Libmonster ID: UZ-1062

В последние годы все большую остроту приобретают вопросы влияния ислама и действующих под его лозунгами организаций и группировок на общественно-политическую ситуацию в странах исламского мира. Не менее актуальной является проблема воздействия происходящих в современных мусульманских обществах политических процессов, в том числе формирования в них демократических институтов, на развитие идеологии и деятельности религиозно-политических организаций. В этом плане показателен опыт Египта - одной из ведущих стран арабо-мусульманского мира и Африканского континента. Анализ политической ситуации последних десятилетий в АРЕ показывает, что в стране действует реальная, хотя и "внесистемная" исламистская оппозиция существующему режиму в лице радикальных организаций, приход к власти которых может создать множество проблем как самому египетскому народу, так и региону в целом.

В западных аналитических и политических кругах нередко высказывается мнение о том, что в Египте и ряде других стран Ближнего Востока исламизм играет позитивную роль, хотя сами правительства этих государств и светские проправительственные или оппозиционные силы в них обеспокоены перспективами вхождения во власть представителей "политического ислама".

Опасения по поводу "политической трансформации" ряда экстремистских исламистских организаций, имеющих опыт длительного подпольного существования и использования радикальных методов борьбы против светских и националистических режимов в арабских государствах, представляются весьма обоснованными. Так, деятельность большинства исламистских организаций в АРЕ, как и во многих других странах мира, приобрела ярко выраженный антигосударственный характер и создает вызовы как внутриполитической, так и региональной стабильности.

В Египте наиболее непримиримыми радикальными организациями исламистов являются "Ал-Джихад"1, "Ал-Гама'а ал-исламиййа" ("Исламское общество") и "Ат-Такфир ва ал-хиджра" ("Обвинение в неверии и уход от общества")2. В их идеологии в различной степени отразились взгляды известного идеолога радикализма Саййида Кутба


1 Причастна к убийству президента А. Садата в 1981 г., а также ряду других громких террористических акций, включая теракты в США. Основатель - Абд ал-Салам Фарраг [см.: Landay, Savino, 2000; Al-Jihad al-Islami...].

2 Так называют исламистские группировки, интерпретирующие хиджру как уход от современного общества, погрязшего в неверии. Создана Шукри Мустафой. Хиджра радикальных исламистов является тактическим отступлением, предусматривающим возвращение в тот момент, когда в обществе будут созданы условия для реализации идеи "подлинного исламского государства" [см.: Zambelis, 2006; Карпачёва, 2007, с. 53 - 56].

стр. 116


о способах свержения государственной власти революционным путем силами "истинных мусульман".

В идеологии "Ал-Джихада", апеллирующей к священным текстам и религиозным авторитетам прошлого (Ибн Таймиййа, Ибн ал-Джаузи и др.), подчеркивается необходимость бескомпромиссной "борьбы ислама с современной джахилийей"3. Под понятием джахилиййа лидеры и сторонники "Ал-Джихада" подразумевают капитализм, марксизм, "международный сионизм" и другие идейные и политические течения, угрожающие "разрушением единства, величия и благополучия уммы". Целью этой организации стало создание глобального исламского государства на основе признания верховенства божественной воли как единственного источника законодательства и избавление уммы от зависимости от "неверных" и "невежественных" (джахил).

По убеждению лидеров "Ал-Джихада", все современные руководители Египта и других мусульманских стран являются "врагами ислама", притом что часть населения остается "истинными мусульманами". На основании этого положения один из руководителей и идеологов "Ал-Джихада", 'Аббуд аз-Зумр использовал понятие дар ал-мураккаба ("смешанная территория"). Оно обозначает страны, где правящие круги являются "неверными", а основное население - мусульманами [Ражбадинов, 2002, с. 10]. Однако само название организации отражает главенство концепции джихада в ее идеологии и практике: "священная война" рассматривается ее членами как ключевой инструмент возрождения "истинной веры". При этом они разделяют врагов на "близких" и "дальних". К последним относятся прежде всего Израиль и западные державы. Против них, по мнению экстремистов, должна вестись непримиримая борьба. В этой части идеология "Ал-Джихада" перекликается с идеями приверженцев "Ал-Гама'а ал-исламиййа", которые также относят современные мусульманские страны к обществам джахилиййи, а их лидеров - к вероотступникам.

Важной составляющей подготовки мусульман для создания исламского государства члены "Ал-Джихада" считают воспитательную и пропагандистскую работу - да'ва. Однако на практике эта деятельность концентрируется на идейном обосновании необходимости джихада как вооруженной борьбы, включающей в себя разведывательную, подрывную и террористическую деятельность.

После подавления экстремистов в ответ на покушение на президента А. Садата идеолог организации А. Фараг был казнен в апреле 1982 г., а еще через два года "Ал-Джихад" распался. 'Аббуд аз-Зумр выдвинул тезис "переходного этапа", согласно которому "Ал-Джихад", понесший существенные потери, должен временно прекратить военную деятельность, перейдя к пропагандистской работе. Часть членов организации восприняли это как отступничество от принципов джихада. Один из наиболее радикальных лидеров исламистов, Айман аз-Завахири, позже перебравшийся в Афганистан [Wright, 2002], был также не согласен с такой пассивной позицией 'Аббуда аз-Зумра и создал со своими сторонниками "Ал-Джихад ал-джадид". Именно эта организация взяла на себя ответственность за ряд террористических актов, в том числе за покушения на министра печати и информации Сафвата аш-Шарифа в 1993 г., министра внутренних дел Хасана ал-Ал фи в 1993 г. и премьер-министра 'Атифа Сидки в 1993 г.

В середине 1980-х гг. многие члены "Ал-Джихада" и "Ал-Гама'а ал-исламиййа" уехали в Афганистан для ведения джихада. Они считали, что военный опыт, приобретаемый ими в Афганистане, поможет в предстоящей борьбе с египетским и другими арабскими режимами. В то время в организации "Ал-Джихад" появилось внешнее руководство во главе с Айманом аз-Завахири [см.: Blanche, 2001]. С тех пор начала действовать целая транснациональная сеть организаций, повторяющих структуру египетского "Ал-Джихада". Аз-Завахири вывел джихад далеко за пределы ближневосточно-


3 Джахилиййа (араб.) - букв, "невежество", "язычество", "доисламская эпоха".

стр. 117


го региона [см.: Re-Examining..., 2005; Zawahiri Foreshadowing Attacks..., 2007], подчеркивая необходимость сосредоточения усилий на борьбе против Запада и Израиля. По мнению этого сторонника 'Усамы бен Ладена, правительства мусульманских стран полностью зависят от Запада и рухнут, как только будут поражены "дальние враги", оказывающие поддержку арабским режимам. В связи с провозглашением новых приоритетов "Ал-Джихад ал-джадид" под руководством аз-Завахири ввела в практику интенсивное использование террора как наиболее "эффективного" метода ведения войны с противниками. В 1995 г. ее члены осуществили пять терактов против египетских "целей" в Швейцарии, Болгарии, Пакистане и Египте, а в 1998 г. и участвовали в организации взрывов у посольств США в Кении и Танзании.

По ряду вопросов у радикальных организаций Египта существуют серьезные расхождения. Так, "Ал-Джихад" отвергает практику участия в политической деятельности, принятую "Братьями-мусульманами"4. В качестве возражения "Братья-мусульмане" заявляют, что они признают народ источником власти и верят в законность свободных справедливых выборов. Развивая этот тезис, они приходят к выводу: необходимо делать все возможное, чтобы принимаемые парламентом законы соответствовали шариату [Habib M., 2006].

Крайне негативно лидеры "Ал-Джихада" относятся к деятельности "такфиритов", считая, что их глава Шукри Мустафа не сделал ничего для борьбы в защиту ислама, а только разрушил жизни молодых людей, поставив их вне общества. Лидеры "Ал-Джихада" считают уход от общества уклонением от джихада.

Анализ деятельности "Ал-Джихада" на протяжении десятилетий показывает, что после разгрома в 1981 г. эта организация уже не смогла вести "эффективную" подрывную работу, способную создать критическую угрозу режиму в Египте. Ресурсы "Ал-Джихада" в Египте были ослаблены жесткими действиями и антитеррористической стратегией властей. Однако идеология "Ал-Джихада" оказала существенное воздействие на развитие движения "джихадистов" во всем регионе. Айман аз-Завахири наряду с Бен Ладеном стал одним из основоположников идеологии современного джихада, олицетворением мирового радикального движения, все более активно выступающего сегодня с целью обосновать с религиозной и политической точек зрения необходимость "борьбы мусульман против Запада".

Еще одно направление в исламистском движении - течение "такфиритов". Ярким представителем этого течения является организация "Ат-Такфир ва ал-хиджра". Ее стратегия основывается на необходимости ухода из "неверного общества", создания "истинного исламского общества" в изоляции с последующим возвращением для того, чтобы свергнуть "неверное правительство" и установить исламское государство. Члены этой организации относят современные мусульманские общества к "неверным", как и члены "Ал-Джихада" и "Ал-Гама'а ал-исламиййа". Борьба с "ближними и дальними врагами" также определяется "такфиритами" как необходимый путь "защиты ислама" и установления подлинно исламского правления. Причем только после уничтожения "ближних врагов", как считают "такфириты", можно будет перейти к полному избавлению уммы от господства Запада.

Организация "такфиритов" после казни Шукри Мустафы в 1978 г. за создание радикального общества с подрывными целями приобрела, судя по сообщениям египетских и западных источников, подпольный и транснациональный характер. Группировки под названием "Ат-Такфир ва ал-хиджра" продолжают тайно действовать как в самом Египте, так и в Судане, Ливане, Пакистане, а также в Европе [Mili, 2006]. Тем не менее эта организация в последние годы всячески пытается продемонстрировать свою


4 Организация "Братья-мусульмане" основана Хасаном Аль-Банна в 1928 г. и на сегодняшний день является самой сильной и многочисленной исламистской организацией в исламском мире.

стр. 118


"умеренность" и отход от методов террора. Вообще в Египте в настоящее время радикальные исламистские организации стремятся к сокрытию истинных целей и форм своей деятельности.

Вместе с тем продолжающие действовать в стране различные "джихадистские" группировки создают небезопасную обстановку в туристических зонах Египта, угрожают стратегически важным инфраструктурам страны. События последних лет показывают, что Египет рассматривается транснациональными и локальными террористическими группами в качестве одного из основных "фронтов джихада". Со своей стороны, египетское правительство предпринимает жесткие меры по борьбе с терроризмом для сохранения политической стабильности.

В конце марта 2006 г. египетские власти впервые обвинили связанную с "Ал-Ка'идой" исламистскую группировку "Ат-Таухид ва ал-джихад" в организации и проведении терактов в Табе и Шарм-эш-Шейхе5. Вскоре после этого в Каире была обезврежена крупная террористическая группа "Ат-Та'ифа ал-мансура" ("Победоносная община"), которая насчитывала свыше 20 боевиков. По данным спецслужб, участники группы поддерживали контакты с иностранными террористическими организациями, с целью направления боевиков в зоны "джихада". Каирская подпольная группировка состояла из молодых людей - предпринимателей, студентов, служителей культа. По оценке экспертов, они пытались действовать по образцу "Ал-Ка'иды" в Ираке с целью создать в Египте атмосферу всеобщего хаоса и тем самым дискредитировать руководство страны. По заявлению министра внутренних дел АРЕ, группа собирала в Интернете информацию о взрывчатых веществах и ядах, планировала операции в туристических зонах и взрыв каирского газопровода. Прекращение поставок газа в Каир могло бы нарушить энергоснабжение всей густонаселенной долины Нила.

Основной мишенью террористов остаются туристические объекты. Это подтвердилось 24 апреля 2006 г. во время взрывов в курортном городе Дахаб на Синае, в результате которых погибли 18 человек, а свыше 80 были ранены. Ответственность за теракт взяла на себя некая группа "Моджахеды Египта". Взрывы были "приурочены" к национальным праздникам Египта - Дню победы на Синае, Дню революции и Дню армии. Очевидно, что террористы хотят продемонстрировать властям свою силу и возможность наносить удары в любом месте и в любое время. Кроме того, акции в Дахабе последовали за резней 14 апреля 2006 г. в трех коптских церквях Александрии, где террористами был убит один и ранены около 12 человек, что спровоцировало рост межрелигиозной напряженности. Последовавшие за этим столкновения между христианами и мусульманами использовались экстремистами для усиления своего влияния в стране. Доверие между религиозными общинами оказалось под угрозой. В то же самое время в стране обострилось противостояние властей и "Братьев-мусульман"6.

Особняком в радикальном исламистском движении стоит организация "Ал-Ихван ал-муслимун" ("Братья-мусульмане"), созданная в Египте в 1928 г. и имеющая сейчас "филиалы" более чем в 70 странах мира. Она является крупнейшей исламистской организацией, считающей основой своей идеологической деятельности воспитательную и пропагандистскую работу среди масс (да'ва). Показная умеренность - это главное отличие "Братьев-мусульман" от многих других исламистских организаций. Демонстрируя свой "отход от радикальных методов борьбы", "Братья-мусульмане" добились успеха на прошедших в ноябре-декабре 2005 г. парламентских выборах в


5 В октябре 2004 г. в результате подрыва одного из отелей в Табе погибли 34 человека. В июле 2005 г. террористы атаковали Шарм-эш-Шейх, в результате чего погибло более 70 человек.

6 В начале марта 2006 г. власти приостановили выпуск партийной газеты, а также арестовали ряд членов и руководителей организации. В ответ, лидеры "Братьев-мусульман" усилили протесты и критику правительства, обвиняя его в "неэффективности".

стр. 119


Египте7. В отличие от 1980 - 1990-х гг., "Братья-мусульмане" шли на выборы отдельно от других оппозиционных партий. При этом основная конкуренция на выборах развернулась именно между ними и правящей Национально-демократической партией (НДП). В связи с этим полученный исламистами результат выглядит впечатляющим - 88 мест.

Правящая партия и вошедшие в правительственный блок независимые депутаты получили 326 мест. Несмотря на то что НДП удалось обеспечить себе более 70% мест в Народном собрании, именно "Братья-мусульмане" объявили себя победителями: впервые в истории страны им удалось провести в парламент оппозиционный блок, способный влиять на процесс принятия решений по вопросам внутренней и внешней политики. Наблюдатели отмечают, что преобладание в оппозиции исламистов над светскими силами, с которыми привыкла иметь дело НДП, представило серьезную проблему для правящей партии Х. Мубарака [см.: Dunne, 2006, р. 5]. Помимо роста влияния "Братьев-мусульман" результаты выборов подтвердили слабость светской оппозиции8.

Главным итогом выборов стало то, что "Братья-мусульмане" получили возможность выдвигать собственного кандидата на пост президента, а также вести в органе государственной власти политическую борьбу. Представители "Братьев-мусульман" объявили о готовности войти в оппозиционный блок, который будет противостоять НДП в парламенте. Кроме того, лидер "братьев" Мухаммад Махди 'Акиф заявил, что их представители в парламенте будут добиваться сокращения полномочий президента АРЕ и внесения изменений в конституцию, хотя и не намерены выступать за смену внешнеполитического курса страны. В частности, эта организация не согласилась признавать государство Израиль, но и не призывает к войне с ним, "уважая" подписанные ранее Египтом соглашения (мирный договор 1979 г.). Этим лидеры "Братьев-мусульман" попытались снять опасения международного сообщества по поводу возможной радикализации внешнеполитических позиций АРЕ, которая традиционно имеет репутацию важного центра ближневосточной дипломатии и активного посредника в урегулировании палестино-израильского конфликта.

Парламентские выборы 2005 г. привлекли повышенное внимание международного сообщества. Большинство наблюдавших за ходом выборов представителей неправительственных организаций, СМИ, дипломатического корпуса отметили растущую либерализацию политической жизни страны, инициированной самими властями. При этом всеми был замечен выход на политическую авансцену оппозиционных сил, находившихся в прошлом на полулегальном положении. Члены таких организаций стали рассматриваться частью египетского общества и некоторыми западными аналитиками как возможная "альтернатива" существующему режиму в АРЕ.

Многие египетские и зарубежные наблюдатели выражают обеспокоенность тем, что "Братья-мусульмане", вероятно, продумывают возможность осуществления политического переворота в Египте. Вместе с тем представители движения приняли меры для защиты своего "имиджа" и заявили, что их движение еще далеко от цели обретения политической власти [см.: al-'Aryan, 2006; al-Sayyid Habib, 2006]. Руководитель "Братьев-мусульман" 'Акиф подчеркнул, что главная задача его организации - "продвиже-


7 "Независимые кандидаты" от "Братьев-мусульман", выступившие на выборах под общим лозунгом "Ислам - решение проблем", уже в результате первого тура выборов получили 34 места. В конечном же счете, их представительство увеличилось в Народном собрании Египта с 17 до 88 мест, то есть более чем в пять раз, хотя сами исламисты ожидали получить около 70 мест. Согласно действующему законодательству, в парламенте АРЕ - 454 депутата, из них 444 избираются в ходе выборов, 10 назначаются президентом [см.: Abdel-Latif, 2005; El-Menshawy, 2005; Essam El-Din, 2005; Sid-Ahmed, 2005].

8 Партии "Вафд", например, удалось провести в парламент шесть своих депутатов, Национально-прогрессивной партии - двух, партии "Гад" ("Завтра") - одного. Лидер оппозиционной партии "Гад" Айман Нур, который по итогам президентских выборов в сентябре 2005 г. был вторым после Х. Мубарака, не прошел в Народное собрание.

стр. 120


ние реформ путем просвещения и образования народа", а не приход к власти в Египте президента-исламиста [см.: 'Akif, 2006]. Подобные заявления свидетельствуют в первую очередь о том, что лидеры ассоциации понимают: в стране еще "не созрели" условия для их прихода к политической и государственной власти.

Жесткий подход "Братьев-мусульман" к другим меньшинствам страны хорошо просматривается через призму коптской проблемы. "Братья" считают их полноправными гражданами страны, которые пользуются всеми правами и свободами, за исключением одного: "права избираться на пост президента". Двусмысленность официальной позиции "Братьев-мусульман" по вопросам реформирования государства и взаимоотношений между государством и религией, а также между представителями различных конфессий является постоянным источником обеспокоенности коптов.

Показателен и такой случай. В апреле 2006 г. административный суд Александрии издал распоряжение, позволяющее министерству внутренних дел выдавать гражданам удостоверения личности с указанием их принадлежности к религиозной общине баха'и. "Братья-мусульмане" ответили на это протестом. 3 мая 2006 г. на парламентских дебатах по этому вопросу депутаты - представители "Братьев-мусульман" назвали бахаитов "вероотступниками, которых надлежало убивать" [см.: Mashru Qanun..., 2006].

Успех "Братьев-мусульман" на выборах в парламент побудил задуматься и многих наблюдателей, и самих членов движения9 о том, не наступило ли время для изменения их тактики и для начала борьбы за политическую власть [см. например: Habib R., 2005].

'Акиф по этому вопросу отметил, что "предвестия победы проекта "Братьев-мусульман" и готовности общества принять исламское государство сегодня появляются в Палестине и других мусульманских странах" [www.ikhwanonline.com, 16 February 2006]. Этот ответ многозначителен. Электоральные успехи "Братьев-мусульман" и "Хамас" указывают на то, что этот процесс уже запущен, так как, по мнению исламистов, "большие сегменты населения сейчас требуют внедрения исламской системы в общественные дела, политику и законодательство". Однако эти "достижения" исламистов рассматриваются ими не как итог политической деятельности, а как результат просветительской работы, которая позволила им широко распространить свои идеи и обрести последователей в массах [Habib R., 2005]. Данный подход аргументируется тем, что Хасан ал-Банна хотел, чтобы его движение отражало всеобъемлющий характер ислама, выраженный в так называемом принципе 'аламиййа. Согласно этому принципу созданная им ассоциация рассматривается не просто как движение религиозное или политическое, а как общественно-политическое, миссионерское и социально-экономическое одновременно. Более того, по мнению последователей ал-Банны, именно социальная база "Братьев-мусульман" обеспечила жизнеспособность движения, поскольку оно бы не смогло выжить, если бы являлось сугубо политическим явлением [Habib R., 14.03.2006]. Лидеры организации хотят, чтобы она привлекла в свои ряды другие политические силы как из оппозиционного "лагеря", так и из правящей партии и правительства. Кроме того, по их мнению, необходимо сформулировать такое "политическое послание", в котором бы ясно излагались "специфичные" решения современных проблем Египта [см.: 'Izz al-'Arab, 2006].

Однако сторонники "старого порядка" утверждают, что традиционная внутренняя организация "братства" является основой их жизнестойкости и обеспечивает им "народную поддержку" [там же]. Они отмечают, что "братья" должны заниматься формированием "подлинно исламского общества", изнутри которого якобы и возникнет исламское государство [Sharh Risalat..., 2006].


9 "Братья-мусульмане" предпочитают называть свою организацию движением, пытаясь придать ей более массовый характер.

стр. 121


Подняв статус "Братьев-мусульман", парламентские выборы сделали их еще большей угрозой для существующего режима. Сами члены исламистского движения не могут не понимать, что их успех на выборах на самом деле уменьшил "терпимое отношение" к ним со стороны властей. По утверждению "Братьев-мусульман", службы безопасности предприняли ряд силовых и контрпропагандистских мер среди населения ['Arafah, 2005; Limadha Tadhtahidu..., 2006]. Власти попытались снизить до минимума воздействие оппозиции "Братьев-мусульман" по ключевому вопросу: продлению чрезвычайного положения, введенного в стране со времени убийства президента А. Садата в 1981 г. Закон о чрезвычайном положении позволяет властям осуществлять аресты и задерживать людей без предъявления им обвинений в течение неопределенного срока, а также судить гражданских лиц военным трибуналом.

Еще одним препятствием для политического восхождения исламистов явилась ст. 76 Конституции АРЕ, касающаяся президентских выборов. Ранее она требовала выдвижения парламентом одного кандидата на пост президента, который утверждался референдумом. Данное положение было отменено в феврале 2005 г., когда Х. Мубарак предложил парламенту подготовить поправки к конституции, предусматривающие проведение президентских выборов путем всеобщего прямого тайного голосования, а также возможность для каждого египтянина баллотироваться в качестве кандидата в президенты. По словам самого Х. Мубарака, "это фундаментальное изменение является результатом политической стабильности" в стране. Указанная статья конституции предусматривает альтернативные выборы с несколькими кандидатами, но ставит такие условия для их выдвижения, которые, по сути, не дают "Братьям-мусульманам" реальной возможности для победы их кандидата.

Продолжая дискуссии о будущем статусе "Братьев-мусульман", члены движения, по-видимому, все больше утверждаются в мысли о необходимости развития как просветительско-миссионерских функций, так и общественно-политической деятельности "братства". При этом приверженцы легитимного политического курса считают необходимым поддержание "Братьями-мусульманами" имиджа умеренной исламистской организации, занимающейся вопросами политического реформирования и либерализации всех сфер жизни египетского общества. Со своей стороны, приверженцы методов да'ва продолжают использовать мощный ресурс "Братьев-мусульман", с которыми не может соперничать ни одна египетская светская оппозиционная партия или группа, для мобилизации массовой поддержки исламистов и сохранения жизнеспособности их движения. Новый умеренный характер исламистов, систематически формируемый пропагандистами движения в СМИ, в лучшем случае можно рассматривать как косметические изменения имиджа, за которым по-прежнему скрывается радикальная идеология.

В связи с многочисленными обвинениями со стороны египетских общественных деятелей в адрес "Братьев-мусульман" в том, что за их стремлением к религиозному возрождению скрывается идеологический и интеллектуальный консерватизм и радикализм, лидеры "братьев" сосредоточили внимание исключительно на воспитании лояльности его членов, отвергая новое, креативное мышление. Все это привело к снижению влияния "Братьев-мусульман" Египта на исламистские организации в регионе и мире. Несмотря на формальное сохранение ими лидерства среди других организаций "Братьев-мусульман", ведущие позиции заняли такие деятели, как шайх Иусуф ал-Карадави, покинувший египетских "Братьев-мусульман", и не-египтяне - Рашид ал-Ганнуши, Хассан ат-Тураби, Файсал ал-Маулави.

Несмотря на это, египетские "Братья-мусульмане" рассматривают свой успех на выборах в 2005 г, как подтверждение правильности своей стратегии и методов работы. Хотя инициатива либерализации политического режима шла "сверху", а также извне, со стороны США, которые оказывают давление на руководство АРЕ, египетские ис-

стр. 122


ламисты считают, что главным фактором, приведшим их к "победе", стала их собственная целенаправленная работа на поприще пропаганды и агитации, благотворительности, социальной помощи, политической мобилизации масс. Учитывая это, можно предположить, что среди "Братьев-мусульман" усилятся позиции сторонников традиционных методов работы и поэтапного продвижения к долгосрочным целям - исламизации общества и созданию исламского государства. По их мнению, лозунг "Ислам - это решение" отвечает чаяниям большинства египетских избирателей. В связи с этим для многих исламистов отпадает необходимость в коренном изменении своих лозунгов и методов работы с массами, так как они и так уверены в жизнеспособности и эффективности своей организации.

На текущем этапе "братья" считают, что им не следует слишком активно добиваться падения режима и вступать в более острую конфронтацию с правящими политическими силами, которые обладают мощными административными ресурсами. Главным аргументом стала неготовность масс к радикальной "смене режима" и принятию "исламского государства".

Инициированная "сверху" либерализация политических "правил игры" в Египте моментально дала результаты и вывела на политическую сцену страны радикальные исламистские силы, настроенные на активную деятельность и продолжение целенаправленной борьбы за обретение политической и государственной власти. При этом на текущем этапе египетские "Братья-мусульмане" будут придерживаться тактики "показательной умеренности", что отличает их от многих других исламистских организаций Египта и ряда мусульманских стран. Идеологи "братьев" не отказались от своих долгосрочных целей, но склоняются к необходимости "идти иным путем", чем остальные исламистские организации, прибегающие к террору и насилию. Однако демонстративный отказ "братства" от насильственных методов борьбы не привел к изменению их целей и отказу от радикальных позиций по отношению к светскому государству и обществу, что чревато возобновлением острой конфронтации между исламистской оппозицией и правящими силами Египта и создает условия для дестабилизации общественно-политической ситуации в стране.

Анализ событий показывает, что Египет остается одной из главных целей экстремистов и террористов в регионе. Террористы пытаются показать, что жертвы терактов - иностранные туристы, как и сами египтяне, являются "заложниками" политики, которую проводят руководители их стран. С целью превратить Египет в очередную "зону хаоса" в регионе террористы и экстремисты не только создают местные подпольные ячейки и проводят теракты, но и эксплуатируют все "взрывоопасные" для политической обстановки факторы, существующие в АРЕ, включая конфликты на религиозной почве и усиление оппозиции.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Карпачёва О. Ахмад Шукри Мустафа и "Общество мусульман" // Азия и Африка сегодня. 2007. N 2.

Ражбадинов М. З. Радикальный исламизм в Египте (на примере деятельности и идеологии организации "Аль-Джихад" в последней четверти XX века) / Автореф канд. дне. М., 2002.

Abdel-Latif O. Dealing with a New Reality // Al-Ahram. Cairo, 2005. 24 - 30 November. Issue No. 770 (Parliamentary Elections 2005).

'Akif Muhammad Mahdi. Al-Istibdad Yaqifu 'A iqan (www.ikhwanonline.com, 7 May 2006).

'Arafah Muhammad Jamal // www.islamonline.net / Arabic, 28 November 2005.

Al-'Aryan 'I. Al-Ikhwan wa-Hukm Misr-la Mubarrir lil-Qalaq // www.ikhwanonline.com, 28 January 2006.

Blanche E. Ayman Al-Zawahiri: Attention Turns to the Other Prime Suspect // Jane's Intelligence Review. 2001. Oct. 3.

Dunne M. Evaluating Egyptian Reform // Middle East Series. Democracy and Rule of Law Project. Carnegie Papers. No. 66 // Carnegie Endowment for International Peace. 2006. November-January.

стр. 123


Essam El-Din G. Bad Day for the NDP // Al-Ahram. Cairo, 2005. 24 - 30 November. Issue No. 770 (Parliamentary Elections 2005).

Habib M. Narfudh Tasrihat al-Zawahiri // www.ikhwanonline.com. 2006. 7 January.

Habib R. Al-Ikhwan wa-Bidaya Jadida // www.ikhwanonline.com, 20 December 2005.

Habib R. Al-Ikhwan: al-Rajul wal-Risalah wal-Tandhim // www.ikhwanonline.com, 14 March 2006.

Habib R. Al-Ikhwan wa-Marhalat al-Tamkin // www.ikhwanonline.com, 28 March 2006.

'Izz al-'Arab M. Al-Aryan: Mutalabun bil-Tassaluh ma'a al-Nizam // http://harakamasria.org, 9 February 2006.

Al-Jihad al-lslami / Special Section: Terrorist Attacks on America. Center for Nonproliferation Studies. Monterey Institute of International Studies.

Landay J. S., Savino L. Islamic Group is a Suspect in Cole Attack Al-Jihad ties to Osama bin Laden // The Philadelphia Inquirer. 2000. Oct., 20.

Limadha Tadhtahidu al-Hukurnah Nuwwab al-Ikhwan? // www.ikhwanonline.com, 19 March 2006.

Mashru' Qanun li-Nuwwab al-Ikhwan li-Tajrim al-Baha 'iyyah wa Takfir Mu' taqidiha // www.ikhwanonline, 3 May 2006.

El-Menshawy M. A Different Kind of Fraternity // Al-Ahram. Cairo, 2005. 24 - 30 November. Issue No. 770 (Parliamentary Elections 2005).

Mili H. Jihad Without Rules: The Evolution of al-Takfir wa al-Hijra // Global Terrorism Analysis / The Jamestown Foundation. Vol. 4. Issue 13. 2006. June 29 // http://www.jamestown.org/terrorism/news/article.php?articleid=2370047.

Re-Examining Jemaah Islamiyah in the Wake of the Zawahiri Letter // Global Terrorism Analysis / TheJamestown Foundation. Vol. 3. Issue 21. 2005. November, 3 // http://jamestown.org/terrorism/digArchive.phpnews / article.php.

Al-Sayyid Habib M. Madha law Wasala al-Ikhwan ila al-Hukm? // www.ikhwanonline, 6 February 2006.

Sharh Risalat ila ayy Shay' Nad'ual-Nas // www.ikhwanonline.com, 18 February 2006.

Sid-Ahmed M. Election-2005 // Al-Ahram. Cairo, 2005. 24 - 30 November. Issue No. 770 (Parliamentary Elections 2005).

Wright L. The Man Behind Bin Laden: How an Egyptian Doctor became a Master of Terror // The New Yorker. 2002. Sept. 16.

www.ikhwanonline.com, 16 February 2006.

Zambelis C. Egyptian Gama'a al-Islamiyya's Public Relations Campaign // Global Terrorism Analysis / The Jamestown Foundation. Vol. 3. Issue 35. 2006. September 12.

Zawahiri Foreshadowing Attacks in Israel and America? // Global Terrorism Analysis / TheJamestown Foundation. 3.08.2007 // http://jamestown.org/terrorism/digArchive.phpnews/ article.php?articleid=2369871.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/О-ВЛИЯНИИ-РАДИКАЛЬНЫХ-ИСЛАМИСТСКИХ-ОРГАНИЗАЦИЙ-И-ДВИЖЕНИЙ-ЕГИПТА-НА-СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ-СИТУАЦИЮ-В-СТРАНЕ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

ШУХРАТ ЁВКОЧЕВ, О ВЛИЯНИИ РАДИКАЛЬНЫХ ИСЛАМИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ДВИЖЕНИЙ ЕГИПТА НА СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ В СТРАНЕ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 05.07.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/О-ВЛИЯНИИ-РАДИКАЛЬНЫХ-ИСЛАМИСТСКИХ-ОРГАНИЗАЦИЙ-И-ДВИЖЕНИЙ-ЕГИПТА-НА-СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ-СИТУАЦИЮ-В-СТРАНЕ (date of access: 23.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - ШУХРАТ ЁВКОЧЕВ:

ШУХРАТ ЁВКОЧЕВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

О ВЛИЯНИИ РАДИКАЛЬНЫХ ИСЛАМИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ДВИЖЕНИЙ ЕГИПТА НА СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКУЮ СИТУАЦИЮ В СТРАНЕ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android