Libmonster ID: UZ-839

Ключевые слова: этнополитическис конфликтынасилиеженщины и дети - жертвы вооруженных противостояний

О. Б. ГРОМОВА

Кандидат исторических наук

Африканские дети в больших масштабах становятся жертвами вооруженных конфликтов. Десятки тысяч детей и подростков погибают в результате военных действий, получают ранения, увечья и психические травмы. Миллионы детей в "горячих зонах" становятся бездомными, насильно перемещенными лицами и беженцами, потерявшими связь с родителями и другими близкими им людьми.

В провинции Северное Киву (ДРК) дети составили большинство - 60% всех перемещенных лиц. 150 тыс. детей бежали вместе с родителями или отдельно от них из суданского Дарфура в Чад1. На долю беззащитного детского населения выпадают все порождаемые войной невзгоды: нехватка продовольствия, питьевой воды, болезни, голод, ограниченность доступа к образованию, а также к медицинской и гуманитарной помощи. Отсюда - высокий уровень детской смертности и в лагерях беженцев, и в военных зонах.

Одним из наиболее серьезных последствий политической нестабильности стало массовое сиротство среди африканских детей - из-за гибели родителей на войне, смерти от СПИДа или голода, развала семей, потери детей во время бегства, а также в результате их похищения для принудительного превращения в солдат или сексуальных рабов. Так, в Либерии в разгар вооруженного конфликта в конце 1996 г. насчитывалось около 50 тыс. погибших детей, 300 тыс. детей-беженцев и почти 50 тыс. сирот2. Брошенные дети, сироты вынуждены самостоятельно добывать пропитание. На улицах городов скапливаются тысячи малолетних бродяг - голодных, лишенных защиты и помощи со стороны родственников или общины.

Тесно связанное с практикой похищений детей (в лагерях для перемещенных лиц и беженцев, в деревнях, школах и пр.), широкое распространение в обстановке общего хаоса и "безумства войны" получило сексуальное насилие над подростками. Кроме того, дети, как и женщины, подвергаются различным формам унижения и эксплуатации, становятся объектами крайней жестокости и сексуальных оскорблений со стороны всех противоборствующих сил в нарушение норм международного гуманитарного права.

В Либерии эскалация гражданского конфликта в 2003 г. сопровождалась ростом числа похищений, изнасилований и принудительной вербовки детей, даже десятилетних, в солдаты.

В деревнях на севере Уганды родители, пытаясь защитить детей от нападений боевиков Армии спасения Господа (АСГ), похищений и "мобилизации", отправляли их на ночь в город, где малолетние жертвы конфликта до утра оставались на улицах, иногда - в больницах или подобных учреждениях, а утром возвращались домой. Повстанцами АСГ похищены десятки тысяч детей преимущественно во время набегов на прилегающие к их базам территории, расположенные вдоль границы с ЦАР, ДРК и Суданом. После пыток и насилия детей использовали в качестве солдат, сексуальных рабов, слуг, разведчиков или "живого товара". Эта вооруженная группировка активно действует и на северо-востоке ДРК, где похищает детей и заставляет их убивать, грабить и калечить мирных жителей.

В целом, по оценкам на середину первой декады XXI в., в вооруженные конфликты в Африке были принудительно втянуты почти 120 тыс. детей3.

Девочки все чаще становились главными объектами похищений. Практика продажи девочек в наложницы была широко распространена в Анголе, Бурунди, Либерии, Руанде, Сьерра-Леоне, Уганде и ДРК. В Либерии, например, многие похищенные девочки становились "женами" командиров, офицеров и солдат. В зонах вооруженного конфликта наблюдался рост детской проституции. Известны и случаи (в Либерии, Кот-д'Ивуаре, ДРК, Южном Судане), когда подростки 14 - 15 лет и моложе становились жертвами сексуальных домогательств со стороны гуманитарных работников и миротворцев ООН.

Проблемы, с которыми сталкивались и сталкиваются девочки во время вооруженного конфликта, - это физическое и психологическое насилие, тяжелый труд в лагерях для перемещенных лиц и на базах повстанцев, ухудшение здоровья, прежде всего связанное с ранней беременностью в случае изнасилования. В Бурунди большинство изнасило-


Окончание. Начало см. "Азия и Африка сегодня", 2010, N 8.

стр. 14

ванных боевиками девочек составили школьницы, не достигшие 15 лет. В ДРК, по оценкам экспертов ООН, 65% всего числа жертв сексуального насилия были подростки, в основном девочки, а 10% пострадавших - дети моложе 10 лет4.

В результате изнасилования, часто группового, последующей беременности и рождения ребенка девочки страдают от травм и тяжелых заболеваний репродуктивной сферы. Велика и опасность для них ВИЧ-инфицирования и заражения СПИДом. Малолетних девочек часто выбирают для надругательства не только из-за их беззащитности, но и из-за ошибочного предположения, что они не заражены венерическими болезнями и что секс с ними может вылечить от СПИДа. Жизнь юных жертв, как правило, складывается трагически: от них отказываются семьи, отвергает община. Более того, сами еще дети, они вынуждены самостоятельно растить ребенка.

ДЕТИ ИДУТ НА ВОЙНУ

Подлинным бедствием для африканских стран стал феномен детей-солдат. Беспрецедентное число детей в зонах противостояния систематически и активно используется как повстанцами, так и правительственными армиями в качестве "пушечного мяса". По оценкам правозащитной организации Human rights watch, почти треть мирового контингента детей-солдат приходится на Африку, а крупнейшая по численности "детская" армия до недавнего времени действовала в ДРК5.

В некоторых охваченных конфликтами странах дети составляли значительную часть участвовавших в боевых действиях, несмотря на то, что практика похищений и насильственной вербовки лиц, не достигших 18-летнего возраста, является прямым нарушением международного гуманитарного права и международных конвенций о правах детей6. В Либерии в период гражданской войны, по оценкам ЮНИСЕФ, к военным действиям был привлечен каждый десятый ребенок7. В Чаде начальники лагерей для перемещенных лиц насильно отбирали у родителей мальчиков 9 - 15 лет для продажи вооруженным формированиям или милиции для превращения их в солдат. Тысячи детей-беженцев из лагерей, расположенных в восточном Чаде, вербовались и повстанцами, и в правительственную армию, причем даже в присутствии войск Евросоюза (EUFOR).

Боевики суданской милиции джанджавид пробирались из Дарфура в Чад для вербовки мальчиков. По оценкам ЮНИСЕФ, в 2008 г. там было насильно "мобилизовано" почти 10 тыс. детей8. В Сьерра-Леоне во время гражданской войны на детей приходилось до 12% рядового состава повстанческих группировок9. Тысячи насильно завербованных сьерралеонских детей от 6 до 17 лет, вооруженных, одурманенных наркотиками, участвовали в жестоких преступлениях10.

В таких странах, как Ангола, Бурунди, ДРК, Руанда, Судан, Уганда, Либерия, Эфиопия, Мозамбик, в ходе внутренних конфликтов похищения, сексуальное насилие и вербовка в солдаты детей, иногда в возрасте 7 - 8 лет, были обычным делом. В Бурунди молодежные военные подразделения тутси формировались из детей и подростков.

В середине 2006 г. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан направил в Совет Безопасности доклад о положении детей в Судане, в котором он обратил внимание на вопиющие факты их убийств и увечья, вербовки в вооруженные формирования в качестве солдат, а также сексуальных надругательств над ними и похищений. Грубое нарушение прав детей было отмечено не только в западных и южных районах Судана, но и в целом по стране, а в качестве виновных названы национальные вооруженные силы, Национально-освободительная армия Судана, милиция джанджавид, АСГ и силы чадской оппозиции. На власти Южного Судана была возложена прямая ответственность за вербовку и использование детей в Национально-освободительной армии Судана11.

В Анголе и Мозамбике дети-солдаты, которых ранее похитили во время налетов на деревни и разлучили с семьями, воевали на протяжении всех долгих лет гражданской войны. В Мозамбике повстанческая группировка RENAMO удерживала в своих рядах более 10 тыс. детей, причем даже 6-летнего возраста12.

В ДРК конфликтующие стороны использовали детей-солдат в своих целях, всячески препятствуя международным гуманитарным организациям отстоять их права и вывести из зоны противостояния. На востоке страны - в эпицентре конфликта - дети составляли до 40% личного состава некоторых вооруженных группировок13.

Дети-солдаты принимали участие в военных действиях не только на территории своей страны, но и в соседних государствах. В западноафриканском регионе, например, детей-солдат из Либерии вербовали для участия в вооруженном конфликте в Кот-д'Ивуаре. В условиях прозрачности большинства африканских государственных границ при возобновлении боев в одной из стран региона переброска детей-солдат в очередной конфликтогенный район происходит достаточно легко.

У детей, находящихся во власти похитителей, выбор ограничен: быть убитыми или вступить в ряды повстанцев (милиции) и начать убивать самим. Попытки побега, как правило, заканчиваются плачевно, пойманных детей пытают и убивают. Их "согласие" на "добровольное" участие в боевых действиях, разбое, актах насилия и расправах над мирными жителями объясняется не только инстинктом самосохранения и опасением за свою жизнь, но и бедственным состоянием семьи, одиночеством, сиротством, а зачастую и свойственным мальчишкам желанием испытать "риск войны", стать "настоя-

стр. 15

щим", сильным мужчиной, бесстрашным бойцом в отличие от "слабых" гражданских лиц. Дети, испытавшие страдания, нередко готовы принести их и другим.

Подросткам, похищенным в раннем детстве и прожившим среди солдат в обстановке насилия не один год, довелось быть очевидцами расправ над родителями, убийств соплеменников и других актов жестокости. Под влиянием обстоятельств они превращались в преступников, убийц, грабителей, насильников и наркоманов.

Российская журналистка В. Ивлиева рассказывает о своей встрече с угандийским мальчиком, проведшим семь месяцев у повстанцев АСГ, который признался: "Я до сих пор не знаю, сколько человек убил. Как можно сказать, чей удар палкой был последним... Нам ведь велели бить всей толпой, и каждый раз - до смерти"14.

Так в зоне конфликта формируется юное поколение - неграмотное, не имеющее образования или каких-либо профессиональных навыков, но для которого "Калашников" становится предметом первой необходимости, придавая мальчишкам уверенность в их силах и веру во вседозволенность. При изобилии и доступности "Калашниковых" дети быстро становятся солдатами, но неопытными, недисциплинированными и представляющими угрозу безопасности не столько "неприятеля", сколько мирного населения. Дети-солдаты ассоциируются с агрессией, взрослением, зрелостью. От мира детства, из которого они еще не успели выйти, их отделяют владение оружием и право убивать. Но физически и психологически они не могут, как взрослые, отвечать за свои поступки. Существование детей-солдат, одновременно жертв и преступников, свидетельствует о серьезном подрыве традиционных общественных и моральных устоев.

Демобилизация тысяч несовершеннолетних солдат после разрешения конфликта, которое, к тому же, далеко не всегда означало установление подлинного мира, не вела к прекращению насилия, жестокости в отношении детей и их принудительной или добровольной вербовки в оппозиционные вооруженные группировки или правительственную армию. В Чаде, где после достижения мирного соглашения между правительством страны и различными повстанческими формированиями началась демобилизация детей-солдат, возобновление конфликта в конце 2007 г. привело к приостановке этого процесса и росту числа вновь завербованных детей. Прежде всего, это касается отдаленных районов на границе с Суданом, где сконцентрировалось более 250 тыс. дарфурских беженцев.

В ДРК после подписания в 2006 г. мирного соглашения около 18 тыс. детей были "изъяты" при посредничестве миротворческого контингента ООН из оппозиционных вооруженных формирований. При этом значительная их часть, не желая сдавать оружие, осталась в провинции Северное Киву15. Столкнувшись с плохими условиями проживания в транзитных лагерях для демобилизованных, недостаточным питанием, с проблемами послевоенной жизни - бытовыми трудностями, бедностью, безработицей, отсутствием перспективы, жестоким отношением окружающих, - дети вновь "записывались" в военные отряды и шли на войну. Некоторые направлялись в качестве наемников в другие нестабильные регионы - Либерию, Кот-д'Ивуар, Гвинею, Сьерра-Леоне. Таким образом, для огромного числа подростков война превращалась в "способ выживания".

Дети, не сумевшие по каким-то причинам после разрешения конфликта вновь взяться за оружие, продолжают, между тем, заниматься "привычным" для них делом - грабежом и насилием в отношении гражданского населения. Именно из-за детей - бывших солдат и военных преступников - резко расширились параметры насилия после окончания войн в Сьерра-Леоне, Либерии, ДРК16. Сталкиваясь с реалиями жестокой повседневной жизни, дети - бывшие участники вооруженных конфликтов легко возвращаются к насилию, занятиям проституцией, составляя костяк городских преступных банд и групп, занимающихся незаконным бизнесом.

Военный опыт тяжело отразился на физическом и моральном состоянии детей, находившихся в военных отрядах и не знавших другой жизни, кроме грабежей, разбоя и насилия. Целое поколение в таких странах, как Сьерра-Леоне и Либерия, выросло в условиях продолжавшихся более 10 лет гражданских войн. Дети - солдаты, свидетели ужасов военных преступлений и "герои" насилия, не могут легко отбросить свое прошлое и остаются наиболее уязвимыми членами общества, нередко страдающими серьезными психическими расстройствами. Испытываемые ими душевная тревога, беспокойство, опустошенность, чувство вины часто компенсируются агрессией. Они не придерживаются африканских традиций уважения и почитания старших, что выражается, в частности, в многочисленных случаях изнасилований взрослых женщин. Участие детей в военных действиях имеет негативные последствия не только для них самих, но и для всего общества, которое опасается недавних несовершеннолетних вояк, привыкших уважать только силу оружия. Таких детей трудно интегрировать в мирную жизнь, заставить учиться и трудиться.

Негативное воздействие на детей длительного вооруженного противостояния требует от властей принятия эффективных мер по их демобилизации и разоружению. Стоит сложная задача возвращения тысяч детей к нормальной жизни, которая должна начаться с их воссоединения, если это возможно, с родителями, се-

стр. 16

мьей, общиной, на которые теперь ложится забота о перевоспитании бывших солдат.

В Сьерра-Леоне одной из целей созданной еще в 2000 г. парламентской комиссии по расследованию преступлений, совершенных в годы гражданской войны, была разработка и реализация программ реабилитации участников конфликта. В мирный период, опасаясь, что дети могут быть завербованы в какие-либо вооруженные формирования в своей или соседних странах, власти начали отправлять их на полгода в специальные реабилитационные лагеря, где для детей были организованы лечение, учеба в начальных классах и профессиональное обучение (шитью, строительному, автомеханическому делу и др.). Правда, из-за недостатка средств масштабы деятельности этих центров были незначительными.

Действовали и специальные приюты для детей-сирот, потерявших родителей во время войны. Там они могли также получить начальную профессиональную подготовку и психологическую помощь. Юные матери обучались навыкам ухода за детьми.

Детский психологический реабилитационный центр функционировал и в одном из северных районов Уганды. Различные сегрегации и общественные организации в разных странах участвовали в создании центров по предоставлению детям, вернувшимся с войны, необходимой медицинской, психологической помощи, а также возможности научиться грамоте и основам какой-нибудь профессии.

Необходимо отметить, что к процессу социальной реинтеграции демобилизованных детей в некоторых регионах - Сьерра-Леоне, Либерии, Южном Судане - подключаются местные общины. Общинные и большесемейные структуры, комитеты старейшин, религиозные общества играют заметную роль в организации для детей школьного обучения, профессиональной подготовки, а также в предотвращении повторной вербовки в вооруженные формирования.

Не вызывает сомнения то обстоятельство, что эффективная реализация правительственных программ по реабилитации непосредственных участников вооруженных конфликтов напрямую зависит от предоставляемых им государством возможностей получения образования, занятости, профессиональной подготовки и медицинского обслуживания.

Африканские правительства несут главную ответственность за решение задач по защите прав детей, как того требуют Конвенция ООН по правам ребенка от 1989 г. и принятая в 1990 г. и вошедшая в силу в 1999 г. Африканская хартия по правам и благополучию детей. Но пережившие вооруженные конфликты и войны страны региона не обойдутся без поддержки и помощи со стороны международного сообщества в лице ООН и ее подразделений - ЮНИСЕФ, Управления Верховного Комиссара по правам человека (УВКПЧ) и др., а также международных гуманитарных и правозащитных организаций.

В настоящее время благодаря усилиям африканского и международного сообщества по урегулированию и предотвращению политических конфликтов наблюдается некоторый спад напряженности и сокращение военных действий на континенте. Вместе с тем сохраняется множество факторов социально-политического и экономического плана, способных разжечь новые или обострить старые конфликты и противоречия в разных частях континента, привести к дестабилизации политической обстановки. Новые конфликты в случае их возникновения послужат основой для возобновления насилия над женщинами и детьми. В надежде на скорейшее и окончательное разрешение всех вооруженных конфликтов на континенте Африканский Союз объявил 2010 г. "Годом мира и безопасности" в Африке. АС призывает найти новые средства и пути преодоления разногласий, которые и приводят к разгулу насилия. Среди них - ускорение процессов демократизации, ликвидация всех форм женской дискриминации, активное привлечение женщин к участию в общественно-политической и экономической жизни отдельных стран и континента в целом. Очевидна необходимость укрепления международных механизмов защиты наиболее уязвимых групп африканского общества, усиления межафриканского и международного сотрудничества в деле оказания помощи и поддержки женщинам и детям - жертвам военных конфликтов.


1 African research bulletin. Political, socialand culturalseries. Exeter, 2008. Vol. 45. N 6. P. 17581; N 11. P. 17768.

2 What women do in wartime. L., N.Y., 1998. P. 134.

3 African research bulletin... 2006. Vol. 43. N 5. P. 16668.

4 www.HRW.org

5 Там же.

6 В большинстве африканских стран установлен минимальный, 18-летний, возраст для набора в ряды военнослужащих. В Анголе он снижен до 17 лет, в Бурунди и Руанде до 15 - 16 лет (для добровольцев), а Уганда допускает прием в армию с 13 лет с согласия родителей. В Южной Африке дети с 15 лет могут быть использованы непосредственно в вооруженном конфликте при объявлении чрезвычайного положения. В Мозамбике для военного времени возрастной ценз снижен до 18 лет. - African research bulletin... 2006. Vol. 43. N 5. P. 16667.

7 ООН. Экономический и социальный совет. Консультативное обслуживание и техническое сотрудничество в области прав человека. E/CN.4/2004/113. 16 February 2004. N.Y., 2004. P. 3.

8 African research bulletin... 2008. Vol. 45. N 6. P. 17581;...2009. Vol. 46. N 4. P. 17947.

9 Beyond to cooperate: conflict, peace and people in Sierra-Leone. Geneva, 2000. P. 114.

10 African research bulletin... 2006. Vol. 43. N 5. P. 16667.

11 Компас. М., 2006. N 35. С 59, 60.

12 IDS Bulletin. Oxford, 2009. Vol. 40. N 1. P. 63.

13 African research bulletin... 2007. Vol. 41. N 10. P. 17256.

14 Искусство войны. М., 2008. N 2(7). С. 62.

15 www.UNICEF.org; African research bulletin... 2009. Vol. 46. N 4. P. 17947.

16 ЮНИСЕФ, Международный комитет Красного Креста и другие международные организации также осуществляют деятельность, направленную на решение проблем африканских детей, пострадавших в результате вооруженных конфликтов. ЮНИСЕФ, например, проводит постоянную работу по освобождению детей, связанных с воюющими сторонами, и поиску потерянных семей, оказывает помощь детям в рамках мер по разоружению и демобилизации, а также по обеспечению их продуктами питания, организации медицинского лечения, оказанию психосоциальной помощи и восстановлению здоровья. - African research bulletin... 2008. Vol. 45. N 6. P. 17578.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ЖЕНЩИНЫ-И-ДЕТИ-ЖЕРТВЫ-ВООРУЖЕННЫХ-КОНФЛИКТОВ-В-АФРИКЕ-Окончание-Начало-см-Азия-и-Африка-сегодня-2010-N-8

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. Б. ГРОМОВА, ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ - ЖЕРТВЫ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ В АФРИКЕ.Окончание. Начало см. "Азия и Африка сегодня", 2010, N 8. // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 20.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ЖЕНЩИНЫ-И-ДЕТИ-ЖЕРТВЫ-ВООРУЖЕННЫХ-КОНФЛИКТОВ-В-АФРИКЕ-Окончание-Начало-см-Азия-и-Африка-сегодня-2010-N-8 (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - О. Б. ГРОМОВА:

О. Б. ГРОМОВА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
9 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ - ЖЕРТВЫ ВООРУЖЕННЫХ КОНФЛИКТОВ В АФРИКЕ.Окончание. Начало см. "Азия и Африка сегодня", 2010, N 8.
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android