Libmonster ID: UZ-997
Author(s) of the publication: Т. С. ЖУМАНГАБЕТОВ

Кочевники военным путем отстаивали свои интересы только тогда, когда другой социум существенно нарушал их хозяйственный уклад, затрагивал их экономические интересы. В благоприятные годы кормовая емкость пастбищ увеличивалась и номады разрешали прикочевывать общинам другой этнической принадлежности, так как для кочевников были важны не размеры территории, а ее кормовые ресурсы. Они знали периодическую сменяемость районов джута в аридной зоне, взаимопомощь была важным элементом культуры хозяйствования и выживания в условиях Степи. Такая взаимопомощь - показатель границ защиты и реализации своих интересов в рамках контролируемой ими территории.

Анализ форм собственности у кочевых этносов позволяет выделить два ее варианта: опосредованный и непосредственный.

Первый вариант отражает волевую, основанную на многолетнем владении, принадлежность отдельных кочевий, маршрутов кочевания и находящихся вдоль них пастбищ определенному роду или объединению родов. В пространственном плане это длинные, вытянутые в меридиональном направлении полосы земли, необходимые для обеспечения полного хозяйственного цикла. Пастбищно-территориальная собственность, вопреки мнению о "кратковременных владениях", существовала в виде принадлежности широких меридиональных полос (порой на сотни и тысячи километров) пастбищ той или иной группы родов. Верховная собственность на комплекс пастбищ и кочевий принадлежала хозяйственной потестарной организации в виде объединения нескольких родов. Все родовые объединения имели свои "коридоры" для прохождения к летним и зимним, компактно расположенным пастбищам.

Таким образом, основные пастбищные территории имели своих хозяев, право собственности на них реализовывалось, но реализовывалось своеобразно: посезонно, в соответствии с хозяйственными циклами.

Второй вариант относится к непосредственному владению конкретным участком через институт первозахвата 1 группой семей или аулом (кошем). Собственность реализуется в виде контроля над ограниченной территорией, необходимой для выпаса стада большого аула (коша) в течение ограниченного времени для биологического восполнения потерь, понесенных при цикловом переходе. М. В. Колганов считает, что "у скотоводческих народов богатство состоит исключительно из движимого имущества - скота, переходящих запасов пищи, жилища и утвари", а земля в этой системе ценностей "составляет еще предмет временного пользования" 2 . Это яркий пример неверного понимания сущности хозяйственных процессов в кочевом скотоводстве, восходящий к известной "трехчленной" типологии номадизма С. И. Руденко начала 60-х гг. XX в. и вошедшей во многие исторические работы и учебники 3 .


(c) 2003

стр. 113


Данная типология, помимо оседлого скотоводства, предусматривает два вида кочевого, один из которых - круглогодичное кочевание без определенного маршрута. Современные исследования отвергли возможность существования такой формы скотоводства, ибо кочевое скотоводство невозможно без планируемого, установленного годами, замкнутого маршрута кочевания. Все остальные различия относятся к ландшафту и длительности хозяйственного цикла. "Временное пользование" предполагает одноразовое использование продуктов природы, а обычно наблюдается ежегодное возвращение к одним и тем же пастбищам.

Если исходить из двухуровневой системы собственности у кочевников, то в данном случае речь идет о гарантируемой общинной собственности на землю в пределах родовой территории. Устройство здесь родового кладбища, святилища или возведение других построек, а также колодцев, закрепляло участок за семьей, изымало его из отношений "первозахвата" даже во время отсутствия семьи на данном участке. Кочевники не нуждались в дополнительном закреплении прав на свои участки в силу отсутствия экономической необходимости, но сама форма "первозахвата" полностью соответствует римскому "primo occupant!".

Захваченные в ходе завоевательных походов земли, города и поселения вначале переходят в опосредованную собственность того или иного воинского подразделения, а значит и группы родов. После издания каганом регулирующих и координирующих указов приобретенные территории могли стать непосредственной собственностью отдельных лиц (военачальников) или семей, а также родов и племен.

В Караханидском государстве, например, существовала такая форма, как институт акта. Право длительного непосредственного владения и полная собственность на участок захваченной земли - поселения или города - возникает в представлении кочевника с момента постройки дома, хозяйственных или общественных сооружений, т.е. обустройства своего существования на данном участке земли. Именно по этой причине правители городов затевали строительство престижных сооружений. С этого момента город, поселение, урочище или другой участок земли переходили в полную собственность того или иного знатного человека из среды завоевателей. С другой стороны, такая форма соответствовала праву "первозахвата", только символом перехода владения из опосредованного состояния в непосредственное выступала постройка, а не втыкание копья в землю. Строительство общественно значимых зданий было особым аргументом при споре о праве владения тем или иным городом. Другими аргументами права владения служили древность и авторитетность указов о передаче тех или иных городов, деревень, поселений в непосредственное или опосредованное владение тому или иному роду или конкретному лицу.

Непосредственная собственность, безусловно, распространялась на родовые могильники, священные места и заповедные земли. Опосредованность собственности на пастбища и кочевья разрушала четкие государственные границы между кочевыми государствами, что позволяло отдельным группам по хозяйственной необходимости вклиниваться в глубь другого государства.

Источники фиксируют еще одну категорию земель, формально принадлежавшую отдельным аристократам или представителям царствующего дома. Так, в хуннской истории упоминается тяжба между ослабевшими хуннами и китайцами за участок гор Инынань: "Модэ Шаньюй, утвердившись в сих горах, заготовлял луки и стрелы и отсюда производил набеги. Это был зверинец его" 4 . Об этом же участке земли упоминается в другом месте хроники: "Упомянутый тобою угол земли принадлежит караульному Вынь - князю" 5 .

Теле-огузы, тюрки и другие степняки, обитавшие в безлесных местностях, всегда нуждались в лесе. Поэтому любое дерево, урочище в степи, предгорные леса высоко ценились номадами. В быту из дерева можно было делать практически все: посуду,

стр. 114


повозки, кибитки, луки, древки для стрел и т.д. Особый статус получали места, богатые дикими животными. Здесь устраивались заповедники - охотничьи хозяйства для царской семьи и место проведения охотничьих учебных сборов и других массовых мероприятий. В средневековье, когда основные военные действия велись при помощи стрел и дротиков, большое значение играли запасы стрел, которые к месту битвы привозили огромными обозами. Поэтому места для заготовки древков стрел считались стратегической собственностью тумена, сотни или другого воинского подразделения.

Еще одна категория земель - священные места. У древних тюрков это - Отюкенская земля вместе с пещерой предков, у кангюев - округ Фараб, для всех кочевников это - места захоронений, священные урочища, горы, мазары, т.е. все то, что связано с ритуалами, религиозной обрядностью, традициями.

На территории Тюркского каганата с VII в. начали возникать при активном вмешательстве государственной власти формы собственности в религиозной сфере. Проникновение в каганат ислама, буддизма и христианства вызвало к жизни появление земель, которые позже назовут вакуфными. Строительство монастырей, церквей, мечетей, обустройство священнослужителей потребовало передачи религиозным организациям земель вместе с проживающими на них общинами земледельцев. В такой форме осуществлялась государственная поддержка новых религиозных организаций. Собственность различных конфессиональных объединений реализовывалась через изъятие у этих общин десятины (1/10 части урожая) и различных трудовых повинностей. С установлением господства ислама в центральноазиатском регионе такая собственность перешла к мусульманским институтам. Вакуфные земли нельзя было назвать полной собственностью, так как они не могли быть проданы или переданы кому-либо. Вакуфные земли в кочевых государствах дарились каганами, раздававшими на них ярлыки и грамоты.

Каган имел также право присваивать статус тарханов проявившим себя государственным и военным деятелям. Отдельные районы, как правило с оседло-земледельческими общинами, освобождались от государственных податей и передавались тарханам пожизненно, без права наследования. Такая форма собственности приближалась к икта.

Таким образом, у средневековых тюрков были различные категории земельной собственности:

1) пастбищные территории и кочевые убежища-поселения, а также заповедники каганов на Алтае, в Саянах, в Тарбагатае (Отюкенская земля);

2) степные территории, приобретенные в ходе завоевательных походов и войн;

3) города и оседлые земледельческо-ремесленно-торговые поселения.

Новые степные территории не могли быть напрямую узурпированы у местных племен. Для этого тюркам пришлось бы резко увеличить свою численность и количество своего скота, что за короткое время сделать было невозможно.

Со временем на захваченных территориях степей организовывались местные администрации - тутукства, которые объединялись в ханства. В качестве гарнизонов в новые места переселялись воинские подразделения во главе с тутуками, шадами и ханами, вместе с семьями. Там, где была возможность, тюрки старались занимать земли, в ландшафтно-природном отношении схожие с алтайскими. В Семиречье могильники тюрков встречаются в пригорьях Тянь-Шаня, в Северо-Западном Казахстане, в предгорьях Урала, на границе степей и башкирских земель и в низовьях Волги в Хазарии (пастбищные территории в Дагестане).

В новых степных административных округах земли делились на три категории: домен тутука или шада, пастбищные территории остальных тюрков, земли местных кочевников. Каких-либо особых, выделенных границ кочевий (кроме специальных

стр. 115


заповедников ханов и каганов) не существовало. Тюрки, как правило, получали лучшие пастбища. Представители верховной власти имели обустроенные летние ставки, возможно с постоянными постройками. Между административными областями существовали вежи. В местах сосредоточения власти строились крепости-укрепления, которые выполняли функцию убежищ и нахождения органов управления, суда, фиска, мест выдачи тюркскому ополчению-гарнизону дополнительного вооружения из арсеналов и т.д. Население таких городов не имело традиции оседлости, поэтому города (за редким исключением) исчезали с переносом административных центров или прекращением существования каганата 6 .


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Масанов Н. Э. Кочевая цивилизация казахов: основы жизнедеятельности номадного общества. Алматы-Москва, 1995. С. 110, 152.

2 Калганов М. В. Собственность. Докапиталистические формации. М., 1962. С. 97.

3 Руденко С. И. К вопросу о формах скотоводческого хозяйства и о кочевниках // Материалы по этнографии Географического общества СССР. Вып. 1. Л., 1961. С. 2.

4 Бичурин Н. Я. (Иоакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М. -Л., 1950. Т. 1. С. 94.

5 Там же. С. 99.

6 Караев О. Арабские и персидские источники IX-XII вв. о киргизах и Киргизии. Фрунзе, 1968. С. 85 - 87.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ПРАВО-СОБСТВЕННОСТИ-НА-ЗЕМЛЮ-У-СРЕДНЕВЕКОВЫХ-КОЧЕВНИКОВ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Т. С. ЖУМАНГАБЕТОВ, ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ У СРЕДНЕВЕКОВЫХ КОЧЕВНИКОВ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 26.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ПРАВО-СОБСТВЕННОСТИ-НА-ЗЕМЛЮ-У-СРЕДНЕВЕКОВЫХ-КОЧЕВНИКОВ (date of access: 20.07.2024).

Publication author(s) - Т. С. ЖУМАНГАБЕТОВ:

Т. С. ЖУМАНГАБЕТОВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
10 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ НА ЗЕМЛЮ У СРЕДНЕВЕКОВЫХ КОЧЕВНИКОВ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android