Libmonster ID: UZ-811
Author(s) of the publication: Е. В. АНТОНОВА

Раскопки конца XX в. на востоке и юго-востоке Турции дали новые материалы о культуре людей эпохи раннего неолита (IX - VIII тыс, до н.э.). Оказалось, что долговременные поселения здесь существовали уже у охотников и собирателей, а не у земледельцев. Обрядовые сооружения, скульптурные изображения из камня и глины указывают на почитание мифологизированных предков и животных.

Познавая свое общество и себя, люди всегда смотрели в зеркало природы. В окружающем мире их привлекало не только то, что способствовало поддержанию их физического существования, но и то, что позволяло понять себя через образы природы. Чем глубже в древность мы будем погружаться, тем более непосредственной будет эта связь. Особенно явно это прослеживается, в частности, по огромному количеству мифов американских индейцев, виртуозно проанализированных К. Леви-Стросом в его многочисленных работах 1 . В этих мифах человека индустриального общества поражают причудливые отождествления явлений жизни живых существ (вплоть до физиологических отправлений) и явлений природы. Говоря о корнях тотемизма, К. Леви-Строс отмечал, что отбор животных в символических классификациях определялся не столько отношением к ним как к объектам питания, сколько тем, что посредством их образов облегчались процессы осмысления мира.

Бесполезно сетовать на то, что исследователи "духовной жизни" носителей живых культур находятся в лучшем положении, чем исследователи культур древних, особенно дописьменных. Данных о древних культурах мало, потому с еще большим вниманием следует относиться к тем, что имеются в нашем распоряжении. При этом замечу, что методики интерпретации словесных текстов более разработаны, чем методы научной интерпретации предметов вещественных. С накоплением опыта раскопок и осмысления находок процедура раскопок становится все более сложной. Уже давно ушло в прошлое, по крайней мере, в передовых исследовательских школах, сосредоточение внимания на тех находках, которые информативны чуть ли не на этапе их извлечения из земли, - архитектурных сооружениях, скульптурах, погребальных сооружениях. Следы культуры, оставленные древними дописьменными народами, воплощаются в культурном слое, и чем тщательнее он будет изучен, тем более полно может быть реконструирован окружающий мир тех или иных коллективов и взаимодействие с ним людей, их хозяйство и, самое интересное, восприятие этого мира.

Известно, что охотники и собиратели каменного века, даже обитавшие в относительно долговременных поселениях, оставили в их пределах немного изображений живых существ, а изображений растений не оставили совсем. В то же время останки животных, которые находят на таких поселениях, не только указывают на круг существ, употреблявшихся людьми в пищу или другим образом контактировавших с человеком, но и служат подтверждением того, что, очевидно, образы животных и рас-


(c) 2003

стр. 120


тений осмыслялись человеком и включались в его представление о мире. Вместе с тем примечательно, что в изобразительных памятниках встречаются только некоторые из представителей животных.

Перемещавшиеся с места на место охотники и собиратели каменного века не стремились систематически воплощать в пределах жилого пространства свое восприятие мира - достаточно вспомнить, что наиболее информативными свидетельствами об их "духовной жизни" до сих пор являются верхнепалеолитические пещерные и наскальные изображения, среди которых самые известные находятся во Франко-Кантабрийской области. Эти пещеры не использовались для жилья.

Символическое "одомашнивание" природы, введение ее в полном смысле в жилое пространство, происходит с переходом к производящему хозяйству в пору, когда, живя на одном месте, люди сначала интенсифицируют собирательство плодов диких растений, а затем переходят к их культивации. Более или менее одновременно (в различных регионах по-разному) происходит одомашнивание животных. История исследования таких памятников относительно недолгая, поэтому, естественно, появляются все новые данные, нередко сильно меняющие уже сложившуюся картину. Среди таких новых материалов - находки на территории Турции, на ее востоке и юго-востоке, обнаруженные в связи со строительством плотин и созданием водохранилищ. В 60-е годы XX в. впечатление открытия нового небесного тела произвели раскопки центральноанатолийского оседлоземледельческого неолитического поселения Чатал-Хююк с неожиданно богатыми и разнообразными рельефами и стенописями, хорошо сохранившимися постройками, богатой материальной культурой. Исследования на юго-востоке и востоке Турции имеют, пожалуй, не меньшее значение, в частности, потому, что они проливают свет на культуры более раннего этапа, носители которых обитали уже в постоянных поселениях, но были в основном охотниками и собирателями. Природа им благоприятствовала и до некоторых пор позволяла не заниматься трудоемким земледелием и разведением скота. Генезис протоземледельческих и раннеземледельческих культур Анатолии далек от ясности, хотя новые находки показали неправомерность предположения о породившем эти культуры мощном проникновении из Леванта. Сразу замечу, что литература об этих поселениях весьма велика, и в настоящей работе я буду ссылаться на подводящий итоги важного этапа исследований сборник "Неолит в Турции. Колыбель цивилизации. Новые открытия" 2 .

Одно из таких поселений Анатолии - Халлан-Чеми, датируемое концом 9 тыс. до н.э. или несколько более поздним временем, - расположено в горной местности 3 . Люди жили здесь долго, о чем свидетельствует мощность культурного слоя - около четырех метров. Найдены обугленные орехи миндаля, фисташек, плоды бобовых растений, но признаков злаков нет. Судя по костным остаткам, так или иначе использовали разных животных - диких коз или овец, оленей, собачьих, свиней, медведей, мелких млекопитающих, птиц, рыб. Есть предположение, что начали одомашнивать свиней. По- видимому, обитатели поселения проявляли интерес к месторождениям прочного вулканического стекла - обсидиана, а также меди, изделия из которой в Анатолии появились еще в неолите.

На поселении обнаружены следы круглого в плане здания, быть может, общественного (в эту пору прямоугольных в плане сооружений еще не было). На площадке диаметром 15м найдены следы коллективного пиршества - кости животных, их рога, череп быка. Очевидно, что какие-то обряды совершали прямо на поселении. Примечательно, что изображения животных немногочисленны - это костяные змеи и стилизованная голова быка. Рукоятки пестиков венчались стилизованными головками козлов.

Обитатели этого, как и других поселений Анатолии, хорошо знали далекие окрестности, в частности, месторождения ценного сырья - обсидиана, которые находи-

стр. 121


лись за 100 и более километров. Широкое использование ресурсов - вообще отличительная черта образа жизни оседлых людей, занимающихся также и обменом. Примечательно, что они еще не считали целесообразным делать глиняные сосуды, хотя каменные и, вероятно, деревянные у них уже были.

Важным для понимания древнейшего прошлого Анатолии является и поселение Чайеню- Тепеси, расположенное в верховьях Тигра. На этом месте люди без перерыва жили, лишь слегка перемещаясь на протяжении 10 000 лет 4 . Основой существования служил сбор диких растений и охота на животных. В эпоху, которую археологи именуют докерамическим неолитом, производство керамической посуды еще не началось. Существование и развитие особенностей глиняной посуды - признак, удобный не только для археологических периодизаций, но и для общекультурных построений.

Природа и здесь предоставляла широкие возможности для добывания продуктов питания и развития производства - в пищу использовали дикую пшеницу (в конце периода докерамического неолита - домашнюю) и бобовые; было известно ткачество из льна. Появились первые мелкие изделия из меди - свидетельство пытливости человеческой мысли, склонности к экспериментам, особенно ощутимой на стадии перехода к производящему хозяйству, а также позднее. Охотились на дикого быка, оленя, овец или коз.

Обитатели Чайеню-Тепеси, подобно многим оседлым обитателям Передней Азии, а также других регионов, хоронили умерших на территории поселений, сооружая для останков специальные помещения. В этих сооружениях были и кости животных - части черепов дикого быка и кабана, что предполагает особое отношение человека к этим животным. Такое сближение образов умерших и представителей дикой природы все более отчетливо будет проявляться с развитием склонности человека к изобразительному творчеству. Судя по имеющимся сведениям, особым образом относились и к собаке.

Группа поселений была обнаружена при строительстве огромного гидротехнического сооружения в долине Евфрата, расположенной в районе Урфы 5 , в области, прославленной библейскими сказаниями. Здесь пролегали пути Авраама и его сородичей - неподалеку лежит древний Харран с удивительной архитектурой, до сих пор сохраняющей обаяние древности. Подножья Тавра на границе с долиной Евфрата и его притоков в период неолита изобиловали животными. Обитатели одного из поселений, Невали-Чори, охотились на газелей, быков, кабанов, оленей, горных баранов или козлов, ослов, птиц, в том числе дроф и серых журавлей. Существует мнение, что диких овец и коз содержали как домашних. Известны изображения из глины хищных кошачьих, кабанов, эквидов, медведя, хищных птиц.

Полагают, что возделывали здесь пшеницу и бобовые, кроме того в пищу использовали дикий ячмень, фисташки, миндаль, яблоки. Можно представить, насколько благоприятны были природные условия, ведь по археологическим остаткам можно судить лишь о части рациона.

В Невали-Чори обнаружены настоящие постройки для совершения обрядов, сооруженные с использованием камня, с каменными опорами Т-образной формы, некоторые - с рельефными изображениями (вероятно, они уподоблялись антропоморфным существам). Люди, использовавшие глину еще в ограниченных количествах, делали из камня не только постройки, но и скульптуры. Это крупные, иногда более натуральной величины фигуры людей с тщательно проработанной верхней частью - головой и лицом. Дошедшие до нашего времени в фрагментарном состоянии, они все же позволяют увидеть в этих изображениях сочетание человеческих и животных форм - у одной головы, по-видимому женской, на затылке ползет змея, изображение другой головы сочетается с изображением хищной птицы. Некоторые скульп-

стр. 122


туры автор раскопок немецкий археолог X. Хауптманн уподобляет тотемным столбам североамериканских индейцев. Примечательно, что среди изображений животных, как глиняных так и каменных, фигурируют кошачьи хищники.

В этом и других поселениях, о которых пойдет речь дальше, внимание привлекает интересное явление - совмещение в пределах одного неолитического поселения (разумеется, сохранявшего традицию на протяжении долгого времени) изображений хищных животных и большого числа фигурок мужчин (в мелкой пластике древних пол не всегда бывает определен), но здесь число мужских фигурок стоячих (поза активности) превосходит число женских сидячих (поза, определяющая пребывание в некоем месте). Прежде такого соотношения в неолитических поселениях не приходилось наблюдать нигде, и оно очень симптоматично.

Другое поселение района Урфы - Гебеклы-Тепе. Его обитатели собирали дикорастущие злаки, охотились на газелей, быков, кабанов, оленей, коз и/или овец, лис. В то же время они разводили коз и/или овец. Здесь, как и в Невали-Чори, возводили обрядовые постройки с Т-образными опорами. На некоторых из них были рельефные изображения, в том числе львов в разных положениях - с оскаленными пастями, агрессивно поднятыми хвостами и подчеркнутыми признаками мужского пола. Изображали также извивающихся и причудливо перевитых змей; собачьих, напоминающих лис; быка, журавля. Одна из скульптур представляет собой льва или медведя с человеческой головой, расположенной между передними лапами - образ агрессии, прежде не известный, но широко распространенный в значительно более позднее время. Изображения разных животных почти не встречаются в едином поле и композиций не образуют. На одной из плит наверху помещено изображение быка, ниже - собачьего, еще ниже - птицы (журавля?).

В изобразительных материалах Невали-Чори и Гебеклы-Тепе примечателен диапазон фауны - это сугубо наземные или подземные существа: змеи (в Невали-Чори предполагается и изображение черепахи между двумя антропоморфными существами на каменном сосуде); хищники, травоядные и птицы. Можно предположить, что эти существа, как и в позднейшие эпохи, должны были маркировать в навсегда утерянных для нас представлениях области мира, его три зоны: верх - небо, наземный мир, мир подземных существ - змей. Некоторые из этих существ, по всей вероятности, играли роль медиаторов, посредников.

В то же время на этих поселениях обнаруживаются признаки особого отношения к хищным кошачьим - традиционным знакам могущества во всем мире и, в частности, в Передней Азии. В связи с этим существенно, что в этих поселениях, на что мы уже обращали внимание, много и изображений мужчин с подчеркнутыми признаками пола, что для раннеземледельческой мелкой пластинки вообще нехарактерно, потому и неолитические статуэтки в старой традиции связывали с культом "богини-матери".

В ранненеолитических поселениях Юго-Восточной и Восточной Турции археологические остатки позволяют проследить интересную ситуацию. В этих поселениях обитали оседлые охотники и собиратели. На поселениях существовали специальные обрядовые постройки, тщательно декорированные, с крупными скульптурными изображениями. В жилых домах значительных признаков отправления обрядов не обнаруживается. Велика роль охоты, с чем по-видимому, отчасти, связана значительная роль мужских символов. Симптоматично существование изображений хищных животных - общечеловеческих знаков силы, агрессивного преобладания. Их изображения, скорее всего, указывают на существование лидеров и, возможно, конкурентных отношений между ними, подобных тем, которые известны в обществах североамериканских индейцев, также охотников и собирателей. Зоны мира в представлениях древних, маркированные животными, ассоциировались с местом людей в обществе; так,

стр. 123


женщина принадлежала хтонической сфере, будучи связана со змеей, но не обязательно только с ней. Взаимоотношения полов, несомненно, играли существенную роль в представлениях и обрядах - на это указывают особенности трактовки тел.

Некоторые наметившиеся в этих поселениях тенденции нашли воплощение в культуре уже упоминавшегося Чатал-Хююка. Это поселение 7 - 6 тыс. до н.э. расположено на равнине в Центральной Анатолии. Его исследованиям посвящены многочисленные публикации, ссылки на которые можно найти в моей работе 6 , а ссылки на материалы недавно возобновленных работ - в статье английского археолога Я. Ходдера 7 .

Проводивший первые раскопки этого поселения английский археолог Дж. Меллаарт полагал, что обнаруженная им часть представляла собой жреческий квартал. Основанием для такого предположения служили особенности убранства домов -рельефные изображения и росписи, наличие погребений с необычным инвентарем. Это мнение было подвергнуто сомнению. Высказывались предположения, что отличавшиеся убранством помещения не были святилищами, а являлись жилыми домами, в которых, однако, отправляли семейные обряды. Новые работы подтвердили такое предположение. Бросающееся в глаза отличие Чатал-Хююка от восточноанатолийских, более ранних, поселений - сосредоточение обрядов не в специальном святилище (хотя такое общее для обитателей селения и могло существовать, оно просто не обнаружено), а в домах.

Изобразительные памятники необычайно разнообразны для того времени. На хорошо сохранившихся стенах найдены рельефные изображения женского существа или существ в позе роженицы, фигуры оленя, леопардов, быков или коров, бычьи и бараньи головы, женские груди. Головы быков помещались на столбиках внутри помещений. В качестве основы для рельефных изображений и голов быков использовали черепа животных или стебли растений. Изображения расписывали, причем часто использовали красную краску. Стены окрашивали или покрывали росписями, изображавшими сцены охоты, умерших людей и грифов, различных животных (в том числе быков, оленей, хищников и эквидов, козлов у дерева, птиц). Весьма разнообразна палитра - черный, красный, синий, белый, розовый цвета. Есть орнаментализованные изображения растений, быть может, насекомых, человеческих рук. Известно изображение извергающегося вулкана с характерной раздвоенной вершиной -видного из поселения вулкана Хасан-даг; схематичное изображение самого поселения и, возможно, построек, куда до захоронения переносили тела умерших.

Из камня и глины делали фигурки женщин и мужчин, из глины - кабанов, леопардов(?), оленей, быков (есть образцы с нанесенными "ранами", возможно, предназначавшиеся для охотничьих ритуалов), хищных птиц, змей. Изображения регулярно покрывали новыми слоями обмазки и краски. По предположению Дж. Меллаарта, это делали весной, когда в дома переносили останки умерших, подвергшихся предварительному "выставлению" в специальном месте.

Исследования 1990-х годов дают представление о стенах дома как о своего рода мембране между семьей и окружающим миром, а изображения выполняют функции контроля и/или связи с животными, духами и предками. Рельефные изображения связываются в исследованиях с циклами существования семей, а росписи - с более короткими сроками, жизнью младших членов семей и защитой их от смерти 8 . Очевидно, что возобновившиеся крупномасштабные раскопки, проводящиеся на более высоком уровне, чем прежние, дадут много новых материалов для размышлений.

Рельефные изображения и скульптура показывают, что центральным персонажем мира представлений была мифическая женщина, вернее две женщины - юная и зрелая. Рельефных изображений мужчин пока не известно. Женщина представлена рожающей, при этом в одном случае (скульптура) она это делает, опираясь на лео-

стр. 124


пардов. Рожает она человеческого ребенка, но также быка - их головы помещают под ее рельефами. Ассоциация женщины с леопардом находит подтверждение в другом центральноанатолийском поселении, Хаджиларе, где обнаружены глиняные фигурки женщин, сидящих на леопардах, держащих на руках их котят или облаченных в одежду из шкуры леопарда, иногда с хвостом. На одном, плохо сохранившемся рельефе, голова женщины увенчана чем-то вроде ушей, быть может, тоже леопардовых.

Мифологическая женщина (напоминаем, может быть, женщины) предстает как существо двойственное, амбивалентное. С одной стороны, она - подательница жизни, с другой - ассоциируется с хтоническим миром и смертью. Погребения в домах ориентируются на ее рельефные изображения. Только в женских погребениях обнаруживаются поразительные вещи - полированные зеркала из обсидиана, происхождение которого из глубин земли наверняка было известно обитателям Чатал-Хююка, так как они добывали его, делали из него различные орудия и оружие, обмениваясь им с соседями. Некоторые статуэтки представляют собой почти необработанные камни своеобразных форм, а камень - тоже порождение земли. Таким образом, почти очевидно, что женщина была связана с грозными силами земли. Леопард - хищное животное, что подчеркивается окраской его когтей в красный цвет. Вряд ли случайно, что рельефные груди иногда моделировали на основе черепов хищных существ: ласки, челюстей кабана, грифа - птицы смерти.

Есть основания думать, что в ритуалах женщины имели место бурные танцы -один из рельефов представляет ее в энергичном движении с летящими назад волосами.

Мифологический мужской персонаж по своему положению в изобразительных данных резко отличается от женского. Его нет среди рельефных изображений, из чего можно сделать вывод, что дом у "чатал-хююкцев" - по крайней мере в значительной степени - женская сфера. Но и в образе мира в целом мужской персонаж занимает менее значительное место. Его присутствие в жилом пространстве определяется, насколько можно предполагать, образом быка, по-разному реализуемом в рельефах, скульптуре, мелкой пластике. Найдены фигурки бородатого мужчины, сидящего на быке, - явное указание на его ассоциацию с этим животным.

Бык наряду с женским персонажем - постоянный элемент убранства помещений. Чаще всего он представлен головой, черепом, облицованным глиной и раскрашенным. Ничем другим, как знаком убийства, причем убийства особого свойства, ритуального, эти бычьи головы быть не могут. Напомним, что, по предположению Дж. Меллаарта, обновление убранства построек, а значит и бычьих голов, приходилось на весну.

Подобно мифологическим женским существам, мужские представлены в двух возрастах - зрелого человека (с бородой) и юноши, который изображается едущим на леопарде. Это обстоятельство указывает на связь юноши с женскими персонажами, близость которых к леопарду не вызывает сомнений. И здесь - чрезвычайно интересный момент.

В ходе раскопок Дж. Меллаарта были найдены настенные изображения охот, участниками которых, скорее всего, были люди мужского пола, вооруженные, в частности, луками. Удалось проследить, что иногда эти персонажи были одеты в леопардовые шкуры - знак женского мифологического персонажа. Данное обстоятельство подводит к пониманию роли изображений охоты, а также значительной части убранства помещений, где происходили обряды.

Итак, вероятное время обновления убранства помещений, создания новых изображений, совершения погребений - весна. Во всех традициях земледельцев время оживления природы - один из важнейших моментов года (впрочем, это верно и для

стр. 125


тех, кто занимался присваивающимся хозяйством). Естественно приурочивание к этому времени различных обрядов, в частности, тех, участниками которых были молодые люди, демонстрирующие свою способность перехода к жизни взрослых, для чего им было необходимо пройти через испытания. Таким испытанием служила охота на мощных животных - быков и оленей. Примечательно, что в росписях фигурки людей, окружающие животное, показаны в чрезвычайно смелых позах - некоторые из них висят на хвосте зверей, другие - на их языке, и все находятся в опасной близости от животных, демонстрируя свою удаль.

Эти мотивы напоминают более поздние критские игры с быком, участниками которых были молодые люди, и историю о Тезее и Минотавре, Тезей с группой молодых людей отправился на Крит именно весной, и, выдержав испытание, вернулся на родину. О возможной близости этих обрядов и того, что могло иметь место в Чатал-Хююке, мне уже приходилось писать 9 .

Чатал-Хююк - поселение земледельцев, возделывавших землю и приносивших в жертву зерно. Не очень ясно, был ли ими одомашнен бык, но в любом случае в обрядах и мифах большую роль играло именно это животное, рожденное мифологической женщиной и периодически умерщвляемое. Различия в материальных свидетельствах обрядов и представлений с теми, которые известны из Юго-Восточной и Восточной Турции более раннего времени, очень заметны. Чатал-Хююк и подобные ему поселения, еще мало известные, относятся к новому этапу осмысления мира. Природа более отдаляется от общества, хотя в условиях традиционного сельского хозяйства не может быть ему противопоставлена. Однако общество движется в данном направлении. В этой связи примечательно, что женское существо имеет большее значение в земледельческой деревне Чатал-Хююке, где оно почитается в пределах семей (об ином пока трудно судить), чем в поселениях оседлых охотников и собирателей.

В античном мире были хорошо известны божества анатолийцев, олицетворявшие грозные и благодетельные силы природы - Кибела и Аттис, а также многочисленные богини, почитавшиеся по всей Анатолии. Их культ был оргиастическим, и их мужские партнеры - сыновья и возлюбленные - выступали как гибнущие от их притягательной силы, но потом, благодаря этим же богиням, появляющиеся вновь. Капризы погоды горной страны Анатолии управлялись этими божествами, в оргиастических культах. В воинственных плясках сопровождающих их духов звучат голоса ветров и бурь. В осмыслении этих природных явлений просвечивает социальная ситуация. Специфика женского характера в условиях, когда женщина не играет подчиненную роль, переносится на явления природы. Конечно, все эти представления, вернее их элементы, существовали и прежде, но у настоящих оседлых земледельцев они уже отлились в формы, которые дошли до нас благодаря античным источникам, хотя персонажи мифов неолитических людей еще не стали богинями и богами.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 На русском языке см. например: Леви-Строс К. Первобытное мышление. М., 1994; он же. Путь масок. М., 2000.

2 Neolithic in Turkey. The Cradle of Civilization. New Discoveries. Ed. Ozdogan M., Bajsgelen N. Istanbul, 1999.

3 Rosenberg M. Hallan Cemi // Neolithic in Turkey...

4 Ozdogan A. Cayonu // Neolithic in Turkey...

5 Hauptmann H. The Urfa Region // Neolithic in Turkey...

Антонова Е. В. Обряды и верования первобытных землевладельцев Востока. М., 1990.

7 Hodder I. Renewed Work at Catalhoyiik // Neolithic in Turkey...

8 Ibid.

9 Антонова Е. В. Очерки культуры древних земледельцев Передней и Средней Азии. М., 1984. С. 215.

стр. 126


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ЛЮДИ-И-ПРИРОДА-В-НЕОЛИТИЧЕСКОЙ-АНАТОЛИИ-некоторые-итоги-исследований-1990-х-годов

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Golem AnzhanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Golem

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Е. В. АНТОНОВА, ЛЮДИ И ПРИРОДА В НЕОЛИТИЧЕСКОЙ АНАТОЛИИ (некоторые итоги исследований 1990-х годов) // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 18.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ЛЮДИ-И-ПРИРОДА-В-НЕОЛИТИЧЕСКОЙ-АНАТОЛИИ-некоторые-итоги-исследований-1990-х-годов (date of access: 20.07.2024).

Publication author(s) - Е. В. АНТОНОВА:

Е. В. АНТОНОВА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Golem Anzhanov
Tashkent, Uzbekistan
15 views rating
18.06.2024 (32 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
11 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЛЮДИ И ПРИРОДА В НЕОЛИТИЧЕСКОЙ АНАТОЛИИ (некоторые итоги исследований 1990-х годов)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android