Libmonster ID: UZ-794
Author(s) of the publication: Э. А. АЛИ-ЗАДЕ

В XIX в. Сирия, входившая в состав Османской империи, как и другие развитые арабские страны (Египет, Тунис), вступала в новый исторический этап, отмеченный началом распада феодальных отношений и зарождения отношений буржуазных. Процесс пробуждения общественного сознания и формирования культуры нового типа протекал в рамках общеарабского1 просветительского движения, получившего название "Ан-Нахда" (подъем, возрождение). С этим историческим периодом - эпохой сирийского просветительского движения - связана вся многогранная деятельность заметного представителя национальной культуры Мухаммеда Курд Али.

Арабское просветительство развивалось под знаком стремления к преодолению технической и культурной отсталости, освобождению от пережитков феодального уклада, в том числе и в быту; обновлению экономической и духовной жизни и желания реформировать исламскую религию в соответствии с требованиями нового времени, "освятив ею новые идеи века" [Долинина, 1968, с. 7]. В связи с этим особенно актуальной для арабских стран была проблема "Восток-Запад". Просветительское движение, ориентированное на возрождение собственного богатого духовного наследия, культурных традиций арабов, в то же время включало усвоение достижений европейской цивилизации, политических, научных и технических знаний Запада. Так, во всех сферах жизни арабского общества складывался своеобразный синтез старого и нового, национального и заимствованного. Однако одним из главных вопросов являлось соотношение того, что нужно брать у Запада, и того, что нужно сохранить от своего, традиционного.

В XIX в. и вплоть до конца Первой мировой войны Сирия включала в себя территории Палестины и Ливана и называлась "Аш-Шам" ("Великая Сирия"), что означало не только географическую, региональную, но и определенную культурно-политическую общность. Собственно же Сирия (в границах, установленных в 1937 г.) в арабской научной литературе нередко именовалась "Внутренней Сирией" ("Сурийа ад-дахилиййа").

Все идейно-политические и культурные процессы в Сирии на данном этапе были связаны с основной проблемой, стоявшей остро и перед другими арабскими странами, - с освобождением от иноземного господства. Но при этом общие задачи "Ан-Нахды" решались в разных арабских странах неодинаково. Более того. Просветительское движение развивалось неравномерно и в регионах самого Аш-Шама. Наибольшего успеха оно достигло в Ливане благодаря его давним и более тесным культурным и торговым связям с западным миром, прежде всего с Францией, и, как счи-


1 В ХIХ - начале XX в. арабский мир продолжал существовать как единое историческое и историко-культурное целое.

стр. 65


тают сирийские исследователи, гораздо большему вниманию Запада к этой стране. Результаты этого ощущались уже ко второй половине XIX в. Подъему культуры здесь способствовали бурное развитие наук и образования, литературы, театра, журналистики и издательской деятельности, распространение библиотек, создание светских школ и просветительских обществ. Все это напоминало процессы и последствия европейского Просвещения XVIII в.

Крупным центром арабской культуры стал Бейрут - инициатор многих литературных и общественно-политических начинаний. Здесь были заложены основы современной арабской драматургии и театра, прародители которого - театр теней (турецкий Каракёз), кукольный театр, театр марионеток - издавна пользовались в арабских странах большой популярностью. Именно в Бейруте зародились первые в новоарабской литературе жанры художественного творчества - исторический роман, рассказ, новелла. Ливанским писателям принадлежит пальма первенства и в освоении художественных систем романтизма и реализма. Бейрут стал лидером формирования на Арабском Востоке современной общественной и эстетической мысли, движения за обновление арабского литературного языка и стиля, а также их широкое распространение. Здесь возникло первое арабское политическое общество, появились и первые на Арабском Востоке просветительские центры. Все эти начинания быстро распространялись по всему арабскому миру.

Передовые деятели "Внутренней Сирии" также ощущали необходимость преобразования своего общества. Но процесс приобщения к западной культуре здесь был менее интенсивным. Основные причины медленного, по сравнению с Ливаном, культурного обновления в Сирии - отсутствие развитой социальной структуры общества, малочисленность и слабость буржуазных слоев как потенциальных носителей прогрессивных идей, господство в общественной жизни сильнейших феодальных порядков и устоев, более жесткие политические условия. Тем не менее новые веяния проникали в Сирию главным образом через Египет и Ливан, находившихся под воздействием западной идеологии и культуры.

Однако с 80-х годов XIX в. в Бейруте начинается период культурного спада; город утрачивает значение ведущего центра общеарабской культурной жизни, чему способствовала общественно-политическая атмосфера в Аш-Шаме. Наступило время зулум - деспотического правления Абдул Хамида II (1876 - 1908), когда османское господство ставило всяческие препятствия развитию арабской национальной культуры. Спасаясь от репрессивной политики абдулхамидского режима, многие талантливые литераторы, журналисты и общественные деятели вынуждены были эмигрировать из Аш-Шама в Северную и Южную Америку, Францию, Англию, но главным образом в Египет, где сложились благоприятные, с мягкой цензурой, условия для общественно-политической и литературной деятельности.

С этого времени именно Египет, прочно связанный с капиталистическим миром, вступает в полосу культурного расцвета и оказывает решающее воздействие на литературные процессы в арабском мире. Немаловажная роль в этом принадлежала деятелям культуры - эмигрантам из "Внутренней Сирии". В эмиграции "внутренние" сирийцы (вместе с ливанцами), продолжив просветительскую деятельность, внесли значительный вклад и в культурное возрождение Египта, и в формирование новой общеарабской культуры в целом. На родине же, во "Внутренней Сирии", остались лишь немногие представители творческой интеллигенции.

Видный общественный деятель, филолог, историк и журналист М. Курд Али уже 16-летним юношей начал свою карьеру в прессе, став редактором еженедельной газеты "Аш-Шам" - первого официального печатного издания в Дамаске (1865) - и сохранял эту должность в течение трех лет (1892 - 1895). М. Курд Али публиковал в ней свои статьи, а также материалы, которые переводил с турецкого и французского

стр. 66


языков. Активный публицист, он отстаивал необходимость образования самых широких народных слоев, в невежестве которых видел главный источник отсталости сирийского общества. "Аш-Шам" настораживала свирепствовавшую в ту пору цензуру, и газета постоянно находилась под строгим контролем властей. Особенно "опасной" была работа редактора. По словам М. Курд Али, редактор более всего должен был остерегаться упоминания чего-либо, что в той или иной мере затрагивало султана, касалось его сановников, его приближенных, его армии, администрации, его политики; опасаться упоминаний слов "конституция", "революция", "порабощение", "парламент", "сенат", "независимость", "децентрализация", "самоуправление", "свержение", "отречение от престола", "свобода" и т.д. И наоборот, изо дня в день газете вменялось в обязанность напоминать о царящей в стране безопасности, о счастье, которым наслаждаются все жители Османской империи от края и до края в период правления Абдул Хамида, непрестанно взывать к Аллаху с просьбой продлить дорогие дни султана [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 4, с. 1232].

Сотрудничество в известном журнале "Аль-Муктатаф", издававшемся в Каире с 1885 г. (до этого с 1873 г. выходил в Бейруте), сделало М. Курд Али фактически общественно-политическим деятелем. По свидетельству современников, имя М. Курд Али в сирийских кругах стало пользоваться широкой известностью, так как его публицистика отражала интересы арабских просветителей, их стремление к политическим и социальным реформам, к свободе и равенству как основам общества, порождающим демократизм и гуманность.

Учителями М. Курд Али были шейх Тахир аль-Джаза'ири, сейид Мухаммед аль-Мубарак, шейх Селим аль-Бухари, приобщившие его к чтению книг по языкознанию, литературе, социологии, истории, мусульманскому праву, философии, искусству толкования текстов и т.д. По признанию М. Курд Али, именно эти деятели Сирии сыграли важную роль в его духовном становлении, в формировании его активной общественной позиции, в осознании необходимости социальных перемен. Особенно велики заслуги шейха Т. аль-Джаза'ири (до конца его дней М. Курд Али поддерживал с ним добрые отношения), основавшего в конце XIX в. в Дамаске литературно-просветительский кружок, который в начале XX в. действовал как тайное политическое общество. Его члены - поэт Рафик аль-Азм, Хакки аль-Азм и М. Курд Али, связанные с крупными деятелями младотурецкого движения, - выступали с популяризацией идеи обновления ислама. "Я пропитался книгами аль-Газали, Ибн Хизма, Ибн Тай-мийи, Ибн Кийама аль-Джавзийи.., научно изучал ислам. Я размышлял о Коране, житии Пророка и его сподвижниках. Шариат я избрал в качестве самого чистого из этих источников...", - пишет М. Курд Али в "Воспоминаниях", в которых ярко запечатлелись его размышления и жизненные перипетии [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 1, с. 117].

В то же время наставники М. Курд Али призывали не пренебрегать достижениями западных стран. Т. аль-Джаза'ири путь к выходу из османского "порабощения" видел в обращении к "культуре передовых наций" [цит. по: Лука, 1976, с. 103]. Тех же позиций придерживался Рафик аль-Азм. Обращаясь к соотечественникам, он писал: "Используйте все позитивное в западной цивилизации" [цит. по: Лука, 1976, с. 102]. М. Курд Али утверждал в 1906 г., что "арабская нация, если она желает духовного и научного подъема, должна более деятельно овладевать науками. А для этого следует обратиться к западным нациям" как достигшим в этой области определенных высот и идущим в ногу с техническим прогрессом [Курд Али, 1925, с. 67].

Публицистическая деятельность М. Курд Али стала причиной его преследований. Цензурные гонения вынудили его в 1901 г. покинуть Дамаск, и он, подобно многим соотечественникам, обрел надежное убежище в Египте, к которому проникся любовью, какую он, по собственному признанию, питал лишь к родной Сирии [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 2, с. 549]. Причину этого объясняет современник М. Курд Али, его би-

стр. 67


ограф, известный поэт и филолог Шафик Джабри: "В XIX - начале XX вв. Египет был прибежищем для представителей творческой интеллигенции - людей передовых взглядов из ряда арабских стран, особенно из Аш-Шама; они устремились туда, чтобы наслаждаться царившей там свободой мысли, обосновавшись там, они благоденствовали под сенью Египта, могли публиковать самые смелые свои проекты, они основывали газеты и журналы, писали книги. Египетская земля для многих из них стала последним приютом" [Джабри, 1957, с. 50].

С Каиром связан новый период творческой биографии М. Курд Али. Здесь он продолжил журналистскую деятельность: вел редакторскую работу в ежедневных газетах "Ар-Раид аль-мысри" и "Аз-Захир", которую издавал литератор Мухаммед Абу Шади, отец известного поэта Ахмеда Зеки Абу Шади. М. Курд Али сотрудничал также в популярной общественно-политической газете "Аль-Муаййад", журнале "Аль-Муктатаф", который считал "шейхом арабской журнальной печати в Каире" [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 1, с. 53]. На страницах этих изданий М. Курд Али выступал со статьями на общественно-политические, экономические и литературные темы. В статьях, опубликованных в "Аль-Муаййаде", он затрагивал самые злободневные для Египта вопросы (национализма, социально-политического устройства общества и др.). В отношении политического устройства арабского мира М. Курд Али разделял концепцию арабского национального единства, провозглашенную его соотечественниками, виднейшими представителями арабского Возрождения дамаскинцем Адибом Исхаком (1856 - 1885) и уроженцем Халеба Абд ар-Рахманом аль-Кавакиби (1849 - 1903), известные труды которого "Природа деспотизма" и "Мать городов", написанные в Халебе, увидели свет в 1901 - 1902 гг. в Египте, куда аль-Кавакиби вынужден был эмигрировать (общественная и литературная деятельность А. Исхака также протекала за пределами родного города - в Бейруте, Каире, Александрии). На смерть "трибуна Египта" Мустафы Камиля (1847 - 1908), крупнейшего египетского просветителя, лидера основанной в 1907 г. "Партии Отечества" ("Хизб аль-Ватан"), редактора (с 1900 г.) национальной газеты "Аль-Лива", М. Курд Али откликнулся специальной рубрикой в "Аль-Муаййаде", посвятив ее памяти пламенного патриота.

В Каире М. Курд Али с 1906 г. издавал и собственный общественный и научный журнал "Аль-Муктабас", хотя, по его словам, Дж. Зейдан, крупный писатель, ученый и журналист, основатель выходящего по настоящее время каирского журнала "Аль-Хиляль", не раз советовал ему прекратить издание журнала, оставить политические газеты и всецело отдаться науке [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 3, с. 665]. Усердие М. Курд Али оценил И. Ю. Крачковский, который писал о нем как о "талантливом и европейски образованном" журналисте, успешно старающемся превратить свой "Аль-Муктабас" в научный орган, где публикуются исследования и сами памятники арабской старины. "С этой точки зрения европейские ориенталисты должны быть ему благодарны уже за многое", - резюмировал И. Ю. Крачковский [Крачковский, 1912, с. 495]. Встречи с известными учеными, писателями, мыслителями словно открыли М. Курд Али глаза на мир: в Египте он познал и почувствовал то, о чем лишь мог мечтать на родине - покоривший его дух свободы.

Особенно большое впечатление на М. Курд Али произвела домашняя встреча с Ахмедом-пашой Теймуром (1871 - 1930) - крупнейшим египетским просветителем, ученым, библиофилом, знатоком арабской древности. Об Ахмеде-паше, энтузиасте и поклоннике Абу-ль-Аля аль-Ма'арри, И. Ю. Крачковский пишет: "Ахмад Теймур -владелец лучшего в Каире частного собрания рукописей, составленного с редким знанием дела, с громадной любовью. Он всегда с удивительной щедростью открывал ученым всех стран свои сокровища и с редкой скромностью становился как бы сотрудником своего корреспондента, если чувствовал в нем вкус к арабской литературе" [Крачковский, 1965, с. 42]. В особняке в Дарб Саада, "старом квартале с узкими

стр. 68


улицами и тесно сгрудившимися домами", часто собирались литераторы, политические деятели и ученые из разных концов Египта, его посещали востоковеды и деятели науки других стран, жаждущие беседы с видным ученым, знакомства с его богатой библиотекой, слава о которой распространилась далеко за пределы Египта2 . Нередким гостем бывал здесь и просветитель Мухаммед Абдо, которого Ахмед-паша считал своим духовным наставником.

Спустя годы М. Курд Али в лекции о жизни Ахмеда-паши так расскажет о встрече с великим ученым: "Когда я впервые в 1901 г. прибыл в Египет, мой друг устаз сейид Мухаммед Рашид Рида, владелец журнала "Аль-Манар", настойчиво советовал мне посетить Ахмеда Теймура-бека, в доме которого собирается общество, включая имама Мухаммеда Абдо и его кружок... Мы вошли в просторный старинный дом. Теймур-бек сидел в кругу ученых и литераторов... Собралось не менее двадцати человек и все они входили в кружок устаза имама (Мухаммеда Абдо. - Э. А.) и были друзьями Ахмеда Теймура-бека. В тот день передо мной в полном блеске предстало одно из самых сильных проявлений величия Египта - его знатные люди. Я почувствовал их симпатию к себе, бедному незнакомцу, молодому человеку, наблюдал, как предельно воспитаны и по-особому деликатны египтяне... Тот визит был первой ступенью, открывшей передо мной двери в египетское общество, и я удостоился чести общаться с этим избранным кругом... С того дня я стал искать встречи с Ахмедом Теймуром и его окружением. Я учился у них, а многие из них даже стали моими друзьями" [цит. по: Джабри, 1957, с. 51].

Тогда же М. Курд Али посетил три лекции М. Абдо в Аль-Азхаре и запомнил, с каким энтузиазмом и воодушевлением знаменитый имам комментировал айаты Корана, "открывая в священной книге новые значения" [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 2, с. 642].

М. Курд Али пробует силы в области художественного перевода, ставшего в период "Ан-Нахды" важным звеном литературной жизни, благодаря которому также осуществлялось знакомство арабов с Западом. В Египте и Сирии, как и в прочих арабских странах, в то время практиковались пограничные формы переводческой работы - перевод-переложение, перевод-пересказ, явления, не только типичные для раннего этапа развития восточных литератур, но и характерные для России XVIII-XIX вв. и других европейских государств вплоть до начала XIX в. Наглядный пример -сказки "1001 ночи" в переводе знаменитого Галлана, который счел необходимым сократить особо длинные рассказы и монотонные рассуждения, удалить многочисленные повторы подлинника. Став "менее восточными", сказки оказались, однако, более пригодными для европейского рынка; они имели несравненный успех, который вряд ли заслужили бы, если бы переводчик не приблизил их к чувствам и привычкам западного читателя [см.: Реизов, 1965, с. 278].

Для арабских переводчиков особое значение имел также вопрос о языке перевода; он заботил и М. Курд Али, который на рубеже XIX-XX вв. перевел ряд французских романов. Свободно оперируя чужеземными произведениями и стремясь сделать их ясными и понятными современникам, он порой прибегал и к традиционному саджу - рифмованной прозе. М. Курд Али рассказывает историю создания одного из таких своих творений: "Придерживаясь первоисточника, я перевел роман, подобно другим переводчикам, упрощенными речевыми оборотами и показал его своему учителю М. аль-Мубараку. Тот, взглянув на перевод, не одобрил его, поскольку предпочитал


2 Молодого М. Курд Али также поразила библиотека Ахмеда-паши, которую он позднее охарактеризует как уникальную сокровищницу "ценных книг и роскошных рукописей", знаменитую и на Востоке и на Западе [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 2, с. 601], посвятив ей в своих "Воспоминаниях" даже отдельную главку под названием "Сокровищница Теймура" ("Аль-Хизана ат-теймурййа").

стр. 69


изысканный садж". Последовав совету учителя, М. Курд Али пересыпал переводной текст рифмованной прозой, а отдельный кусок даже полностью передал этим пышным, цветистым стилем. "Возможно, он понравился читателям..., но с годами я понял несостоятельность такой переводческой практики, искусственность саджа", - признается М. Курд Али [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 1, с. 307].

После провозглашения османской конституции (1908) М. Курд Али вернулся на родину, где основал типографию и первую дамасскую ежедневную политическую газету "Аль-Муктабас", по названию - аналог издаваемого им в Каире журнала. Газета, выходившая целиком на арабском языке3 , вскоре нашла широкий круг читателей, и каждое ее появление, по словам М. Курд Али, вызывало буквально взрыв читательского интереса. Успех обеспечил ей "такое место, которого не могла занять ни одна газета Османской империи, выходившая на арабском языке, потому что это было "вольное" издание, настолько пронизанное духом свободы, что образованные круги принимали ее за одну из тех национальных газет, которые издавались в Египте в "свободные" времена лорда Кромера" [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 1, с. 67] (хотя сами египтяне были об этом времени иного мнения).

На страницах "Аль-Муктабаса" публиковались статьи, посвященные также проблемам арабской культуры, литературы, особенно, поэзии; произведения известных литераторов Сирии (Рафика аль-Азма, Абд аль-Кадира аль-Мубарака), Ирака (Ма'руфа ар-Русафи и Джамиля Сидки аз-Захави), Египта (Ахмеда Шауки), Ливана, арабских писателей-эмигрантов. Авторитет газеты был неоспорим. По свидетельству М. Курд Али, она стала своего рода "судом", куда обращалась многочисленная читательская аудитория. Такой престиж газеты устрашал представителей власти, и они писали в высокие инстанции султанского двора, а газета с каждым днем становилась все влиятельней и популярней, широко распространяясь и в других арабских странах [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 4, с. 1263]4 . Иттихадистам, т.е. сторонникам младотурецкой организации "Единение и прогресс" ("Иттихад ве теракки"), было понятно чувство недовольства, которое "Аль-Муктабас" - "выразительница общественного мнения" в стране - вызывала у турецких властей своей критикой режима5 . На М. Курд Али, издателя газеты и автора многих публиковавшихся в ней статей, совершались покушения. Местный губернатор предъявил иск газете и закрыл ее, а из Стамбула поступил приказ арестовать М. Курд Али, что заставило его вновь на время покинуть Дамаск.

Дружеские узы связывали М. Курд Али с известным тунисским ученым-просветителем Хасаном Хусни Абд аль-Ваххабом (1883 - 1968), сочинения которого положили начало исследованиям особенностей исламской культуры в Тунисе и сыграли важную роль в возрождении культурного наследия арабов. М. Курд Али ценил в ученом его страстное желание "стереть пыль забвения со славных людей прошлого" [см.: Карру, 1969, с. 20], пробудить в соотечественниках гордость за историческое прошлое родины. Своим близким другом называл М. Курд Али выдающийся ливанский писатель, "философ из Фурейки" Амин ар-Рейхани (1876 - 1940): "У меня был друг в Дамаске, который нес на себе тяжкие оковы политики и который пытался избавиться от них, - вспоминает ар-Рейхани в предисловии к книге "Арабские монархи"


3 Официальный орган, еженедельная газета "Аш-Шам" была двуязычным изданием - на арабском и турецком языках.

4 О широкой известности дамасской газеты за пределами Сирии писал также И. Ю. Крачковский [Крачковский, 1912, с. 494].

5 После конгресса 1907 г. "Иттихад ве теракки" стал ведущей политической силой; ее ряды пополнили многие арабские националисты. М. Курд Али входил в состав дамасской организации иттихадистов (ее численность составляла 300 человек), членом которой был и другой видный представитель сирийской национально-патриотической мысли Абд ар-Рахман аш-Шахбендер.

стр. 70


(1924). Однажды он их разбил, и когда власть ополчилась на него, он дал ей пощечину и сбежал в Фурейку. В долине его встретили гостеприимно, приняли радушно и в домах, и в сердцах. Мухаммед Курд Али пробыл у нас неделю, и мы считали эту неделю подарком судьбы... Преступная власть напала на след моего друга Курд Али, и ему пришлось, оставив меня одного в Фурейке, бежать из Сирии. Он отправился в Европу, где в полной мере наслаждался благами цивилизации и все никак не мог их оставить..." [Ар-Рейхани, 1988, с. 305].

В Европе М. Курд Али побывал в 1909 ив 1913 гг. Эти поездки имели важное значение для его просветительской деятельности. Увиденные воочию достижения европейцев в различных сферах - политике, науке, экономике, вопросах права и морали, положения женщины - наполнили М. Курд Али жаждой реформирования сирийского общества, культурно-правового просвещения своих сограждан, а посещение Французской академии в 1909 г. - мечтой о создании подобного научного центра в родном Дамаске. Об этом он пишет в одной из 35 статей, составивших книгу в двух частях "Чудеса Запада" [Курд Али, 1910] - итог первой поездки М. Курд Али в Европу; труд выдержан в духе традиционной рихли (путешествия). С чувством горечи М. Курд Али констатировал, что "плоть Востока лишена того духа, который в крови у Запада, в жилах его жителей". Европейцы исполнены достоинства, а "мы, словно слуги, изнуренные, обессиленные" [цит. по: Джабри, 1957, с. 89].

После Первой мировой войны и раздела турецких владений между колониальными державами процесс раздробления арабского мира на отдельные государства, ускоривший формирование арабских наций, обусловил специфику их дальнейшего развития. Распад "Великой Сирии" и отделение от Сирии Ливана и Палестины значительно повлияли на своеобразие социально-политической, экономической жизни этих стран. Однако общей целью у них оставалась борьба за свободу и независимость от колониальных государств.

В условиях французского господства в Сирии (1920 - 1946), получившей (как и Ливан) статус подмандатной территории, главной заботой сирийских националистов стало воспитание соотечественников в духе патриотизма, пробуждение в народе чувства национальной гордости. Широкое распространение получает теория национальной самобытности сирийского народа, по аналогии с идеями египетского национализма, выражением которого стал фараонизм. В концепции сирийского национализма преобладала точка зрения, что корни сирийской нации восходят к арамеям, ассирийцам (аккадцам) и финикийцам; главными же событиями в своей истории сирийцы считали арабское завоевание и распространение ислама. Доминирующей в общественной жизни оставалась концепция арабского культурного и духовного возрождения. Однако идея арабского единства не противоречила своей антиимпериалистической направленностью идее сирийской индивидуальности.

Новые условия требовали и новых культурных поисков. Еще в 1918 г. М. Курд Али и известный филолог Абд аль-Кадир аль-Магриби приступили к изданию в Дамаске журнала "Аш-Шарк". Крупным событием явилось основание в 1919 г. Арабской академии наук в Дамаске во главе с М. Курд Али. По сути, это была первая в арабском мире академия (если не считать просуществовавшей лишь несколько лет Академии языка, созданной в Каире в 1892 г.), членами которой являлись также многие ученые и литераторы из разных арабских стран (в том числе Ахмед Тейм-паша). Академия и ее печатный орган - одноименный периодический журнал "Маджалла маджма' аль-'илми аль-'араби" (1921) стали оплотом национальной культуры и науки, средоточием местных сил творческой интеллигенции, продолживших просветительские традиции XIX в. М. Курд Али стал и первым ректором нового Дамасского университета, открытого в 1923 г. (на базе прежнего с двумя факультетами - юридическим и медицинским - учрежденным еще в 1903 г.).

стр. 71


М. Курд Али принимал активное участие в обсуждении литературных вопросов времени. В 1920-е годы в сирийской прессе развернулась острая борьба мнений вокруг проблемы языка литературы, занявшей важное место в формировании концепции новой словесности. В этой борьбе наметились две прямо противоположные тенденции. Молодые литераторы поставили вопрос о создании "национального сирийского" языка на основе сближения арабского языка с местным диалектом. Непосредственным стимулом для дискуссий послужили начавшиеся еще в 1913 г. в египетской либеральной, просветительской газете "Аль-Джарида" (1907 - 1915) дебаты литераторов о возможности "египтизации" арабского языка, создания "египетского" языка, доступного пониманию разных слоев народа. Однако стремление сирийских поборников обновления к "национализации" языка словесного творчества и тем самым его демократизации и массовой доступности были враждебно встречены представителями охранительной "чистоты" языка. Определенную позицию в этом вопросе занял и М. Курд Али, который, подобно Таха Хусейну в Египте, решительно отвергал всякие попытки отступления от литературного языка, его "локализации" в письменной словесности, настойчиво постулируя необходимость и важность сохранения в сфере художественной культуры классического арабского языка как единого для всех арабских стран. Однако полемика в сирийской периодической печати ограничилась лишь языковым вопросом, в то время как в 1920-е годы в эстетической мысли Египта утвердился термин тамсир (египтизация), неразрывно связанный с задачей придания искусству в целом национальной египетской специфики.

В 1920 - 1940-е годы в условиях экономической и культурной экспансии Франции влиятельное положение в Сирии занимали литераторы, сгруппировавшиеся вокруг Арабской академии наук, которая имела просветительский характер. Академия с самого начала своего существования стала центром, сосредоточившим усилия на публикации древних арабских рукописей и научных исследований, призывавшим сограждан дорожить богатствами собственного культурного наследия. Программа Академии предусматривала выработку литературоведческой терминологии, необходимой для развития современной научной деятельности; арабизацию государственных и общественных институтов; вытеснение турецкой речи и распространение арабского языка в повседневной жизни. В академию входили видные деятели литературы Абд аль-Кадир аль-Мубарак, Изз ад-Дин ат-Танухи, Сами ад-Даххан, Абд аль-Кадир аль-Магриби, Зеки аль-Махасини, Мухаммед Рухи аль-Фейсал, Халиль Мардам-бек, Мухаммед аль-Бизм, Селим аль-Джунди, Иса Искандер аль-Ма'луф, Шафик Джабри и др.

Всех их объединяло убеждение в том, что необходимо возрождение национальных традиций, духовных ценностей народа для того, чтобы противодействовать распространению европейского, в частности французского, влияния во все сферы жизни сирийского общества, что трактовалось ими как серьезная угроза национальной самобытности, чреватая забвением национальной истории, своих культурных корней, ослаблением патриотических чувств, национального самосознания. Однако цели, которые ставили перед собой представители академии, отнюдь не означали отрицания ценности культуры Запада. С деятельностью академии связано появление в стране научных трудов о творчестве знаменитых средневековых поэтов (Абу Нуваса) и прозаиков (аль-Джахиза), особенно тех, кто жил на территории Сирии (Абу Таммама, аль-Мутанабби, аль-Ма'арри), а также современников-неоклассиков (Хафиза Ибра-хима, Ахмеда Шауки).

Важное значение для того времени имели публикации самого М. Курд Али в журнале Арабской академии наук, свидетельствовавшие о его глубоких познаниях в литературе - старой и новой, своевременном знакомстве с современными произведениями, которые выпускали издательства - восточные и западные, о контактах с извест-

стр. 72


ными ориенталистами. М. Курд Али продолжал отводить Египту особую роль в арабском мире, в исламе; он писал о давних связях Египта и Аш-Шама, о заслугах египетских писателей в литературном процессе Арабского Востока. Не остались без внимания ученого и свежие издания египетской литературы. Он, в частности, откликается на выход двухчастной книги Таха Хусейна "Беседы по средам" (Хадис аль-ар-ба'а, Каир, 1925 - 1926), произведений Ахмеда Амина "Утро ислама" ("Духа аль-ис-лам", Каир, 1933 - 1936), Аббаса Махмуда аль-Аккада (с 1926 г. члена Арабской академии наук в Дамаске), "Изучение книг и жизни" ("Мутала'ат фи-ль-кутуб ва-ль-хайат"), Ахмеда Хасана аз-Зайата "История арабской литературы" ("Тарих аль-адаб аль-'араби"). В его поле зрения - художественное творчество египтян Ибрахима аль-Мазини и Мухаммеда Хусейна Хайкаля, ливанских писателей-эмигрантов в Америке Амина ар-Рейхани и Джебрана Халиля Джебрана. Произведения Джебрана, одаренного писателя и столь же талантливого художника, для М. Курд Али - отличный дар судьбы, уготовившей ему, в частности, возможность воплотить восточные красноречие и "изящную мечтательность" вместе с романтизмом западной (американской и английской) поэзии в новом для арабской литературы жанре - стихотворениях в прозе. Вместе с тем М. Курд Али будучи прекрасным знатоком произведений Вольтера, Руссо, Монтескье, Тэна, Ренана, Бентама, Спенсера, Сент-Бёфа, которые он читал на европейских языках, стремился применить научные методы некоторых из них в собственных изысканиях [Джабри, 1957, с. 33]. Сильное пристрастие М. Курд Али испытывал к Анатолю Франсу, с лекциями о творчестве которого выступал на заседаниях Арабской академии наук.

В 1921 и 1928 гг. М. Курд Али вновь посещает Европу, в том числе французскую столицу и город Лион. В Париже он интересуется школьной системой обучения, посещает и Высшую школу живых восточных языков, присутствуя там на лекциях для интересующихся Востоком. Курд Али радует любое проявление внимания к арабскому языку и арабской культуре. Его волнует состояние арабистики в странах Запада, воодушевляют арабские рукописи, которые ему удается обнаружить в книгохранилищах разных европейских государств. В Бельгии он встречается с учеными-арабистами, в Голландии изучает арабские фонды библиотеки Лейденского университета, в Англии прилагает огромные усилия, чтобы в Кембриджском и Оксфордском университетах повидаться с "шейхами" западноевропейской ориенталистики В. Н. Брауном и Д. С. Марголиусом. Интерес к истории мировой арабистики даже побудил М. Курд Али прочесть доклад (Каир, 1927) о влиянии западных ученых-арабистов на арабскую культуру и о многовековых связях арабов с Западом.

М. Курд Али - автор многих книг. Помимо отмеченных выше, ему принадлежат такие работы, как "Старое и новое" ("Аль-Кадим ва-ль-хадис", 1925), "Пути [развития] Великой Сирии" ("Хутат Аш-Шам"), "Ислам и арабская цивилизация" ("Аль-Ислам ва-ль-хадара аль-'арабиййа", 1934), "Эмиры красноречия" ("Амра' аль-байан"), "Дамаск - город волшебства и поэзии" ("Димашк мадина ас-сихр ва-ш-ши'р"), "Наши слова и наши дела" ("Аквалуна ва аф'алуна"), "Сокровища предков" ("Кунуз адждад"). Он призывал современников помнить, что мир обязан арабам познанием греко-римской цивилизации.

Самый большой труд М. Курд Али - "Пути [развития] Великой Сирии" в шести частях [Курд Али, 1925 - 1927]; речь в нем идет о политической и экономической истории, культуре Аш-Шама с начала его существования. В предисловии автор отмечал, что на самом деле "Хутат аш-Шам" - лишь "квинтэссенция фактов, сведений, событий, касающихся взлета и падения Великой Сирии, тех удивительных явлений, которые происходили в седую старину" в этом географическом пространстве [цит. по: Джабри, 1957, с. 66]. А в двухтомной работе "Эмиры красноречия" М. Курд Али повествует о средневековых арабских поэтах и прозаиках [Курд Али, 1937]. Это Абд

стр. 73


аль-Хамид ибн Йахья (по прозвищу "Аль-Катиб"), признанный создатель арабского эпистолярного жанра; Абдаллах ибн аль-Мукаффа, положивший начало литературе (адаба); Сахл ибн Харун, Амру ибн Мае'ада, Ибрахим ибн аль-Аббас ас-Сули - филолог и историограф; Ахмед ибн Йусуф аль-Катиб, Мухаммед ибн аль-Малак аз-Зайат, аль-Джахиз, в творчестве которого литература достигла своего расцвета; философ Абу Хаййан ат-Таухиди; Ибн аль-Амид, крупнейший мастер эпистолярной прозы. Эти десять "царей красноречия" показаны в контексте "золотой" эпохи арабо-мусульманской культуры, в которую они жили и творили.

Свою книгу "Сокровища предков" М. Курд Али посвятил Т. аль-Джаза'ири (1850 - 1920), отдавая дань благодарности памяти своего учителя. Цель ее написания, по словам автора, - "сохранить связь с предками, выразить им верность, проявить почтение к тем великим ученым, которые прославили нас во веки веков" [Курд Али, 1950, с. 3]. В книге - биографии крупнейших деятелей литературы, историков, философов, богословов, в том числе величайшего арабского историка и социолога XIV в. Ибн Халдуна, который считал, что только благодаря переводам, осуществленным по велению халифа Ма'муна, сбереглись для потомков научные сочинения греков.

Книге "Дамаск - город волшебства и поэзии" (1944) М. Курд Али предпослал эпиграф - бейт из касыды Ахмеда Шауки:

Если бы не Дамаск, не было бы Тулейтилы

6

И не гордились бы Багданом

7

 Аббасиды.

Перевод Э. Али-заде

А каждая часть "Воспоминаний" М. Курд Али открывается словами Мутанабби:

В жизни повезти может и невежде и глупцу,
и тем, кто сбился с пути,
Тому, кто лелеет в душе невозможное,
а душа уже корыстно жаждет его.

Перевод Э. Али-заде

Когда появился труд М. Курд Али "Наши слова и наши дела" (1946), Ш. Джабри назвал его автора "паломником века в познание прошлого арабов, их наук, постижение причин их могущества и слабости", взявшим от Запада то, что нужно, заимствовавшим то, что полезно, и возглавившим тех сирийцев, которые до сих пор несут знамя "Ан-Нахды" [Джабри, 1957, с. 75]. Сам М. Курд Али в "Воспоминаниях" уподобил книгу "Наши слова и наши дела" сборнику журнальных статей - их в работе 40, и затрагивают они широкий спектр тем. Вот некоторые названия статей: "Слово о нашем патриотизме" ("Каул фи ватанийатина"), "О нашем диалекте" ("Фи амиййати-на"), "О наших обычаях" ("Фи адатина"), "О нашем последнем подъеме" ("Фи нахда-тина аль-ахира"), "О нашей прессе" ("Фи сихафатина"), "О нашей политике" ("Фи сийасатина"), "О Западе и Востоке" ("Фи-ль-гарб ва-ш-шарк"), "Об исламском университете" ("Фи-ль-джами'а аль-исламиййа"), "Об арабском единстве" ("Фи-ль-вахда аль-арабиййа"), "О наших шейхах" ("Фи машайихина"), "О правах человека" ("Фи ху-кук аль-инсан") и т.д.8


6 Тулейтила - арабское название испанского города Толедо, игравшего заметную роль в истории Испании. Был родным городом для римлян, вестготов, арабов, христиан. Включен в список мирового культурного наследия ООН.

7 Багдан, т.е. Багдад, - столица Арабского халифата в период правления Аббасидов.

8 Многие статьи книги публиковались в журнале М. Курд Али "Аль-Муктабас" в 1906 - 1909 гг., а также в различных периодических изданиях Бейрута и Каира, в том числе и на французском языке в журнале "Ат-Та'лим" (Bulletin de l'enseignment), издававшемся в Бейруте.

стр. 74


Появлением этой книги, по собственному признанию М. Курд Али, он обязан Хасану Хусни Абд аль-Ваххабу, который настойчиво просил записывать все, что М. Курд Али ему рассказывал, убеждая друга в "огромной полезности таких сведений для арабских читателей" [Курд Али, 1948 - 1951, ч. 1, с. 320].

Итак, придерживаясь идеологии, связанной с национальным и культурным возрождением, освобождением страны от иноземного господства, ее обращением к научному прогрессу, к достижениям мировой цивилизации; ставя целью просвещение народа, защиту арабского языка и его популяризацию, М. Курд Али стремился в своей публичной деятельности и творческой практике осуществить духовный синтез передовой общественной мысли и лучших отечественных традиций, помочь рождавшейся нации совместить задачи современности с тем духовным наследием прошлого, которое уже стало достоянием человечества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Ар-Рейхани Амин. Избранное / Пер. с арабского и английского. Л.: Художественная литература, 1988.

Долинина А. А. Очерки истории арабской литературы Нового времени. Египет и Сирия. Публицистика. 1870 - 1914 гг. М.: Наука, 1968.

Крачковский И. Ю. Из арабской печати Египта // Мир ислама. 1912.

Крачковский И. Ю. Над арабскими рукописями. М.: Наука, 1965.

Реизов Б. Г. Творчество В. Скотта. М. -Л.: Художественная литература, 1965.

Джабри Шафик. Мухадарат 'ан Мухаммад Курд Али (Лекции о Мухаммаде Курд Али). Каир, 1957.

Карру Абу Мухаммед. Хауля ат-турас аль-адаби би Тунис фи миа 'ам (О литературном наследии в Тунисе за 100 лет) // Кисас. Тунис, 1969. N 8.

Курд Али Мухаммед. Гараиб алъ-гарб (Чудеса Запада). Каир, 1910.

Курд Али Мухаммед. Та'лим аль-лугат (Изучение языков) //Аль-Кадим. ва-ль-хадис (Старое и новое). Каир: Мактаба ат-Тиджариййа аль-кубра, 1925.

Курд Али Мухаммед. Хутат аш-Шам (Пути [развития] Великой Сирии). Дамаск, 1925 - 1927.

Курд Али Мухаммед. Амра' аль-байан (Эмиры красноречия). Каир, 1937.

Курд Али Мухаммед. Аквалуна ва аф'алуна (Наши слова и наши дела). Каир, 1946.

Курд Али Мухаммед. Кунуз адждад (Сокровища предков). Дамаск: Матбаа ар-Ракй, 1950.

Курд Али Мухаммед. Музаккарат (Воспоминания). Ч. 1 - 4. Дамаск: Матбаа ат-Таракки, 1948 - 1951.

Лука Искандер. Аль-Харака аль-адабиййа фи Димашк (1800 - 1918) (Литературное движение в Дамаске). 1800 - 1918). Дамаск, 1976.

стр. 75


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОГО-ДВИЖЕНИЯ-В-СИРИИ-ТВОРЧЕСКИЙ-ПУТЬ-МУХАММЕДА-КУРД-АЛИ-1876-1956

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Golem AnzhanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Golem

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Э. А. АЛИ-ЗАДЕ, ИЗ ИСТОРИИ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СИРИИ (ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ МУХАММЕДА КУРД АЛИ, 1876-1956) // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 16.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ИЗ-ИСТОРИИ-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОГО-ДВИЖЕНИЯ-В-СИРИИ-ТВОРЧЕСКИЙ-ПУТЬ-МУХАММЕДА-КУРД-АЛИ-1876-1956 (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - Э. А. АЛИ-ЗАДЕ:

Э. А. АЛИ-ЗАДЕ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Golem Anzhanov
Tashkent, Uzbekistan
52 views rating
16.06.2024 (36 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ИЗ ИСТОРИИ ПРОСВЕТИТЕЛЬСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СИРИИ (ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ МУХАММЕДА КУРД АЛИ, 1876-1956)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android