Libmonster ID: UZ-1031

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ. РЕЦЕНЗИИ

М.: Московский общественный научный фонд. 2001. 272 с.

(Научные доклады, N 127)

(c) 2002 Л. З. ЗЕВИН, Н. А. УШАКОВА

На рубеже двух тысячелетий проблема глобализации превратилась в одну из наиболее активно обсуждаемых (и спорных) тем экономической теории и практики. Условно можно выделить два периода в развитии современных подходов к этой проблематике. До кризисов середины 1990-х годов в Юго- Восточной Азии, России, некоторых странах Латинской Америки доминировали позиции бескомпромиссных адептов универсальности теории глобализации, ее применимости ко всем группам стран, всем сферам мирового хозяйства и благотворного воздействия на них. Однако тяжелые последствия этих кризисов, быстрота их распространения

стр. 198


усилили позиции критиков глобализации, опасения которых нашли подтверждения в череде последующих событий: возникновении неурядиц в экономике Турции, катастрофе модели открытой экономики Аргентины, ухудшении мировой хозяйственной конъюнктуры в начале нового века.

Наиболее сложным сегодня, на наш взгляд, становится поиск решения таких проблем, как характер соотношения общего (универсальность глобальных процессов) и частного (специфика экономического устройства, стратегия и политика развития отдельных крупных стран за пределами так называемого индустриального мира, реакция экономических группировок средне- и слаборазвитых стран на вызовы глобализации); выяснение возможности получения долговременных импульсов развития извне за счет открытия средне- и слаборазвитой экономики мировому хозяйству при одновременном повышении устойчивости к поступающим оттуда шокам, в том числе и за счет более высокой степени самообеспеченности и использования государственного регулирования для преимущественного направления ресурсов на формирование жизнеспособной, конкурентной по мировым стандартам национальной хозяйственной системы.

Поэтому следует приветствовать появление новой работы А. И. Салицкого, где он на примере Китая ищет ответы на перечисленные выше и многие другие вопросы. По определению самого автора, главный предмет его исследования - "соотношение и взаимовлияние внешних и внутренних факторов в хозяйственном развитии Китая в последние 20 лет и их проекция на нынешнюю ситуацию в Азии" (с. 19). В числе основных задач автор видит выявление специфики взаимодействия внутренних и внешних факторов в Китае, определение хозяйственных параметров, а также социально-экономических, политических и идеологических компонентов его внешнеэкономического курса. Очевидно, что интересен опыт адаптации к глобальным процессам любой страны, но применительно к Китаю этот интерес многократно возрастает по многим причинам.

Во-первых, в его экономическую систему вовлечены (с учетом тесно связанного с материком Тайваня и китайской диаспоры, осуществляющей крупные инвестиции в экономику КНР) почти 1.5 млрд. человек.

Во-вторых (и эту мысль автор последовательно проводит через всю работу), "ввиду отсутствия объективных возможностей к интеграции в мировую экономику, хозяйство КНР приобретает черты самостоятельной подсистемы (системы) в международном разделении труда" (с. 218). Эта системность экономики приобрела еще более законченный вид после восстановления в 1997 г. китайского суверенитета над Сянганом. Современный Китай нельзя отнести ни к развивающимся, ни к развитым, ни к "переходным", ни к новым индустриальным странам, хотя его экономика и обладает некоторыми чертами каждой из этих групп стран. Существование столь крупного и целостного образования, не относящегося ни к одной из известных категорий, служит, по мнению автора, дополнительным аргументом в пользу отнесения Китая к отдельной системе (там же).

В-третьих, темпы роста экономики страны за последние два десятилетия и ее масштабы таковы, что Китай не только адаптируется к вызовам глобализации, но и оказывает все более сильное влияние на формирующуюся "новую архитектуру" мирового хозяйства и международных экономических отношений. "КНР в растущей мере становится активным субъектом мировой экономики, оказывая на последнюю значительное прямое и косвенное влияние" (с. 55 - 56). Влияние КНР как стремительно набирающего силу субъекта глобализации проявляется, по мнению автора, в частности в том, что "недавний кризис в тихоокеанской Азии усиливает государственное вмешательство и индивидуализм большинства правительств в подходах к хозяйству и внешнеэкономической политике" (с. 215).

В-четвертых, реформаторы китайской экономики отдали предпочтение градуализму. Анализируя ход развития хозяйства КНР за последние два десятилетия, А. Салицкий особо подчеркивает ту роль, которую постепенный, поэтапный подход к рыночным преобразованиям сыграл в формировании нынешней высокой конкурентоспособности китайского хозяйства. "Успех Китая связан с тем, что сначала там создавали товарную экономику, главным институтом которой является в конечном счете национальное предприятие, способное и к росту выпуска продукции, и к повышению ее качества... Лишь спустя длительное время - после нахождения способов балансирования между спросом, ценами и предложением, интересами предприятия, государства и общества - в Китае заговорили о рыночном хозяйстве и неторопливо занялись

стр. 199


его институционализацией" (с. 117). При этом отношение между внутрихозяйственными преобразованиями и частичной либерализацией сферы внешнеэкономической деятельности было далеко не простым. Начало реформ в КНР совпало с усилением централизации в промышленности, а "введение хозрасчета в индустрии, продолжающееся до сих пор, стартовало спустя пять лет после запуска программы создания специальных экономических зон и законодательного оформления совместного предпринимательства с участием иностранных инвесторов в 1979 г." (с. 9).

В-пятых, усиление тенденций к рецентрализации внешней торговли и резкому ужесточению внешнеэкономического регулирования в одних сферах в начале 1990-х годов нередко соседствовало с их ослаблением в других, либерализация сферы внешнеэкономической деятельности по одним направлениям - с протекционистскими мерами по другим. По мнению автора, "гибкость" внешнеэкономической политики КНР "не стоит противопоставлять жесткости и контролю: она не исключает возможности сокращения сфер открытости на тех или иных направлениях, в том числе по политическим причинам" (с. 52).

В-шестых, необходимо подчеркнуть столь нетипичное для других реформируемых экономик явление, как растущая доля села (включая сельскую промышленность и сферу услуг) в ВВП Китая - огромной страны с самой высокой в мире за последние 20 лет хозяйственной динамикой. В развитии агросферы за последние два десятилетия Китай опережал практически все азиатские страны, причем уровень непосредственной включенности агросферы КНР в международное разделение труда на принципах производственной и торговой интеграции с зарубежным капиталом чрезвычайно низок. Аграрный фактор придает "фундаментальное своеобразие развитию хозяйства Китая и его нынешнему положению в мировой экономике", - утверждает автор (с. 78).

Особое значение для понимания характера взаимодействия КНР с внешним миром имеет анализ избранной Китаем стратегии и политики присоединения к ВТО. Мы останавливаемся на этом вопросе подробнее, поскольку в рецензируемой работе он затронут лишь мельком (в частности на с. 145, 159 - 160, 217). Китай вел переговоры о присоединении к ВТО в течение 15 лет, тщательно учитывая состояние своей экономики, ее динамику и возможные структурные изменения в средне- и долгосрочной перспективе. Поэтому вступление его в эту организацию (И декабря 2001 г.) сопровождается как многочисленными обязательствами, так и условиями, отражающими специфику национальной экономики. В целом, как считают многие аналитики, баланс pro и contra членства в ВТО сложится для Китая со знаком плюс уже в близкой перспективе. Имеются прогнозы, согласно которым среднегодовые темпы прироста внешней торговли КНР в 2002 - 2006 гг. составят 15%, а объем китайского экспорта к концу периода превысит 1 трлн дол. в год. По оценке специалиста Бруклинского института (Вашингтон) Н. Ларди, членство в ВТО Китая и Тайваня увеличит объем общемирового производства на 2% и экспорта - на 3% (ВИКИ. N 4. 19 января 2002. С. 5).

Влияние активизации участия КНР в глобальных процессах на состояние мирового производства и международной торговли, ожидаемое в соответствии с этими прогнозами, позволяет согласиться с главным выводом автора, созвучным идеям, содержащимся в других его работах, а именно: своеобразная, огромная по масштабам хозяйственная система Китая, базирующаяся на принципе самообеспечения, не столько интегрируется в мировое хозяйство, сколько взаимодействует с ним с целью адаптации к вызовам глобализации. "Существенное отличие КНР от многих стран заключается в ее ориентации на внутреннюю (межкитайскую) интеграцию при достаточно осторожном, селективном, а зачастую и просто негативном подходе к интеграционным процессам в глобальном и даже региональном масштабе", - утверждает А. И. Салицкий (с. 218). Говоря о неправомерности широкого использования понятия "интеграция", автор выдвигает и дополнительные соображения, связанные с исключительно высокой ролью внешней политики в мирохозяйственной стратегии КНР, их тесной взаимосвязью. Соответственно согласуются теоретические подходы, принципы и понятия. "Интеграция же в концептуальном и смысловом плане во многом противостоит китайскому представлению о многополярности современного мира, актуализированному в последние полтора десятилетия... Поэтому применительно к отношениям хозяйства Китая с мировой экономикой уместней употреблять слово адаптация" (с. 213).

Другая принципиальная особенность участия КНР в глобальных процессах состоит в том, что темпы роста экономического взаимодействия с внешним миром фактически уступают

стр. 200


темпам интенсификации взаимодействия между различными регионами внутри страны, что делает национальную экономику менее уязвимой по отношению к внешним шокам. Помимо практической целесообразности, данная тенденция в концепции А. И. Салицкого получает и теоретическое обоснование: "Стратегия самообеспечения в принципе вполне сочетаема с политикой интенсификации внешнеэкономических связей, крупными научно-техническими и информационными приобретениями, а цели адаптации к внешнему рынку могут иметь большее значение, чем задачи интеграции в него. Последний процесс для крупных стран, вероятно, уже не очень возможен в ближайшей перспективе (выделено нами -Л. З., Н. У.), в том числе в связи с депрессивным состоянием мирового хозяйства в целом" (с. 227). В данном контексте интересна подмеченная автором особенность влияния совместного предпринимательства на экономическое развитие страны. Несмотря на огромный прилив иностранного капитала, сохраняется тенденция дальнейшей внутренней интеграции "Большого Китая", в том числе его материковой части. "Темпы ее эндогенного экономического подъема продолжают опережать темпы роста включенности в мировое хозяйство" (с. 189).

Обращает на себя внимание своеобразная трактовка терминов "глобализация", "интеграция" китайскими учеными. Судя по всему, А. И. Салицкий в целом согласен с их подходом. Китай в своей политике исходит из непризнания универсальности глобализации, отрицает ее как главную тенденцию современности. Более того, глобализация, очевидно, не является таковой даже для западного мира. Автор отмечает, что экономическая глобализация в наше время "обычно рассматривается китайскими международниками как нечто внешнее по отношению к Китаю, а также как явление, которое содержит одновременно вызовы (угрозы) и новые возможности для хозяйства. В связи с недавними кризисами в Азии и Латинской Америке в КНР все чаще акцентируют задачу защиты от неблагоприятных внешних воздействий и укрепления валютно-финансовой системы страны" (с. 62).

Западная риторика о глобализации уже в 1980-е годы потребовала от Китая выработки соответствующих теоретических и идеологических инструментов противодействия деструктивному влиянию извне, среди которых следует особо выделить идею многополярного мира, разработанную китайскими международниками в середине 1980-х годов. Она оказалась весьма плодотворной и с точки зрения выработки конкретных мер во внешнеэкономической области, в частности широкой географической диверсификации хозяйственных связей с зарубежными государствами.

Представляется, что в определенной степени можно согласиться с отрицанием универсальности экономической глобализации в ее "атлантической" трактовке. Концепция китайских ученых и экономистов отнюдь не исключает глобализации многих сторон существования человечества, в том числе в сфере экономики. Суть китайской концепции глобализации состоит в определении того, кто же является субъектами данного процесса - предприятия, подотрасли и отрасли и т.д. или народнохозяйственная система стран как единое целое. Иначе говоря, включение в глобальные процессы должно не только отвечать интересам непосредственных субъектов хозяйственной деятельности, но и идти в русле социально-экономической стратегии и политики данной страны.

В таком контексте, очевидно, и следует понимать установку не на интеграцию в мировое хозяйство, а на взаимодействие с ним с целью совершенствования структуры экономики Китая, повышения ее устойчивости и эффективности, использования внешнего фактора для ослабления диспропорций в развитии отдельных частей страны. Автор утверждает: "Международный курс Китая менее всего подвержен мотивам самоценности расширения связей с внешним миром, интеграции в "цивилизованное" сообщество и т.п. По существу это оборонительная, консервативная, охранительная политика, вытекающая из объективных внутренних и международных условий, экономической и культурной самодостаточности" (с. 61). Китай, по-видимому, сумел избежать характерной для многих развивающихся стран чрезмерной привязки к внешним рынкам в ущерб внутреннему, осуществив на практике установку третьего пленума ЦК КПК двенадцатого созыва: "Расширение связей с внешним миром предполагает еще большее расширение взаимосвязей между различными районами внутри страны" (с. 150).

Результаты развития КНР в последней четверти прошлого века и в первые годы нынешнего подтверждают эффективность стратегии и политики взаимодействия с внешним миром без перехода на интеграционную траекторию включения в мировое хозяйство до создания необходимых условий. Видимо, аналогичная стратегия и политика включения в мировое хозяйство

стр. 201


может в той или иной степени быть использована такими крупными странами, как Бразилия, Индия, Индонезия (после преодоления кризиса), Россия (естественно, с учетом специфики уже сложившейся вовлеченности национальных хозяйственных систем в международное разделение труда).

Значительно сложнее положение средних и малых стран, но и здесь есть определенные резервы для участия в глобальной экономике не только в роли объекта для приложения внешних сил. В последнее время более четко проявляется тенденция усиления функций субрегиональных и региональных интеграционных объединений, направленных на защиту интересов их участников в процессе включения в мировое хозяйство, роста открытости внешнему миру. Например, страны ЦВЕ, Балтии, стремящиеся в ЕС, рассчитывают под его "крышей" существенно смягчить асимметрию процесса своей интеграции в мировое хозяйство.

Если пойти дальше по пути, предложенному А. И. Салицким, то можно, на наш взгляд, сформулировать крайне важное положение: следует отказаться от упрощенного понимания экономической глобализации как процесса, регулируемого исключительно критериями эффективности мирового хозяйства. В действительности регулирование и управление будет осуществляться в результате сложного переплетения интересов на глобальном, региональных, субрегиональных и национальных уровнях деятельности различных интеграционных объединений, международных экономических и финансовых организаций, давления различных общественных движений (последнее вызвано тем, что одной из существенных особенностей экономической глобализации становится растущее воздействие на нее внеэкономических факторов).

Заслуживает одобрения стремление автора осветить не только суть экономической стратегии и политики Китая (синтез в них современности и традиционализма, способность руководства отказаться от заблуждений предыдущего периода и критически освоить опыт азиатских НИС), позволивших превратить страну в исторически сжатые сроки из "объекта" в "субъект" глобализации, но и методы, с помощью которых была осуществлена эта великая трансформация.

Для мобилизации населения широко использовались традиционные принципы конфуцианства, а стратегические цели "одевались" в тщательно продуманные, предельно простые и доступные большинству населения, в том числе крестьянству, идеологемы. Во внешнеэкономической политике базовые принципы опоры на собственные силы считаются вполне совместимыми с курсом на рост торговли, привлечение иностранных инвестиций и технологий. Эта принципиальная взвешенная линия, проводимая в важнейшем сегменте экономической стратегии, формулировалась в таких же ясных и понятных тезисах, исключающих двусмысленное толкование: "импортом вскармливать экспорт", "укреплять опору на собственные силы для большего открытия", "открытием усиливать опору на собственные силы" (с. 39).

Таким образом, хозяйственные успехи КНР внутри страны и за ее рубежами, правомерно, по мнению А. И. Салицкого, "отнести на счет ее стратегии и политики, господства народнохозяйственного подхода в теории и практике, а также критического отношения к современному либерализму, особенно в сфере экономических связей с зарубежными странами, постепенности внутренних китайских реформ" (с. 30).

Для российских аналитиков и экономистов большой, в том числе практический, интерес представляет модель развития китайской экономики, роль в ней внешнего фактора, возможность выхода отдельных сегментов хозяйства на постиндустриальный уровень без обязательного повторения опыта азиатских НИС с их чрезмерной экспортной ориентацией, зависимостью от зарубежных технологий и инвестиций. Анализ принятой Китаем стратегической линии на недопущение больших разрывов в доходах при огромных масштабах китайской экономики приводит автора к выводу, что в перспективе, как и в настоящее время, рост внешней торговли будет отставать от роста внутреннего рынка, от колебаний спроса и предложения на котором экономика будет получать более сильные импульсы, чем от изменений конъюнктуры в мировом хозяйстве. В отличие от азиатских НИС первой и второй волны китайское хозяйство, полагает автор, "может в течение длительного времени развиваться стабильно высокими темпами независимо от тенденций в динамике внешнеторгового оборота" (с. 77). Мысль о том, что в КНР "преобладает ориентация на внутренний рынок, создание собственного производства с относительно замкнутым в национальных границах циклом" (с. 211), последовательно проходит через всю работу (с. 13, 76, 77, 93, 98, 211 и др.). Выводы автора перекликаются с резуль-

стр. 202


татами последних исследований китайских ученых. Так, специалисты авторитетного Центра исследований развития при Госсовете КНР оценивали темпы прироста ВВП в текущем пятилетии в 7.86% в год, тогда как аналогичные показатели для китайского экспорта и импорта на 2000 - 2005 гг. прогнозировались ими на уровне соответственно 6.56% и 7.19% (с. 98).

К сожалению, после распада Советского Союза и неудачно избранной модели трансформации российская экономика понесла не только количественные, но и качественные потери: она оказалась неспособной осуществлять процесс воспроизводства преимущественно на собственной основе из-за "вымывания" ряда "верхних этажей" промышленности, технологического отставания, снижения интеллектуального потенциала и квалификации рабочей силы. Результатом стал своеобразный "структурный флюс" - неоправданно высокая доля ресурсных отраслей и их однобокая ориентация на экспорт. Расширение объектов внешней торговли России без вмешательства государства, направленного на постепенное, экономически оправданное изменение структуры экспорта, инвестиционных приоритетов и определенное перераспределение доходов между отраслями с целью повышения конкурентоспособности хозяйства в целом, приближает экономику к "внешнеторговой ловушке", закреплению нынешнего статуса России в качестве одного из ресурсопроизводящих регионов мирового хозяйства.

Интересны отмеченные А. И. Салицким особенности регионального развития КНР: снижение доли регионов в ВВП по мере продвижения с Востока на Запад, корреляция накопленных иностранных инвестиций с экспортом на региональном уровне (табл. 55,56) при отсутствии положительной корреляции между притоком прямых иностранных инвестиций и ростом экспорта страны (Прилож., табл. 25). При анализе региональных проблем Китая и России следует обратить внимание на их асимметричность: если вектор снижения уровня развития регионов в Китае ориентирован на Запад, то у России он развернут на Восток. Это обстоятельство, очевидно, будет играть существенную роль в формировании разделения труда между двумя странами. России, видимо, придется определить свою стратегию в экономических отношениях с огромным соседом таким образом, чтобы она обеспечивала взаимную выгоду, устойчивость и интеграцию приграничных и сопредельных с Китаем территорий в формирующийся народнохозяйственный комплекс РФ при росте объемов торговли и улучшении разделения труда на выбранных направлениях.

Не отрицая необходимости приведения в действие неиспользованных резервов во взаимной торговле, автор все же считает более важной для КНР и ее соседей стратегическую задачу совершенствования экономического взаимодействия, чтобы направить его "на обоюдное укрепление самообеспечения - в хозяйстве, науке и технике, обороне и т.д., т.е. фактическое расширение ареала многополюсности современного мира, объективно выгодной относительно слабым странам" (с. 222). Обе страны стоят перед необходимостью решать ряд однотипных проблем: поддержание промышленного и сельскохозяйственного роста как для повышения уровня жизни населения, так и для создания предпосылок перехода в будущем на траекторию постиндустриального развития; повышение внимания к росту своих внутренних и регионального азиатского рынков, в виду нереальности устойчивого наращивания экспорта продукции обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроения, на западные рынки; объединение усилий, могущее внести серьезный вклад в развитие многих приграничных территорий; создание аналогов ТНК для освоения регионального рынка и выходов за его пределы и т.п.

В весьма интересной и содержащей целый ряд новых и перспективных идей книге А. И. Салицкого встречаются и недостаточно обоснованные выводы и предложения, спорные положения, не подкрепленные убедительными аргументами. При исследовании столь обширной и динамичной проблемы, как состояние и перспективы взаимодействия КНР с мировым хозяйством, появление отдельных неувязок и недоговоренностей неизбежно. Мы рассматриваем их как недостаток и как достоинство работы. Автор, похоже, не считает возможным ставить точки над "i" при отсутствии достаточного материала, но стремится максимально приблизиться к ответу, чтобы побудить читателя к продолжению исследования сформулированных им проблем.

Нам представляется, что вряд ли можно согласиться с невольным призывом автора к другим крупным странам последовать примеру Китая в его отношениях с мировым хозяйством (не интеграция, а адаптация) без должного учета их реальных возможностей; с распространением китайской позиции по вопросу об универсальности глобальных экономических процессов (по

стр. 203


сути дела, следовало бы говорить об отрицательном отношении к их атлантическому варианту); с попытками в отдельных случаях делать выводы на основе анализа краткосрочных периодов (например высказываемое автором соображение об ограничениях для интеграции крупных стран в мировое хозяйство из-за депрессии конца XX - начала XXI в.); безоговорочным отрицанием потери государством некоторых функций под давлением глобализации (хотя мы согласны, что необходимо сохранение и даже укрепление позиций государства в ответ на глобальные вызовы). Некорректным представляется и сопоставление Боливии и России: в первом случае приведена структура экспорта, во втором - доля экспорта в производстве отдельных товаров, определяющих экспортную структуру.

Однако большинство замечаний свидетельствует не столько о недостатках рецензируемой работы, сколько о наличии крайне сложных, требующих дальнейшего изучения проблем. В целом специалисты и читатели, интересующиеся проблемами мирового хозяйства и международных экономических отношений, получили возможность ознакомиться с оригинальным исследованием сложной многоплановой и недостаточно разработанной темы, представляющей теоретический интерес и имеющей практическое значение для современного этапа трансформации экономики России, которая пытается интенсифицировать свое участие в мировом хозяйстве и ответить на новые вызовы глобализации.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/СТРАНЫ-И-РЕГИОНЫ-В-ГЛОБАЛЬНЫХ-ЭКОНОМИЧЕСКИХ-ПРОЦЕССАХ-ИНТЕГРАЦИЯ-ИЛИ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ-А-И-САЛИЦКИЙ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ-КНР-С-МИРОВЫМ-ХОЗЯЙСТВОМ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Л. З. ЗЕВИН, Н. А. УШАКОВА, СТРАНЫ И РЕГИОНЫ В ГЛОБАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ: ИНТЕГРАЦИЯ ИЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ? (А. И. САЛИЦКИЙ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КНР С МИРОВЫМ ХОЗЯЙСТВОМ) // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 30.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/СТРАНЫ-И-РЕГИОНЫ-В-ГЛОБАЛЬНЫХ-ЭКОНОМИЧЕСКИХ-ПРОЦЕССАХ-ИНТЕГРАЦИЯ-ИЛИ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ-А-И-САЛИЦКИЙ-ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ-КНР-С-МИРОВЫМ-ХОЗЯЙСТВОМ (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Л. З. ЗЕВИН, Н. А. УШАКОВА:

Л. З. ЗЕВИН, Н. А. УШАКОВА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
11 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СТРАНЫ И РЕГИОНЫ В ГЛОБАЛЬНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ: ИНТЕГРАЦИЯ ИЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ? (А. И. САЛИЦКИЙ. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КНР С МИРОВЫМ ХОЗЯЙСТВОМ)
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android