан, 1971, с. 140].

Широкие массы шли за Аун Саном, но не было единства среди политических сил, в том числе и в рядах АЛНС. Коммунисты раскололись на две группировки: "красно-

стр. 72


го флага" и "белого флага". В июле 1946 г. первая фракция, отличавшаяся крайним радикализмом и воинственностью, была запрещена. Лидеры коммунистов "белого флага" Тан Тун и Тейн Пе также имели разногласия с руководством АЛНС относительно методов борьбы за независимость. Они были настроены весьма агрессивно, не хотели считаться с существующими реалиями. Все это привело к тому, что Тан Тун был смещен с поста генерального секретаря АЛНС, а в октябре 1946 г. коммунисты были исключены из Лиги. Этот раскол имел самые негативные последствия для всего последующего развития Бирмы. Аун Сан порицал коммунистов за узкопартийный подход, слепое следование практике Коммунистической партии Индии без учета бирманской специфики. Коммунисты обвиняли генерала в реформистском уклоне, соглашательстве с колонизаторами. Несмотря на разрыв между компартией и АЛНС, Аун Сан пытался восстановить единство левых сил, продолжал считать себя марксистом и поддерживал контакты с некоторыми коммунистами, особенно из числа бывших бойцов бирманской армии, которые относились к своему генералу с глубоким уважением. Разрыв с лидером коммунистов Тан Туном был особенно болезнен для Аун Сана, ведь они были женаты на родных сестрах.

В январе 1947 г. во главе бирманской делегации Аун Сан направляется в Лондон для переговоров с правительством Великобритании по вопросам предоставления Бирме независимости. По пути в Лондон Аун Сан сделал остановку в Индии, где встречался как с Дж. Неру, так и с лидером Мусульманской лиги (МЛ) М. А. Джинной. Дж. Неру отнесся к молодому бирманцу по-отечески. Увидев, что тот одет в мешковатую военную униформу, Дж. Неру распорядился пошить для гостя приличный европейский костюм. В Индии Аун Сан продемонстрировал свои дипломатические качества. Ему предлагали остановиться в своих домах представители как ИНК, так и МЛ. Чтобы никого не обидеть, Боджоу поселился в гостинице.

В Лондоне по итогам непростых переговоров с премьер-министром К. Эттли было подписано "соглашение Аун Сан-Эттли", открывшее путь процессу получения Бирмой независимости в течение года. Два члена делегации: бывший премьер-министр У Со и Такин Ба Сейн, который в свое время вместе с Такином Тун Оуком возглавлял фракцию меньшинства в "Нашей Бирме", отказались поставить подписи под документом. По возвращении на родину У Со и Такин Ба Сейн вместе с доктором Ба Мо и еще одним бывшим премьером, По Туном, создали Национальный оппозиционный фронт, демагогически обвиняя Аун Сана в сговоре с "империалистами" ради сохранения своего поста. Правда заключалась в том, что они сами оказались на политической обочине, и ими руководило чувство зависти к молодому лидеру.

Остро стоял вопрос о единстве многонациональной Бирмы. При англичанах ряд национальных окраин, на которые приходилось 2/5 всей территории страны и 15% населения, имел особый статус, и достигнутое в Лондоне соглашение оставляло за их жителями право определиться: войти в состав независимой Бирмы или же развиваться самостоятельно. Аун Сан сыграл выдающуюся в роль в том, чтобы убедить лидеров национальных меньшинств выбрать общую с бирманцами судьбу и создать единое государство Бирманский Союз. Соглашение об этом было достигнуто 12 февраля 1947 г. в шанском местечке Панлон. Предполагалось, что основные национальности страны получат внутреннюю автономию, а некоторые, в частности шаны и карены, смогут при определенных условиях воспользоваться правом на выход из состава союзного государства. Федеративный характер нового государства закрепила конституция, принятая Учредительным собранием в сентябре 1947 г.

После Панлонской конференции Аун Сан совершил многодневный тур по стране, агитируя за АЛНС в преддверии выборов в Учредительное собрание, которому предстояло выработать и утвердить конституцию нового государства. Везде Боджоу встречал восторженный прием как национального героя. Многотысячные толпы

стр. 73


внимали каждому слову Аун Сана, и это притом что он не был блестящим оратором. Людей привлекали сила убежденности и откровенность лидера. Неудивительно, что АЛНС одержала убедительную победу на выборах. Национальный оппозиционный фронт бойкотировал выборы, ибо у него не было ни малейшего шанса на успех. 16 июня на первом заседании Учредительного собрания Аун Сан выдвинул требование о создании суверенного государства Бирма. В последние месяцы своей жизни молодой лидер становился все более зрелым и ответственным, осознающим масштабы задач, которые предстояло решать руководству рождающегося государства. Аун Сан неоднократно заявлял, что после достижения Бирмой независимости он оставит политику и посвятит себя литературной работе и семье. Генерал заявлял это не потому, что разочаровался в политике, а потому, что считал ее делом очень трудным, отнимавшим все силы. Вот его слова: "Если бы целью моей политической деятельности была карьера, я давно бы бросил политику, это трудное и утомительное дело. Сейчас я занимаюсь ею лишь потому, что хочу добиться свободы для своей страны". Вместе с тем, опровергая расхожее мнение о том, что политика - грязное дело, он говорил: "Грязна не политика, грязны люди, которые ее пачкают" [Аун Сан, 1965, с. 114].

Бирманская политика в трудный переходный период от колониального существования к независимости оказалась обильно запачкана кровью. 19 июля 1947 г., в субботу, в 10 часов 37 минут утра в Рангуне разыгралась кровавая трагедия. Прямо в зале заседания временного правительства Аун Сан был расстрелян группой вооруженных лиц, которых направлял бывший премьер-министр колониального правительства У Со. Вместе с Аун Саном погибли еще шесть ведущих членов правительства, а также заместитель секретаря и охранник одного из министров. Среди убитых был старший брат генерала Аун Сана У Ба Вин, занимавший пост министра снабжения и торговли. Тайные пружины этой трагедии до сих пор остаются невыясненными. Убийц направил У Со, амбициозный авантюрист, завидовавший популярности Аун Сана, которого он считал "мальчишкой". Вина У Со была доказала судом и его повесили. Остается открытым вопрос о причастности к этому злодеянию, хотя бы косвенной, английских спецслужб, недовольных тем, что Аун Сан не соглашался на статус доминиона для Бирмы, а требовал полной независимости.

Генерал и погибшие вместе с ним его соратники похоронены в очень почетном месте, неподалеку от северного входа в храмовый комплекс Шведагон. Здесь создан мемориал мучеников. Но вечный покой героев был нарушен 9 октября 1983 г. мощным взрывом. В тот день для возложения венков к мемориалу прибыла делегация во главе с президентом Южной Кореи Чон Ду Хваном. В результате срабатывания взрывного устройства, установленного на крыше памятника, погиб 21 человек, многие были ранены. Чон Ду Хван чудом остался жив, так как на несколько минут задержался с прибытием на церемонию. Согласно результатам проведенного бирманскими властями расследования, взрыв был организован северокорейскими агентами, которых схватили и приговорили к смерти.

Генерал Аун Сан погиб, но его дело победило. 4 января 1948 г. Бирма была провозглашена полностью независимым государством. Первым премьер-министром независимой Бирмы стал У Ну, ближайший сподвижник Аун Сана. 2 марта 1962 г. в Бирме произошел военный переворот, во главе которого стоял генерал Не Вин, тоже соратник Аун Сана, один из знаменитых "тридцати товарищей". В 1974 г. военный режим формально трансформировался в гражданское правление под руководством Партии бирманской социалистической программы, во главе все с тем же Не Вином, генералом в отставке. В сентябре 1988 г. имел место еще один военный переворот, осуществленный очередным поколением генералов. При слабости других институтов общества армия на протяжении почти полувека прочно контролирует ситуацию в стране.

стр. 74


Бирма обрела независимость, но острые проблемы, стоявшие перед ней полвека назад, до сих пор до конца не решены. Четыре десятилетия в стране полыхала гражданская война - против центрального правительства вооруженную борьбу вели Коммунистическая партия и многочисленные сепаратистские организации национальных меньшинств. И хотя сейчас коммунистическое повстанчество сошло на нет, а практически все национальные меньшинства сложили оружие, внутренний мир крайне хрупок и держится во многом за счет жесткого военного правления. Мьянма входит в число наименее развитых государств, заметно отставая от соседей в ЮВА. Более быстрой модернизации страны мешала внешняя политика самоизоляционизма, проводившаяся режимом Не Вина.

Как известно, история не знает сослагательного наклонения, однако велико желание задаться вопросом: по какому пути развивалась бы Бирма, если бы Аун Сан не был убит в 1947 г.? Ведь он мог быть нашим современником: У Ну и Не Вин, которые были старше генерала по возрасту, дожили до нашего времени. Первый скончался в 1995 г, а второй и вовсе в 2002 г. Быть может, Аун Сану удалось бы, опираясь на свой огромный авторитет, предотвратить гражданскую войну и сплотить различные политические силы для дела становления нового государства. Возможно, не приняло бы таких масштабов сепаратистское движение. Вместе с тем в Мьянме сейчас раздаются голоса о том, что закрепление в конституции 1947 г. принципов федеративного устройства страны было ошибочным и стимулировало рост сепаратизма. Такой подход нельзя признать корректным, он не учитывает исторических реалий прошлого. В конце 1940-х годов курс на унитарное государство оттолкнул бы от Бирмы национальные меньшинства и помешал бы созданию единого государства.

Генерал решительно выступал против смешения религии и политики, считая религиозные убеждения личным делом человека. Сам он всегда проявлял глубокий интерес к духовным, религиозным вопросам, но не демонстрировал этого на публике. Аун Сан исходил из того, что организация религиозной жизни должна соответствовать требованиям времени. Так, в одном из выступлений он высказался за то, чтобы на пять деревень приходился один монастырь с одним монахом, тогда как в действительности в деревнях было несколько монастырей со многими монахами [Зэгайн Хан Тин, 1985, с. 47]. Есть все основания предположить, что объявление У Ну в 1961 г. Бирмы буддийским государством, приведшее к обострению внутриполитической ситуации в стране, не получило бы одобрения Аун Сана.

Аун Сану чужды были идеи самоизоляции Бирмы. Наоборот, он выступал за открытость, широкое международное и региональное сотрудничество страны. Он считал, что королевская Бирма потеряла независимость потому, что пребывала в изоляции, и даже образно сравнивал королевство династии Конбаунов с лягушонком, сидевшим в колодце и не знавшим, что происходит в мире [Зэгайн Хан Тин, 1985, с. 89]. Можно сказать, что генерал предугадал региональное будущее Мьянмы: еще в январе 1946 г. он пророчески сказал: "В действительности, возможно, когда-нибудь окажется нужным и практически выполнимым создание, скажем, Соединенных Штатов Индокитая, включающих Французский Индокитай, Таиланд, Малайю, Индонезию и нашу страну. Это не идеалистическая концепция. К этому вполне может привести историческое развитие этих стран, имеющих много общих этнических, стратегических, экономических и других черт" [Аун Сан, 1965, с. 129]. В июле 1997 г. Мьянма стала полноправным членом АСЕАН после многих лет изоляции. Конечно, АСЕАН - это не Соединенные Штаты Индокитая, но фактом является предсказанное Аун Саном объединение в Ассоциации практически всех государств ЮВА.

Аун Сан прекрасно понимал важность геополитического положения Бирмы на стыке регионов и был уверен, что через бирманскую территорию пройдут транспортные пути, которые свяжут Восточную и Юго-Восточную Азию с Индией, стра-

стр. 75


нами Среднего и Ближнего Востока и в конечном счете с Европой [Зэгайн Хан Тин, 1985, с. 46 - 47, 49]. Это предвидение Аун Сана начинает осуществляться.

Об интересе к наследию Аун Сана свидетельствует регулярное издание в разных странах посвященных его деятельности и взглядам научных трудов [см.: Naw, 2001].

В Бирме исследователи вписывают деятельность Аун Сана в исторический контекст, называя его создателем четвертого бирманского государства наряду с королями Аноратхой, Баиннауном и Алаунминтая, при которых страна достигала пиков могущества [Азани нэй, 1984, с. 4]. В Бирме сложился своего рода культ генерала Аун Сана. Его именем названы города и улицы, ему установлены памятники. В Рангуне, в скромном доме, где прошли последние годы жизни генерала, открыт мемориальный музей.

35-летняя До Кхин Чжи осталась вдовой с двумя детьми на руках - сыном и дочерью. Всего в семье До Кхин Чжи и генерала Аун Сана было четверо детей, но младшая дочь умерла вскоре после рождения, а сын утонул в раннем детстве. До Кхин Чжи пользовалась в Бирме большим уважением. Она стала первым и единственным до сегодняшнего дня бирманским послом-женщиной: в 1961 - 1967 гг. вдова Аун Сана представляла Бирму в Индии.

Но особую роль в истории современной Бирмы суждено было сыграть дочери генерала До Аун Сан - Су Чжи. До 1988 г. она жила в Великобритании, где получила образование и вышла замуж за английского востоковеда Майкла Эриса. В марте переломного 1988 г. Су Чжи приехала в Рангун, чтобы ухаживать за тяжело заболевшей матерью, которая скончалась в декабре 1988 г. в возрасте 76 лет, пережив своего легендарного мужа на 41 год. Когда же в стране вспыхнуло массовое движение против режима Партии бирманской социалистической программы, Су Чжи вовлеклась в политику и быстро стала лидером демократического движения. В мае 1995 г. руководимая Су Чжи Национальная лига за демократию (НДЛ) победила на парламентских выборах, но генералы не допустили НЛД к власти. С тех пор Су Чжи находится в жесткой оппозиции к военной администрации. Много лет она провела под домашним арестом, объявляла голодовки, но не отказывалась от борьбы за идеалы демократии и права человека. Она удостоена Нобелевской премии мира за 1991 г. Для Су Чжи отец - идеал политического деятеля, основными качествами которого были реализм, взвешенность в принятии решений и смелость в претворении их в жизнь, готовность к компромиссам, способность отказываться от догм и устаревших представлений. Особо Су Чжи подчеркивает приверженность Аун Сана демократическим принципам построения государства, в котором армия не вмешивается в политику, а религия не используется в политических целях [Aung San Suu Kyi, 1991, p. 36 - 37].

Генералу Аун Сану принадлежала инициатива установления дипломатических отношений с СССР. Еще в январе 1947 г., во время пребывания в Лондоне, он начал переговоры по этому вопросу с советскими представителями в Великобритании. Вообще, не подлежит сомнению большое влияние Октябрьской революции, решающего вклада Советского Союза в победу над фашизмом во Второй мировой войне на развитие национально-освободительного движения бирманского народа, на мировоззрение Аун Сана и других лидеров борьбы за независимость Бирмы. В 1940-е годы в Советском Союзе к Аун Сану относились с подозрением, считая его "марионеткой империалистов". Ставка тогда делалась на приход к власти в Бирме коммунистов. Но позднее от этого догматического подхода отказались, и Аун Сан воспринимался как герой национально-освободительного движения, придерживавшийся левых, социалистических взглядов. В 1965 г. в Москве была издана книга "Бирма бросает вызов", представляющая собой сборник статей и речей Аун Сана. В том же году в серии "Жизнь замечательных людей" увидела свет беллетризированная биография генерала, принадлежащая перу известного бирманиста И. В. Можейко.

стр. 76


Аун Сан стал национальным героем Бирмы номер один вопреки многим обстоятельствам. Во-первых, он был очень молод, что являлось недостатком в традиционном представлении бирманского общества с его культом старших по возрасту. Во-вторых, он обладал чертами характера, считающимися у бирманцев весьма отрицательными, а именно был прямолинеен, даже грубоват, необходителен, вспыльчив, не любил условностей. Другими словами, не был силен в том, что у бирманцев называется "лухмуйи" - "социальность", "владение искусством поддерживать хорошие отношения с людьми". Или такая мелочь, как неопрятность, небрежность в одежде, чем отличался генерал. Для бирманца это почти что грех. Благодаря чему же Аун Сан стал лидером, снискал любовь и уважение народа? Дело, наверное, в цельности его натуры, несгибаемой целеустремленности и обезоруживающей искренности. И конечно, сказалась востребованность временем.

Аун Сан родился в разгар Первой, а погиб вскоре после окончания Второй мировой войны. В мире и в стране происходили головокружительные перемены, требовавшие новых лидеров. Бирма была, да и по сей день остается глубоко традиционалистской страной. Но во второй половине XIX, и особенно в XX веке, она испытала огромное внешнее влияние. Поэтому представляются не совсем убедительными попытки некоторых исследователей объяснить феномен Аун Сана преимущественно в рамках традиционных понятий бирманского общества, в частности опираясь на распространенные в тот период в Бирме милленаристские ожидания появления минлауна, будущего короля-спасителя [см., например: Prager, 1995]. Любопытно, что японцы уловили эти настроения бирманцев. Они даже предлагали Аун Сану стать королем, но тот отказался [Аун Сан, 1965, с. 81]. Конечно, милленаристские упования сыграли свою роль в усилении популярности Аун Сана. Недаром он сам довольно часто апеллировал к доколониальному прошлому, например, сравнивал Армию независимости Бирмы с войсками славных королей Алаунпая, Схинбьющина и Баиннауна [Зэгайн Хан Тин, 1985, с. 37]. И все-таки не это было определяющим. В том-то и состоит особенность феномена Аун Сана, что ему приходилось действовать в традиционном обществе, решая совершенно новые задачи с опорой на современные для того времени идеи и представления. Молодому лидеру удалось соответствовать вызовам времени.

Раздражение военного режима по поводу действий Су Чжи в определенной степени сказалось и на отношении властей к культу Аун Сана. После 1988 г. официоз старается лишний раз не упоминать его имени. Изображение генерала перестало печататься на денежных знаках. Незамеченным прошло 90-летие со дня рождения национального героя. Как бы то ни было, генерал Аун Сан навсегда останется в истории Бирмы XX века как одно из главных действующих лиц, мучеником, отдавшим жизнь за независимость родины.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Азани нэп. (День мучеников). Рангун, 1984.

Аун Сан. Бирма бросает вызов. Статьи и речи. М., 1965.

Бочжоу Аун Сан и мэйнгун мья. (Речи генерала Аун Сана). Рангун, 1971.

Зэгайн Хан Тин. Бочжоу Аун Сан и щапа мэйнгун мья. (Малоизвестные речи Аун Сана). Рангун, 1985.

Aung San of Burma / Compiled and Edited by Maung Maung. The Hague, 1962.

Aung San Suu Kyi. Freedom from Fear and Writings. L., 1991.

Naw A. Aung San and the Struggle for Burmese Independence. Chiang Mai: Silk Worm Books, 2001.

Prager S. The Coming of Bo Bo Aung. Millenarian Expectations in Burma before and during the Japanese Occupation Period / Preliminary Version of a Paper for the Panel "Religious Revival in Southeast Asia' // EUROESAS Conference. Leiden, 29 June - / July 1995. Munster, 1995.

стр. 77


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ГЕНЕРАЛ-АУН-САН

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Golem AnzhanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Golem

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. А. ЛИСТОПАДОВ, ГЕНЕРАЛ АУН САН // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 21.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ГЕНЕРАЛ-АУН-САН (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - Н. А. ЛИСТОПАДОВ:

Н. А. ЛИСТОПАДОВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Golem Anzhanov
Tashkent, Uzbekistan
19 views rating
21.06.2024 (32 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ГЕНЕРАЛ АУН САН
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android