Libmonster ID: UZ-977
Author(s) of the publication: Г. Г. КОСАЧ

Публикуемый ниже документ, датированный 1938-м годом и хранящийся в Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ, ф. 532, оп. 1, ед. хр. 373, л. 25 - 33) - автобиография палестинского коммуниста арабского происхождения - Тахера бен Аль-Хаджа Ахмеда Аль-Фархи 1 , известного в Советском Союзе под псевдонимом "Али Либерман". Определение "автобиография" означает здесь сложившийся в Советском Союзе особый жанр бюрократического документа, своего рода "исповедальный самоотчет". Такой документ был важен, поскольку он определял статус и будущее человека, возможность для него получить образование и работу, иными словами, всю его жизнь. Это относилось не только к советским гражданам, но в равной мере и к иностранцу А. Либерману.

В то время, когда "автобиография" была составлена, ему уже исполнилось 28 лет. Он был мужем советской гражданки и отцом ее дочери. Во второй раз приехав в Москву, А. Либерман узнал, что перед ним могут открыться новые горизонты - учеба в аспирантуре патронировавшегося Исполнительным Комитетом Коммунистического Интернационала (ИККИ) Научно-исследовательского института по изучению национальных и колониальных проблем (НИИНКП). Об этом он, выходец из бедной арабо-палестинской семьи (и до времени своего первого пребывания в Москве в 1930 - 1932 гг. малограмотный), становясь коммунистом, не мог и мечтать. Поступление в аспирантуру достойно вознаграждало А. Либермана, десять лет своей жизни посвятившего "классовой борьбе" в родной стране.

Но как же долго проверялся (для этого-то и нужна была "автобиография"), уточнялся и дополнялся представленный им "самоотчет" (все, что выделено в нем курсивом - вновь сделанные А. Либерманом после перепечатки вставки). 19 марта 1938 г. "автобиографию" закончила печатать машинистка, 1 апреля того же года ее подписал соискатель, и только 15 июня она была одобрена отделом кадров НИИНКП. А. Либерман стал, наконец, аспирантом этого Института, гражданином СССР и вступил в ВКП (б) с учетом стажа в Палестинской компартии. В конце концов, все благополучно разрешилось. Судьба человека, который ранее учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ), которого, видимо, неплохо знали в ИККИ, где его брат - Махмуд Маграби Аль- Джазаири (Салим Абуд 2 ) представлял Сирийскую компартию, была определена. И все же не была ли причина столь длительной проверки А. Либермана в том, что до своего вступления в Союз коммунистической молодежи Палестины он в течение 1924 - 1926 гг. был сторонником партии Истикляль (о чем ни слова не говорилось в


1 Имя автора "автобиографии" дано в соответствии с принятой сегодня русской транскрипцией арабских имен. Анкета, находящаяся в личном деле Либермана, сообщает, что его полное имя - "Тагер бен Аль-Хадж Ахмед Аль-Фархи" [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 247].

Здесь и далее неразобранность личных дел коммунистов, упоминаемых во вступительной статье и в "автобиографии", не дает возможности указывать номера листов цитируемых документов.

2 Здесь и далее поставленные в скобки имена и фамилии - партийные псевдонимы.

стр. 128


представленной им "автобиографии" 3 )? Быть может. Но едва ли не все коммунисты Ближнего Востока проходили через этап участия в национальном движении, и об этом знали сотрудники восточного отдела ИККИ. Читателей этого документа не интересовало и "запятнанное" прошлое жены А. Либермана, связанное с ее личными отношениями с объявленным "провокатором" бывшим слушателем КУТВ.

Коминтерн, а в большей степени и стоявшие за ним советские специальные службы, нуждались в информации. "Автобиография" А. Либермана такую информацию предоставляла. Но какой была эта информация? Шла ли речь о том, чтобы узнать от очевидца (хотя и поверхностного, если судить по языку и манере излагать свои мысли) что-то новое о ситуации в арабо-палестинском национальном движении или в институтах ишува 4 ? Текст документа заставляет в этом сомневаться. Любая упоминаемая в нем некоммунистическая политическая структура или политический деятель - всего лишь намек, явно неинтересный читателям этого документа. Равным образом они не интересовались и деятельностью, а, скорее, приключениями еще очень молодого человека, предстающими в его "самоотчете" как некая "партийная работа". Вне поля их внимания оставалась картина реальной ситуации в партии, которую советским гражданам представляли в качестве одного из отрядов "мощной и влиятельной" силы современности - международного коммунистического движения. Более того, "автобиография" лишний раз подтверждала, что в Коминтерне (по крайней мере, на уровне принятия политических решений) намеренно игнорировали необходимые для понимания местной ситуации детали. Как легко было ее автору преувеличивать свою роль в развитии палестинского коммунистического движения, объявляя себя, например, "генеральным секретарем" партии; как легко он вводил в заблуждение тех, кому предназначался этот документ, сообщая о своем участии в противостоянии захвату арабских земель (события в Вади Аль-Хаварес). Тогда чего же стоили решения ИККИ, если они исходили из политической целесообразности, определявшейся не положением в стране, где действовали члены палестинской "секции" Коминтерна, а тем, что происходило в Советском Союзе?

"Автобиография" была нужна только для того, чтобы получить дополнительные детали, подтверждавшие заранее сделанный вывод о "предательском поведении" людей, зараженных "буржуазной идеологией" (тогда в СССР на повестке дня стояла борьба с троцкизмом, с которым в палестинском случае успешно сочетался сионизм). Эти люди были недавними соратниками А. Либермана по партии, его еще вчерашними товарищами по совместной борьбе за коммунистические идеалы. Теперь же ИККИ (и "преданный делу коммунизма" А. Либерман) считал их врагами. Информация о них и есть основное содержание документа. Но эту информацию представлял человек, знавший, что в начале 1930 гг. ИККИ жестко требовал от Палестинской компартии (ПКП) решить задачу "арабизации" (термин ИККИ, аналогичный советскому понятию того времени - "коренизация") ее рядов. Более того, он был заинтересован в решении этой задачи и принимал непосредственное участие в ее практической реализации.

Ставшая в 1924 г. секцией Коминтерна, ПКП возникла как итог внутреннего размежевания в рядах палестинского "ответвления" созданного в 1907 г. Всемирного еврейского социалистического союза - Поалей-Цион (Рабочие Сиона) [см.: Косач, 2001, с. 145 - 187]. В этот процесс


3 Указание на то, что А. Либерман был сторонником партии Истикляль, содержится в анкете его личного дела [см.: РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 247].

Хизб Аль-Истикляль - Партия независимости - первоначально одна из групп общеарабского политического действия. Создана в конце 1919 - начале 1920 гг. в Дамаске националистами-выходцами из Сирии, Палестины и Ирака - сторонниками хашемитского эмира Фейсала. Выдвигала требования полной независимости "Сирии в ее естественных границах (территория Сирии, Ливана, Трансиордании и Палестины. - Г. К.у, не отягощенной какими-либо формами "опеки, протекционизма или мандатного управления", "союза Сирии с другими арабскими странами в рамках независимого единого арабского государства", "отмены декларации Бальфура" и "прекращения еврейской иммиграции в Палестину". Созданная в августе 1932 г. палестинская Истикляль (представленная, в том числе ставшим ее лидером Ауни Абдель Хади, в прошлом личным секретарем эмира Фейсала, а также Хамди Аль-Хусейни - см. о нем ниже) выдвигала задачу противостояния сионистским притязаниям на Палестину, а также обретения национальной независимости, что предполагало (в отличие от времени общеарабской партии) ликвидацию английского мандатного управления [см.: Аль-Хут, 1981, с. 263 - 278].

4 Еврейское население Палестины, а также совокупность созданных им политических, экономических и общественных институтов времени до создания в 1948 г. Государства Израиль.

стр. 129


весомую лепту внесли и эмигрировавшие в первой половине 1920 гг. в Палестину сторонники левосоциалистических фракций поалей-ционистского движения в России 5 . В течение всего времени своего существования ПКП ни в коей мере нельзя было назвать сколько-либо значительной политической силой своей страны 6 . Однако в системе коммунистических координат численность партии или ее общественно-политическое влияние не были существенны. Источником легитимации ее существования было признание со стороны внешней силы - Советского Союза. Но, в любом случае, вплоть до начала 1930 гг. еврейские коммунисты были несущей конструкцией партии.

Арабизация меняла и национальную структуру партии (в 1934 г. впервые в истории партии ее генеральным секретарем стал выходец из арабо-палестинской среды Радван Аль-Хелу 7 ), и, соответственно, ее политическое кредо и практическую деятельность. Разумеется, партия сохраняла свой "интернациональный" характер. Но эта ее формальная основа - принцип "интернационализма", - всего лишь инструмент ее действия, - радикально пересматривался ее новыми, на этот раз арабскими руководителями.

Говоря о ситуации тех лет, упоминавшийся А. Либерманом в его "автобиографии" наиболее яркий арабо-палестинский коммунист времен 1930-х гг. М. Аль-Атраш (Саади) отмечал: "Арабские коммунисты Палестины были сторонниками национальной идеи. Ими двигали национальные побуждения. Если они и облачали себя в коммунистические одеяния, то лишь для того, чтобы добиться осуществления национальных целей. Их не стоило бы называть "коммунистами" и "интернационалистами", имея в виду научное и социальное значение обоих этих терминов" 8 .

Во второй половине 1930-х гг. ПКП стремилась координировать свои действия с арабо- палестинским национальным движением, руководимым великим муфтием Палестины и главой представлявшего палестинских арабов Исполкома Высшего арабского комитета Аль-Хаджем Амином Аль-Хусейни, считая необходимым вести совместную антисионистскую (и, в меньшей степени, направленную против господства страны- мандатария Великобритании) борьбу. Так арабизированная ПКП применяла в условиях Палестины выдвигавшуюся ИККИ идею "антиимпериалистического народного фронта". А ее "интернационализм" означал лишь, что еврейские члены партии должны безоговорочно поддерживать "арабское освободительное движение" (погромный характер его практики был очевиден) и бороться против ишува, используя для этого и методы открытого террора. "Автобиография" А. Либермана - документ, говорящий, в том числе, и о том, что эта позиция была ему вовсе не чужда.

Еврейские соратники арабских коммунистов также отталкивались от национальной идеи (их социал-сионистское, чаще всего поалей-ционистское, прошлое, как и то, что это прошлое подтолкнуло их к эмиграции в Палестину, было тому ярким подтверждением). Однако в их случае национальная идея иначе окрашивала "интернационалистский" характер создававшейся и первоначально руководимой ими ПКП. Их понимание "интернационализма" (так они ин-


5 Одним из них был Вольф (Владимир Борисович) Авербух (Абузям, Хайдар, Даниэль, Старик или по-арабски Ихтияр), первый лидер ПКП, проводивший в феврале- марте 1924 г. переговоры с ИККИ о вступлении представляемой им партии в Коминтерн [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 182].

6 По данным поступавших в ИККИ отчетов руководителей ПКП, число ее членов, видимо, только в начале 1936 г. достигло максимальной отметки - 150 чел. [см. об этом: Косач, 2001, с. 243].

В момент инициации процесса арабизации (1929 г.) ПКП, по данным, поступавшим от ее руководства в ИККИ, выглядела следующим образом, - в иерусалимской партийной организации состояло 30 членов, из которых пять арабов; в хайфской организации 25 коммунистов, среди них пять арабов; в тель-авивской организации 25 человек (все евреи) и, наконец, в яффской организации - 20 членов (все арабы) [см.: Косач, 2001, с. 216].

7 Радван ибн Хасан Аль-Хелу (псевдонимы - Муса, Мухтаров, на VII конгрессе Коминтерна - Юсеф Ибрагим). Родился в 1908 г. в Яффе в рабочей семье, строительный рабочий. В 1927 г. вступил в Союз коммунистической молодежи, а в 1928 г. - в ПКП. В 1928 - 1930 гг. - секретарь Яффской, а затем Хайфской организаций партии. В 1930 г. был отправлен на учебу в московский КУТВ, а после своего возвращения в 1933 г. в Палестину кооптирован в состав секретариата ЦК ПКП. В следующем году стал генеральным секретарем партии. Представлял "классовые профсоюзы" Палестины на V конгрессе Профинтерна и ПКП на VII конгрессе Коминтерна (1935 г.), где был одним из участников дискуссий по докладу В. Пика о деятельности ИККИ [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 265].

8 Запись беседы Б. Н. Аль-Хута с М. Аль-Атрашем от 16 февраля 1973 г. [Аль- Хут., 1981, с. 488; о М. Аль-Атраше см. примеч. 35].

стр. 130


терпретировали указания ИККИ времен 1920-х гг.) предполагало создание в Палестине единого еврейско-арабского "рабочего фронта", противостоящего как "буржуазным сионистским партиям", так и "арабским феодалам-эфенди" (едва ли не наиболее ярким представителем которых провозглашался все тот же великий муфтий Палестины), в равной степени обвинявшимся и в провоцировании межнациональной розни, и союзе с империалистической Великобританией. Для этой группы коммунистов вопрос сводился к адаптации изначального стимула, толкнувшего их к политической деятельности, - нахождению путей решения еврейского вопроса на основе сохранения национальной идентичности (полем такого решения провозглашалась Палестина), а также и к коммунистической идеологии.

Процесс этой адаптации приводил палестинских коммунистов-евреев к выводу о необходимости "революционной" трансформации Гистадрута 9 и созданию "классовых" еврейско-арабских профсоюзов. В итоге единые действия обоих национальных отрядов палестинского "пролетариата" создали бы "социалистическую" Палестину, где решение еврейского (как и арабского) национального вопроса было бы осуществлено наиболее адекватными методами. Но возникало важное и принципиальное обстоятельство, окрашивавшее деятельность палестинских коммунистов-евреев в специфические тона покровительства и культуртрегерства по отношению к их вплоть до первой половины 1930 г. немногочисленным арабским товарищам (но так же действовали все коммунисты европейского происхождения, работавшие в странах колониального Востока). Для этого были формальные основания, - антисионизм лидеров национального движения палестинских арабов на практике деградировал до уровня антисемитских эксцессов. Исправить это положение, как казалось палестинским евреям-коммунистам, могло лишь последовательное распространение идеи "интернационализма", привнесенной в Палестину коммунистами еврейского происхождения. Однако куда как существеннее было внешнее обстоятельство: легитимность такой позиции основывалась на точке зрения, пропагандировавшейся Коминтерном вплоть до начала 1930-х гг. Более того, сама реализация идеи ИККИ о необходимости создания "интернационального рабочего фронта" требовала нахождения в колониях некоей точки опоры - уже сложившегося "пролетарского ядра", вокруг которого можно было бы сгруппировать и "революционизировать", пользуясь обычным в те годы коммунистическим термином, "туземное" крестьянство и "туземный", едва ли сформировавшийся рабочий класс. В Палестине таким "ядром" могли быть только создатели ПКП.

"Автобиография" А. Либермана - свидетельство человека, оказавшегося как бы между двумя эпохами в деятельности Коминтерна в одной из стран Востока. Он примкнул к палестинскому коммунистическому движению в момент, когда идея ИККИ об "интернациональном рабочем фронте" все еще сохраняла свою актуальность, а уходил из него тогда, когда реальностью становился курс на создание "антиимпериалистического народного фронта". Это означало, что автор "автобиографии" непосредственно участвовал в реализации и той, и другой линии Коминтерна. Однако в конце 1930-х гг. он должен был, насколько это представлялось возможным, провести в жизнь мысль о том, что уже во второй половине 1920-х гг. именно он, а не его соратники-евреи, был защитником идеи союза с арабо-палестинским национальным движением. Справедливости ради стоит сказать, что в представленном им "самоотчете" отсутствуют характерные для арабских (палестинских и вообще ближневосточных) коммунистов этого переходного времени откровенно несправедливые, оправдывавшиеся потребностями "арабизации" и переходившие грань дозволенного в отношениях не только между товарищами, но и между людьми, одиозные нападки доносительского характера. Но мог ли он полностью исключить их, если того требовал естественный инстинкт самосохранения, желание вос-


9 В принятой ныне русской транскрипции - Гистадрут, Федерация еврейских рабочих Палестины - Хахистадрут хаклалит шел хаовдим хаивриим бе Эрец-Йисраэль (ныне из названия этого профсоюзного объединения исключено слово "еврейских"). В своей "автобиографии" А. Либерман называет эту организацию "Хистадрут". Создан в декабре 1920 г. Крупнейшее профсоюзное объединение Ближнего Востока 1920 - 1930 гг. В момент своего формирования Гистадрут объединил в своих рядах почти пять тысяч организованных в автономные профессиональные союзы членов. Ставил своей целью содействовать "национальному строительству" на "исторической родине еврейства". Естественно, что эта цель заранее исключала возможность вступления в его ряды арабских рабочих [см.: Эйдус, 1922, с. 83].

стр. 131


пользоваться открывавшимися перспективами карьеры и возможностью вести относительно обеспеченную жизнь?

Судьба многих его бывших партийных товарищей (в том числе и руководителей) уже была предопределена, - были отозваны в Москву и арестованы упоминавшиеся им И. Бергер (Барзилай), А. Косой (Авигдор), Я. -Г. Колтун и В. Розенберг-Бирман. Список подвергшихся в Советском Союзе репрессиям палестинских коммунистов-евреев ими вовсе не исчерпывался. Но информация А. Либермана предоставляла тем, кому она была предназначена, новые детали их "сионистско-троцкистского" прошлого. Важно было и то, что эта "автобиография" извещала читавших ее о "предательстве" тех, кто в то время был за пределами Советского Союза.

В этой связи неизбежно возникает еще один сюжет, тесно связанный с вопросом об арабизации ПКП и внутрипартийным противостоянием между ее еврейскими и арабскими членами. Если сама возможность существования и деятельности партии определялась прежде всего внешними условиями ее легитимации, то в какой мере феномен арабизации и, как его следствие, репрессий в отношении палестинских евреев-коммунистов были связаны с теми процессами, которые в 1930-х гг. происходили в Советском Союзе?

Советская модель общественного устроения не возникла как раз и навсегда сконструированная модель, а эволюционировала, пройдя множество этапов. Это, в свою очередь, означало, что и ПКП не могла быть простым слепком с этой модели, тем более что она развивалась в обстановке жесткого противостояния двух национальных движений. Эволюция центрального звена модели - советского оригинала - неизбежно влекла за собой и эволюцию своей периферийной копии. И тот, и другой вариант эволюции определялся реализацией единой модели социальной мобильности (хотя, конечно же, масштабы и последствия этой мобильности в палестинском случае были несравнимы с его советским аналогом). Разбуженные этой мобильностью "массы" уничтожали своих прежних руководителей, тех, кто инициировал создание самой модели. Однако процесс уничтожения подчинялся принципам "демократического централизма", когда участие в нем оказывалось неизбежно ранжированным, - периферийная копия лишь поставляла информацию о "предателях", а функция их наказания была прерогативой центрального звена.

Но могла ли в условиях столь резких колебаний курса Коминтерна, определявшихся потребностями советской внешней политики и едва ли адекватно отражавших ситуацию в Палестине, сформироваться политическая сила, действовавшая на основе более высоких принципов, чем "приземленные" устремления сионистов и палестинских арабов- националистов? Конечно, нет. ПКП, претендовавшая на роль такой силы, превращалась всего лишь в арену еврейско-арабского противостояния, во многом повторявшего общепалестинскую ситуацию. В конце 1930-х гг. она все более последовательно продвигалась к расколу, определявшемуся внутрипартийными межнациональными противоречиями. После принятого в Москве решения о роспуске Коминтерна весной 1943 г. этот раскол стал реальностью. В Палестине возникла еврейская Хамифлага хакоммунистит хаэрец-йисраэлит - Коммунистическая партия Эрец- Йсраэль 10 и арабская Усбат ат-тахаррур аль-ватаний фи Филистын - Лига национального освобождения Палестины. Как красноречивы названия обеих организаций! Объединявшая ПКП идея "интернационализма" оказалась не качеством, внутренне присущим классу "пролетариев", а всего лишь средством давления извне, исчезнувшим вместе с ликвидацией "штаба международного коммунистического движения".

А что же А. Либерман? Он навсегда остался в Советском Союзе. Закончил ли он аспирантуру НИИНКП и написал ли диссертацию? В этом приходится сомневаться, - в 1942 г. Коминтерн и его учебные и исследовательские центры были ликвидированы. Но дело было не только в этом. В 1940 г. А. Либерман стал преподавателем Московского института востоковедения (МИВ), - он был носителем живого арабского языка и мог быть полезным для студентов, готовившихся стать разведчиками. В годы войны вместе с сотрудниками МИВ был эвакуирован в Среднюю Азию. После возвращения в Москву А. Либерман продолжал работать в МИВ, а с 1943 г. еще и в Государственном Комитете Совета Министров СССР по радиовещанию (его арабский язык вновь был нужен). Затем он понадобился и в качестве редактора в Издательст-


10 Восходящее к Библии еврейское название Палестины. Ранее палестинские евреи-коммунисты не использовали иврит и библейскую географическую терминологию, считая их одним из орудий реализации сионистского проекта. В 1920 - 1930 гг. Палестинская компартия называлась на идиш - Палестиншие коммунистише партай.

стр. 132


ве восточной литературы 11 . В свет вышла его единственная печатная работа - подготовленный им (его фамилия на этот раз звучала как Иль-Фархи) в соавторстве с В. Н. Красновским "Карманный русско-арабский словарь" [Красновский, Иль-Фархи, 1962]. Наконец, после ликвидации МИВ он стал работать преподавателем Московского Государственного института международных отношений. В 1967 (1968?) г. 12 он скончался.

Знк

Научно-исследовательский институт

Секретно

по изучению национальных и

19.3 - 38 г.

колониальных проблем

Вх. N 91/с

15 июня 1938 г.

АВТОБИОГРАФИЯ*

ТАЙЕР Ахмед Эльфархи (Либерман). Я родился в 1910 г. в Палестине, г. Яффа. Из семьи бедной. Семья имущества не имела (земли, дома, капитала). Профессия моего отца - сапожник. Ему приблизительно лет 60. Несколько лет тому назад он стал слепым.

Я имею двух братьев - один Салим 13 , второй Махмуд Эльфархи. Второй сейчас в Палестине. Он работает на постройке. Бедный. Он имеет семью из 7-ми человек. Когда мы были трое в Палестине, помогали отцу и сейчас думаем, что отец нищенствует.

Мое образование - среднее 14 (в данное время). В стране окончил низшую религиозную школу 15 . Моя профессия - строитель. Работал с 1922 по 1930 г. наемным рабочим.

Вступление мое в Палестинскую КП. Я связался с партией с некоторыми моими друзьями через Салима. Салим в 1927 г. и вместе с ним я пришли в полулегальный партийный клуб. После поездки Салима в Сов. Союз полиция закрыла этот клуб. И начала преследовать всех т.т. Вследствие преследования полицией партии, мы связались с комсомольской организацией и нелегальным путем имели с ней связь.

В 1928 г. я вступил в компартию; был активным партийным работником. Арабские товарищи выбрали меня в местный комитет в Яффе. В 1928 г. я получил директиву от партии через Исхака 16 организовать демонстрацию арабских товарищей против Бельфорийской декларации. Эта демонстрация должна происходить в том самом районе, где я жил и где живут другие т.т. - т.е. в Маншие 17 . Я сообщил компартии, что 5 чел. партийцев только могут пойти на демонстрацию, КП предложила даже при наличии 5 чел. партийцев организовать демонстрацию. Я был в составе этих 5 чел. По-

-----

* При публикации "Автобиографии" из нее изъяты мизерные детали, но полностью сохранены стиль, орфография и пунктуация автора.


11 РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 247.

12 К сожалению, автору публикации не удалось установить точную дату смерти А. Либермана. Вместе с тем, он выражает искреннюю благодарность известному российскому арабисту, профессору Московского Государственного института (университета) международных отношений Н. В. Степановой за ее содействие в получении информации о последних годах жизни этого человека.

13 Брат Либермана по матери - Махмуд Маграби Аль-Джазаири (Салим Абуд, Марат, Абу Дауд, Кайсер Шуэстри). Родился в 1905 г. в Иерусалиме. Был "строительным рабочим", с 1918 по 1927 г. работал в строительной мастерской в Яффе. В 1926 г. вступил в комсомольскую организацию Палестины, а с 1927 по 1929 г. учился в КУТВ. В 1930 г. вернулся в Палестину, стал членом Палестинской компартии (ПКП) и возглавил ее Иерусалимский городской комитет. С 1931 г. - член ЦК ПКП и секретарь Яффского горкома партии. После высылки из Палестины в СССР был в 1934 г. направлен на работу в Сирию [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 2].

14 Либерман имел в виду свою учебу в КУТВ.

15 Здесь и далее те же сведения (за исключением некоторых деталей) содержатся и в личном деле Либермана [См.: РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 247].

стр. 133


лиция меня арестовала благодаря предательству одного, живущего в этом районе. Меня осудили на месяц. После этого полиция несколько раз сделала обыск в нашем доме. И стала следить за мной.

В январе 1930 г. рабочие строители выбрали меня делегатом на первую рабочую конференцию. Конференция происходила в Хайфе. Компартия помогла организовать эту конференцию, где я был представителем партии 18 ".

В 1930 г. Компартия послала меня в Сов. Союз, для учебы в КУТВ. В это время в КУТВе была арабская группа, в которой господствовал шовинистический дух, была раздробленность, благодаря методу старого руководства 19 . Несколько раз я ходил к Мадьяру 20 с Саидовым 21 и объясняли ему положение в группе. Мы требовали, чтобы установить порядок в группе. Мадьяр ответил, а что вы адвокаты от имени группы; вы отвечаете только сами за себя.

До моей поездки в Палестину я написал заявление и передал Фрайн 22 , который работал в Восточном отделе Коминтерна. Содержание этого письма - необходимость отделения от группы Мухамедова 23 и Сабурова 24 , взять группу в железную руку для того, чтобы улучшить положение в группе.


16 Псевдоним Ховши (Танина) Бориса Григорьевича. Другой его псевдоним - Петька. Родился в 1902 г. в Варшаве. В 1919 г. примкнул к "левой Поалей-Цион", с 1921 г. в Палестине, где вступил в компартию. В 1928 г. - секретарь яффской парторганизации, а в 1929 г. - секретарь хайфской организации и член ЦК ПКП. После ареста в 1932 г. прибыл в СССР, где до 1934 г. учился в КУТВ. Обвинялся в совершении многочисленных "идейных и организационных ошибок" - "игнорировании арабизации, великодержавном еврейском уклоне, непонимании значения восстания 1929 г.". После КУТВ был послан на работу в Краматорск, где стал "инструктором завкома профсоюзов Краматорского машиностроительного завода им. Сталина" [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 170].

17 В то время рабочая окраина Яффы со смешанным еврейско-арабским населением.

18 Речь идет о состоявшемся в январе 1930 г. в Хайфе I съезде арабских рабочих Палестины, подготовленном и проведенном "левыми арабскими националистами", в рядах которых ведущую роль играла группа близкого в то время к коммунистам Хамди Аль- Хусейни. Итогом работы съезда стало создание Всепалестинской федерации арабских рабочих профсоюзов (ВФАРП). Участие Либермана в этом съезде не подтверждается ни документами ПКП, ни материалами самой конференции, хотя среди ее участников было несколько арабских членов ПКП. [Косач, 2001, с. 227 - 231].

19 Арабская группа КУТВ времени первого пребывания А. Либермана в Москве состояла из палестинских, египетских и сирийских слушателей. В свою очередь, ее руководители (а часто и преподаватели) были палестинскими коммунистами-евреями (например И. Бергер). Учившиеся в ней прекрасно ощущали происходившие в руководстве ИККИ и вытекавшие из эволюции внутренней ситуации в СССР перемены, становясь едва ли не наиболее последовательными поборниками "арабизации" своих партий. Итогом их позиции становились постоянные обвинения преподавателей и руководителей в "шовинизме", в том, что они (в силу своего "сионистского" прошлого) препятствовали и продолжают препятствовать (работая в Коминтерне) выдвижению арабских коммунистов к руководству ближневосточными компартиями. Одновременно речь шла и о порой жестокой травле коммунистов неарабского происхождения (евреев и армян), не согласных с идеей и практикой "арабизации".

20 Мадьяр Людвиг Игнатович (Мильгорф Лайош) - советский коммунист венгерского происхождения. Родился в 1891 г., в 1922 - 1926 гг. - сотрудник ТАСС, в 1926 - 1928 гг. работал в Китае, в 1929 - 1934 гг. исполнял обязанности заместителя заведующего Восточным секретариатом ИККИ, отвечая за его ближневосточную секцию. Был необоснованно репрессирован [ВКП(б), Коминтерн и Китай, с. 1548].

21 Псевдоним египтянина Али Хасана Хусейна, учившегося в КУТВ в 1930 - 1933 гг.

22 Видимо, один из сотрудников аппарата ИККИ того времени.

23 Псевдоним (а также - Адиль Сархан, Назим) учившегося в КУТВ в 1932 - 1933 гг. сирийского коммуниста Мухаммед Жассина Ахмеда Сотби [РГАСПИ, ф. 495, оп. 258, ед. хр. 96].

24 Псевдоним Наамана Тадж Мира, палестинца, с 1927 г. члена Союза коммунистической молодежи Палестины, учившегося в КУТВ в 1927 - 1931 гг. Н. Тадж Мир родился в 1905 г. в Палестине, в 1917 - 1921 гг. был чернорабочим, а затем стал "портовым конторщиком" в Яффе. Утверждал, что "происходит из крестьян", хотя отец и был "торговцем", а по своему социальному статусу является "интеллигентом". Во время учебы в КУТВ был обвинен в "национализме и антисемитизме" и не был отправлен "в страну". Остался в СССР, был первоначально "направлен на работу в Пятигорск, затем в Сталинабад (Душанбе. - Г. К.)" [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 163].

стр. 134


Во время моего пребывания в Москве я познакомился с одной русской женщиной через Саидова 25 и до сих пор имею с ней связь. Она жила раньше с одним - Азис 26 . В 1932 г. я слыхал от т.т., что Азис провокатор, работает с полицией в Египте. Имя и фамилия этой женщины - ..., она работает машинисткой в тресте Каучук в Москве. Она имеет от меня ребенка; сейчас девочке уже 5 лет. Она не партийная, не в комсомоле, она член профсоюза.

В конце 1932 г. Коминтерн меня вместе с Давидсоном 27 послал в страну через Одессу. В Одессе, приблизительно через 12 дней после нашего там пребывания, к нам пришел человек, отвечающий за нашу поездку. Он сказал нам план поездки. По этому плану мы едем на советском пароходе до Мухаммера (Ирак) 28 без документов, без связи. Мы отклонили этот план. И сказали ему - мы хотим написать письмо в КИ насчет этого плана; он волновался и сказал - никаких отношений с нами больше не имеет, идите куда хотите. В эту самую ночь в 9 час. приблизительно пришли 2 милиционера и один начальник ГПУ, сделали обыск в нашей комнате и спросили нас - кто вы, что за люди, каким образом приехали сюда. Мы рассказали все. После этого нас взяли. От нас взяли иностранные деньги и отпустили, сказав - идите, куда хотите. Мы вернулись в гостиницу, директор гостиницы сказал нам, что мы должны освободить комнату; если нет, что все вещи выброшу на улицу. Мы потребовали от него, чтобы он оставил нас два дня, после чего мы уйдем.

На следующий день пришел человек, отвечающий за нашу поездку, и сказал - напишите в КИ, почему вы не хотите ехать. Через два дня он нам сказал, что вы едете обратно в Москву. Мы вернулись, пришли прямо в Коминтерн. Тогда в Восточном отделе работал Барзилай 29 , он показал нам решение Коминтерна, которое говорило, что отказ наш от по-


25 Один из псевдонимов (также - Хасан Халил Ахмедович) члена Сирийской компартии Мухаммеда Вахиба Абдель Фаттаха Малека. В 1928 г. представлял СКП на VI конгрессе Коминтерна и был оставлен на учебу в патронировавшейся ИККИ Международной ленинской школе, которую окончил в 1931 г. В том же году отправлен в Палестину, где должен был стать секретарем ПКП, но был сразу же арестован и выслан в СССР. [РГАСПИ, ф. 495, оп. 258, ед. хр. 80].

26 Псевдоним египетского коммуниста Мухаммеда Абдель Азиза [см. о нем: Косач. 2002, с. 74 - 77].

27 Прототип не установлен.

28 Мухаммара - историческое арабское название города и порта Абадан в Иране. А. Либерман ошибается, говоря об Ираке. Здесь и далее А. Либерман сообщает о каналах отправки выпускников КУТВ для дальнейшей работы в странах Ближнего Востока - регулярными рейсами советских транспортных пароходов из Одессы в Абадан, а также через Европу. Конечно же, эти каналы курировались не только Коминтерном, но (как следует из его дальнейшего рассказа) и органами безопасности.

29 Псевдоним одного из наиболее ярких руководителей Палестинской компартии времени 1920 - 1930 гг. Иосифа (Исидора) Михайловича (Монцовича) Бергера. Родился в 1904 г. в Кракове (Австро-Венгрия) в "буржуазной семье", "сын крупного фабриканта из Галиции". В 1920 г. уехал в Палестину, где был первоначально чернорабочим, а затем "конторским служащим". В 1922 г. стал членом Социалистической рабочей партии Палестины - Поалей-Цион, а после ее распада в том же году возглавил одну из возникших на ее основе местных коммунистических групп - Коммунистическую партию Палестины. После вступления в 1924 г. палестинских коммунистов в Коминтерн вплоть до 1931 г. был секретарем ЦК ПКП и корреспондентом ТАСС и изданий ИККИ на Ближнем Востоке (обычно публиковался под псевдонимом Боб, J. B. (Jerusalem), Bob). Был инициатором создания и вступления в Коминтерн (в качестве секции Палестинской компартии) первой сиро-ливанской коммунистической группы. В 1931 - 1932 гг. И. Бергер по решению ИККИ стал членом секретариата примыкавшей к Коминтерну Антиимпериалистической лиги, штаб-квартира которой располагалась в Берлине. В 1932 - 1933 гг., вступив в ВКП(б), И. Бергер работал заместителем заведующего ближневосточной секцией Восточного секретариата ИККИ. В 1933 г. "как буржуазный элемент" был исключен из ВКП(б) и до 1935 г. работал "линотипистом 7-й типографии в Москве". В 1935 г. обвинен в "сионизме и троцкизме" и арестован НКВД. Единственный оставшийся в живых член когорты первых руководителей палестинских коммунистов. Реабилитирован в 1956 г. [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 59]. После реабилитации выехал в Польшу, а затем в Израиль, где публично осудил свое коммунистическое прошлое и обратился к религии, став автором нескольких работ на иврите и английском языке, посвященных жизни в СССР и пребыванию в лагерях ГУЛАГа.

стр. 135


ездки по такому плану правильный. Этой дорогой уехали два товарища - один Гольд 30 и второй Ханна 31 , они не могли слезть в Мухаммере и приехали обратно.

После некоторого времени Коминтерн послал меня в страну через Европу. Я прибыл в Палестину в начале 1933 г. и непосредственно связался с партией; встретился с Розенбергом 32 , который сказал мне, что я член секретариата партии. После некоторого времени я заметил и почувствовал, что Розенберг не связан с организацией и отклонялся от встреч с активными работниками партии. Он сидел в Хайфе приблизительно 6 мес. до моего приезда туда, и фактически за это время он не связался ни с местным комитетом, ни с партийными товарищами. Связи его были только через письма. На заседании ЦК я критиковал Розенберга за его связь с организацией и предлагал в ЦК, чтобы Розенберг и другие должны войти в организацию не через письма, а самим непосредственно.

В руках Розенберга была монополизирована вся работа. Он был сам секретарь, он писал отчет о положении в стране, о положении партии, послал в Коминтерн, получал от Коминтерна директивы. Он писал директивы, он писал партийные листовки, он реорганизовал партийную организацию без секретариата, без ЦК. Но когда бывали политические и организационные ошибки, он говорил, что виноват в этом секретариат, а не только он.

В результате такого положения между ним и мной возникли споры. На заседании ЦК я поставил эти вопросы, предложил ограничить деятельность Розенберга. В связи с этим внес следующие предложения:

- отчеты, которые партия посылает в Коминтерн о положении в стране, о работе партии, должны обсуждаться секретариатом и ЦК партии и утверждаться;

- директивы, полученные из Коминтерна в связи с партийной работой, они должны быть обсуждены в ЦК для того, чтобы проводить их в жизнь.

- Розенберг не имеет права один реорганизовать организацию без обсуждения и решения секретариата; если реорганизация имеет большое значение, ЦК должен дать на это свое согласие.

- Розенберг не имеет права писать циркуляры без решения секретариата по крайней мере.

- Розенберг не имеет права решать требования партийных, профсоюзных и комсомольских организаций без согласия секретариата.

ЦК голосовало за эти предложения. Но Розенберг не подчинился этому решению, продолжал старую свою позицию. Характерно, что некоторые члены ЦК назвали Розенберга диктатором. Розенберг кооптировал Семенову 33 , назначив ее секретарем


30 Псевдоним палестинского коммуниста (а также Майер Слоним, Гольт) Якова Маеркина. Родился в 1910 г. в Хевроне в рабочей семье (отец - чернорабочий), в 1918 г. семья переехала в Яффу. Окончил пять классов школы в Яффе, строительный рабочий. Член Союза коммунистической молодежи с 1927 г. В 1930 - 1933 гг. учился в КУТВ. С 1933 г. член ПКП, а в 1934 г. введен в состав секретариата партии. Руководил подпольной типографией партии и распространением нелегальной литературы [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 12].

31 Прототип не установлен.

32 Вилли (Вольф) Израилевич Розенберг-Бирман (Роз, Саад). Родился в 1902 г. в Ченстохове (Австро-Венгрия) в семье кустаря. В 1920 г., став участником киббуцианского движения, приехал в Палестину. В 1921 г. примкнул к Социалистической рабочей партии Палестины. В 1926 - 1929 гг. - один из руководителей ПКП, последовательно возглавляя крупнейшие организации партии - ее Яффский и Хайфский комитеты. В 1929 - 1932 гг. учился в Москве в Международной ленинской школе (МЛШ) Коминтерна, а в 1933 - 1935 гг., после возвращения из Советского Союза, был фактически генеральным секретарем партии. В 1935 г. отозван в Москву для работы в центральном аппарате Профинтерна и учебы в аспирантуре НИИНКП, принял советское гражданство и вступил в ВКП(б). В 1938 г. репрессирован. В 1955 г. посмертно реабилитирован [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 208].

33 Псевдоним палестинской коммунистки Симхи Цабари, а также - Ямина. Родилась в 1913 г. в Яффе в рабочей коммунистической семье. Окончила в Яффе среднюю школу. Основная профессия - "картонажница". В 1929 г. вступила в Союз коммунистической молодежи, а в 1933 г. - в ПКП. В 1930 - 1933 гг. училась в КУТВ, затем вернулась в Палестину. В 1935 г. участвовала в работе VII конгресса Коминтерна [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 4].

стр. 136


местного комитета в Иерусалиме. Этот комитет должен был работать в арабских районах. Несмотря на мои протесты против назначения Семеновой (она имела троцкистские и сионистские колебания, как я знал ее по КУТВу), все же Розенберг провел это назначение.

Розенберг несколько раз ходил в нелегальную партийную типографию, сидел там по 4 - 6 дней подряд, не уходя никуда. А это было нарушением конспирации. Я был против этого, говорил, что он не должен ходить в типографию. На это он сказал, что закон партийного секретариата - каждый из нас получает 7 фунтов в м-ц и встречаемся один раз в неделю. Это говорит о том, что он отрицал самокритику.

Я сообщил Авигдору 34 и сообщил также Саади 35 об этом. Несмотря на то, что Авигдор и Саади критиковали его и весь ЦК критиковал его, он не обращал никакого внимания, продолжал. Характерно, что Розенберг невнимательно относился к нелегальной работе и назначил одну девушку для работы в секретариате партии, фамилия ее Пнина 36 . Эта Пнина сказала Розенбергу, что полиция следит за ней, но Розенберг не обратил внимания и она была оставлена на работе в секретариате. Он дал поручение ей отнести пишущую машинку в часовую лавочку, которая являлась явкой для приезжающих из Москвы (эта явка была организована на партийные средства). Она встретилась с часовщиком в дороге и передала ему машинку. Когда они разошлись, через 5 - 10 минут, полиция поймала часовщика, сделала обыск в лавочке и спросила его, откуда эта машинка и т.д. Секретариат узнал, что явка провалена и секретариат спрашивал Пнину, как провалена эта явка, Пнина ответила, я объявила Розенбергу, когда я вступила в секретариат, что полиция за мной следит, но Розенберг настаивал на моей работе в секретариате и между ними насчет этого вопроса произошла дискус-


34 Псевдоним Александра (Хиля) Михайловича Косого, палестинского и египетского коммуниста, сотрудника ИККИ и советского военного разведчика на Ближнем Востоке. Родился в октябре 1895 г. в Екатеринославле (Днепропетровске. - Г. К.) в семье "мещан". Эмигрировал в США. Примыкал к левым поалей- ционистам, в 1918 г. прибыл в Палестину в составе еврейского легиона английской армии (в своей автобиографии писал, что "в качестве рядового английской армии"). В 1919 г. вернулся в советскую Россию, вступил в РКП (б), был делегатом III конгресса Коминтерна и Ш конгресса Профинтерна. В 1923 г. был "мобилизован против басмачества" - воевал в "Ферганской области", где был "политруком и членом военного трибунала". В 1924 г. в качестве военного разведчика был отправлен в Египет, где принимал активное участие в подпольной деятельности местной компартии, был арестован и с 1925 по 1928 г. находился в местной тюрьме. В 1929 - 1931 гг. работал в арабском кабинете КУТВ и был "политическим руководителем" учившихся в нем коммунистов из арабских стран. В дальнейшем же, с декабря 1931 г. по июль 1933 г., "находился по линии военной разведки" в Палестине и Сирии, где официально был "главным инструктором ИККИ". В 1933 г. поступил на учебу в московский Институт красной профессуры. Репрессирован в 1936 г. Реабилитирован в 1956 г. [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 51].

35 Псевдоним (иногда - Сади) палестинского коммуниста Махмуда Аль-Атраша, предки которого были выходцами из Алжира. Другие псевдонимы - Наджати Сидки, Хамди Алай Амин, Мустафа Кемаль, Saadi, Sadi. После отзыва в Москву И. Бергера наиболее известный ближневосточный корреспондент различных изданий Коминтерна. Родился в 1905 г. в Иерусалиме в семье офицера турецкой армии, перешедшего на службу в "арабскую армию" эмира Фейсала. В 1924 г. вступил в Союз коммунистической молодежи, член его Исполкома. В 1925 - 1928 гг. учился в КУТВ. В 1928 г. вступил в ПКП и был кооптирован в ее ЦК. Представлял Рабочую фракцию - "классовые профсоюзы" Палестины на V конгрессе Профинтерна (1930 г.). Развитие процесса "арабизации" содействовало выдвижению М. Аль-Атраша на пост генерального секретаря ПКП в ходе состоявшегося в 1931 г. ее VII съезда. В том же году он был арестован, а после освобождения уехал во Францию, где стал редактором издававшейся в Париже коммунистами арабской газеты "Аш-Шарк Аль-Арабий" ("Арабский Восток"). В 1936 г. в качестве члена Французской компартии и представителя ее Колониальной секции находился в Испании, а затем в Алжире. В 1937 г. вернулся в Сирию и впоследствии в Яффу, где вновь сблизился с националистами [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 284].

36 Речь идет о Пнине (Фине) Файнхауз. Родилась в октябре 1897 г. в местечке Варковичи Волынской губернии. Член левого Поалей-Цион, приехала в Палестину в 1921 г., домработница ("служащая в приватных домах"). Вступила в ПКП в 1925 г., но ранее работала в примыкавших к компартии Организации красной помощи (МОПР) и Рабочем совете Хайфы. С 1927 г. секретарь Хайфской партийной организации, а в 1932 г. по предложению Авигдора была кооптирована в ЦК, отвечала за работу среди женщин [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 1].

стр. 137


сия. Я предлагал, чтобы Пнину немедленно отделить от партийного аппарата, Розенберг был против. Этот вопрос я поставил перед ЦК. ЦК постановил освободить Пнину от работы в парт, аппарате. Вопреки этому решению Пнина продолжала работать в секретариате.

Я слыхал, что Хамди Хусейн 37 написал письмо в Коминтерн для того, чтобы организовать национальную революционную партию. Хамди передал Розенбергу это письмо, чтобы тот послал в Коминтерн. Не знаю, послал ли он его или нет.

Однажды между нами и Розенбергом была дискуссия о прогрессивных националистах. Розенберг сказал мне, что Хусейн хочет организовать национальную партию, но я против организации такой партии. Почему? - Потому что эта партия будет господствовать над прогрессивным движением и компартия будет в хвосте этого движения. Это была точка зрения Розенберга на национальное движение. И когда сионисты из английской полиции пошли для изгнания бедуинов из Уади Аль Хауарет 38 с их земли, ЦК поручил мне поехать туда. Я поехал с группой арабских и еврейских т.т.

После этой акции мы написали отчет о положении бедуинов и позиции национальной организации у бедуинов, о наших ошибках и наших успехах там. Этот отчет рассматривал ЦК. ЦК решил послать этот отчет в Коминтерн, но Розенберг не послал его. Он написал и послал свою точку зрения. Между нами возник спор, почему он не послал наш отчет, а послал свой. Я поставил вопрос перед ЦК и требовал, если Розенберг будет продолжать так действовать, освободить меня от работы в секретариате. ЦК не согласился. Я написал письмо в Коминтерн о действиях Розенберга в секретариате, требовал освободить меня от работы в секретариате, или послать меня в другую страну. Это письмо передал Розенбергу, не знаю, послал он или нет.

В связи со всей этой историей Розенберг распространил слух среди арабских и еврейских т.т., что Либерман хочет девочку, если дадим ему девочку, он будет работать в партии, если не дадим, он оставит партию 39 . Еще сказал, что Либерман он слабый теоретически и политически. Я хочу таких партийных товарищей, которые смогут работать в секретариате. Когда я услышал об этом грязном слухе, я встретился с Розенбергом и я сказал ему, как он может говорить такие вещи, он ответил, что он этого не говорил и не думал так говорить. Я поставил этот вопрос перед ЦК. ЦК указал ему на недопустимость таких вещей, но все это не влияло на Розенберга.

После ареста Розенберга, ЦК выбрал меня генеральным секретарем 40 . После ареста Розенберга пришли несколько еврейских и арабских т.т. с требованием поездки в Москву, например, Шушана и Ализа и Али, и Хусейн и Мухаммад Саид и друг. Они пришли потому, что Розенберг обещал им через 10 месяцев работы в партии он по-


37 Хамди Аль-Хусейни - арабский националист, сотрудничавший с ПКП. Был членом руководства контролировавшейся Коминтерном Антиимпериалистической лиги. Уроженец Газы. Вступил в "арабскую армию" эмира Фейсала. После крушения сирийского хашемитского королевства вернулся в Палестину, где содействовал организации первых политических обществ в арабо-палестинской среде - "исламско- христианских клубов", действуя в первую очередь в Яффе. В 1930 гг. стал одним из основателей палестинского ответвления Истикляль [Аль-Хут, 1981, с. 56, 186; Косач, 2001, с. 223 - 226].

38 Точнее - Вади Аль-Хаварес, прибрежная полоса между Хайфой и Аккой в Палестине, где в июне 1933 г. произошел наиболее известный эпизод сгона арабских крестьян с земли, купленной сионистскими колонизационными трестами во время аукциона, организованного для возмещения долгов ее прежних арабских владельцев - помещиков-абсентеистов. Благодаря покупке этой земли сионисты смогли сомкнуть кольцо уже созданных ими на севере и на юге Палестины еврейских сельскохозяйственных поселений, установив контроль над наиболее плодородными землями средиземноморского побережья страны [Аль-Хут, 1981, с. 280 - 282].

39 Обвинения в сексуальной распущенности в качестве эффективного средства борьбы с политическими противниками были обычным явлением в жизни ближневосточных коммунистических партий времени 1920 - 1930 гг.

40 Ни один из документов Коминтерна (включая и личное дело Либермана) не содержит указания на то, что он когда-то исполнял обязанности генерального секретаря ПКП.

стр. 138


шлет их в Москву. Об этих обещаниях Розенберга ни секретариат, ни ЦК не знали 41 . Партийная работа в Хайфе остановилась, т.к. Али и Хусейн работали в местном парт, комитете.

ЦК послал меня в Хайфу узнать положение. В Хайфе я встретился с Камель Аль- Оде 42 , он член ЦК. Мы обсуждали вопрос о Хайфе, особенно о партийной работе. Мы намечали план будущей работы. В этот момент мы заметили двоих, приближающихся к нам. Я удивился их приближению по дороге, где можно итти только по специальным целям. Я спросил Камеля - кто эти люди, он ответил - это шпики. Они уже стояли перед нами, спросили, что мы делаем. Они постояли перед нами минут пять и ушли. Потом мы разошлись. В Хайфе у меня не было комнаты. Я спал у одного товарища, куда я мог пойти только в 10 час. вечера и уйти оттуда в 6 час. утра, все остальное время проводил на улице или в горах. Однажды встретил одного товарища, который сказал мне, что есть два письма - одно по-немецки, а второе по-арабски. Арабское я прочитал и разорвал, немецкое - хотел дать одному партийному товарищу, который прочтет мне его. Этот человек - Яша 43 . Я пошел навстречу, и на улице встретился со шпиками, которые схватили меня за руки, обыскали и нашли это письмо, повели в полицию. Эта полиция находилась около площади, где стоят извозчики. Один из них пошел в дом узнать, что делать со мной, а второй остался со мной. Я сказал второму, что я устал и хочу сидеть, и сел на лестнице у дома. В этот момент проходил один торговец портретами, как напр, портретами Антар и Абу Зейд и Бурак и т.д. Этот шпик начал смотреть эти портреты один за другим. Я заметил, что он смотрит портреты, и начал ходить взад вперед, он очень внимательно рассматривал эти портреты, я пошел дальше, завернул в переулок и поднялся на гору и остался на горе до ночи.

Ночью пошел к одному товарищу и сказал ему все дело. Этот товарищ - Мирьям, она была близка к ЦК. Через нее узнал секретарь местного ко-та в Хайфе и они решили, что я должен ехать в Яффу. Я уехал в Яффу, встретился с членом ЦК и сказал ему, что было со мной в Хайфе. Этой ночью приехал из Хайфы Бем Мардхай 44 и второй. Они сказали члену ЦК, что Либерман провокатор, он связан с полицией. Их спросили, у вас есть материал, что он связан с полицией? Они говорили, что когда Либермана захватывает полиция, он удирает, когда другим этого не удается, и Либерман дал полиции письмо - это и показывает, что он, Либерман - связан с полицией. До поездки Бем Мардхая в Яффу он в Хайфе распространил этот слух. Члены ЦК в Яффе сказали ему, что он не имеет права распространять такие слухи, он должен молчать. Но Бем Мардхай, наоборот, распространил этот слух в Тель-Авиве среди еврейских товарищей. И сейчас же ЦК начал обсуждать этот вопрос; обсуждение показало, что Бем Мардхай и другие неправы, врут. ЦК решил исключить Бем Мардхая ... из партии и дал выговор с предупреждением для


41 Эпизод, о котором А. Либерман рассказывает в своей "автобиографии", представляет собой едва ли не яркое подтверждение свойственной всем компартиям Ближнего Востока практики личного протекционизма, оказывавшегося их ведущими деятелями тем или иным членам этих партий. В этом контексте вопрос об учебе в Москве как средства приобретения лояльности со стороны членов партии играл едва ли не самую существенную роль.

42 Камель Аль-Оде - палестинский коммунист (Арис, Тарек). Уроженец Хайфы. В 1925 г. вступил в Союз коммунистической молодежи Палестины, а в 1927 г. - в ПКП. Член секретариата Палестинской компартии. Участник I съезда арабских рабочих Палестины, член Высшего Совета Всепалестинской федерации арабских рабочих профсоюзов. К. Аль- Оде и в дальнейшем продолжал работать среди арабских националистов. В середине 1930 гг. учился в КУТВ [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 246].

43 Видимо, речь идет о Якове Маеркине. См. примеч. 30.

44 Прототип не установлен.

стр. 139


Мойше Гой 45 и ... Семеновой. Эти все в последнее время исключены из партии как троцкисты.

Через 2 месяца полиция поймала Юсеф (Бакира) 46 в Хайфе. Они начали бить его и сказали, так как ты очень ловкий и удираешь от полиции мы дадим тебе. Они думали, что поймали Либермана. Когда оказалось, что это не я (Либерман), освободили его. Бакир сказал об этом в ЦК.

Как арестовали Розенберга? Розенберг был в Иерусалиме. Я был в Яффе. Я слыхал, что Розенберга арестовали. ЦК собрался, обсудил его арест и установил, что арест произошел через одного провокатора, который был комсомольцем. Имя его -Саид (из Лифта 47 ). В эту ночь Розенберг пошел на встречу товарищей. Саид узнал об этой встрече. Он сообщил полиции. Полиция послала с ним двоих и одного офицера, они встретили Розенберга в дороге. Саид кричал - вот, возьмите его, он. Полиция поймала его и арестовала.

МОЯ РАБОТА В ПАРТИИ

В 1933 г. в феврале я был ответственным за партийную работу в Хайфе и организовывал партийные кружки из активных т.т., на этих кружках объяснял им политические и организационные вопросы. Когда наступали важные события в стране, напр., изгнание арабов в Ауади Аль Хауарес 48 и их земли, ЦК послал меня туда; когда возникла забастовка текстильщиков в Машдаль 49 ЦК также послал меня туда. В тоже время организовал профсоюз для текстильщиков. Когда бастовали рабочие, работающие на апельсиновых плантациях - ЦК также послал меня туда.

В демонстрации 1933 г., которая возникла в Яффе против сионистической эмиграции, я участвовал в этой демонстрации, несмотря на то, что не было решения -быть мне там или нет. ЦК не был подготовлен к этой демонстрации, потому что Розенберг не обратил внимания на национальное движение, и он написал воззвание про-


45 Псевдоним (а также Леви Арис, Владек) палестинского коммуниста Лейба (Лева) Леви. Родился в 1906 г. в местечке Острич (Царство Польское), участник поалей- ционистского движения. С 1920 г. в Палестине. В 1925 г. вступил в Союз коммунистической молодежи, а в 1926 г. в ПКП. В описываемое Либерманом время - секретарь Тель-Авивского городского комитета партии. В 1936 г. вместе со всеми членами комитета был исключен из партии из-за неприятия ими решения "арабизированного" руководства партии о поддержке движения И. Аль-Кассама (руководитель организованного в 1935 г. джихада против еврейских поселенцев и британской мандатной администрации на севере Палестины, ставший одним из основных символов арабо- палестинской национальной мифологии. - Г. К.). После исключения из партии уехал в Испанию, где стал участником антифранкистских "интернациональных бригад". В 1937 г. поселился во Франции и вступил во Французскую компартию [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 301].

46 Палестинский коммунист Юсеф Халаф. Псевдонимы - Ахмедов (времени учебы в КУТВ), Бакир Фоб, Бакир ибн Махмуд, Заки. Родился в 1909 г. в жившей в окрестностях Иерусалима крестьянской семье. В 1926 г. вступил в Союз коммунистической молодежи, а с 1927 по 1929 г. первый раз учился в КУТВ. Был вновь отправлен в Палестину, где стал членом ПКП и был кооптирован в ее ЦК. В дальнейшем же был направлен на партийную работу в Сирию, где в 1933 - 1934 гг. входил в состав ЦК Сирийской компартии и возглавлял Дамасскую партийную организацию. В 1935 - 1937 гг. повторно находился в Москве и учился в НИИНКП. Остался в СССР, в 1938 - 1939 гг. был рабочим московского "автозавода им. Сталина", получил травму рук, перешел на попечение МОПР, занимаясь сбором газетных материалов о положении в арабских странах [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 264].

47 В то время арабский городок в окрестностях Иерусалима.

48 См. примеч. 21.

49 Точнее Аль-Мадждаль - арабский городок в окрестностях Газы.

стр. 140


тив Казым паша 50 , который был одним из руководителей этой демонстрации и участвовал в ней. Розенберг сказал, что со стороны Казым-паша это был маневр для того, чтобы обмануть массы, повлиять на них, а с другой стороны получить что-нибудь от империалистов.

Через 3 м-ца приблизительно возникла еще одна мирная демонстрация в Яффе; мне ЦК поручил организовать группы из арабских т.т. и пойти с этой демонстрацией. Я выполнил это.

В конце 1933 г. ЦК послал меня в Иерусалим для организации партийной работы. Это дело выполнил. С помощью товарищей сумели организовать партийные кружки в Рамалла, Бира, Лифта. В Рамалла удалось организовать профсоюз строительных рабочих (каменыциков). Этот профсоюз был под влиянием партии, хотя и неполностью (было влияние националистов и др.).

ЦК послал меня в Яффу для помощи арабским т.т., там был ответственным за работу в Яффе и Тель-Авиве. С помощью товарищей смогли организовать партийные комитеты в Саламе, Сакнет Аль-Арайния и Абукишк 51 .

Как арестовали меня? - В 1934 г. я жил в Яффе. Однажды я пришел ночью приблизительно в час. В моей комнате увидел Камель Эль-Оде. Я удивился его приходу ко мне. Спросил его - кто привел тебя сюда? Он ответил - один товарищ. Мы решили, что в 6 час. мы должны выйти отсюда, для того, чтобы никто не заметил его, ибо полиция его знает по Хайфе. Утром мы ушли вместе. Мы разговаривали о партийной работе в Хайфе и вообще о партийной работе. Вопросы были сложные и мы решили встретиться с одним или двумя членами секретариата. Товарища, который жил со мной, я послал с Камель, чтобы устроить его в другую комнату. На следующий день я пошел туда, где был Камель, чтобы вместе итти для встречи с членом секретариата. Я был у него приблизительно 5 минут. Неожиданно полиция с револьверами открывает дверь и взяли нас в полицию. После допроса предали суду. На суде один товарищ сказал мне от имени ЦК, что я должен на суде выступить как коммунист. Я выполнил эту задачу.

Меня осудили на 6 месяцев, Камель - на 8 мес. Но после окончания моего срока, - полиция меня не отпустила. Полиция говорила, что мы не выпускаем на свободу потому, что вышлем тебя, и меня держали 14 месяцев в тюрьме. В тюрьме товарищи выбрали меня секретарем. В это время в тюрьме коммунистами была объявлена голодовка, которая продолжалась 19 дней. Я участвовал от начала до конца.

Через некоторое время после голодовки полиция выпустила меня под залог в 100 фунтов; залог организовала партия. И я должен был каждую неделю один раз являться в полицию для отметки, я не имел права из Яффы никуда уезжать.

Моя работа после освобождения. Я был членом секретариата партии и секретарь Яффского местного комитета партии. Я был связан с "кашаф" (молодежь) с Туль Карем 52 ; был связан с организацией крестьян в Калькиле 53 . В этих двух городах с помощью товарищей смогли организовать партийные группы. Меня часто посылал ЦК в Хайфу для того, чтобы помогать арабским т.т. Комитет Хайфа посылал меня в Акку и там с помощью товарищей организовали прогрессивные националистские группы. Цель этих групп - возобновить профсоюз в Акке. С помощью товарищей в Хайфе смогли организовать секции сапожников в профсоюзе Хайфы.


50 Речь идет о Мусе Казым-паше Аль-Хусейни - одном из наиболее значительных представителей клана Аль-Хусейни. После установления английского мандата и до 1920 г. - мэр Иерусалима. Смещен с занимавшегося им поста после предъявленного ему английскими властями обвинения в "подстрекательстве к беспорядкам" в начале 1920 г. после публикации декларации Бальфура. В дальнейшем Муса Казым-паша Аль-Хусейни был главой (вплоть до своей смерти в 1934 г.) Исполкома Высшего арабского комитета [Аль-Хут, 1981, с. 194 - 198].

51 Кварталы тогда арабской Яффы, а также арабские деревни, располагавшиеся между Яффой и Тель-Авивом.

52 Город Тулькарм, ныне на территории Западного берега реки Иордан.

53 Город Калькилия, ныне на территории Западного берега реки Иордан.

стр. 141


В Яффе ЦК назначило меня для переговоров с комитетом молодежи "Мутамар Шабаб" 54 в Яффе и с партией Аль Араби Аль Палестина 55 в Иерусалиме об организации единого фронта. В то же время партия поручила мне соединить отдельные профсоюзы в один профсоюз. Эти отдельные профсоюзы должны вступить в профсоюз "Мишель Митри" 56 . С помощью т.т. мы частично эту работу провели. Например, профсоюз шоферов и профсоюз извозчиков, профсоюз столяров вошли в этот союз; нам удалось ослабить профсоюз моряков, организованный Хистадрут, часть членов этого профсоюза удалось вовлечь в союз Мишель Митри.

В это время я провел несколько бесед-агитаций специально о профсоюзах. И в это время партия подняла агитацию в отношении единого фронта.

Полиция снова арестовала меня. У нее был аргумент, что они вышлют меня. Через 2 м-ца приблизительно выслали меня в Алжир 57 на французском пароходе с алжирским документом. Когда пароход стоял в Марселе, я вместе с пассажирами сошел и поехал в Париж. Там связался с французским МОПР, и с одним ответственным товарищем Французского ЦК: - Фера 58 ; рассказал ему о моем положении. Он попросил показать документ и после просмотра документа сказал, что здесь жить мне опасно. Этот паспорт только на одну поездку, через 15 дней срок кончается. Напиши письмо в Пал. КП, чтобы прислали какую нибудь бумагу, что я родился в Палестине. Через некоторое время я встретился с Фером, он сказал - если хочешь ехать в Марокко. Я ему ответил - что значит хочу или не хочу, я


54 Муатамар Аш-Шабаб аль-арабий аль-филистыний (Арабский палестинский конгресс молодежи) -формально неполитическая организация, созданная в 1931 г. с целью вовлечения арабской молодежи в борьбу против сионистских притязаний на страну. В описываемое Либерманом время был проведен первый съезд Конгресса (январь 1932 г., Яффа), в ходе которого его председателем был избран Расим Аль-Халиди. Основными направлениями деятельности Конгресса на этом съезде были провозглашены создание формируемого на основе добровольных пожертвований "фонда нации", организация "отрядов охраны побережья" в условиях усиления еврейской иммиграции в Палестину после прихода фашистов к власти в Германии, а также создание скаутских организаций. Тем не менее Конгресс, создававший свои ячейки во всех арабских населенных пунктах Палестины, в силу постоянно преследовавших его финансовых трудностей так и не смог реализовать свои начинания [Аль-Хут, 1981, с. 257 - 262].

55 Аль-Хизб аль-арабий аль-филистыний (Арабская палестинская партия) - создана в конце марта 1935 г. в Иерусалиме под руководством Джамаля Аль-Хусейни, но "духовным отцом" партии был великий муфтий Палестины Аль-Хадж Амин Аль-Хусейни. Устав партии определял ее основные цели - "независимость Палестины и отмена мандата", "сохранение арабского характера (аль-уруба) страны и недопущение создания в ней еврейского национального очага", "поддержание связей между Палестиной и другими арабскими странами" и, наконец, "улучшение социального, экономического и культурного уровня арабо-палестинской нации". Несмотря на открывавшиеся перед партией возможности, она так и не стала сколько-либо значительной политической силой, ограничиваясь лишь пропагандистской работой и организуя приуроченные к тем или иным датам национальные мероприятия - митинги или собрания [Аль-Хут, 1981, с. 307 - 310].

56 Мишель Митри - арабский националист (до середины 1930-х гг. живший в эмиграции в Аргентине), организатор профессиональных арабских организаций. В 1935 г. создал "Федерацию арабских рабочих" ("Джамъийят аль-уммаль аль-араб"). Объединение М. Митри действовало в Хайфе, Яффе и Иерусалиме. Провозглашавшиеся им цели состояли не только в создании арабских профсоюзов, но и в оказании помощи арабским рабочим, занятым на еврейских предприятиях в смешанных в национальном отношении районах Палестины. Федерация М. Митри шла по пути организации "арабских гарнизонов" ("хамийят арабийя") - ударных отрядов, задача которых состояла в том, чтобы не допускать действий еврейских "рабочих отрядов" Гистадрута, изгонявших в соответствии с сионистским принципом "захвата труда" арабских рабочих с еврейских предприятий. Одновременно эта Федерация оказывала давление на палестинские правительственные институты, созданные державой-мандатарием, стремясь не допустить деятельности еврейских строительных компаний в населенных арабами районах страны. Убийство М. Митри в декабре 1936 г., в котором арабские националисты, хотя и бездоказательно, обвиняли руководство Гистадрута, привело к распаду и прекращению деятельности организованной им Федерации [Аль-Хут, 1981, с. 518 - 519].

57 Предлогом для высылки А. Либермана в Алжир было алжирское происхождение первого мужа его матери.

58 французский коммунист Andre Ferrat. Родился в 1902 г. в Монпелье. Член ЦК ФКП с 1925 г. В 1928 - 1936 гг. член Политбюро ЦК Французской компартии, а также член Колониальной секции ЦК ФКП. В 1930 - 1932 гг. представитель ФКП в ИККИ. В описываемые Либерманом годы был противником предлагавшейся Коминтерном тактики создания "народного фронта" и в 1936 г. был исключен из партии [РГАСПИ, ф. 495, оп. 270, ед. хр. 5135].

стр. 142


готов ехать. Через несколько дней Палест. КП прислала письмо, что я должен ехать в Москву как делегат от имени партии по некоторым вопросам. Я попросил его написать в Москву и спросить там, куда мне ехать - в Москву или Марокко. Через некоторое время встретился с Фером, он сказал, что получена телеграмма от Коминтерна, что я в распоряжении Французской компартии. Он предложил поехать в Марокко. Я сказал ему, что в Марокко я не поеду, потому что не знаю языка, не знаю положения в Марокко, мне вообще там трудно работать. И я предложил, чтобы меня послали или в Египте или в Сирию, в этих странах я могу работать. Он не ответил на это. После нескольких дней я обратился к красной помощи, чтобы послать меня или в Египет или в Сирию. Это мое предложение было отвергнуто. Долгое время там я жил на средства красной помощи.

Через некоторое время я встретился с одним товарищем, который работал вместо Фера, он сказал мне, что есть директива из Москвы - ехать туда. Я ждал этой поездки приблизительно 3 м-ца. Я послал письмо в Коминтерн через товарища, который отвечает за мою поездку. В это время я встретился с т. Рамзи 59 , и ему рассказал свое положение.

Товарищ, отвечающий за мою поездку, предложил мне ехать в Испанию 60 ; я просил сообщить в Коминтерн, что я должен поехать в Испанию. Я встретился еще раз с Рамзи и сказал ему относительно поездки в Испанию. Он ответил, что он тоже так думает, но все же предложил ждать ответа из Коминтерна, потому что мой вопрос о поездке в Москву решен. Когда в следующий раз встретился с Рамзи, он мне сказал, что ответа из Москвы еще нет. Я его попросил пойти со мной в партию и помочь узнать, как я должен ехать в Испанию, с кем связаться там. Он предложил пойти завтра. Но назавтра он не пришел. Я сам пошел в партию, несмотря на то, что не владею французским языком хорошо, сказал товарищу, работающему вместо Фера, что я готов ехать в Испанию. Он обещал через два дня устроить это дело. Через два дня пришел товарищ, ответственный за мою поездку, спросил насчет поездки в Испанию, я ему ответил, что все готово и рассказал весь процесс. Он мне сказал, что я больше не должен ходить в компартию, потому что мы получили известие из Москвы, что я должен ехать туда.

Вопрос Штейна 61 : - Кальтон 62 - соратник Штейна, они связаны политически и психологически. Кальтон был член ЦК Палестинской КП. Выдумка Розенберга, что


59 Псевдоним (а также Абу Али, Рамзи, Ramzi) Халеда Багдаша - с конца 1930-х и до конца 1980-х гг. генеральный секретарь Сирийской компартии - наиболее известного ближневосточного коммуниста эпохи 1920 - 1930-х гг. и последующего времени (скончался в 1989 г.). В РГАСПИ отсутствует личное дело Х. Багдаша, но, тем не менее, сохранились заполненные им анкеты времени его участия в VII конгрессе Коминтерна (1935 г.), где он "с решающим голосом" представлял Сирийскую компартию. [РГАСПИ, ф. 494, оп. 1, ед. хр. 495, л. 14 - 15].

60 Речь шла, естественно, о возможном участии Либермана в боевых действиях на стороне испанского республиканского правительства времени 1936 - 1939 гг. в составе "интернациональных бригад". Видимо, французские коммунисты считали, что присутствие араба в составе вооруженных формирований, выступавших на стороне республики, в условиях, когда генерал Франко во многом опирался на части, организованные из числа жителей северного (испанского) Марокко, будет иметь большое пропагандистское значение, в том числе и в арабском мире.

61 В РГАСПИ отсутствует личное дело Штейна, поэтому сообщавшиеся далее А. Либерманом сведения о нем не могут быть ни подтверждены, ни опровергнуты. Однако франко-израильский исследователь палестинского коммунистического движения Ален (Илан) Грейльсаммер, сообщая, что Штейн был адвокатом, добавлял, что в 1935 г. он был исключен из ПКП, продолжая издавать газету "Хаор" ("Свет") от собственного имени [Greilsammer, 1984, р. 32].

62 Точнее - Колтун Яков-Герш (Шмуль Иделевич). Палестинский коммунист времени 1930-х гг. Родился в 1892 г. в местечке Любарь Житомирской губернии. В 1917 - 1918 гг. член организации Цеире-Цион - молодежного крыла поалей-ционистского движения. В дальнейшем в Польше член ЦК местной секции Поалей-Цион. В 1923 г. эмигрировал в СССР и по советскому заграничному паспорту выехал в Палестину, принял палестинское гражданство и стал активным участником местной поалей-ционистской секции. В 1930 г. вступил в ПКП и спустя два года стал кандидатом в члены ее ЦК. После очередного ареста в 1936 г. был выслан в СССР, где стал сотрудником издававшейся в Москве на идиш еврейской партийной газеты "Дер Эмес" ("Правда"). В марте 1938 г. был арестован за "участие в антисоветской сионистской организации" и приговорен к расстрелу [РГАСПИ, ф. 495, оп. 212, ед. хр. 123].

стр. 143


Кальтон должен быть центром связи между ЦК и Штейном, потому что Штейн - адвокат, партия опирается на него в профсоюзной работе, и в то же время и в легальной работе. Действительно Штейн был одним из авторитетнейших работников профсоюзов, организованных партией, например, транспортного профсоюза в Яффе, где некоторые руководящие работники спрашивали у Штейна как вести работу профсоюзов. Этот Штейн в работе проводил троцкистские установки, напр., он говорил, что если будут состоять только из арабских рабочих, то это будет провокация в рабочем движении, профсоюзы должны быть интернациональными - должны быть арабские и еврейские вместе. Штейн проводил некоторые легальные собрания по директиве Розенберга. Работники, которые были связаны со Штейном, предлагали партии выпускать газету "Нур" 63 на арабском языке; партия пошла на это и давала средства. В это время возникла оппозиция в партии 64 , во главе стоял Халбрен 65 , который был крепко связан с Штейном. Халбрен получал очень много газеты "Нур" и не платил за это деньги. Партия слыхала об этом и предложила Штейну порвать с Халбреном, как оппозиционером, Штейн ответил, я свободен, с кем хочу связаться - могу, кому хочу, тому даю газеты. Партия почувствовала опасность в этих словах. В это время Розенберг был в тюрьме. Штейн критиковал партию в ее ежедневной работе, напр., он говорил, что партия неправильно руководит работой профсоюзов и его критика была похожа на критику Халбрена.

Я встретился с Штейном два раза. Первый раз это было связано с моей высылкой из страны и вторая встреча - пошел к нему от имени ЦК для выяснения вопроса о его отношении к партии и к Халбрену. Я беседовал с ним. Он остался на своей точке зрения. После этого партия решила порвать с ним. Через некоторое время после разговора с ним полиция взяла меня.

Во время процесса над врагами народа, убившими СМ. Кирова, Штейн выступил против этого процесса. Он говорил: "неправильно за одного - убивать многих коммунистов. - коммунисты так не делают" . Он написал по этому поводу статью направленную против процесса и настаивал поместить ее в газете "НУР". Партия запретила ему это делать, т.к. эта статья направлена против СССР и посоветовала точку зрения по процессу послать в Коминтерн, который ответит о правильности. Но несмотря на запрещение Штейн все же свою статью опубликовал на


63 Штейн издавал только ивритоязычную газету "Хаор". Ее первый номер вышел в сентябре 1931 г. [см.: Вильнер, 1985, с. 11]. Не существует каких-либо документов, подтверждающих, что с его помощью ПКП могла вести пропаганду и в арабской среде, используя арабоязычный аналог "Хаор" - газету "Ан-Нур" ("Свет"). Скорее всего, А. Либерман намеренно избегает упоминать об этом, потому что ее существование в то время, когда он находился в Палестине, косвенно подтверждало бы его собственное участие в реализации "сионистского проекта".

64 Речь идет возникшем в ПКП в начале 1930 гг. так называемом "правом уклоне", участниками которого были многие палестинские коммунисты-евреи. Его возникновение было связано с резолюцией Политического секретариата ИККИ "О повстанческом движении в Арабистане" (принята 16 октября 1929 г.), анализировавшей восстание палестинских арабов в августе 1929 г., начавшееся как межрелигиозный конфликт из-за "Стены плача" (основная святыня иудаизма и, одновременно, часть мусульманских святынь Храмовой горы. - Г. К.) в Иерусалиме. Произошедшие в стране в результате этих событий кровавые антиеврейские эксцессы подтолкнули руководство ПКП к тому, чтобы рассматривать это восстание как "спровоцированный феодальными эфенди погром". Однако резолюция Политического секретариата ИККИ квалифицировала это восстание как "движение за национальное освобождение, движение антиимпериалистическое ... и по своему социальному составу преимущественно крестьянское". В ней говорилось, что восстание было ослаблено не только из-за позиции феодального руководства палестинских арабов, но прежде всего потому, что отсутствовала его поддержка "со стороны рабочего класса", иными словами, ПКП. А отсутствие этой поддержки вытекало из нежелания партии пойти по пути "арабизации" своих рядов [Косач, 2001, с. 219 - 221].

65 Арабское произношение фамилии Гальперин. Прототип не установлен.

стр. 144


страницах газеты "НУР" на арабском и еврейском языке. После этого компартия Палестины окончательно порвала с ним связи.

1/IV1938.

(Либерман)

Подпись:

Либерман

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Аль-Хут Б. Н. Алъ-Киядат ва аль-муассасат ас-сиясийя фи Филистын. 1917 - 1948 (Политические лидеры и институты Палестины. 1917 - 1948). Бейрут, 1981.

Вильнер М. Эсрим шана ве од арбаим (Двадцать лет и еще сорок) // Зо гадерех. Тель-Авив. 1985, октябрь.

ВКП (б), Коминтерн и Китай. М., 1999.

Косач Г. Г. Красный флаг над Ближним Востоком? Компартии Египта, Палестины, Сирии и Ливана в 20 - 30-е годы. М., 2001.

Косач Г. Г. Первые коммунисты Египта: попытка создать групповой портрет // Восток (Oriens). 2002. N5.

Красновский В. Н., Иль-Фархи Т. А. Карманный русско-арабский словарь. М.: Гос. изд-во иностранных и национальных словарей, 1962.

Эйдус Х. Очерки рабочего движения в странах Востока. М., 1922.

Ayache A. Les communistes du Maroc et les Marocains (1936 - 1939) // Gallissot R. (ed.). Mouvement ouvrier, communisme et nationalismes dans le monde arabe. Cahiers du "Mouvement social". N 3. P., 1978.

Greilsammer I. La disparition du communisme juif en Israel // Communisme. Revue d'etudes pluridisciplinaires. N 6. P., 1984.

Laqueur W. Z. (Ed.). The Israel-Arab Reader. N.Y., 1968.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ПАЛЕСТИНСКИЙ-КОММУНИСТ-1920-1930-ГОДОВ-АВТОБИОГРАФИЯ-АЛИ-ЛИБЕРМАНА

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Г. Г. КОСАЧ, ПАЛЕСТИНСКИЙ КОММУНИСТ 1920-1930 ГОДОВ. АВТОБИОГРАФИЯ АЛИ ЛИБЕРМАНА // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 25.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ПАЛЕСТИНСКИЙ-КОММУНИСТ-1920-1930-ГОДОВ-АВТОБИОГРАФИЯ-АЛИ-ЛИБЕРМАНА (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - Г. Г. КОСАЧ:

Г. Г. КОСАЧ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Ilmira Askarova
Tashkent, Uzbekistan
10 views rating
25.06.2024 (27 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
4 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПАЛЕСТИНСКИЙ КОММУНИСТ 1920-1930 ГОДОВ. АВТОБИОГРАФИЯ АЛИ ЛИБЕРМАНА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android