Libmonster ID: UZ-1099

Конфликт вокруг проблемы Кашмира является одним из важнейших нерешенных вопросов в отношениях между Индией и Пакистаном с августа 1947 г. Он возник практически одновременно с появлением двух независимых доминионов на территории бывшей Британской Индии и непосредственно влияет на развитие отношений двух соседних стран. Несмотря на то, что в настоящий момент Дели и Исламабад переживают период нормализации отношений и следуют пути "комплексного диалога"1, включающего и обсуждение вопроса Кашмира, пока стороны далеки от окончательного решения этой наболевшей проблемы. Однако существующие условия делают ситуацию в этом регионе зыбкой, и при определенных обстоятельствах маятник отношений может качнуться в противоположную от политического диалога сторону. На фоне общего потепления отношений и налаживания конструктивного сотрудничества в последние годы Дели и Исламабад, вероятно, сочли более приемлемым на некоторое время заморозить кашмирский вопрос, с тем чтобы он не являлся препятствием на пути двустороннего диалога в других сферах отношений. Тем не менее это не означает, что "кашмирская карта" не может быть разыграна вновь. В большей степени это относится к Пакистану, в котором поддержка "кашмирских братьев" является одним из основных способов консолидации общества, а для руководства страны - это краеугольный камень внешней политики. Недаром за последние годы президент Пакистана генерал Первез Мушарраф неоднократно выступал с предложениями конкретных мер и шагов по урегулированию конфликта.

На сегодняшний день бывшее княжество Джамму и Кашмир расположено на стыке пяти государств - Индии, Пакистана, Китая, Афганистана и Таджикистана. Территория Джамму и Кашмира составляет 222236 кв. км. Принято считать, что Джамму и Кашмир как бы "поделен" между тремя государствами. Под фактическим контролем Индии находится 99 тыс. кв. км, около 84 тыс. кв. км контролируется Пакистаном, немногим менее 40 тыс. кв. км - Китаем [Белокреницкий, Москаленко, Шаумян, с. 157]. Главными соперниками здесь являются Индия и Пакистан, которые разделены Линией контроля, установленной после индо-пакистанской войны 1971 г. Между тем, "китайский" сектор к собственно кашмирскому конфликту прямого отношения не имеет и является наследием давнишнего картографического спора между Индией и Китаем относительно их границы.

Западный участок индийско-китайской границы проходит через труднодоступные горные районы Гималаев и Тибета, отличающиеся пестротой этнического и религиозного состава. В силу географических условий и малой заселенности этой своеобразной "буферной" зоны между двумя государствами в этом районе крайне сложно демарки-

1 Начало переговорному процессу между двумя государствами, ведущемуся в формате комплексного диалога, положила встреча премьер-министра Индии и президента Пакистана 5 января 2004 г. в Исламабаде в рамках 12-го саммита Ассоциации регионального сотрудничества Южной Азии (СААРК).

стр. 82
ровать межгосударственную границу. История этого спора связана с отношениями еще Британской Индии и Китая в середине - конце XIX в. Причина разногласий заключается в том, что при определении границ британских владений в Индии с Китаем сложились две картографические традиции. Согласно первой, граница проходила по так называемой линии Маккартни-Макдональда, и часть княжества Джамму и Кашмир - Аксай Чин - оставалась на китайской стороне. Однако Великобритания, обеспокоенная в ту пору нарастающей русской угрозой в Средней Азии, считала необходимым отодвинуть границу своих владений в глубь Китая, и генерал-губернатор Британской Индии лорд Керзон принял предложение провести границу по так называемой линии Ардага-Джонсона по хребту Куэньлунь. Таким образом, индийцы, унаследовав британские картографические традиции, на картах, выпущенных уже после обретения их страной независимости, всю территорию Аксай Чина включили в состав Индийского Союза2.

Позиция Китая по индо-пакистанскому конфликту в Кашмире довольно сдержанная. Пекин надеется на мирное решение этой проблемы путем переговоров между Дели и Исламабадом. Индийско-китайские разногласия по поводу границы не увязываются напрямую с кашмирской проблемой и касаются ее лишь в связи с заключенным в 1963 г. соглашением между Пакистаном и Китаем о демаркации границы между китайским Синьзцяном и контролируемыми Пакистаном Северными территориями в районе Хунзы.

Территорию бывшего княжества Джамму и Кашмир можно условно разделить на четыре историко-географические и культурные области. Единое целое представляли собой провинция Кашмир, входящая сейчас в состав индийского штата, и находящийся под юрисдикцией Пакистана Азад Кашмир. Другая часть - Джамму с большинством индусского населения. Еще один район - Ладакх, где больше половины населения составляют буддисты. Отдельно выделяют Северные территории. Однако в геополитическом плане Джамму и Кашмир состоит из двух частей - индийской и пакистанской.

Индийский штат Джамму и Кашмир, самый северный и занимающий стратегически важное положение, включает в себя три административные области: Джамму - узкую полоску Пенджабской долины, предгорье и хребет Пир Панджал (в Джамму расположена зимняя столица штата); Кашмир - Кашмирскую долину (здесь находится летняя столица штата - г. Сринагар) и Большой Гималайский хребет; Ладакх - высокогорное плато на границе с Тибетом [Баранов, 2003, с. 4].

До раздела, согласно переписи 1941 г., население княжества Джамму и Кашмир составляло 4.02 млн. человек, 77% из которых - мусульмане, 20% - индусы, 3% - сикхи и приверженцы других вероисповеданий [Южная Азия, 1999, с. 104] По данным переписи 1981 г. население "индийского" Кашмира составляло около 6 млн. человек, из которых 64.2% составляли мусульмане, 32.25% - индусы, 2.23% - сикхи, остальные - буддисты, христиане и др. [Белокреницкий, 2003, с. 157]. В Кашмирской долине проживало 3.1 млн. человек (95% - мусульмане-сунниты); 2.7 млн. - в Джамму (66% - индусы) и 134.4 тыс. человек - в Ладакхе (50% населения исповедуют буддизм ламаистского толка и 44% - ислам) [Stobdan, 1996, с. 130; Jammu and Kashmir...]. В конце 1970-х гг. Ладакх был поделен на два дистрикта: Лех, где 80% населения составляют буддисты, а оставшуюся часть - мусульмане-сунниты, и Каргил, 80% населения которого представлено мусульманами-шиитами. Все области Джамму и Кашмира отличаются друг от друга природными условиями, историческим прошлым, национально-этническим и религиозным составом.

Под юрисдикцией Пакистана находятся образованный в 1947 г. так называемый Азад Кашмир ("Свободный Кашмир") со столицей в г. Музаффарабаде и примыкаю-

2 Подробнее об истории индийско-китайской границы см., например: [Белокреницкий, Москаленко, Шаумян, 2003, с. 49, 68; Шаумян, 2002, с. 63 - 71; Lamb, 1991, р. 17 - 53; Calvin, 1984; Maxwell, 1962].

стр. 83
щие к нему Северные территории. По переписи 1981 г. в Азад Кашмире проживали около 1.98 млн. человек, а население Северных территорий составляло 0.575 млн. [Белокреницкий, 2003, с. 157]. Большинство жителей Азад Кашмира говорит на языках пенджаби, кашмири и пушту, по религии - мусульмане-сунниты, составляющие здесь около 99% населения. Особое место занимают Северные территории, включающие в себя районы Гилгит и Балтистан, население которых на 90% - мусульмане, а остальные - преимущественно буддисты. Причем в Балтистане - в основном мусульмане-шииты, а в Гилгите - исмаилиты. Мусульмане Азад Кашмира исповедуют ислам суннитского толка.

По оценкам на 2001 г., население "индийского" Кашмира составляло около 10 млн. человек, а "пакистанского" - около 4.14 млн. [Kashmir Study Group..., 2005] Таким образом, население всего бывшего княжества по сравнению с началом 1940-х гг. увеличилось примерно в 3.5 раза. С 1980-х гг. население каждой из частей - индийского штата Джамму и Кашмир и "пакистанского" Кашмира - выросло примерно в 1.5 раза.

После образования в августе 1947 г. двух суверенных государств - Индии и Пакистана - оба они стали добиваться присоединения Кашмира к своим территориям. Многократные попытки договориться по вопросам принадлежности Кашмира, его статуса, взаимоотношений Дели и Исламабада с подконтрольными им частями бывшего княжества, а также по другим вновь возникавшим проблемам не увенчались реальным успехом ни на двустороннем, ни на международном уровне.

Несмотря на наличие нескольких международных и двусторонних соглашений и резолюций по Кашмиру, решение этой проблемы даже не является вопросом ближайшего будущего. Одной из причин разногласий является комплексный и многоуровневый характер конфликта: за десятилетия изменился не только состав, но и особенности участников кашмирского противостояния. Под влиянием внутренних и внешних факторов "кашмирский клубок" стал еще более запутанным, перейдя с локального уровня двусторонних отношений на макрорегиональный и, в определенном аспекте, на глобальный уровень. Большую роль в конфликте стали играть внутренние факторы в обоих государствах. Столь сложная проблема не имеет простого однозначного решения, особенно с учетом новых факторов, таких как исламистский терроризм и сепаратизм.

Ключевыми причинами, тормозящими процесс окончательного урегулирования, являются противоположные и неизменные исходные позиции Дели и Исламабада по этому вопросу.

Основополагающими пунктами позиций двух стран являются следующие:

* Пакистан считает кашмирский вопрос нерешенным в принципе и настаивает на праве кашмирского народа на самоопределение путем проведения плебисцита на основе резолюции СБ ООН 1948 г. В свою очередь, Индия, ссылаясь на Акт о присоединении княжества Джамму и Кашмир к Индийскому Союзу в 1947 г., полагает вопрос в целом решенным, а проблемой, с ее точки зрения, является лишь незаконная оккупация Пакистаном части индийской территории.

* Дели настаивает на том, что конфликт имеет двусторонний характер и его урегулирование может быть осуществлено путем переговоров на основе Симлских соглашений 1972 г. и в духе Лахорской декларации 1999 г. без участия каких-либо посредников. Исламабад же неоднократно пытался придать конфликту международный статус.

* Пакистан до последнего времени исходил из того, что без решения кашмирского вопроса невозможно успешное и конструктивное развитие отношений с Индией, которая, в свою очередь, считает этот вопрос лишь одним из многих других пунктов двусторонних связей.

стр. 84
КАШМИРСКИЙ ВОПРОС И СОВЕТ БЕЗОПАСНОСТИ ООН

Первыми международными документами по Кашмиру являются резолюции СБ ООН. В октябре 1947 г. после официального оформления присоединения к Индии Джамму и Кашмира, одна треть которого уже удерживалась Пакистаном, туда были введены индийские войска, остановившие на подступах к столице княжества г. Сринагару наступление вторгшихся из Пакистана боевых отрядов [Шаумян, 1999, с. 28]. Так начался первый вооруженный конфликт между Индией и Пакистаном, продолжавшийся более года. 1 января 1948 г. Индия обратилась в Совет Безопасности ООН, обвиняя Пакистан во вмешательстве во внутренние дела Кашмира. 15 января 1948 г. с ответной жалобой на Индию в СБ ООН обратился Пакистан, заявляя, что Индия подавляет "народное восстание против деспотичного режима правителя княжества махараджи Хари Сингха" [Lamb, 1994, с. 164 - 167; Шаумян, 1999, с. 29].

17 января 1948 г. СБ принял резолюцию N 38, которая юридически закрепила вовлечение ООН в этот конфликт, но не содержала никаких конкретных предложений, кроме призыва к обеим сторонам решить свои разногласия мирным путем [Крысин, Скороходова, 2004, с. 215], а 20 января в соответствии с резолюцией N 39 СБ была учреждена посредническая Комиссия ООН в составе представителей трех государств - членов ООН (позднее состав Комиссии был увеличен до пяти членов согласно резолюции N 47 от 2 апреля 1948 г.)3. Основной работой Комиссии должна была стать подготовка плебисцита.

Итогом работы Комиссии стало принятие 13 августа 1948 г. резолюции, рекомендовавшей Индии и Пакистану решать вопрос путем плебисцита после прекращения огня и отвода войск. Детально оговаривался вывод всех пакистанских войск с территории штата, параллельно с тем, что Индия выведет большую часть своих войск, оставив лишь силы для поддержания мира и порядка. После этого ООН может учредить пост администратора по плебисциту [UN Resolution..., 1948]. Между тем то, что было закреплено на бумаге, оказалось трудно осуществить на практике. При принятии резолюций СБ опирался на существовавшие документы, признавая легитимным Акт о присоединении Джамму и Кашмира к Индии, подписанный правителем княжества Хари Сингхом 26 октября 1947 г. Однако Пакистан в свое время не признал присоединение всего Джамму и Кашмира к Индии, поэтому для него эта позиция была неприемлема. С его точки зрения, ошибочно было не учитывать, что еще 24 октября 1947 г., т. е. за несколько дней до подписания Акта о присоединении, при содействии Пакистана было объявлено о создании правительства Азад Кашмира. Одновременно Пакистан объявил о присоединении расположенных на севере Кашмира политических агентств Балтистан и Гилгит, а также подконтрольных последнему княжеств Хунза, Нагар и др. Конечно, исходя из этого, Пакистан не мог признать законность Акта о присоединении 26 октября и, с его точки зрения, требование СБ о выводе всех пакистанских войск и лишь части индийских было неприемлемым. Таким образом, резолюция СБ ООН (в том числе и о проведении плебисцита) оказалась невыполнима, так как не учитывала то, что у соперничавших сторон было разное представление об исходном принципиальном вопросе о принадлежности территории.

Более того, со временем расхождение в понимании территориальной принадлежности было закреплено Индией и Пакистаном юридически.

3 В числе членов Комиссии ООН для Индии и Пакистана были: Чехословакия (кандидатура была предложена Индией), Бельгия и Колумбия (назначены СБ в качестве дополнительных членов Комиссии 23 апреля 1948 г.), Аргентина (предложена Пакистаном), США (назначены Председателем СБ 7 мая 1948 г.).

стр. 85
Одним из наиболее важных положений Конституции Джамму и Кашмира4, вступившей в силу 26 января 1957 г., является следующее: штат Джамму и Кашмир объявляется "составной частью Индийского Союза". В границы штата входят все территории, которые на 15 августа 1947 г. находились под сюзеренитетом правителя княжества [Конституция Штата Джамму и Кашмир], включая оккупированную Пакистаном часть территории Джамму и Кашмира и территории, фактически принадлежащие Китаю. Это положение было зафиксировано в 1956 г. в Акте о реорганизации штатов, а также в конституционных поправках 1954 и 1955 гг.

По мнению индийских юристов, нет сомнений в том, что Акт о присоединении княжества юридически и бесповоротно сделал его частью территории Индии, а индийское правительство получало право осуществлять свою юрисдикцию над княжеством по вопросам, на которые распространялось соглашение о присоединении. При этом подчеркивается, что если, несмотря на это, индийское правительство дало заверения относительно необходимости подтверждения присоединения или конституционных взаимоотношений между Индией и населением княжества, то это вовсе не означает право какой-либо третьей стороны заявлять о незавершенности самого юридического акта.

Пакистан, в свою очередь, выдвигал следующие положения:

- присоединение княжества было юридически недействительным;

- махараджа Джамму и Кашмира к 26 - 27 октября 1947 г. уже не был компетентен подписывать какое-либо соглашение о присоединении, поскольку к тому моменту он потерял контроль над округом Гилгит, а в Пунче его власть была фактически упразднена 24 октября 1947 г. путем провозглашения и создания Азад Кашмира. С точки зрения пакистанцев, ко времени подписания соглашения о присоединении махараджа осуществлял правление только в округах Джамму и Ладакх [Lamb, 1994, p. 150];

- исходя из того, что Акт о присоединении был "условным", правитель Джамму и Кашмира должен был выяснить мнение своего народа относительно будущей принадлежности княжества.

В Конституции Пакистана (ст. 257) сохранена преемственность по кашмирской тематике и содержится отдельная статья, посвященная Кашмиру, в которой говорится, что когда народ Джамму и Кашмира решит присоединиться к Пакистану, отношения между Пакистаном и указанным штатом будут определены в соответствии с волеизъявлением народа этого штата [Конституция Исламской Республики Пакистан]. С одной стороны, тем самым закладывается юридическая основа для отделения этой территории от Индии и включения ее в свой состав. С другой стороны, эта статья Конституции обязывает Пакистан отказаться от претензий на Кашмир, в случае если население проголосует за присоединение к Индии.

Военные действия в Кашмире были прекращены 1 января 1949 г. В соответствии с рекомендацией Комиссии ООН, 18 июля 1949 г. Индия и Пакистан приступили к переговорам о перемирии и демаркации линии прекращения огня, разделившей Кашмир на две зоны. Однако решение о проведении плебисцита, принятое в декабре 1948 г., не было выполнено ни в то время, ни впоследствии, поскольку стороны оказались не готовы вывести свои войска из контролируемых ими районов Кашмира.

В своем последнем докладе от 9 декабря 1949 г. Комиссия указывала, что она исчерпала все возможности посредничества и ей не удалось добиться соглашения о демилитаризации Джамму и Кашмира, что являлось необходимым условием для проведения плебисцита [Крысин, Скороходова, 2004, с. 256].

4 Джамму и Кашмир является единственным индийским штатом, обладающим собственной Конституцией. Его особый статус также закреплен в Статье 370 Конституции Индии.

стр. 86
ПЛЕБИСЦИТ: ЗА И ПРОТИВ

На положение резолюции Совета Безопасности ООН о проведении плебисцита постоянно ссылаются представители пакистанской стороны, напоминая и о том факте, что в свое время индийские лидеры также признавали за кашмирцами право на плебисцит или референдум.

По мнению Исламабада, обе стороны (и Индия, и Пакистан) признали эти резолюции СБ, соответственно и их положения, в том числе о проведении плебисцита, сохраняют свою силу. Согласно Уставу ООН, СБ может принять юридически обязательное решение, которое является окончательным и может быть пересмотрено только самим Советом вследствие вновь открывшихся обстоятельств. На данное положение Устава в течение многих десятилетий ссылаются противники присоединения Джамму и Кашмира к Индии при одновременном требовании индийской стороны о безусловном и полном выполнении этих резолюций. Следует отметить, что в резолюциях СБ и его Комиссии, упомянутых выше, было предусмотрено проведение плебисцита на всей территории Джамму и Кашмира при условии нормализации обстановки, непризнание правительства Азад Кашмира, разоружение вооруженных сил Азад Кашмира, отказ от предоставления особого статуса оккупированной Пакистаном территории в ущерб интересам Джамму и Кашмира. Таким образом, без выполнения требования о демилитаризации и выводе пакистанских войск индийская сторона не намерена обсуждать вопрос о проведении плебисцита.

Однако даже если представить гипотетически, что обе стороны согласились на референдум, сразу возникает много вопросов об условиях его проведения. Первый и самый главный вопрос заключается в том, на каких территориях проводить голосование: на территории всего бывшего княжества Джамму и Кашмир (следовательно, и на территории Азад Кашмира), или отдельно по основным районам, или только в Кашмирской долине. Второй вопрос, не менее важный, касается тех предложений, которые будут вынесены на голосование, т. е. о том, какой вариант будет выдвинут: присоединение либо к Индии, либо к Пакистану, или же предоставление возможности территории проголосовать за независимость. При этом сразу же возникнет вопрос: независимость какого "Кашмира"?

По мнению некоторых индийских специалистов, еще на начальной стадии кашмирского конфликта плебисцит, как "идеальное" и, по сути, демократическое решение, было крайне трудно осуществить [Sisir, 1967, p. 470]. С этим мнением трудно не согласиться, учитывая полиэтнический и поликонфессиональный состав населения бывшего княжества.

Если плебисцит будет проведен на всей территории бывшего княжества, то его результат во многом определится голосованием в самой густонаселенной части - в Кашмирской долине, где проживают мусульмане. Вряд ли в этом случае итоги референдума отразят пожелания всего населения Джамму и Кашмира, и, следовательно, они могут быть поставлены под сомнение и обжалованы. Проведение референдума отдельно в каждой административной части Джамму и Кашмира может привести к разделению территории на более мелкие образования, дроблению в первую очередь "индийского" Кашмира, так как результаты голосования в Джамму и Ладакхе скорее всего будут отличаться от результатов в Долине. К тому же может возникнуть ситуация, когда одни "мусульманские районы" проголосуют, например, за присоединение к Пакистану, а другие - за независимость. Едва ли это удовлетворит и Исламабад, и Дели. Не следует забывать и о том, что на территории Джамму и Кашмира по-прежнему действуют террористические организации, которые едва ли останутся "в стороне" и в период подготовки референдума, и в момент его проведения. Вряд ли голосование "под дулом автомата" будет объективным. Также остается открытым вопрос о том, что делать, если

стр. 87
большинство кашмирцев отдаст голоса за независимость и от Индии, и от Пакистана, а этот вариант по большому счету неприемлем ни для Дели, ни для Исламабада. К тому же если относительная политическая независимость Джамму и Кашмира еще реальна, то сможет ли он стать независимым экономически, а, следовательно, как это "государство" будет существовать? Возможным источником дохода для "независимого" Кашмира мог бы стать туризм. Однако создание необходимой туристической инфраструктуры потребует больших финансовых затрат и времени. Но главной проблемой все же остается необходимость обеспечения безопасности, в частности для этого нужно уничтожить террористические бандформирования и искоренить очаги исламистского радикализма в Кашмире.

Проведение референдума в современных условиях, а особенно претворение в жизнь его результатов - трудноосуществимо и довольно опасно. За 60 лет обе части Кашмира и политически, и экономически интегрировались соответственно в Индию и Пакистан. Уже несколько поколений кашмирцев выросло фактически в разных государствах. Если даже плебисцит и удастся провести, то сложно предположить, что какая-то территория одной страны безболезненно войдет в состав другой. Ситуация особенно осложняется тем, что среди жителей Кашмира все больше усиливается нежелание входить ни в Индию, ни в Пакистан и крепнет стремление к независимости. Совершенно ясно, что проведение в таких условиях фактически насильственного присоединения части территории одного государства к другому приведет к еще большему кризису.

ВОЗМОЖНА ЛИ НЕЗАВИСИМОСТЬ КАШМИРА?

Один из предполагаемых вариантов решения кашмирской проблемы - предоставление ему независимости, так называемый третий вариант (после гипотетического присоединения к Индии или к Пакистану). Согласно этому варианту, должен быть восстановлен статус Джамму и Кашмира, который был до раздела, и создано независимое государство. Это предложение имеет довольно много сторонников в Кашмире, например влиятельное политическое движение "Фронт освобождения Джамму и Кашмира" [Белокреницкий, Москаленко, Шаумян, 2003, с. 186]. В частности, глава "Фронта" Аманулла Хан в одной из своих статей в середине 1990-х гг. писал: "Будущий независимый Кашмир должен быть, подобно Швейцарии, нейтрален, имея дружественные отношения и торговые связи со всеми соседними странами" [Ashraf, 2003, с. 30]. Правда, этот же лидер выступает за вооруженную борьбу для создания "нейтрального" Кашмира. По словам Амануллы Хана, независимый Кашмир будет включать в себя пять федеративных образований (Долина Кашмира, Джамму, Ладакх, Азад Кашмир, Гилгит и Балтистан), каждое с внутренней автономией и избираемыми правительствами. Во главе государства, по этому плану, будет находиться двухпалатный парламент. Подобная государственная и административная структура, по мнению лидера "Фронта", лишь закрепит уже существующие социально-экономические, политические и административные связи между "индийским" Кашмиром, Азад Кашмиром, Гилгитом и Балтистаном [Khan, 1995].

Однако Кашмир и без независимости, как представляется, сталкивается с национальными, религиозными и этническими противоречиями, которые сторонниками такого пути развития не учитываются. Для создания единого независимого государства необходимо если не единство народа, то, по крайней мере, отсутствие межнациональных и межрелигиозных противоречий. Борьба кашмирских националистов ведется под флагом самоопределения для кашмирцев, в основе чего лежит идеология "кашмирской идентичности" (кашмирийат). Под ней понимается, что индусы и мусульмане, проживающие в Джамму и Кашмире, представляют собой некую национальную общность -кашмирский народ - и ассоциируют себя не столько с Индией или Пакистаном, сколько

стр. 88
с Кашмиром. Вопрос о единстве кашмирского народа, о кашмирской идентичности и о том, готово ли кашмирское население к объединению и независимости пока остается открытым. Создание независимого Кашмира возможно скорее всего под исламскими лозунгами, что, в свою очередь, может способствовать развертыванию борьбы под лозунгом самоопределения на религиозной почве.

Независимый Кашмир, очевидно, совершенно неприемлем для индийской стороны, так же как и вариант независимости какой-либо части Джамму и Кашмира. Независимый Кашмир - это прямая угроза территориальной целостности и безопасности Индии. Любые варианты подобного развития событий могли бы создать опасный прецедент возникновения суверенного государства в результате "вооруженной борьбы за независимость" на почве этнического и конфессионального сепаратизма. "Балканизация" Джамму и Кашмира вызовет резкое обострение ситуации на субконтиненте и во всем регионе, если учесть, что в потенциальный конфликт будут втянуты две де-факто ядерные державы. Не следует забывать и о том, что события будут разворачиваться в одном из самых нестабильных и взрывоопасных районов мира, в непосредственной близости от Афганистана, откуда пламя исламского экстремизма не раз перекидывалось на Кашмир. Нестабильность в Кашмире затронет интересы четырех государств, на стыке которых он расположен, и территориальной целостности которых может быть нанесен серьезный ущерб.

Независимый Кашмир не только создаст опасный "сепаратистский" прецедент на территории Индии, но и приведет к усилению националистических и сепаратистских настроений практически везде в Южной Азии, в первую очередь в Пакистане (где существуют националистические движения среди пуштунов, в Белуджистане и Синде). К тому же, если вопрос о независимости встанет в практическую плоскость, предметом серьезных разногласий станут Северные территории включая и ту часть, по которой было заключено пакистано-китайское соглашение 1963 г.5.

Вряд ли будущее независимого Кашмира будет столь радужным, каким его представляют сторонники этой идеи. В полиэтническом и поликонфессиональном - в основе клановом - обществе борьба за власть, вплоть до вооруженных столкновений среди различных групп и организаций самих кашмирцев, чревата дальнейшей дестабилизацией обстановки.

Вероятно, Дели и Исламабад постараются не допустить решения кашмирского вопроса посредством предоставления ему независимости. По большому счету, это не устраивает ни индийскую, ни пакистанскую сторону. Хотя Пакистан не забывает напоминать, что решение кашмирской проблемы должно учитывать интересы и чаяния в первую очередь кашмирцев, и позиция Исламабада по вопросу "независимого Кашмира" менее резкая, чем у Дели, вряд ли руководство Исламской Республики Пакистан всерьез рассматривает данный вариант как окончательный в урегулировании конфликта.

5 На рубеже 1950 - 1960-х гг. Пакистан начал переговоры с Китаем по урегулированию вопроса о границе, разделяющей китайский Синьцзян и княжество Хунза на контролируемых Пакистаном Северных территориях. В марте 1963 г. было подписано временное соглашение о демаркации границы, по которому Китай уступил Пакистану около 2 тыс. кв. км пограничной полосы в обмен на согласие не принимать во внимание претензии княжества Хунза на территории к северу от Каракорумского хребта. В соглашении отмечается, что, когда вопрос о судьбе Кашмира будет решен, китайское руководство вступит в переговоры с правительством той страны, которой будет принадлежать Джамму и Кашмир.

стр. 89
ИНЫЕ СПОСОБЫ РЕШЕНИЯ КОНФЛИКТА

Существуют несколько вариантов решения проблемы Кашмира, при которых большая роль отводится Организации Объединенных Наций. Одно из предложений заключается в том, чтобы вся территория Джамму и Кашмира была передана под опеку ООН сроком на 20 - 25 лет, а впоследствии населению Кашмира могло бы быть предоставлено право на самоопределение. Иными словами, оно сделало бы выбор в пользу присоединения к Индии или Пакистану или в пользу независимости. На период опеки ООН осуществляется полная демилитаризация всей территории Джамму и Кашмира, в том числе и в Азад Кашмире, Гилгите, Балтистане, Джамму и Ладакхе, а военный контроль осуществляется международными силами мира под эгидой Совета ООН по опеке. Предполагается, что в течение этих 20 - 25 лет отношения между Индией и Пакистаном выйдут на столь конструктивный и дружественный уровень, что проблему Кашмира можно будет легко урегулировать. Сторонники этого плана считают, что по истечении срока опеки кашмирцы выберут независимость, а Дели и Исламабад станут гарантами безопасности и суверенитета Джамму и Кашмира.

Вряд ли за 25 лет прервутся все связи между Джамму и Кашмиром с Индией и Пакистаном соответственно, поэтому вовсе не очевидно, что, когда будет поставлен вопрос о референдуме, население Кашмира выскажется в пользу создания своего независимого государства. Следовательно, опять встанет вопрос о принадлежности этой территории, вновь возникнут старые проблемы, лишь "отложенные" на четверть века.

Даже если предположить, что Индия откажется от своей жесткой позиции относительно участия третьей стороны в урегулировании кашмирского вопроса и хоть в каком-то качестве международное сообщество "втянется" в этот процесс, то встанет вопрос об эффективности контроля ООН из-за огромных расходов и вооруженных столкновений, которые скорее всего не прекратятся в этом регионе. Конечно, можно предположить, что индийско-пакистанские отношения качественно улучшатся, но едва ли они станут настолько безоблачными, что в кашмирской проблеме будет поставлена точка. Маловероятно и то, что на период установления опеки ООН успешным и мирным станет объединение столь разных "индийской" и "пакистанской" частей Кашмира, которые существуют отдельно уже около 60 лет.

Фактически на протяжении всех прошедших десятилетий кашмирский спор вели две державы, однако этот конфликт между двумя странами имел и важную внутригосударственную составляющую, особенно для Индии. С конца 80-х гг. XX в. для Индии на первый план вышел внутриполитический аспект кашмирской проблемы, а опасность сепаратизма в штате Джамму и Кашмир стала представлять реальную угрозу как для территориальной целостности страны, так и в отношении одного из основополагающих принципов индийской государственности - секуляризма [Баранов, 2003, с. 22]. Массовые недовольства населения Кашмира и обвинения в адрес индийских властей в подтасовке результатов голосования на выборах в Законодательную Ассамблею 1987 г., а также ряд других внутренних и внешних причин привели к началу "восстания" в Кашмирской долине в декабре 1989 г. Именно в этот период кашмирский сепаратизм приобрел черты радикального исламизма, а Кашмир стал одним из центров международного исламского экстремизма.

На протяжении шести десятилетий центральные индийские власти пытаются решить свой "внутренний" кашмирский конфликт. Неопределенность политической ситуации в индийском штате во многом осложняет урегулирование конфликта и на межгосударственном уровне. Помимо столкновения с чисто внутренними трудностями по линии Дели-Сринагар индийцы вынуждены противостоять тем политическим и экстремистским силам, которые поддерживаются Пакистаном. Определенную трудность для федеральной власти представляет то, что в индийском штате Джамму и Кашмир в

стр. 90
политической жизни активно участвует несколько групп, которые условно можно разделить на: а) легальные партии, участвующие в выборах в законодательные органы власти (Национальная конференция, ИНК, Народно-демократическая партия, Патриотический народный фронт Джамму и Кашмира и др.); б) полулегально действующие партии, как правило, выступающие в поддержку либо независимости Кашмира, либо его присоединения к Пакистану (Всепартийная конференция "Свобода", Фронт освобождения Джамму и Кашмира); в) нелегальные партии, ведущие вооруженную борьбу и входящие в Объединенный совет джихада.

Некоторые индийские и кашмирские политики поддерживают идею предоставления Кашмиру автономии, что должно выражаться в передаче Сринагару максимально широких административных, финансовых и законодательных полномочий. Среди кашмирских политиков немало и сторонников "максимальной" автономии, при которой Дели сохраняет за собой лишь вопросы обороны и внешней политики, а все остальные полномочия передаются кашмирцам [Kashmir: The View From New Delhi, 2003, с 21]. Причем эти полномочия распределяются по регионам, образованным по религиозному принципу: "мусульманский" Кашмир, "индусский" Джамму и "буддистский" Ладакх. Рассматривается также и вариант автономии каждого из этих регионов [Yousaf, 2004, p. 27]. Традиционно эти предложения отвергаются индийскими властями, которые опасаются усиления центробежных процессов в государстве и потенциальной дезинтеграции страны в будущем.

Большинство специалистов полагают, что наиболее приемлемым вариантом решения проблемы является закрепление статус-кво в Кашмире и признание линии контроля в качестве государственной границы. С подобным предложением неоднократно выступали представители как индийской, так и пакистанской стороны6.

Для Исламабада установление государственной границы по линии контроля еще более неприемлемо, чем для Дели. Пакистан, который не признает сложившееся положение в Кашмире, и характеризующий его как "нерешенную территориальную проблему", не может пойти на закрепление "спорного" статус-кво. [Kashmir: The View From Islamabad, 2003, с. 26]. В то же время некоторые пакистанские аналитики поддерживают такое решение, при котором линия контроля стала бы "прозрачной" государственной границей (soft international border) при максимальной автономии обеих частей Кашмира и свободном перемещении кашмирцев через эту границу. Однако этот вариант исключают некоторые пакистанские военные, для которых линия контроля - это то, из-за чего Пакистан вел уже три войны [Kashmir: The View From Islamabad, 2003, p. 26]. В Исламабаде полагают, что открытая граница в Кашмире возможна только при нормализации отношений между двумя странами в целом.

Фактически признание линии контроля в качестве государственной индо-пакистанской границы будет означать раздел Кашмира. Политики-реалисты и в Дели, и в Исламабаде склоняются в сторону такого решения, тем не менее пока эта позиция остается неприемлемой для официальных кругов обеих стран. Хотя Дели периодически дает понять, что его удовлетворило бы сохранение статус-кво в Кашмире, индийские руководители неоднократно повторяют, что Кашмир - неотъемлемая часть страны и требуют от Пакистана вернуть оккупированную им часть. Пакистанское же руководство прекрасно осознает, что многочисленные сепаратистские и экстремистские группи-

6 Так, еще в 1963 г. на переговорах министров иностранных дел Индии и Пакистана Сварана Сингха и Зульфикара Али Бхутто индийская сторона предлагала официально оформить линию прекращения огня, установленную 27 июля 1949 г. Это предложение не нашло поддержки пакистанского руководства. На совещании руководителей Индии и Пакистана в 1972 г. в Симле было подписано соглашение, по которому обе стороны обязались решать существующие между ними вопросы мирными средствами - путем двусторонних переговоров. Стороны также обязались уважать линию фактического контроля, установившуюся к 17 декабря 1971 г. в результате индо-пакистанской войны.

стр. 91
ровки, влиятельная кашмирская диаспора за рубежом вряд ли согласятся с таким вариантом решения проблемы в ближайшее время. К тому же официальное признание и закрепление границы вынудит пакистанские власти отказаться от традиционного требования провести плебисцит для определения судьбы Кашмира и фактически предать кашмирских братьев, чьи интересы Исламабад столь ревностно отстаивал на протяжении десятилетий [Yousaf, 2004, с. 15].

Не следует забывать и то, что далеко не все политические силы в самом Кашмире согласны на закрепление статус-кво. Сторонники превращения линии контроля в государственную границу - это, как правило, представители проиндийских политических партий и движений (например, Национальной конференции). Те же силы, которые стоят на позициях независимого Кашмира, не могут принять вариант его фактического раздела.

КАШМИРСКИЙ ВОПРОС В ДВУСТОРОННИХ ОТНОШЕНИЯХ: НОВЫЙ ЭТАП

Кашмирский вопрос не сходит с повестки дня индо-пакистанских переговоров. Начатый в 2004 г. "комплексный" политический диалог между двумя странами включает в себя также и обсуждение кашмирской проблемы. Однако даже на фоне потепления отношений Дели не перестает обвинять Исламабад в поддержке террористов. Индийские власти убеждены в том, что ситуация в штате нормализуется, если кашмирские сепаратисты не будут получать подпитку из Пакистана.

Одновременно индийское руководство не оставляет попытки решить "внутреннюю" кашмирскую проблему. Так, с начала 2004 г. правительство Индии вступило в политический диалог с кашмирскими сепаратистами. В ходе нескольких раундов переговоров с умеренным крылом Всепартийной конференции "Свобода", в основном, обсуждались вопросы статуса Джамму и Кашмира и соблюдения прав человека в штате.

В ноябре 2004 г. индийское правительство выработало широкую программу решения, основанную на комплексном подходе. Она предусматривала развитие в штате экономической инфраструктуры, решение социальных проблем населения, развитие диалога с кашмирскими группировками и т. д. Ключевым положением программы стало обещание поэтапно вывести индийские военные формирования из Джамму и Кашмира. Индийские власти призвали кашмирское население и политические партии объединить усилия с федеральным правительством по строительству "нового Кашмира" [Finally India's...].

Эти предложения индийского премьер-министра Манмохана Сингха стали своего рода ответом на обнародованные ранее, в октябре 2004 г., президентом Пакистана П. Мушаррафом предложения по кашмирскому урегулированию. На встрече в Нью-Йорке с индийским премьер-министром он заявил о демилитаризации территории всего бывшего княжества Джамму и Кашмир и дальнейшем разделении входивших в него районов в соответствии с этническими и религиозными особенностями большинства проживающего там населения, а также на основе языковых и географических различий [Musharraf's New...].

В развитие этих предложений 5 декабря 2006 г., выступая на индийском канале NDTV, П. Мушарраф заявил, что его страна готова отказаться от претензий на Кашмир в том случае, если Индия согласится с пакистанской формулой решения этой проблемы. Его "дорожная карта" состояла из четырех пунктов: 1) обеспечивается свободное перемещение жителей обеих частей Кашмира при неизменности существующих границ; 2) регион получает самоуправление или автономию, но не независимость; 3) проводится поэтапный отвод войск; 4) создаются механизмы по "совместному надзору" ("a joint supervision mechanism"), включающие представителей Пакистана, Индии и Кашмира [Musharraf's Terms...; No Formal...].

стр. 92
Реакция индийской стороны на эту инициативу пакистанского президента была довольно сдержанной. Официальный Дели лишь заявил, что Индия против изменения границ, но за установление мира в регионе. Реальный прогресс в кашмирском урегулировании, а также возможность обоюдной демилитаризации региона возможен, с индийской точки зрения, только в случае прекращения Пакистаном поддержки трансграничного терроризма. До тех пор пока Дели не получит твердых гарантий, а главное реальных подтверждений, что Исламабад непричастен к деятельности террористов на территории Индии, вопрос о "прозрачности" границы в Кашмире и свободе передвижения через нее будет оставаться.

В Пакистане инициатива президента вызвала также неоднозначную реакцию. Оппозиция обвинила его в отказе от многолетней поддержки резолюции СБ ООН 1948 г. В самом Кашмире представители различных политических сил также выразили сомнение и несогласие с предложениями П. Мушаррафа [Топычканов, 2006].

Между тем широкую поддержку пакистанская "формула" получила за рубежом - в США и Европе. Можно предположить, что официальный Исламабад выдвигает различные варианты урегулирования в Кашмире, заранее невыполнимые индийской стороной и вызывающие споры внутри Кашмира, с тем чтобы продемонстрировать "гибкие и конструктивные" подходы Пакистана к решению проблемы и создать тем самым благоприятную внешнеполитическую среду.

Так как Индия вынуждена отвергать эти предложения в силу их неприемлемости для себя, она предстает в неблагоприятном свете. Дели старается решать "кашмирскую задачу" на двух уровнях: как внутригосударственную и как двустороннюю проблему. Причем оба эти уровня тесно взаимосвязаны, в первую очередь из-за поддержки Пакистаном некоторых политических сил экстремистского толка, действующих в "индийском" Кашмире. На сегодняшний день главной для Дели задачей становится не столько урегулирование кашмирского противостояния, сколько осуществление шагов в сторону укрепления мер доверия между двумя странами и пресечение трансграничного терроризма с территории Пакистана. Исламабад традиционно во главу угла ставит окончательное решение спора как основу дальнейшей нормализации взаимоотношений с Дели. При разнице в подходах двух стран процесс урегулирования может растянуться еще на долгие годы.

* * *

Создается впечатление, что позиции противоборствующих сторон столь статичны из-за "мощной силы инерции". За 60 лет обе страны как будто смирились с существованием конфликтной ситуации в Кашмире, которая стала неизменным элементом их внутренней и внешней политики, а руководители Индии и Пакистана стали заложниками укоренившихся в обеих странах взглядов на кашмирскую проблему. Эта проблема все более превращается в "разменную монету" в играх политических сил в сфере внутренней и внешней политики обеих стран. Многие эксперты полагают, что решение этого конфликта - вопрос политической воли руководства в Дели и Исламабаде. Еще в конце 90-х гг. XX в. сложилось мнение, что де-факто этот конфликт уже решен и требуется лишь юридическое оформление сложившегося статус-кво. Возможно, отсутствие каких-либо окончательных документально оформленных решений свидетельствует о том, что в существовании этого конфликта заинтересованы обе противоборствующие стороны.

В настоящее время кашмирский вопрос отошел на второй план в индийско-пакистанских отношениях. Однако желание Индии и Пакистана время от времени "поиграть мускулами" в Кашмире, продемонстрировать решительные намерения по отношению к друг другу с учетом обладания ими де-факто атомным оружием вызывает се-

стр. 93
рьезную обеспокоенность в связи с тем, что конфликт между ними (в том числе и по вопросу Кашмира) может гипотетически перерасти в ядерный. Это не только создает дополнительные проблемы для обеих стран, но и ставит под угрозу безопасность и стабильность во всей Южной Азии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Баранов С. А. Сепаратизм в Индии. М., 2003.

Белокреницкий В. Я., Москаленко В. Н., Шаумян Т. Л. Южная Азия в мировой политике // Международные отношения. М., 2003.

Конституция Исламской Республики Пакистан // http://www.pakistani.org/pakJstan/constitution/pait12.ch4.html

Конституция штата Джамму и Кашмир // http://www.kashmir-information.com/LegalDocs/140.html

Крысин М. Ю., Скороходова Т. Г. История необъявленной войны в Кашмире (1947 - 1948). Пенза, 2004.

Топычканов П. В. Предложения П. Мушаррафа по решению Кашмирской проблемы: внутри- и внешнеполитическая реакция // http://www.iimes.ru/rus/stat/2006/13-12-06b.htm

Шаумян Т. Л. Индийско-китайская граница: спорные моменты // Восток (Oriens). 2002. N 3.

Шаумян Т. Л. Кто и почему воюет в Кашмире? Индо-пакистанское вооруженное противостояние в Каргиле: причины и последствия. М., 1999.

Южная Азия: конфликты и геополитика. М., 1999.

Ashraf Fahmida. Jammu and Kashmir Dispute: Examining Various Proposals for its Resolution. Institute of Strategic Studies. Islamabad, 2002.

Calvin J. B. The China-India Border War (1962) http:www.globalsecurity.org/military/library/repoet/1984/CJB.htm

Finally India's Kashmir Strategy Becoming Clear, Status Quo with Compassion, Authority and Economic Prosperity // http://www.indiadaily.com/editorial/11-15b-04.asp

Jammu and Kashmir: Population Distribution, 1981 and subsequent Growth // www.kashmirstudygroup.net/map-senplan/population.html

Kashmir Study Group. A Way Forward // http://www.kasmirstudveroup.net/awavfoeward05/p6ki popdist.html

Kashmir: The View From New Delhi // International Crisis Group, Report N 69. New Delhi/Brussels, 2003.

Kashmir: The View From Islamabad // International Crisis Group, Report N 68. Islamabad/Brussels, 2003.

Khan Amanulla. Free Kashmir Only Way Out // The News, December 30, 1995.

Lamb A. Birth of a Tragedy: Kashmir, 1947. Hertingfordbury: Roxford Books, 1994.

Lamb A. Kashmir. A Disputed Legacy. 1846 - 1990. Roxford Books, 1991.

Maxwell N. India's China War (http://www.centurychina.com/plaboard/uploads/1962war.htm)

Musharraf's New Kashmir Formula // http://www.tribuneindia.com/2004/20041027/main1.htm

Musharraf's terms to give up claims on J&K // http://www.rediff.com/news/2006/dec/04pak1.htm

No formal proposal on Kashmir: India // http://www.dailvtimes.com.pk/default.asp?page=2006%5C12%5C17%5Cstorv17-12-2006pg7_9

Resolution on Assurances Adopted by UN Commission for India and Pakistan (UNCIP) 1948 // http://www.jammu-kashmir.com/documents/un13th.html

Sisir Gupta. Kashmir: A Study in India-Pakistan Relations // Asia Publishing House. New Delhi, 1967.

Stobdan P. Kashmir: The Key Issues // Strategic Analysis. Vol. XIX, N 1. April 1996.

UN Resolution. August 13, 1948 // http://www.iammu-kashmir.com/documents/ikunresolution.html

Yousaf Faisal. Kashmir: An Array of Options. Kashmir Institute of International Relations. Islamabad, 2004.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ПУТИ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-РЕШЕНИЯ-КАШМИРСКОЙ-ПРОБЛЕМЫ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Н. В. МЕЛЕХИНА, ПУТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕШЕНИЯ КАШМИРСКОЙ ПРОБЛЕМЫ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 10.07.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ПУТИ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-РЕШЕНИЯ-КАШМИРСКОЙ-ПРОБЛЕМЫ (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Н. В. МЕЛЕХИНА:

Н. В. МЕЛЕХИНА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
10 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ПУТИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕШЕНИЯ КАШМИРСКОЙ ПРОБЛЕМЫ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android