Libmonster ID: UZ-1095

13 февраля 1938 г. не стало выдающегося российского востоковеда Александра Николаевича Самойловича. В 1937 г. А. Н. Самойлович был арестован по доносу, обвинен в пантюркизме и шпионаже в пользу Японии. Архивные материалы из следственного дела А. Н. Самойловича опубликованы в книге Ф. Д. Ашнина, В. М. Алпатова и Д. М. Насилова "Репрессированная тюркология" (М., 2002). Всего 15 минут потребовалось, чтобы решить участь академика АН СССР. Приговор о расстреле А. Н. Самойловича приведен в исполнение 13 февраля 1938 г. 18 лет спустя, 25 августа 1956 г. приговор Военной коллегии был отменен, и ученый был реабилитирован.

А. Н. Самойлович родился 17/29.12.1880 г. в Нижнем Новгороде в многодетной семье учителя (а затем - директора гимназии) Н. Я. Самойловича. По признанию ученого, именно отец направил его на изучение Востока. В условиях, когда в последние десятилетия XIX в. России были подчинены Бухарский эмират, Кокандское и Хивинское ханства, в 1880 - 1881 гг. - Туркмения, Н. Я. Самойлович сумел предвидеть практическую необходимость востоковедных российских кадров для Средней Азии, в том числе и для Туркмении.

После окончания Нижегородского дворянского института (с серебряной медалью), в 1899 г. по совету отца А. Н. Самойлович поступил на факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета (ФВЯ) по арабско-персидско-турецко-татарскому разряду.

Учился в университете А. Н. Самойлович увлеченно и целенаправленно. Уже в студенческие годы по предложению и под руководством проф. В. В. Бартольда, опираясь на его историко-географические работы, Самойлович составил и напечатал учебное пособие "Западный Туркестан со времени завоевания арабами и до монгольского владычества" (1903).

Он принадлежал к числу учеников П. М. Мелиоранского, которые, будучи студентами, занимались сбором материалов по языку и фольклору тюркских народов Средней Азии. А. Н. Самойлович объектом изучения избрал Туркмению - летом 1902 г. он обследовал говоры текинцев Закаспийской области, использовав собранные материалы для дипломного сочинения. В архиве Самойловича хранятся пять общих тетрадей его "Опыта лингвистического исследования текинского говора туркменского диалекта" (СПб., 1903); эта работа была признана достойной награждения золотой медалью. С июня 1903 г. он был оставлен при университете для приготовления к профессорской деятельности по кафедре турецко-татарской словесности.

Свой первый доклад об обнаруженной им туркменской исторической поэме Абду-с-Саттара "Книга рассказов о битвах текинцев" (XIX в.) Самойлович сделал 29 апреля 1904 г. Этому произведению впоследствии была посвящена магистерская диссертация ученого.

Скоропостижная смерть П. М. Мелиоранского (16 мая 1906 г.) и изменившееся вследствие этого соотношение сил в противостоянии представителей новой и старой школ тюркологии на ФВЯ, с одной стороны, а с другой - столь же резко осложнившиеся семейные обстоятельства (ранняя женитьба без благословения родителей, рождение сына в 1906 г.) затормозили продвижение молодого ученого в деле написания диссертации: ее он издал в 1914 г., а защитил в начале 1915 г. Теперь ему нужно было кормить семью, браться за любую дополнительную работу.

В сентябре 1906 г. В. В. Радлов по собственной инициативе выразил готовность заняться с молодым магистрантом. В 1914 г. Самойлович написал: "Судьба послала мне высокое счастье жить и работать под непосредственным обаянием неутомимой деятельности богатыря тюркологии В. В. Радлова".

1 июня 1907 г. А. Н. Самойлович был утвержден в штатной должности приват-доцента (не доцента!) и оставался в этом статусе до декабря 1918 г. К преподавательской деятельности на ФВЯ он приступил с сентября 1907 г.: читал курс "Введение в изучение турецких племен и наречий", продолживший тематику лекции П. М. Мелиоранского "Введение в изучение турецких наречий"; вел семинары по чтению и комментированию средневековых литературных памят-

стр. 212
ников ("Бабур-наме" и стихотворного романа XIII в. Али "Юсуф и Зулейха"), позднее - по чтению и анализу текста "Кутадгу билиг", енисейско-орхонской руники.

Одновременно в 1907 - 1909 гг. он состоял регистратором коллекций в Этнографическом отделе Русского музея; с начала 1911г. был назначен хранителем Восточного музея при ФВЯ СПбУ, с этого же года преподавал турецкий язык в Практической восточной академии. Из письма к В. А. Гордлевскому от 29 марта 1911 г.: "Занят я адски и свои личные труды запустил...".

Ученого все более увлекает широкий культурологический подход к полевой работе. Для сбора материала он ездит в командировки по линии университета и Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии. В этот период он все более сосредоточивает внимание на источниковедении, литературоведении, фольклористике, а также этнографии, стремясь приобщить к собирательской краеведческой работе и представителей тюркских народов. Научному таланту Самойловича были свойственны тематическое разнообразие, точно выверенный смысловой стержень, которым в тот период являлось для него туркменоведение, в том числе изучение туркменской культуры, ее истории.

Целенаправленное расширение проблематики трудов Самойловича было замечено, и энергичный, инициативный молодой ученый стал усиленно вовлекаться в научно-организационную и научно-общественную деятельность. В 1908 г. он был избран действительным членом Русского археологического общества (РАО) по Восточному отделению, в 1909 г. - становится членом Русского географического общества (РГО) по Отделению этнографии (1910 - 1915 гг. - секретарь отделения и секретарь редакционной комиссии отделения, принимавший участие в редактировании журнала "Живая старина", органа отделения). В 1912 г. активно участвует в работе над изданием "Мир ислама", редактором которого являлся В. В. Бартольд.

Вместе с тем, как писал о нем В. В. Бартольд, его учитель, а впоследствии старший коллега и товарищ, "А. Н. Самойловичу больше многих других русских востоковедов приходилось работать "в поле", добывать новый материал и изучать современную жизнь...". Исследуя неисчерпаемые богатства рукописных сокровищ петроградских книгохранилищ, Самойлович работал в труднейшей области восточной филологии - описании тюркских рукописей, им же собранных. Составленая им "Краткая опись среднеазиатских рукописей собрания А. Самойловича" положила начало целой серии его публикаций - "Материалы по среднеазиатско-турецкой литературе" (1 - 4 тт., 1910 - 1927). Неутомимый первооткрыватель письменных памятников, он добился колоссальной начитанности в тюркских текстах и стал - в мировом масштабе - знатоком средневековых манускриптов. Куда бы ни ездил Самойлович, всюду ему удавалось находить новые рукописи, привлекавшие внимание и его старших коллег.

Верный ученик П. М. Мелиоранского, он стремился выполнить завет своего наставника - издать и обследовать все "джагатайские" рукописи, что было необходимым условием приведения последних "в более научную систему". В качестве своего рода подготовки к эдиционно-исследовательской деятельности А. Н. Самойлович завершил печатание предпринятого П. М. Мелиоранским переиздания сочинения Мухаммеда Салиха "Шейбанинаме". Оно было опубликовано в 1908 г. "под наблюдением и с предисловием А. Н. Самойловича" (к тому же он обработал, упорядочил и завершил те заготовки к указателю, которые остались после Мелиоранского).

Позднее А. Н. Самойлович продолжил кропотливую, невероятно трудоемкую работу по подготовке к изданию "Книги рассказов о битвах текинцев" Абду-с-Саттара. Формулируя в ней задачи тюрколога в области исследования истории среднеазиатско-тюркской литературы и истории литературного языка, А. Н. Самойлович подчеркивает, в частности, отсутствие специальных научных трудов по среднеазиатско-тюркской орфографии (которых, кстати, нет до настоящего времени). Свои задачи он видел в опубликовании и переводе неизданных памятников и во всестороннем их обследовании; в детальном изучении уже изданных и переведенных памятников; в составлении (на основе накопленного материала) предварительных сводных работ историко-литературного, грамматического и словарного характера. При этом он совершенствовал предложенную им же эдиционно-исследовательскую методику. Благодаря этому работа А. Н. Самойловича стала первым опытом систематизации сведений орфографических, грамматических, словарных и историко-литературных, извлеченных им из "Книги рассказов...".

В дальнейшей своей работе над памятниками А. Н. Самойлович стремился выполнять все исследовательские параметры. Наиболее полно (исключая только перевод) ему удалось это сделать в статье "К какой из турецких литератур относить роман XIII века "Иосиф и Зулейха"?", практически уже законченной (статья обнаружена автором данной публикации в архив-

стр. 213
ном фонде Самойловича (РНБ. Ф. 671. Д. 100. Л. 165 - 269) и впервые издана в "Rocznik Orientalistyczny". 2001. t. LIV, z. 2 (переиздана: Самойлович А. Н. Тюркское языкознание. Филология. Руника. М., 2005).

Во время первой поездки в Западную Европу в 1913 г. А. Н. Самойлович узнал о существовании в Парижской национальной библиотеке рукописи Дивана Бабура и в связи с этим обратился к исследованию чагатайской литературы XV-XVI вв. Вторая рукопись, обнаруженная им в этой библиотеке, - "Хусрау ва Ширин" Кутба. В 1913 г. на заседании Восточного отделения РАО он сделал доклад об этих рукописях.

А. Н. Самойлович успел издать в 1917 г. "Собрание стихотворений императора Бабура. Ч. I. Текст", включив в него не только копию Парижской рукописи (туркестанский и афганский периоды жизни поэта), но и текст ранее опубликованной Э. Денисон Россом рукописи Рампурского сборника (индийский период). Примерно до середины 1919 г. он продолжает заниматься критикой текста стихотворений. В это время он еще надеялся, что ему удастся подготовить к печати вторую часть книги. В ней он намеревался опубликовать собственный перевод Дивана Бабура; при этом "главной частью" он считал исследование языка стихотворных произведений. А. Н. Самойлович предполагал также составить "словарь, тесно связанный с текстом" (это удалось ему сделать только в исследовании романа XIII в. "Иосиф и Зулейха"), ибо "для чтения чагатайской поэзии существующие словари мало разработаны. Первая задача исследователя поэзии - дать материал для словаря", - писал он. Даже в русистике эта задача была решена лишь во второй половине XX в. (Словарь языка А. С. Пушкина).

О рукописи "Хусрау ва Ширин" в 1928 г. Самойлович сообщил, что давно приступил к подготовке издания копии этого памятника, неоднократно цитировал его в своих работах; в его архивном фонде сохранились материалы по изучению рукописи Кутба (позже изучением этого памятника занимались Э. Наджип и А. Зайончковский).

Научно-исследовательская деятельность А. Н. Самойловича была тесно связана с преподавательской, в частности с разработкой, составлением и изданием различных учебных пособий (по большей части литографированных): практической грамматики современного османско-турецкого языка, газетной хрестоматии, сборника документов. Составленные и изданные в 2000 г. симферопольскими учеными "Избранные труды о Крыме" А. Н. Самойловича дают представление о том, как научные интересы ученого сочетались с учебным процессом на курсах для крымско-татарских учителей (организованы в 1912 и 1913 гг. Таврическим губернским земством). Плодотворны были тесные контакты с "интеллигентными крымскими татарами", особенно с учителями, которых он знакомил с научной транскрипцией в целях дальнейшего полевого обследования народной словесности, составил краткую программу этнографического изучения крымских татар и др. Совместная полевая работа позволила Самойловичу за три года составить и издать первый в истории тюркского языкознания "Опыт краткой крымско-татарской грамматики" (Пг., 1916). С преподаванием узбекского языка на курсах министерства юстиции (1915) связано составление и издание Самойловичем специального пособия "Современные документы из Ташкента" (Ташкент, 1916). Его рукописное "Пособие для изучения узбекских наречий" (1919) предполагалось издать в Петроградском институте живых восточных языков (ПИЖВЯ, позднее - ЛИЖВЯ) в начале 1920-х гг. (рукопись в архивных фондах не обнаружена).

После выхода в свет еще и "Краткой учебной грамматики современного османско-турецкого языка" (Л., 1925) А. Н. Самойлович, как он сообщал В. В. Бартольду, собирался "сосредоточиться на работе по сравнительной грамматике турецких языков...", но этому замыслу не суждено было сбыться. В 1918/19 учебном году он читал курс лекций "Основы общетурецкой сравнительной грамматики" в Петроградском университете и Лазаревском институте восточных языков (позднее - Переднеазиатском институте).

Октябрьская революция застала А. Н. Самойловича на взлете творческих планов, в разгар интенсивной и целеустремленной исследовательской работы, фундированной годами кропотливых поисков, трудов над старинными рукописями. В 1919 г. он скупо написал о жизни в изменившейся России как о "труднейших днях разрушения прежних норм нашей жизни и беспримерно смелых попытках заменить их новыми". Он не закрывал глаза на то, что в этих условиях стал жизненно необходим пересмотр мировоззренческих установок. "[Никакой личный героизм не мог поддержать того, что не находило себе социальной опоры, и потому] Новое востоковедное здание должно было перестроиться в соответствии с новыми потребностями страны", - признавал его младший современник Н. К. Дмитриев в статье "Восточная филология в Московском университете" (АРАН. Ф. 1568. Д. 48; в квадратных скобках - зачеркнутые строки).

стр. 214
В этой ситуации нельзя было выпускать из своих рук преподавание, необходимо было сохранить преемственность в лучших традициях отечественного востоковедения, несмотря на крайний недостаток в преподавателях, особенно в бывшем Лазаревском институте восточных языков (с 1921 г. - Ин-т востоковедения им. Н. Н. Нариманова, МИВ). Участвуя в его реорганизации, Самойлович, по приглашению Н. Я. Марра, начинает в числе других петроградских востоковедов преподавать в этом институте, ради чего совершает периодические поездки из Петрограда в Москву. А. Н. Самойлович - человек дела и действия, он борется за любимое дело, которому себя посвятил. С середины 1920 г. до начала 1922 г. он совмещал работу в петроградских вузах, в Лазаревском институте со службой в Наркоминделе РСФСР в качестве консультанта отдела Востока. Свое решение он объясняет в письме к В. В. Бартольду: "Невыносимо неинтересно сложившаяся для меня за последние годы жизнь в Петрограде побудила меня ухватиться за возможность живой деятельности в Малой Азии, но в результате я застрял в Москве...". А И. Ю. Крачковскому в 1921 г. он пишет о своем стремлении избегать той обстановки, при которой "находящийся под руками объект остается недоступным для изучения".

Работа в Наркоминделе дала ему много по части усовершенствования в практическом знании восточных языков, особенно турецкого, а также персидского, благодаря общению с афганцами. С 9 марта 1921 г. по 19 января 1922 г. Самойлович, находясь в командировке в Туркестанской АССР, Бухарской и Хорезмской народных советских республиках в качестве консультанта при Полномочном представительстве РСФСР, составил описание Бухары "во всех отношениях", участвовал в культурной жизни республик, знакомился с положением дел в юстиции и просвещении.

В 1921 г. продолжалось реформирование востоковедных учреждений Петрограда. В 1922 г. А. Н. Самойлович избирается ректором ПИЖВЯ и активно занимается научно-преподавательскую деятельностью. В 1924 г. по его инициативе при ЛИЖВЯ был организован Туркологический семинарий для культурно-просветительских нужд союзных республик и областей с преобладающим тюркским населением; работе семинария ученый отдавал много сил.

В 1920-е гг. государственный масштаб задач языкового строительства, развернувшегося в стране, надолго отодвинул на задний план лингвоисторическую проблематику, значительно потеснил личные научные планы А. Н. Самойловича. И все же в этих условиях ученый нашел в себе силы "вписаться" в практическую тюркологию послеоктябрьского периода. Организацию просвещения тюркских народов России он признавал делом "высокой культурной важности" еще накануне Октября, поэтому принимал активное участие в обсуждении и решении проблем латинизации алфавита для тюркских народов. Его занимали проблемы становления и развития младописьменных литературных языков, спорные вопросы нормирования литературного языка, а также вопросы терминологии.

А. Н. Самойлович был одним из инициаторов и организаторов первого Всесоюзного тюркологического съезда в Баку. В предложенной им повестке дня он указал на необходимость объединения усилий в деле составления и издания школьных пособий. В докладе "Современное состояние и ближайшие задачи изучения турецких языков" (размещение языков было показано на специально изготовленной автором этнографической карте) он наметил перспективные задачи развития отечественной тюркологии, к реализации которых наука приблизится лишь в последней трети XX в.

2 февраля 1925 г. А. Н. Самойлович был избран членом-корреспондентом АН СССР, а 12 января 1929 г. - действительным членом АН СССР. Почти одновременно он становится академиком-секретарем ее Отделения гуманитарных наук, а в марте 1930 г. с изменением устава - академиком-секретарем общественных наук и остается на этом посту до марта 1932 г. Являясь, по сути, общепризнанным главой новой тюркологической школы, А. Н. Самойлович с начала 1934 г. (и до самой смерти) становится директором ИВ АН СССР, одновременно заведуя сектором литературы. Он придавал жизненно важное значение своим поездкам в республики - в научные экспедиции, с чтением лекций, для участия в дискуссиях по проектам применения нового алфавита к языкам различных групп и с другой научно-организационной работой.

В 1932 г. А. Н. Самойлович стал председателем президиума вновь образованной Казахстанской Базы АН СССР. С санкции Самойловича был открыт доступ в академическую науку ученым, находившимся в Казахстане в ссылке (осужденным вплоть до процесса по делу "Промпартии").

Еще с 1924 г. среди его публикаций, посвященных созвучной времени исследовательской тематике (реформирование востоковедения, новый алфавит, вопросы современного краеведения и этнографии), появляются и работы, тесно связанные с его ближайшей (дореволюционной) специа-

стр. 215
лизацией: история и критика "Codex Cumanicus", поправки к изданию и переводу "Кутадгу билиг", трактат по просодии Алишера Навои, творчество поэта XV в. Атаи, а также Лутфи, Амири и др. В самом факте этих публикаций отразились масштаб и цельность личности Самойловича, склад характера, верность сложившимся научным устремлениям и гражданское мужество.

Лингвоисторическая тематика продолжала оставаться в научных планах академика в 1929 - 1931 гг., невзирая на то, что первая половина 1930-х гг. считается самым тяжелым периодом господства марризма. В прояфетическом сборнике "Языковедные проблемы по числительным" (1927) А. Н. Самойлович опубликовал статью, касающуюся исторической грамматики, - "Турецкие числительные количественные и обзор попыток их толкования". При этом он смело настаивал: "Совершенно необходимо считаться с этим турецким сравнительно-историческим материалом", - что шло вразрез с руководящими установками нового учения о языке, с требованиями борьбы с инакомыслящими ("буржуазными") компаративистами. В конце 1920-х - самом начале 1930-х гг. А. Н. Самойловича еще не оставляла надежда осуществить такие трудоемкие замыслы, как "Грамматика чагатайского языка", "Чагатайский словарь", "Хрестоматия среднеазиатско-тюркской литературы (XI - начало XX в.)".

Будучи занят собственными творческими планами, А. Н. Самойлович ответил молчанием на жесткую критику своего опыта классификации тюркских языков со стороны Марра в докладе "Расселение языков и народов и вопрос о прародине турецких языков", опубликованном в партийной прессе (ж. "Под знаменем марксизма". 1927, N 6), и эта критика в его адрес прогремела на всю страну.

Приблизительно через восемь лет после доклада Марра, когда на страну легли "сумерки лингвистики" (выражение Б. Н. Базылева и В. П. Нерознака), А. Н. Самойлович в качестве директора ИВ АН СССР и главы новой тюркологии вынужден был, как он выразился, "перевооружиться методологически". Он написал статью "Туркология и новое учение о языке" для сборника "Академия наук СССР академику Н. Я. Марру" (1935). Это была первая и единственная конформистская статья акад. А. Н. Самойловича. Характерно ее заключение - призыв к овладению уникальным языковым богатством тюркских народов в России. Этим тезисом ученый дал понять, что он не намерен отступать в вопросах фактологической эрудиции и лингвистической точности.

Последнее большое лингвоисторическое исследование А. Н. Самойловича "Богатый и бедный в тюркских языках" (1936) принадлежит к новаторским работам ученого по сравнительной лексикологии и семасиологии и имеет программное значение, невзирая на шелуху привлекаемой им поневоле марристской терминологии.

Верным показателем того, насколько высока до настоящего времени научная ценность и степень востребованности статей А. Н. Самойловича "с яфетидической ориентированностью", является факт переиздания четырех (из шести) таких статей в однотомнике его избранных работ "Тюркское языкознание. Филология. Руника" (2005). В них А. Н. Самойлович отстаивал своеобразие тюркологии как отрасли знания и ее особое место в цикле гуманитарных наук даже при монопольном положении нового учения о языке и заботился при этом, чтобы по возможности не прерывались "добрые традиции научной работы создателей русской тюркологии".

Высказывание А. Н. Самойловича о своем обширном архиве незаконченных или неизданных работ-рукописей приобретает важное значение в наше время, когда историография науки активно развивается на основе интенсивного изучения архивных фондов. Не случайно поэтому при подготовке к печати однотомника А. Н. Самойловича (2005) его составители - Г. Ф. Благова и Д. М. Насилов, - помимо трудов, изданных при жизни ученого, включили в него архивные материалы, которые оставались неопубликованными после его трагической гибели более полувека и которые в совокупности с прижизненными изданиями дают более полное представление о многогранной творческой деятельности одной из самых ярких фигур школы Радлова и Мелиоранского.

Принимая во внимание, что, с одной стороны, архивы А. Н. Самойловича (в том числе и эпистолярные) к настоящему времени в значительной мере освоены, а с другой - что после публикации первой его научной биографии, составленной Ф. Д. Ашниным, прошло 45 лет, представляется целесообразным подготовить к изданию более детализованную биографию ученого, учитывая прежде всего его "деловые письма специально по вопросам путешествий".


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/К-70-ЛЕТИЮ-СО-ДНЯ-ГИБЕЛИ-А-Н-САМОЙЛОВИЧА

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. Ф. БЛАГОВА, К 70-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ГИБЕЛИ А. Н. САМОЙЛОВИЧА // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 09.07.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/К-70-ЛЕТИЮ-СО-ДНЯ-ГИБЕЛИ-А-Н-САМОЙЛОВИЧА (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Г. Ф. БЛАГОВА:

Г. Ф. БЛАГОВА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
11 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

К 70-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ГИБЕЛИ А. Н. САМОЙЛОВИЧА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android