Libmonster ID: UZ-910

Совсем недавно, менее двух месяцев назад, в отношениях Соединённых Штатов и государств, входящих в Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) произошли важные изменения. В ходе состоявшейся 23 июля на таиландском о. Пхукет очередной сессии форума АСЕАН по вопросам региональной безопасности (АРФ) госсекретарь Хилари Клинтон и министры иностранных дел десяти стран-членов подписали Протокол о присоединении США к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии 1976 г. (Балийский договор). Этот акт был охарактеризован Х. Клинтон как "возвращение Соединённых Штатов в ЮВА"1. Это, безусловно, историческое событие является тектоническим сдвигом в американской стратегии международной безопасности, способным внести серьёзные коррективы в политику Вашингтона во всём Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вместе с тем, присоединение США к Балийскому договору трудно назвать неожиданным. Факторы, подтолкнувшие американскую дипломатию к этому шагу, вызревали не одно десятилетие.

Развитие процесса институциализации ассоциации и выдвижение её к середине первого десятилетия 2000-х годов на позиции общепризнанного модератора макрорегионального диалога в рамках Большой Восточной Азии2, сделали взаимодействие Соединённых Штатов с ассоциацией более сбалансированным, целеустремлённым и многоплановым.

К настоящему времени отношения между США и АСЕАН сочетают в себе интересы и противоречия в области дипломатии, региональной безопасности, экономики и торговли, находясь в сложной взаимозависимости с политикой других диалоговых партнёров ассоциации, прежде всего, КНР.

Для самой АСЕАН взаимодействие с Соединёнными Штатами в конце 1990 - 2000-х годах стало испытанием на прочность её декларируемого единства, способности выступать в качестве самостоятельного субъекта международных отношений в условиях становления нового, постбиполярного миропорядка и глобализации мировой экономики.


СЕНИН Роман Александрович - кандидат политических наук, старший научный сотрудник Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН. Copyright © 2009.

Автор выражает благодарность профессору О. В. Евграфову за предоставленные материалы.

1 Цит. по: Press Availability at the ASEAN Summit. Phuket, Thailand, 22.07.2009 (http://www.state.gov/secretary/rm/2009a/july/126320 .htm).

2 Термин "Большая Восточная Азия" (Greater East Asia) стал активно использоваться начиная с 2005 г. в связи с проведением первого Восточноазиатского саммита диалогового формата, объединившего не только государства ЮВА и три ведущие страны СВА (КНР, Японию, Республику Корея), но и три страны, в географическом и культурно-цивилизационном плане к собственно Восточной Азии никогда не относившиеся, - Индия, Австралия и Новая Зеландия.

стр. 15

Отношения США и АСЕАН в 1990-е годы

В отношениях между США и АСЕАН в 1990-х годах наблюдался определённый спад, отмечавшийся многими исследователями. Основной причиной этого, по всей видимости, следует считать стратегический просчёт администрации Клинтона. В "бурном всплеске "однополярных" эмоций", по выражению российского исследователя О. Н. Быкова, после окончания "холодной войны" и распада Советского Союза США опрометчиво исключили АСЕАН из числа приоритетных направлений своей внешней политики и недооценили (в отличие от Китая) её интеграционный потенциал. В тот момент потребность в поддержке региональных группировок, выступающих противовесом другим великим державам, казалась американским лидерам не столь актуальной.

В рамках "Стратегии национальной безопасности вовлечённости и расширения" - базового документа "доктрины Клинтона" 1995 г. основное внимание Вашингтона в Восточной Азии было сфокусировано на "конструктивном вовлечении" Китая как усиливающейся региональной державы, представляющей угрозу для установления глобальной гегемонии США. В данном контексте международная ситуация в ЮВА рассматривалась как производная от состояния американо-китайских отношений, а АСЕАН - как разрозненная группа малых пассивных государств, держащихся в фарватере этих великих держав и зависящих от сохранения баланса сил между ними. Отношения с ними развивались преимущественно на двустороннем уровне. Весьма показательно, что в тексте "Стратегии" АСЕАН как региональная организация даже не упоминается.

Такой подход американского внешнеполитического истеблишмента, недалеко ушедший от тихоокеанской "доктрины Форда" 1976 г., нашёл отражение и в концептуальных разработках, в частности, в теории "субрегиональной биполярности" Р. Росса. В опубликованной в 1999 г. статье "География мира" исследователь отмечал, что после окончания "холодной войны" и распада СССР Юго-Восточная Азия превратилась в арену противоборства крупнейших внерегиональных акторов - США и КНР. При этом, по мнению Р. Росса, государства континентальной части ЮВА (Индокитайского полуострова) в большей степени тяготеют к Китаю, в то время как островные государства - Индонезия, Сингапур, Филиппины и Бруней - склоняются к сближению с США, очерчивая, таким образом, сферы влияния каждой из держав. Учитывая особенности географического положения, экономических интересов и военных возможностей КНР и США, Росс считал передел этих сфер влияния, тем более в форме военно-силового противостояния, в обозримом будущем маловероятным.

Такая относительно стабильная биполярная структура распределения силы между двумя великими державами представлялась основой будущей региональной подсистемы международных отношений в ЮВА3.

На практике снижение значимости ЮВА в системе национальных интересов США выразилось, с одной стороны, в сокращении ими постоянного военного присутствия в субрегионе и дистанцировании Вашингтона от территориаль-


3 Rоss R. The Geography of Peace. East Asia in the Twenty-First Century - "International Security", vol. 23, N 4 (Spring 1999).

стр. 16

ных споров в Южно-Китайском море. С другой - в нежелании Госдепартамента должным образом дифференцировать свой глобальный курс применительно к АСЕАН с учётом цивилизационных особенностей и дипломатической культуры этого гетерогенного региона4.

Последнее явилось источником серьёзных разногласий. Они были связаны с резким неприятием практически всеми государствами региона такой ключевой составляющей "доктрины Клинтона", как мессианская идея построения "демократического мира" на основе западных (американских) либеральных ценностей в обход международного права.

Особую обеспокоенность стран - членов ассоциации вызвала "гуманитарная интервенция" блока НАТО в Югославии в ходе косовской кампании 1999 г. Этот прецедент военно-силового вмешательства США и их союзников в дела суверенного государства под предлогом защиты прав человека и демократических норм шёл вразрез со всеми принципами "метода АСЕАН", перечёркивая опыт её согласительных механизмов. Не случайно, что даже в таком строго консенсусном документе, как заявление председателя VI сессии АРФ, была выражена "озабоченность... последствиями" событий в Косово для международной ситуации в АТР5.

Следуя принципам АСЕАН, страны - члены ассоциации отрицательно восприняли критику администрацией Клинтона политики "конструктивного вовлечения" в состав Ассоциации военного режима Мьянмы. В качестве других примеров можно привести демарш малазийского лидера М. Махатхира по поводу выступления тогдашнего вице-президента США А. Гора на саммите АТЭС в Куала-Лумпуре в 1998 г. в поддержку А. Ибрагима и возглавляемого им Движения за реформы, а также охлаждение в американо-индонезийских отношениях в 1999 г. в связи с действиями Национальной армии Индонезии в Восточном Тиморе.

Идеологические разногласия дополнялись экономическими. В конце 1990-х годов многие политики АСЕАН, прежде всего М. Махатхир, заявляли о неприемлемости глобализации по американскому сценарию. На волне азиатского финансового кризиса 1997 г. он выступил с жёсткой критикой международных финансовых институтов - МВФ и Всемирного банка, назвав их инструментами экономической политики "Вашингтонского консенсуса", ведущей к установлению глобальной американской гегемонии6.


4 Rowan J. The U.S. - Japan Security Alliance, ASEAN, and The South China Sea Dispute. -"Asian Survey", 2005, vol. 45, Issue 3.

5 Chairman's Statement. The 6th ASEAN Regional Forum (ARF). Singapore, 26.07.1999 (http://www.aseansec.org/708.htm).

6 "Вашингтонским консенсусом" принято называть США и ведущие западноевропейские государства, контролирующие деятельность международных финансовых институтов и диктующих условия предоставления ими займов государствам. Термин впервые был употреблён в 1989 г. американским исследователем Дж. Уильямсоном для описания пакета из десяти базовых требований МВФ по макроэкономической либерализации, выдвигаемых при предоставлении займов странам с переходной экономикой. Эти требования игнорировали национальную специфику стран-реципиентов и ставили ключевые отрасли их народного хозяйства в зависимость от зарубежного капитала.

стр. 17

США, в свою очередь, отвечали насторожённым отношением к асеановской модели интеграции, альтернативной процессу АТЭС. Это обусловило индифферентность США к проблемам, с которыми страны АСЕАН столкнулись в ходе кризиса. В октябре 1997 г. Таиланд обратился к американским властям с просьбой оказать финансовое содействие в целях стабилизации курса бата. Неожиданный отказ Вашингтона в помощи своему старому союзнику был расценён многими тайскими и асеановскими политиками как жест пренебрежения.

Эта настороженность проявилась, по всей видимости, и при отказе США поддержать в 1999 г. кандидатуру тайского вице-премьера С. Паничпакди на выборах Генерального секретаря ВТО.

В целом, как отмечает один из аналитиков, за восемь лет президентства Клинтона "традиционная для Вашингтона низкая оценка значимости АСЕАН не претерпела серьёзных изменений... и стала рассматриваться [странами ЮВА. - Р. С.] как отсутствие интереса к ним"7.

Развитие отношений после событий 11 сентября 2001 г.: АСЕАН и "доктрина Буша"

Приход в Белый дом Дж. Буша-мл. изначально не связывался политическими элитами АСЕАН с какими-либо кардинальными переменами в американской политике в отношении ассоциации. Ситуация в Восточной Азии рассматривалась "ястребами" республиканской администрации сквозь призму классического политического реализма. Так, ещё в начале 2001 г. А. Фридберг, советник вице-президента США Р. Чейни, полагал, что "будущее Азии будет напоминать прошлое Европы; иными словами, оно будет отмечено противоборством политик великих держав, заключением союзов, дорогостоящей гонкой вооружений, периодическими кризисами и иногда войнами"8. Обострение отношений администрации Буша с КНР по "тайваньскому вопросу", запуск инициативы ПРО ТВД и усиление внимания к ситуации на Корейском полуострове, казалось бы, вновь обрекли диалоговое партнёрство США с АСЕАН на жалкое существование в тени двусторонних стратегических альянсов с Японией и Республикой Корея.

Террористические акты 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне стали важным переломным моментом в отношениях США и АСЕАН, импульсом к взаимному сближению. Это было обусловлено осознанием партнёрами общности интересов борьбы с исламским экстремизмом. Ещё до терактов на о. Бали в 2002 г. официальный представитель АСЕАН отмечал, что международный терроризм является, вероятно, наиболее серьёзной угрозой в регионе со времени окончания Индокитайского конфликта.

В основе резкого повышения внимания США к АСЕАН лежало установленное американскими спецслужбами наличие в регионе широкой сети террористических исламских организаций, непосредственно связанных с "Аль-


7 Sukma R. U.S. - Southeast Asia Relations after the Crisis: The Security Dimension. Asia Foundation Workshop on America's Role in Asia. Bangkok, 22 - 24.03.2003.

8 Friedberg A. Introduction. In: Strategic Asia: Power and Purpose. Seattle, 2001, p. 7.

стр. 18

Каидой", позволившее Вашингтону провозгласить ЮВА вторым по значимости после Афганистана фронтом глобальной войны с терроризмом. По мнению аналитиков Совета национальной безопасности США, граждане и территория нескольких государств субрегиона - Малайзии, Индонезии, Таиланда и Филиппин - были задействованы в планах "Аль-Каиды", включая подрыв в Йемене американского эсминца "Коул" в 2000 г. и теракты 11 сентября в Соединённых Штатах9.

Для стран АСЕАН сложившаяся международно-политическая ситуация представляла как новые возможности, так и новые вызовы. Закономерные опасения лидеров ассоциации вызвало принятие в США в 2002 г. "доктрины превентивных действий" ("доктрины Буша"), предполагающей выявление и устранение террористических угроз по всему миру, причём не обязательно с согласия других членов международного сообщества. В свете провозглашённого Дж. Бушем лозунга "Кто не с нами, тот против нас" государства АСЕАН оказались в ситуации "между молотом и наковальней". Перед их лидерами стояла задача нахождения шаткого баланса между демонстрацией поддержки действий США и сохранением лояльности преимущественно антиамерикански настроенного населения своих стран.

В начале 2002 г. в американской прессе участились сообщения о возможности администрации США распространить антитеррористические действия на те государства ЮВА, на территории которых находились опорные пункты террористов - прежде всего на Индонезию и Филиппины, а также на Малайзию, объявленную "важным плацдармом для терактов 11 сентября". Хотя ни одна из стран АСЕАН не подпадала под критерии "государств-целей" "доктрины превентивных ударов" (обладание ОМУ, тиранический режим и поддержка терроризма на государственном уровне), большинство из них рассматривали такой сценарий как вполне реальный.

В результате, как отмечает австралийский учёный М. Бисон, "несмотря на то что факт сотрудничества с США в их самопровозглашённой войне с террором был чреват внутренними осложнениями для всех крупных государств Юго-Восточной Азии, оказалось, что все они были вынуждены продемонстрировать своё желание, если и не энтузиазм, в данном начинании"10. Действительно, ровно через месяц после терактов было подписано Совместное коммюнике по итогам III встречи министров иностранных дел АСЕАН по транснациональной преступности, в котором терроризм был назван главной международной угрозой11.

Менее чем через год, 1 августа 2002 г., США и АСЕАН приняли Совместную декларацию по борьбе с терроризмом. Документ предусматривал продолжение и улучшение "обмена разведывательной информацией и данными о


9 The 9/11 Commission Report: Final Report of the National Commission on Terrorist Attacks upon the United States, 2004 (http://www.gpoaccess.gov/911/pdf/fullreport.pdf).

10 Beesоn M. The United States and Southeast Asia: Change and Continuity in American Hegemony. In: Crisis and Change in Regional Governance. Ed. by Jayasuriya K., London, 2005, p. 12.

11 Joint Communique of the Third ASEAN Ministerial Meeting on Transnational Crime (AMMTC) Singapore, 11.10.2001 (http://www.aseansec.org/5621.htm).

стр. 19

финансировании террористической деятельности"; совместное развитие в странах АСЕАН "более эффективной антитеррористической политики"; усиление контактов между правоохранительными органами партнёров; расширение американской поддержки соответствующих асеановских тренировочных и образовательных программ; проведение консультаций между руководителями, аналитиками и оперативными сотрудниками спецслужб; проведение совместных операций; сотрудничество по миграционным и таможенным вопросам для эффективного противодействия обороту материалов и финансовых средств, связанных с террористической деятельностью12.

Вместе с тем, последовавшее за терактами в США развёртывание глобальной войны с терроризмом оказало серьёзное дестабилизирующее воздействие на развитие ассоциации, активизировав в ней центробежные процессы. "Лакмусовой бумажкой" для декларируемого единства АСЕАН стала операция "Несокрушимая свобода" в Афганистане. В то время как традиционные формальные и неформальные союзники (Таиланд, Филиппины и Сингапур) поддержали действия США против талибов, страны с преимущественно мусульманским населением (Индонезия и Малайзия), а также Вьетнам выступили с её осуждением. Другие страны Восточного Индокитая, а также Мьянма заняли настороженно-нейтральную позицию13.

Антитеррористическая кампания под эгидой США косвенно повлияла и на обострение внутриасеановских противоречий. Так, крупный международный скандал произошёл в феврале 2002 г., когда сингапурский министр-наставник Ли Куан Ю обвинил Джакарту в бездействии и попустительстве террористической организации "Джемаа Исламия", готовившей теракт против американского посольства в Сингапуре.

При этом все страны АСЕАН так или иначе попытались извлечь из глобальной войны с терроризмом и определённую собственную выгоду, действуя в обход региональных институтов. Явная (в случае Филиппин, Сингапура) или неафишируемая (в случае Малайзии и Индонезии) поддержка глобальной антитеррористической кампании использовалась ими для решения своих внутренних проблем за счёт США. Прежде всего, это относилось к Филиппинам: многомиллионное американское финансовое содействие позволило Маниле начать модернизацию национальных вооружённых сил, а размещение в январе 2002 г. на юге страны подразделений американского спецназа - эффективно бороться с мусульманскими повстанческими группировками14. Значительную финансовую помощь от сотрудничества с США в этой области получили и некоторые другие страны АСЕАН (см. табл. 1).


12 ASEAN - United States of America Joint Declaration for Cooperation to Combat International Terrorism (http://www.aseansec.org/7424.htm).

13 Подробнее см.: Chow J. ASEAN Counterterrorism Cooperation since 9/11. - "Asian Survey", vol. 55, N 2, March-April 2005.

14 Chin Kin Wah. Southeast Asia in 2002: From Bali to Iraq - Cooperating for Security. - "Southeast Asian Affairs 2003". Singapore, 2003, p. 18.

стр. 20

Таблица 1

Финансовая помощь США в сфере обороны и безопасности некоторым государствам АСЕАН в 2002 - 2003 гг., млн. долл.

 

ЗВФ*

ФЭС**

Программа международного военного обучения

Борьба с незаконным оборотом наркотиков

МД***

Борьба с распространением ОМУ и терроризмом

Всего

Индонезия

 

60

 

 

8

8 + 0,5 от 10****

76,5 + часть от 10

Малайзия

 

 

0,8

 

-

0,3 + часть от 10

1,6 + часть от 10

Филиппины

25

15

2,4

 

-

0,5 + часть от 10

82,9 + часть от 10

Таиланд

2

-

1,75

3,75

-

0,05 + 0,5*****

8,05



* (ЗВФ) Программа зарубежного военного финансирования.

** (ФЭС) Программа Фонда экономического содействия Агентства международного развития США.

*** (МД) Поддержка миротворческой деятельности.

**** В 2003 г. администрация запросила у Конгресса дополнительные 10 млн. долл. на реализацию Программы предотвращения террористической деятельности (в приграничных районах), которые были распределены между следующими странами: Афганистаном, Грецией, Иорданией, Индией, Индонезией, Йеменом, Кенией, ОАЭ, Танзанией, Малайзией. Мексикой, Пакистаном, Филиппинами и ЮАР.

***** В 2003 г. администрация запросила у Конгресса 10 млн. долл. на Программу содействия в сфере контртеррористической деятельности для 19 государств, обладающих, по мнению Государственного департамента США, наиболее слабой системой мониторинга финансирования террористической деятельности.

"War on Terrorism" Security Assistance Table. Federation of American Scientists (http://fas.org./terrorism/at/docs/WaronTerroraid.html).

Действия отдельных стран АСЕАН, заинтересованных в привлечении дополнительной финансовой помощи США оказали негативное воздействие на формирование Сообщества безопасности АСЕАН. Ярким проявлением этой разобщённости стала неспособность ассоциации принять в 2003 г. консолидированную позицию по американской военной акции против Ирака, преследующей цель свержения режима С. Хусейна. Три страны - члена АСЕАН - Таиланд, Филиппины и Сингапур - официально присоединились к антииракской коалиции, в то время как мусульманские Малайзия, Индонезия, а также "новые" члены ассоциации, прежде всего Вьетнам, выступили резко против, охарактеризовав действия США как "агрессию" против суверенного государства. Генеральный секретарь АСЕАН Онг Кенг Йонг в данной ситуации мог лишь развести руками, констатировав, что "каждый из членов ассоциации имеет право формулировать собственную позицию, оптимально соответствующую его национальным интересам"15.


15 Цит. по: ASEAN Split over Iraq to be Expected. - "Straits Times", Singapore, 27.05.2003.

стр. 21

Отношения в 2005 - 2008 гг.: переход к более сбалансированному сотрудничеству

События 11 сентября 2001 г., вызвавшие увеличение числа контактов между США и странами АСЕАН, стали своеобразной "шоковой терапией", пробудившей политическое сотрудничество между партнёрами из многолетнего оцепенения. Вместе с тем направление, в котором это сотрудничество стало развиваться - восстановление полномасштабных военно-политических связей преимущественно на двусторонней основе, не отвечало долгосрочным интересам ассоциации, вступившей в принципиально новый этап своего развития.

К середине первого десятилетия XXI века система военно-политического партнёрства между США и странами ЮВА, на которой многие годы базировались отношения диалога, стала анахронизмом. Эта система не учитывала фактического превращения АСЕАН в сильную региональную структуру, уже набравшую критическую массу для проекции своего влияния и ценностей на АТР в целом посредством таких многосторонних диалоговых форматов, как АРФ и, особенно "АСЕАН+3" и формируемого на его основе Восточноазиатского сообщества.

Длительное время недооценивался в США и асеановский вектор дипломатии КНР. Пекин сделал в 1996 - 1997 гг. ставку на самую активную поддержку процессов экономической интеграции в ЮВА. В 2002 - 2003 гг., в то время как взоры руководства США были прикованы к ситуации на Ближнем и Среднем Востоке, между АСЕАН и КНР был заключён ряд соглашений, среди которых необходимо выделить Рамочное соглашение о всестороннем экономическом сотрудничестве 2002 г., содержавшее принципиальное решение о создании зоны свободной торговли "АСЕАН - Китай" (КАФТА), а также протокол о присоединении КНР к Договору о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии (октябрь 2003 г.). Можно сказать, что в начале XXI века Китай, приняв (хотя и избирательно) правила игры АСЕАН, перехватил у США стратегическую инициативу в регионе, выступая естественным и конструктивным партнёром АСЕАН в строительстве нового регионального порядка.

Слабость американских позиций в АСЕАН по сравнению с китайскими в изменившейся региональной ситуации становится заметной при сопоставлении программ диалогового сотрудничества двух стран. Как подчёркивал в 2005 г. премьер-министр Сингапура Го Чок Тонг, "за последние 10 лет Китай успешно запустил 27 различных механизмов взаимодействия с ассоциацией. В то же время за 28 лет, со дня учреждения формального диалога США - АСЕАН в 1977 г., было создано лишь семь органов взаимного сотрудничества, рабочие заседания большинства из которых к тому же проводились не на регулярной основе"16.

В результате сложилась уникальная и в целом выгодная для АСЕАН ситуация, при которой США, являясь гарантом внешней безопасности ассоциации и созданных под её эгидой макрорегиональных международных механизмов про-


16 Goh Chok Tong. Constructing East Asia. Выступление на выездной конференции Азиатского общества. Бангкок, 9.06.2005 (http://app.sprinter.gov.sg/data/pr/20050609995.htm).

стр. 22

тив излишнего усиления Китая, в то же время не были представлены в них и лишены возможности одностороннего продвижения в них своих интересов.

Теоретическая модель, описывающая данную ситуацию, была предложена профессором Оксфордского университета Э. Го. Она описывает формирование в настоящее время в регионе ЮВА иерархического международного порядка, предусматривающего следующее распределение сил на четырёх уровнях (overlays):

1) уровень сверхдержавы, который занимают США;

2) уровень великой региональной державы, который отводится Китаю;

3) уровень крупных региональных держав, который делят Япония и Индия;

4) уровень остальных важных региональных акторов - АСЕАН, Австралии и Республики Корея.

При этом США, являясь фундаментом этой пирамиды и обеспечивая её устойчивость, лишены каких-либо эффективных рычагов для её реконфигурации в своих целях. Это объясняется тем, что АСЕАН "программирует" действия внерегиональных государств посредством двуединой политики, сочетающей либерально-институциональную стратегию "полного опутывания" (omni-enmeshment) великих держав и квазиреалистскую стратегию "непрямого балансирования" (indirect balancing) между ними.

Под "полным опутыванием" автор понимает глубокое вовлечение как можно большего числа внерегиональных держав в неконфронтационное региональное сообщество, погружение их в сеть обменов и совместных проектов в рамках региональных институтов с долгосрочной целью интеграции17. Предполагается, что в ходе процесса "опутывания" национальные интересы каждой из держав, в том числе и США, постепенно модифицируются, инкорпорируя предлагаемые АСЕАН коллективные ценности. Конечная цель данной стратегии - установление в рамках региона ЮВА (как минимум) устойчивой экономической и политической взаимозависимости между США, Китаем и другими крупными внерегиональными державами, при которой военно-силовые методы разрешения противоречий между ними стали бы попросту невыгодны.

Асеановская стратегия "непрямого балансирования", в свою очередь, предполагает использование военно-политического потенциала США в качестве противовеса Китая. Однако, в отличие от классических схем баланса сил, она не предполагает заключения с США каких-либо союзнических пактов, направленных против третьей стороны (т.е. КНР), напоминая в этом смысле концепцию российско-китайского стратегического партнёрства18. Как отмечает Э. Го, речь идёт лишь о "заимствовании" государствами-членами АСЕАН американской военной поддержки, потребность в которой официально объясняется необходимостью борьбы с другими угрозами региональной безопасности, например, терроризмом. Характерно, что подобный предлог использовался не только действительно подверженной террористической угрозе Индонезией,


17 Goh E. Great Powers and Hierarchical Order in Southeast Asia. Analyzing Regional Security Strategies. - "International Security", vol. 32, N 3 (Winter 2007/08).

18 Клименко А. Ф. Стратегическое партнёрство между Россией и Китаем в Центральной Азии и некоторые пути совершенствования региональной системы безопасности. - "Проблемы Дальнего Востока", 2005, N 2.

стр. 23

восстановившей в 2005 г. полномасштабное военно-техническое сотрудничество с США, но и например Вьетнамом, где уровень террористической опасности является одним из самых низких в Азии.

Чрезвычайно важен тот факт, что на фоне расширяющегося военно-политического и военно-технического сотрудничества с Соединёнными Штатами в 2003 г. АСЕАН параллельно заключила Декларацию о стратегическом партнёрстве в интересах мира и процветания с КНР, предполагающую, в частности, начало нового диалога АСЕАН - Китай по вопросам региональной безопасности. Схожие двусторонние документы о стратегическом партнёрстве (или всестороннем сотрудничестве) с КНР были подписаны и каждой из стран - членов ассоциации19. Более того, как отмечает Э. Го, страны АСЕАН, в частности Индонезия и Филиппины, делая реверансы в сторону Пекина, прагматично разыгрывают "китайскую карту" в целях получения поддержки США для модернизации собственных вооружённых сил20.

Всё это позволило АСЕАН более разборчиво подходить к различным американским внешнеполитическим инициативам, не опасаясь при этом возможных неблагоприятных последствий. В частности, ни одна из стран АСЕАН, за исключением Сингапура, пока официально не присоединилась к выдвинутой США в середине 2003 г. Инициативе по безопасности в области распространения, мотивируя это её несоответствием нормам международного права. В 2006 г. министр обороны Индонезии Х. Вираюда объяснил отказ страны участвовать в этом мероприятии следующим образом: "В случае если Индонезия станет участником Инициативы, Соединённые Штаты либо другие великие державы могли бы задерживать и проверять суда (следующие через территориальные воды Индонезии) на предмет незаконной транспортировки материалов, имеющих отношение к ОМУ. К тому же, Инициатива возникла не посредством многосторонних консультаций, а была предложена лишь группой стран, имеющих общую цель в реализации подобных инициатив... Данное предложение противоречит... Конвенции ООН по морскому праву 1982 г."21. Ещё более жёсткую реакцию стран АСЕАН вызвала американская Инициатива по региональной морской безопасности, предполагающая размещение в зоне Малаккского пролива постоянного контингента американских морских пехотинцев. Она была отклонена Малайзией и Индонезией на том основании, что размещение в регионе войск США будет контрпродуктивным и приведёт лишь к росту числа террористических акций.

Публичная реакция самих Соединённых Штатов на изменение стратегической ситуации в субрегионе ЮВА была озвучена лишь в середине 2004 г., когда помощник госсекретаря по вопросам Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона Дж. Келли заявил, что Китай "агрессивно подвергает сомнению статус-кво", приведя в качестве единственного примера то, что Пекин "укрепляет своё влияние в ЮВА с помощью расширения своего дипломатического


19 Haacke J. China and ASEAN. Setting Parameters for Future Cooperation. In: Contemporary China: The Dynamics of Change at the Start of the New Millennium. Ed. by P. Preston and J. Haacke. London, New York, 2003, pp. 261 - 290.

20 Goh E. Op. cit.

21 Цит. по: Xinhua News Agency, 17.03.2006.

стр. 24

присутствия, увеличения объёма помощи на цели содействия развитию и подписания (с АСЕАН. - Р. С.) новых двусторонних и многосторонних... соглашений"22. Очевидно, что ранее, ввиду активной поддержки КНР американских антитеррористических действий на Среднем Востоке и проведения наиболее важной, завершающей фазы двусторонних переговоров по условиям вступления Китая в ВТО, Вашингтону было невыгодно делать подобные заявления.

Последовавшие за этим изменения в американо-асеановских отношениях, крупнейшие со времён окончания "холодной войны", стали одним из результатов дискуссии между Белым домом, Конгрессом и американским экспертным сообществом по вопросу отношения США к интеграционным процессам в Большой Восточной Азии и усиливающейся в них роли КНР. Было очевидно, что их дальнейшее игнорирование, отмечавшееся весь первый срок президентства Дж. Буша, может привести к необратимой потере контроля Вашингтона над развитием ситуации в АТР. Вопрос о том, будут ли США и далее опираться на традиционные двусторонние альянсы и временные переговорные форматы или же имеет смысл поддерживать развитие самодостаточных региональных группировок, так и не обрёл однозначного решения.

Как отмечают исследователи, в поисках адекватного ответа новому региональному курсу КНР администрация остановилась на промежуточном варианте "расширенной двусторонности" (extended bilateralism), восходящем к концепции "обогащенной двусторонности" (enriched bilateralism), озвучивавшейся американскими военными экспертами с конца 2001 г.23 "Расширенная двусторонность" подразумевала поступательное развитие на базе двусторонних альянсов США со странами АСЕАН более широких, трёх- и многосторонних диалоговых форматов, основанных не на общности угроз, а на сходстве интересов, а также повышенное внимание Вашингтона к проблемам восточноазиатской интеграции.

Одновременно просматривалось и смещение акцентов Вашингтона в определении значимости самой АСЕАН. Ассоциация стала рассматриваться как дееспособный и, главное, заинтересованный партнёр для постепенного встраивания США в региональные экономические структуры.

Становление этого курса, являющегося, по сути, попыткой наверстать упущенные ранее возможности в региональной конкуренции с КНР, предполагало: 1) налаживание более эффективного дипломатического сотрудничества и улучшения имиджа США в глазах государств - членов АСЕАН; 2) выравнивание дисбаланса в отношениях США со "старыми" и "новыми" её членами; 3) субстантивное наполнение программ диалогового партнёрства и содействие развитию интеграционных механизмов Ассоциации; 4) создание условий для формирования зоны свободной торговли США - АСЕАН; 5) выработки более эффективного курса по вопросу о Мьянме.


22 Kelly J. An Overview of U.S. - East Asia Policy. Testimony before the House International Relations Committee, 2.06.2004 (http://www.state.gov/p/eap/rls/rm/2004/33064.htm).

23 Blair D., Hanley J. From Wheels to Webs: Reconstructing Asia-Pacific Security Arrangements. - "The Washington Quarterly", vol. 24, N 1 (Winter 2001).

стр. 25

Реализация этого курса заметно тормозилась отсутствием политической воли руководства США, занятого в конце второго президентского срока Дж. Буша устранением своих просчётов в других регионах мира. Так, в период пребывания в должности госсекретаря К. Райе пропустила две сессии Регионального форума АСЕАН и постминистерские конференции ассоциации, каждый раз ссылаясь на экстренную необходимость своего присутствия на Ближнем Востоке. Отмена намеченного на сентябрь 2007 г. первого в истории саммита США - АСЕАН стала ясным сигналом того, что Дж. Буш оставляет развитие отношений с этой организацией следующему хозяину Белого дома. В результате развитие диалогового партнёрства между США и АСЕАН в 2005 - 2008 гг. носило оттенок незавершённости, сочетая в себе как очевидные успехи, так и слабости.

Налаживание более эффективного дипломатического сотрудничества. Важнейшим событием, отразившим качественные изменения в подходах администрации Буша к отношениям с АСЕАН стало беспрецедентное назначение посла при ассоциации. Необходимость создания в структуре Госдепартамента должности посла по особым поручениям для координации отношений с АСЕАН как региональной организацией активно продвигалась группой конгрессменов с середины первого десятилетия 2000-х годов, о чём было заявлено официально в 2006 г. в законопроекте "О назначении посла США по вопросам отношений с АСЕАН", подготовленном республиканцем Р. Лугаром при активном содействии группы сенаторов-демократов, куда входили и будущие президент и вице-президент США Б. Обама и Дж. Байден24. В мае 2007 г. по случаю 30-летнего юбилея установления диалогового партнёрства с АСЕАН Сенат принял ещё один документ, также рекомендовавший Госдепартаменту назначить посла при ассоциации25. 9 апреля 2007 г. Сенат одобрил назначение на этот пост карьерного дипломата, эксперта по Вьетнаму С. Марсела26. США стали первым партнёром АСЕАН по диалогу, учредившим такую должность. Несмотря на протокольный характер этого назначения, оно было с воодушевлением воспринято в АСЕАН как символ признания Соединёнными Штатами за ассоциацией статуса самоценного и самостоятельного субъекта международных отношений и значимости многостороннего сотрудничества в ЮВА.

Параллельно с активизацией многосторонней дипломатии Вашингтон явно стремится избавиться от чрезмерно "милитаризированного" облика в глазах региональных лидеров. Прежде всего следует отметить обоюдное согласие сторон заретушировать неоднозначную контртеррористическую составляющую отношений. Так, в выпущенном в 2007 г. официальном пресс-релизе Гос-


24 S. 2697 [109th]: U.S. Ambassador of ASEAN Affairs Act (http://www.govtrack.us/congress/billtext.xpd?=s109 - 2697).

25 S. 110 [110th]: Expressing the Sense of the Senate Regarding the 30th Anniversary of ASEAN-United States Dialogue and Relationship (http://bulk.resourse.org/gpo.gov/bills/110/sr110rs.txt.pdf).

26 Statement by S. Marciel, Ambassador-designate, U.S. Ambassador for ASEAN Affairs, 9.04.2008 (http://www/docstoc.com/783264/Mr. -Scot-A-Marciel).

В структуре Госдепартамента С. Марсел и так занимал пост заместителя помощника госсекретаря по развитию отношений с АСЕАН. Должность посла он получил по совместительству, но она не предполагала его постоянного нахождения при Секретариате АСЕАН в Джакарте.

стр. 26

департамента США, посвященном 30-летию отношений диалогового партнёрства, термин "терроризм" упомянут лишь вскользь, а в разделе "Сотрудничество в области безопасности" об антитеррористических программах нет ни слова27. С этого времени акцент в многостороннем военно-политическом сотрудничестве, по крайней мере, на декларативном уровне, стал делаться на вопросах "мягкой безопасности" - ликвидации последствий стихийных бедствий и гуманитарных операциях. Именно этому были посвящены в 2008 г. американо-филиппинские учения "Баликатан" и многосторонние учения "Кобра голд", ранее неизменно носившие антитеррористическую окраску28.

Укрепление отношений с "новыми" членами АСЕАН. Гораздо более масштабной проблемой на пути качественного улучшения диалогового партнёрства США - АСЕАН и более эффективного противодействия региональной стратегии КНР стал вопрос устранения исторически сложившейся диспропорции в развитии торгово-экономических, политических и военно-политических связей с США между странами морской (Индонезия, Малайзия, Филиппины и Сингапур) и континентальной (страны Индокитая) частей Юго-Восточной Азии. Это особенно заметно при анализе данных внешнеэкономической статистики: по подсчётам экспертов, в 2007 г. на "старших" членов ассоциации приходилось приблизительно 80% всего товарооборота американо-асеановской торговли и около 90% всего объёма американских прямых иностранных инвестиций в страны АСЕАН29.

Исходя из этого начиная с 2003 - 2004 гг. США перешли к форсированному наращиванию связей со странами Восточного Индокитая. При этом наблюдалась знаменательная последовательность. В качестве базовой задачи было избрано сближение с Вьетнамом. Это было обусловлено его ключевым геополитическим положением, статусом неформального лидера "новых" членов АСЕАН, а также амбивалентными отношениями этой страны с КНР. В целом нормализовав к началу 2001 г. отношения с СРВ, с 2003 - 2004 гг. США, используя различные экономические рычаги, подталкивали вьетнамское руководство к дальнейшему сближению во внешнеполитической и оборонной сферах. К началу 2009 г. страны, бывшие когда-то военными противниками, не только исключительно активно развивают торгово-экономические и инвестиционные связи, но и поддерживают постоянные межведомственные контакты в сфере обороны и безопасности. Об их уровне красноречиво свидетельствует тот факт, что в 2008 г. США и Вьетнам достигли договорённости о поставках в СРВ запасных частей для трофейной техники (десантных вертолётов), оставшейся в руках Вьетнамской народной армии после войны 1964 - 1973 гг.


27 United States, ASEAN Mark 30th Anniversary of Relationship. U.S. Department of State, Bureau of Public Affairs. 31.07.2007 (http://www.america.gov/st/texttransenglish/2007/July/20070731115551 eaifas0.6514246.html).

28 Simon S. U.S. - Southeast Asia Relations. Indonesia as Exemplar of Southeast Asia's Importance. Comparative Connections: An E-Journal on East Asian Bilateral Relations. 1th Quarter, 2009 (http://www.csis.org/media/csis/pubs/0901qus_seasia.pdf).

29 Limaye S. United States - ASEAN Relations on ASEAN's Fortieth Anniversary. - "Contemporary Southeast Asia", vol. 29, N 3 (2007).

стр. 27

В настоящее время Вьетнам, наряду с Индонезией, характеризуется американскими официальными лицами как перспективный региональный партнёр.

Чуть позже, с 2005 г., наметилось потепление в отношениях США с Камбоджей, частично свёрнутых после внутриполитического кризиса 1997 г. В 2005 г. США сняли запрет на предоставление Камбодже военной помощи, в 2006 г. заключили Рамочное соглашение о торговле и инвестициях, в феврале 2007 г. возобновили двустороннюю программу содействия развитию и учредили механизм регулярных консультаций по торгово-экономическим вопросам.

Третья страна Восточного Индокитая, Лаос, чья свобода действий во внешней политике существенно лимитирована рамками треугольника "Таиланд - Китай - Вьетнам", как отмечают аналитики, "не проявляет активности в улучшении отношений с Соединёнными Штатами"30. Во многом это связано с отсутствием у Лаоса экономической заинтересованности: в 2006 г. американо-лаосский товарооборот составлял лишь около 16 млн. долл. Кроме того, вплоть до самого последнего времени Лаос оставался одной из немногих стран мира, не имеющих статуса наибольшего благоприятствования в торговле с США. Тем не менее, и на этом направлении наблюдаются определённые подвижки: с середины 2000-х годов США несколько увеличили объёмы финансирования программ содействия развитию этой страны, а в начале 2008 г. между странами было заключено двустороннее торговое соглашение, по которому Лаосу был предоставлен статус нормальных торговых отношений и выражена поддержка скорейшему вступлению страны в ВТО.

Стремление Вашингтона к установлению с Лаосской Народно-Демократической Республикой более доверительных отношений проявилось в задержании ФБР в Калифорнии в июле 2007 г. гражданина США, одного из лидеров международного хмонгского движения Ванг Пао, обвинённого в планировании государственного переворота в Лаосе31. Арест бывшего предводителя партизанских отрядов, сформированных в годы гражданской войны 1960 - 1973 гг. на деньги ЦРУ из числа этнических хмонгов и действовавших против сил Патет-Лао, был в целом одобрительно воспринят во Вьентьяне. Свидетельством зрелости отношений двух стран стал и их обмен в конце 2008 г. военными атташе32.

Развитие программ диалогового партнёрства. Многосторонние проекты вплоть до самого последнего времени были слабым звеном диалогового партнёрства, существенно уступая аналогичному сотрудничеству АСЕАН как с другими странами Запада, так и с Китаем. Подписанный в августе 2002 г. План сотрудничества предусматривал реализацию лишь 20 мелкомасштабных проектов с общим бюджетом 9 млн. долл. и явно не соответствовал потенциалу отношений.

В 2005 - 2006 гг. стороны приняли гораздо более развёрнутую программу "Усовершенствованного партнёрства", в рамках которой в настоящее время реализуется свыше 160 проектов в самых различных сферах - от образования


30 Ibidem.

31 Weiner T. Gen. Vang Pao's Last War. - "The New York Times", 11.05.2008.

32 Defense Attache Office Opening (http://laos.usembassy.gov/dao_dec5_2008.html).

стр. 28

и защиты окружающей среды до борьбы с преступностью в сфере высоких технологий.

Чрезвычайно важным событием, отражавшим изменение американских позиций в отношении асеановского регионализма стал запуск в 2007 г. инициативы Агентства международного развития США "Видение развития АСЕАН в интересах межгосударственного сотрудничества и интеграции" ЭДВАНС (ADVANCE), направленной на решение задачи содействия росту товарооборота между АСЕАН и США и одновременно созданию Экономического сообщества АСЕАН к 2015 году33.

Реализацией текущих вопросов сотрудничества в рамках диалогового партнёрства занимается созданный США в 2004 г. при Секретариате АСЕАН Центр технической поддержки и обучения. В 2004 - 2007 гг. основной задачей центра было оказание консультативной помощи сотрудникам Секретариата в таких вопросах, как создание единой номенклатуры товаров, разработка Инвестиционного соглашения АСЕАН и др. С конца 2007 г. основной задачей центра стала реализация проектов в рамках программы ЭДВАНС, включающих содействие унификации таможенных процедур и ставок, повышению конкурентоспособности текстильной и туристической отраслей экономик "новых" членов АСЕАН, а также двусторонней программы оказания консультативной и технической помощи правительству ЛНДР для скорейшего вступления этой страны в ВТО34.

Инициативы в торгово-экономической сфере. Ключевым, и, вместе с тем, наиболее проблемным направлением сотрудничества между США и АСЕАН в начале XXI века следует признать отношения в сфере торговли и инвестиций.

В условиях мирового финансового кризиса 2008 г. произошло давно предсказываемое аналитиками событие: КНР обошла США, оттеснив их со второго (после Японии) на третье место в числе крупнейших торговых партнёров АСЕАН35. Данная тенденция к снижению в товарообороте стран АСЕАН доли США при одновременном возрастании доли КНР наблюдалась с середины 1990-х годов (см. табл. 2).

В дальнейшем, по оценкам экспертов, с созданием в 2010 г. КАФТА экспорт АСЕАН на американский рынок будет снижаться, как минимум, на 700 млн. долл. в год36.

Вместе с тем, в 2008 г. объём американо-асеановского товарооборота - 177 млрд. долл. или 4,07% всей американской внешней торговли (см. табл. 3.) в четыре раза превышал, например, объём американо-индийской торговли за тот же период.


33 Marciel S. ASEAN-U.S. Cooperation in Building the ASEAN Economic Community (http//www.eastwestcenter.org/stored/pdfs/dialoge002.pdf).

34 Подробнее о деятельности Центра см.: http://www.asean-us-partnership.org/asean_us_facility.htm.

35 По данным информационного сетевого ресурса "China Daily.com.cn", в 2008 г. совокупный объём товарооборота между КНР и странами АСЕАН составил 231 млрд. долл. См. подробнее: ASEAN May Become China's 3rd Largest Trade Partner (http://www2.chinadaily.com.cn/bizchina/2009 - 04/10/content_7668908.htm).

36 Подробнее см.: Vaughn B., Morrison W. China- Southeast Asia Relations: Trends, Issues, and Implications for the United States, CRS Report for Congress. Wash., 4.04.2006. Order Code RL32688, pp. 16 - 18.

стр. 29

Таблица 2

Динамика торговли АСЕАН с США и Китаем (1995 - 2006 гг.)

 

Импорт АСЕАН (%)

1995 г.

2000 г.

2006 г.

США

14,6

14,0

9,8

Китай

2,2

5,2

11,5

 

Экспорт АСЕАН (%)

 

1995 г.

2000 г.

2006 г.

США

18,5

18,0

12,9

Китай

3,5

8,7



ASEAN Statistical Yearbook 2005. ASEAN Secretariat, Jakarta. 2005, pp. 70~79; ASEAN Trade by Selected Partner Country/Region, 2006 (http://www.aseansec.org/Stat/Tablel9.pdf).

Активно развивалось в последние годы и инвестиционное сотрудничество. По данным на конец 2007 г. американские компании инвестировали около 100 млрд. долл. в экономики стран региона37, что на треть превышало, например, совокупный объём ПИИ (прямых иностранных инвестиций), привлечённых в 2007 г. в экономику КНР (74,8 млрд. долл.).

С целью минимизации потерь от создания КАФТА и других преференциальных торговых соглашений между АСЕАН и её азиатскими партнёрами, начиная с 2002 г. Соединённые Штаты активизировали деятельность по заключению двусторонних соглашений о свободной торговле с некоторыми странами ассоциации, стремясь создать в долгосрочной перспективе трансрегиональную зону свободной торговли (ЗСТ) АСЕАН - США. В период 2002 - 2007 гг. США подписали предварительные, так называемые рамочные соглашения о торговле и инвестициях (TIFA) со всеми странами - членами АСЕАН (за исключением Лаоса и Мьянмы), а также Рамочное соглашение о торговле и инвестициях с АСЕАН в целом38.

Параллельно с рядом стран - Сингапуром, Таиландом (с конца 2003 г.) и Малайзией (с начала 2006 г.) велись переговоры уже непосредственно по созданию двусторонних ЗСТ. Однако, кроме Сингапура, который в силу своей исключительной интегрированности в глобальную экономику был наиболее заинтересован в ЗСТ, другие страны АСЕАН восприняли американские предложения с меньшим энтузиазмом. Это обуславливалось их неготовностью реформировать свою экономику и законодательство в соответствии с американскими требованиями, зачастую невыгодными для местных производителей. Камнем преткновения в переговорах с Таиландом стал размер тарифов на импорт американской сельхозпродукции, с Малайзией - вопросы защиты интеллектуальной собственности (производство лекарств-дженериков и др.), доступа американских компаний в сферу услуг, а также разногласия по поводу проводи-


37 Bureau of Economic Analysis. U.S. Direct Investment Abroad: Selected Items by Detailed Country, 2004 - 2007 (http://www.bea.gov/international/xls/longctry.xls).

38 Trade and Investment Framework Arrangement between the United States of America and the Association of Southeast Asian Nations (http://www.bilaterals.orgflMG/pdf/US-ASEAN_TIFA_2006.pdf).

стр. 30

Таблица 3

Внешняя торговля АСЕАН и США в 2008 г.

Страна/регион

Внешняя торговля США (млн. долл.)

Импорт

Экспорт

Бруней

114,3

111,5

Вьетнам

12.901,1

2.789,4

Индонезия

15.799,1

5.644,5

Лаос

42,4

18,3

Малайзия

30.736,1

12.949,5

Мьянма

10,8

0,0

Сингапур

15.884,9

27.853,6

Таиланд

23.538,3

9.066,6

Филиппины

8.713,3

8.294,9

АСЕАН в целом

110.141,1

66.893,2



U.S. Census Bureau. Foreign Trade Statistics. Exhibit 13. Exports, Imports and Trade Balance by Country and Area: 2008 (http://www.census.gov/foreign-trade/Press-Release/2008pr/final_revisions/exh13tl.pdf).

мой малазийским правительством политики, исключающей из чрезвычайно выгодного сектора государственных закупок иностранные (в том числе и американские) компании. Дополнительными негативными факторами, отложившими заключение соглашений о ЗСТ на неопределённый срок, стали государственный переворот в Таиланде и истечение в апреле 2008 г. срока мандата администрации Буша на проведение торговых переговоров.

Другой, не менее серьёзной исходящей от Китая проблемой для укрепления экономических позиций США в ЮВА является процесс интернационализации юаня. В декабре 2008 г. Госсовет КНР санкционировал использование юаня в качестве обменной валюты в торговле между провинцией Юннань и Гуанси-Чжуанским автономным районом и странами АСЕАН (прежде всего, с СРВ, ЛНДР, Мьянмой и Таиландом), а также в расчётах между провинцией Гуандун с Гонконгом и Макао, через которые в АСЕАН вывозятся большие объемы юаней. Несмотря на то, что юань пока не является свободноконвертируемой валютой, укрепление курса привело к его широкому использованию странами АСЕАН в качестве сберегательной валюты. Более того, центральные банки ряда стран - членов ассоциации (Малайзии и Филиппин) с середины первого десятилетия 2000-х годов используют юань, наряду с американским долларом, в качестве официальной резервной валюты. Можно предположить, что в условиях мирового финансового кризиса КНР предпримет дополнительные меры по расширению использования юаня в ЮВА и закреплению полученных результатов путём выделения странам АСЕАН дополнительных кредитов в юанях, что может привести к дальнейшему ослаблению позиций американского доллара в регионе39.


39 China Offers Funding, Loan Credits to Southeast Asia (http://www.marketwatch.com/News/Story/china-offers-funding-loan-credits/story.aspx?).

стр. 31

Политика в отношении Мьянмы. К концу первого десятилетия XXI века американскому экспертному сообществу стало очевидно, что политика введения всё новых санкций в отношении военного режима Мьянмы не только неэффективна, но и контрпродуктивна для обеспечения долгосрочных американских интересов как в ЮВА, так и АТР в целом.

По мнению ряда исследователей, с конца 1990-х годов ситуация вокруг Мьянмы развивалась по "северокорейскому" сценарию, когда в условиях изоляции режима со стороны стран Запада (включая Японию), Китай стал ключевым политическим и торгово-экономическим партнёром этого государства. Посредством укрепления своего влияния в Мьянме КНР получила доступ как к геостратегическим ресурсам страны (выход к Индийскому океану в обход Малаккского пролива, побережью Аракана и островам Андаманского моря для строительства военно-морских баз и центров радиоэлектронной разведки), так и к её полезным ископаемым (нефти, газу, урановой руде), что существенно укрепило военную и энергетическую безопасность Китая. Учитывая планы Пекина по строительству океанского военного флота и качественному расширению своего военно-морского присутствия в Индийском океане, мьянмано-китайское сближение является для Соединённых Штатов крайне неблагоприятным.

Жёсткая позиция и непрекращающаяся критика администрации Буша в отношении Мьянмы отразилась и на американо-асеановских отношениях в целом, мешая развитию диалогового процесса. В частности, она стала основным декларируемым политическим препятствием для проведения саммита США - АСЕАН, а в долгосрочной перспективе может серьёзно затруднить создание вышеупомянутой трансрегиональной зоны свободной торговли.

Вместе с тем, ситуацию нельзя назвать полностью тупиковой: в последние годы американские дипломаты стали более активно встречаться с представителями режима, что должно способствовать выработке более действенной политики на данном направлении.

Администрация Обамы и АСЕАН: на пороге больших перемен?

Рассматривая текущую ситуацию в развитии диалогового партнёрства США - АСЕАН, особенно подписание Соединёнными Штатами Балийского договора, можно предположить, что новая демократическая администрация Обамы активизирует курс на укрепление сотрудничества с ассоциацией, контуры которого были намечены дипломатией Дж. Буша.

Хотя тематика АСЕАН не была затронута в предвыборных выступлениях Б. Обамы и Дж. Байдена напрямую, в них отмечалась безусловная необходимость переоценки процесса регионализма в Большой Восточной Азии и адаптации к нему. Б. Обама предостерёг общественность от однобокого рассмотрения этого процесса лишь как вызова АТЭС и другим проамериканским международным институтам. Отмечая его объективный характер, будущий президент США подчёркивал: "Азия продвигается - с нами или без нас - к новой

стр. 32

региональной архитектуре, и нам необходимо подключаться к ней для обеспечения надёжных транстихоокеанских связей". Немаловажное значения для США, по мнению Б. Обамы, имеет и восстановление доверия как региональных соперников (т.е. Китая. - Р. С.), так и друзей (в том числе и АСЕАН. - Р. С.), ослабевшего в период президентства Буша40.

Повышение роли АСЕАН в иерархии внешнеполитических приоритетов Соединённых Штатов при демократической администрации Обамы отчётливо проявилось в феврале 2009 г., когда Индонезия стала вторым после Японии пунктом первого международного турне (за пределами североамериканского континента) нового госсекретаря Х. Клинтон. Представляется, что посещение Джакарты (после Токио, но перед Пекином и Сеулом!) в данном случае было далеко не случайным. Визит в столицу Индонезии, где расположен Секретариат АСЕАН, отразил более тщательный подход новой администрации к проблеме переадаптации курса в отношении АСЕАН, символически объединив двусторонний, региональный и глобальный уровни американской внешней политики.

Центральным событием визита стало посещение Х. Клинтон Секретариата АСЕАН, первое за 32 года диалогового партнёрства. Исторический характер ему придало её заявление о принятии Вашингтоном принципиального решения присоединиться к Балийскому договору 1976 года.

Не меньшее значение для развития отношений АСЕАН и США имеет "индонезийская" сторона визита Х. Клинтон. Как заявил по итогам визита министр иностранных дел Индонезии Х. Вираюда, 12 февраля глава Госдепартамента выступила с предложением установить между странами "отношения стратегического партнёрства"41, что может стать началом частичного демонтажа устаревшей системы оборонных альянсов с Филиппинами и Таиландом. Вероятность этого подтверждает и тот факт, что Х. Клинтон ответила отказом на настоятельную просьбу Г. Арройо посетить в ходе своего турне и Филиппины42. Визит в Индонезию, демонстрирующий, по словам Х. Клинтон, "что ислам, демократия и современность могут очень успешно сосуществовать"43, стал и сигналом стремления Вашингтона к примирению с мусульманским миром, провозглашённым в инаугурационной речи Б. Обамы 20 января 2009 г. Индонезия и сама АСЕАН, придерживающиеся принципов межцивилизационного диалога, могут стать основой для мирного и взаимовыгодного сотрудничества США с исламским миром.


40 Obama B. Strengthening U.S. Relations with Asia, August 2008. Цит. по: Occasional Analysis: U.S. Presidential Candidates' Views on Relations with Asia Comparative Connections: An E-Journal on East Asian Bilateral Relations. 4th Quarter, 2008 (http://www.csis.org/media/csis/pubs/0803qprescandidate_views.pdf).

41 Clinton in Jakarta to Seek New Strategic Partnership (http://www.aseanaffairs.com/clinton_in_jakarta_to_seek_new_strategic_partnership).

42 Manila Not Part of Clinton's Asian Trip. Philippines, 11.02.2009 (http://globalnation.inquirer.net/news/news/view/20090211 - 188624/Manila-not-part-of-Clintons-Asian-trip).

43 Цит по: U.S. Vows to Deepen Partnership in Southeast Asia to Jointly Face Crisis, Security Challenges. Xinhua, 19.02.2009.

стр. 33

Резонансная каирская речь Б. Обамы в начале июня 2009 г., ставшая дальнейшей "декларацией о намерениях" в данном направлении, вызвала у общественности мусульманских стран АСЕАН в целом положительную реакцию. В Куала-Лумпуре были явно удовлетворены упоминанием Малайзии как государства, демонстрирующего "изумительный прогресс", а местные аналитики рекомендовали правительству выступить соорганизатором предложенного американским президентом Делового саммита США и исламских государств44. Позитивно был воспринят и созвучный "подходу АСЕАН" призыв Обамы к "реализации властных полномочий путём согласия, а не насилия", который малазийские эксперты поспешили интерпретировать как отказ от политики "экспорта демократии" предыдущих администраций45.

Вместе с тем, прослеживались и критические комментарии. Так, авторитетная индонезийская газета "Джакарта пост" была весьма сдержанна в оценках, отметив, что выступление в Каире было более ориентировано на арабский, нежели исламский мир в целом. В частности, по мнению авторов публикации, некорректным в выступлении Обамы было приписывание всем без исключения исламским странам, от наименее развитых Сомали и Йемена до таких, как Индонезия, проблем, связанных с неразвитостью демократических институтов, обеспечением свободы вероисповедания и прав женщин46.

Таким образом, можно сказать, что к концу первой декады XXI века в отношениях между США и АСЕАН наметились серьёзные перемены. Недавнее присоединение США к Балийскому договору свидетельствует об осознании в Вашингтоне того, что углубление многостороннего сотрудничества с АСЕАН как региональной организацией и прагматичная перестройка военно-силовых связей с государствами ЮВА являются единственно возможным способом противодействия возвышению КНР в регионе.


44 Malaysia Can Ride on Obama's Speech. - "The New Straits Times" (Kuala Lumpur), 6.06.2009.

45 Ibidem.

46 Obama Speaks to the Arabs, Not The Muslim World. - "The Jakarta Post", 5.06.2009.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/США-АСЕАН-ЭВОЛЮЦИЯ-ПОЛИТИКИ-ВАШИНГТОНА-В-КОНЦЕ-XX-НАЧАЛЕ-XXI-ВЕКА

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Р. А. СЕНИН, США - АСЕАН: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИКИ ВАШИНГТОНА В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 23.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/США-АСЕАН-ЭВОЛЮЦИЯ-ПОЛИТИКИ-ВАШИНГТОНА-В-КОНЦЕ-XX-НАЧАЛЕ-XXI-ВЕКА (date of access: 20.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Р. А. СЕНИН:

Р. А. СЕНИН → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
10 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

США - АСЕАН: ЭВОЛЮЦИЯ ПОЛИТИКИ ВАШИНГТОНА В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android