Libmonster ID: UZ-660

ПОРТРЕТ ВЫДАЮЩЕГОСЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ АРАБСКОГО МИРА

А. ПОДЦЕРОБ

Кандидат исторических наук

27 декабря 2008 г. исполнится 30 лет со дня смерти президента АНДР Хуари Бумедьена. Пришло, видимо, время вспомнить об этом замечательном человеке, о его роли в национально-освободительном движении на Севере Африки, в становлении современного Алжира, а также о его вкладе в развитие дружественных отношений этого государства с нашей страной.

Впервые мне довелось встретиться с Х. Бумедьеном в 1969 г. во время визита в Алжирскую Народную Демократическую Республику (АНДР) председателя Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорного, когда я работал в Алжире в качестве атташе советского посольства. С Подгорным прибыла представительная делегация, которую сопровождали многочисленные переводчики с французского языка. Страну, однако, захлестнула тогда очередная волна арабизации, и алжирцы твердо заявили, что переговоры на уровне глав делегаций должны вестись на арабском языке. Арабист же в составе делегации был всего один - Кямилев, и, естественно, в одиночку обеспечить "марафонский перевод" он был физически не в состоянии.

Из сложившейся ситуации надо было искать выход, и тут всплыла моя кандидатура. Поздно вечером 26 марта, вскоре после прибытия в Алжир Н. В. Подгорного, меня вызвал посол Д. П. Шевлягин, сообщивший, что во время пленарных переговоров мне придется переводить с русского на арабский, в то время как перевод с арабского на русский будет обеспечивать Кямилев. Кое-какой опыт у меня к этому времени уже был: во время учебы в МГИМО, который я окончил в 1967 г., приходилось работать с делегациями арабских стран, приезжавшими в Москву по линии ЦК КПСС. Доводилось также переводить лекции арабоязычным аспирантам московского Института общественных наук, а уже работая за границей, переводить беседы замминистров иностранных дел СССР с государственными и общественными деятелями Сирии и Палестины. Переговоры проходили в столице, в президентском дворце. Н. В. Подгорный и Х. Бумедьен вошли в зал одновременно с разных сторон, и я, следуя за главой Советского государства, впервые увидел вблизи председателя Ревсовета АНДР. Это был человек высокого роста с рыжеватыми волосами и усами и светлыми, с искоркой глазами, смотревшими на нас с явным дружелюбием. На араба он похож не был - недаром во время войны за освобождение страны соратники дали ему прозвище "Швед".

ЛИДЕР - С "МЛАДЫХ НОГТЕЙ"

Х. Бумедьену было тогда 43 года. Он родился 16 августа 1925 г. в крестьянской семье в поселке Гельма. Уже в юности Мухаммед бу Харуба, как звали его тогда, начал серьезно интересоваться религией и позже поступил в исламский университет Аз-Зейтуна в Тунисе, а затем - в каирский Аль-Азхар. Получив образование, остался в Египте, где устроился на работу учителем.

Его жизнь, как и многих других алжирцев, перевернула начавшаяся 1 ноября 1954 г. война за освобождение от французского колониального господства. М. бу Харуба решил, что не может оставаться в стороне от происходящего. Пройдя короткую военную подготовку в Египте и взяв псевдоним Хуари Бумедьен (по имени марабута - покровителя г. Тлемсен), он нелегально вернулся в Алжир, где активно включился в вооруженную борьбу. В 1957 г. ему было присвоено звание полковника, а в 1958 г. он стал командующим частями Армии национального освобождения (АНО) в департаменте Оран.

Дальнейший жизненный путь Бумедьена предопределило его назначение в январе 1960 г. начальником Генштаба АНО. Заняв этот пост, он одновременно стал командующим так называемой "внешней армией" - регулярными воинскими частями, дислоцированными на территории Туниса и Марокко и насчитывавшими 50 тыс. человек1. При Х. Бумедьене Генеральный штаб превратился в центр, вокруг которого сгруппировалось левое крыло Фронта национального освобождения (ФНО), выступавшее за проведение после получения страной независимости глубоких социально-экономических преобразований2.

Война завершилась победой алжирцев, 3 июля 1962 г. была провозглашена независимость, но страна тут же оказалась втянутой в междоусобную борьбу.

Формально власть в Алжире перешла от колониальной администрации к Временному исполнительному органу, который возглавил А. Р. Фарес. С другой стороны, в Тунисе находилось Временное правительство Алжирской республики (ВПАР) во гла-

стр. 50

ве с премьер-министром Ю.бен Хеддой. Однако реальной властью на местах обладали командующие военными округами - вилайями, которым подчинялись насчитывавшие 30 тыс. человек партизанские отряды "внутренней" АНО3.

В этой ситуации решающую роль сыграли начальник Генштаба и подчиненная ему "внешняя" армия. Х. Бумедьен пришел к выводу, что следует поддержать только что - в марте 1962 г. - освобожденного из французской тюрьмы заместителя премьер-министра ВПАР Ахмеда бен Беллу, опиравшегося на левое крыло ФНО. В этом решении проявилась важнейшая черта Бумедьена как политика, всегда, по оценке западногерманского исследователя Г. Портиша, руководствовавшегося принципом: "Я сделаю все, что будет полезно Алжиру"4. В данном случае его представление о том, что приход к власти А.бен Беллы пойдет на пользу Алжиру, предопределялось сходством их взглядов на будущее страны, стремлением добиться претворения в жизнь Триполийской хартии, принятой на заседании Национального совета алжирской революции в июне 1962 г. и предусматривавшей установление в Алжире "народовластия", проведение аграрной реформы, национализацию природных ресурсов, банков, транспорта, внешней торговли.

Бумедьену удалось договориться о сотрудничестве с командованием I и II вилайи, вытеснить из столицы отряды IV вилайи и подавить сопротивление действовавшей в Кабилии и возглавлявшейся берберским лидером Б. Кримом III вилайи. Без "внешней" АНО, констатирует Г. Портиш, "...не было бы правительства бен Беллы; без нее в Алжире не просто воцарился бы хаос, а вспыхнула кровавая гражданская война"5.

В августе 1962 г. ВПАР формально передало свои полномочия Политическому бюро ФНО. Состоялись выборы в Национальное учредительное собрание. А.бен Белла стал премьер-министром, а с сентября 1963 г. - президентом АНДР, в то время как Х. Бумедьен был назначен министром национальной обороны. В этом качестве он приступил к формированию на базе АНО регулярной Национальной народной армии (ННА), которой уже в 1963 г. пришлось выдержать первое серьезное испытание - алжиро-марокканскую "войну в песках". Казус-белли стали территориальные притязания Марокко на огромный кусок Сахары от Тиндуфа и Бешара до Хоггара, площадью 200 тыс. кв. км6.

5 октября 1963 г. марокканские Королевские вооруженные силы (КВС) перешли границу и при поддержке танков и авиации развернули наступление в районе оазисов Хасси Бейда и Тинджуб. Противостоящая марокканцам ННА, хотя и имела опыт партизанской войны, к ведению боевых операций регулярного характера еще не была готова. Положение осложнялось к тому же тем, что часть ее сил была отвлечена на подавление мятежа, поднятого в Кабилии Фронтом социалистических сил7. В результате КВС удалось в течение нескольких недель захватить значительные участки алжирской территории, но оккупировать всю спорную зону они не смогли: сказались и возросшее сопротивление алжирской армии, и получение Алжиром военной помощи от Кубы и Объединенной Арабской Республики (ОАР). Выяснилось к тому же, что притязания Рабата не поддерживают другие африканские страны, опасавшиеся, что перекройка унаследованной от колониального прошлого мароккано-алжирской границы создаст опасный прецедент. В результате марокканцы были вынуждены пойти на попятную. 31 октября 1963 г. при посредничестве императора Эфиопии Хайле Селассие и президента Мали М. Кейты было подписано соглашение о прекращении огня, а 20 февраля 1964 г. в Бамако при содействии Арбитражной комиссии Организации африканского единства (ОАЕ) было заключено соглашение об отводе сторон на позиции, которые они занимали до начала конфликта.

ПЕРВЫЕ КОНТАКТЫ С НАШЕЙ СТРАНОЙ

Война с Марокко убедила алжирцев в необходимости скорейшего создания боеспособной, ос-

стр. 51

нащенной современным вооружением армии.

И бен Белла, и Бумедьен были убеждены, что делать это следует с помощью Советского Союза, который поставлял оружие алжирцам еще во время освободительной войны - автоматы, пулеметы, минометы, артиллерийские орудия, грузовики, вертолеты8. Для независимого Алжира, взявшего курс на "перерастание национальной народной революции в революцию социалистическую"9, было естественным следование на международной арене линии на наращивание сотрудничества с СССР, в том числе и в военно-технической области. Соответствующие договоренности были достигнуты в октябре 1963 г. во время пребывания Х. Бумедьена в Москве, а также в апреле-мае 1965 г., во время его второго визита в СССР10.

Между тем, в самом Алжире обстановка оставалась сложной. После получения независимости страну покинул 1 млн. французских колонистов11. Бесхозными остались 2,7 млн. га лучших земель, которые давали 60% всей товарной сельхозпродукции, и свыше 1 тыс. небольших промышленных и торговых предприятий12. На брошенных фермах и фабриках стали создаваться так называемые комитеты самоуправления. Эта практика была узаконена принятыми в 1963 г. "мартовскими декретами", закрепившими появление в экономике Алжира самоуправляемого сектора.

Оставались, однако, нерешенными многие другие серьезные проблемы. 3 млн. городских жителей страдали от массовой безработицы13. Обнищание населения приняло чуть ли не всеобщий характер. Страну продолжали сотрясать непрекращающиеся мятежи - летом 1964 г. против А.бен Беллы выступил полковник М. Шаабан, продолжалась партизанская война в Кабилии. На это "наслоились" начавшиеся в январе 1965 г. массовые забастовки. Ситуацию также осложнило стремление А.бен Беллы ограничить политическую роль армии, противопоставив ей ФНО.

В этой обстановке Х. Бумедьен принял решение отстранить А.бен Беллу с поста президента. Дело было не только, и не столько в личном соперничестве и борьбе за власть. Если в 1962 г. Бумедьен поддержал бен Беллу, полагая, что это пойдет на пользу Алжиру, то теперь, в 1965 г., он посчитал, что национальные интересы требуют смещения президента. 19 июня в Алжире произошел военный переворот. А.бен Белла был низложен. Руководство страной взял на себя Революционный совет, возглавляемый Х. Бумедьеном.

Сопротивление новому режиму попытались оказать коммунисты, расценившие происшедшее как установление в стране реакционной военной диктатуры. Вместе со сторонниками А.бен Беллы они создали Организацию народного сопротивления, которая, однако, была быстро, уже в августе-сентябре 1965 г., разгромлена. Тем не менее, в начале 1966 г. коммунистам удалось оправиться от нанесенного удара и сформировать новую оппозиционную организацию - Партию социалистического авангарда (ПСА).

Х. Бумедьену пришлось столкнуться с левой оппозицией и в руководстве страны. За "бенбелизм без бен Беллы" выступили и Центральный комитет ФНО, часть членов Ревсовета, начальник Генштаба ННА Т. Збири, министры труда и социальных дел А. Зердани и сельского хозяйства А. Яхья. Они критиковали нового главу государства за стремление опереться на технократов, оттеснив на второй план партийные кадры. Противостояние становилось все более острым, и в ноябре 1967 г. в ответ на роспуск Х. Бумедьеном ЦК ФНО Т. Збири двинул на Алжир бронетанковые части с находившейся недалеко от столицы базы Бу Фарик. Выступление было быстро подавлено, после чего алжирский лидер и его соратники сосредоточили в своих руках всю полноту власти.

Интересно, что жители столицы никак не отреагировали на происходившие поблизости от столицы бои. Над городом с ревом разворачивались заходившие на бомбежку самолеты, порывы ветра доносили звуки отдаленной артиллерийской канонады. А в г. Алжире продолжали работать кафе, рестораны, кинотеатры, по улицам двигались вереницы автомашин, тротуары были заполнены толпами прогуливающихся людей. В Сирии автору довелось наблюдать реакцию жителей Дамаска на попытку военного переворота в сентябре 1966 г., а в Египте - населения Каира на мятеж специальных полицейских формирований Сил центральной безопасности в феврале 1987 г. Улицы обеих столиц опустели тогда за считанные минуты. Алжирцы же вели себя так, будто происходящее никакого отношения к ним не имеет...

Сразу же после переворота 19 июня встала проблема отношений с Москвой. Х. Бумедьен понимал, что без опоры на нашу страну ему будет намного сложнее следовать курсу на укрепление независимости страны, обеспечение ее безопасности, проведение назревших социально-эко-

стр. 52

номических преобразований. Однако в Москве происшедшее восприняли как победу правых сил. Свою роль сыграли при этом и позиция алжирских коммунистов, и симпатии к А. бен Белле, который в ходе своего пребывания в Советском Союзе в апреле-мае 1964 г. буквально на каждом шагу клялся в верности "социалистическому выбору" АНДР и алжиро-советской дружбе14. Во время пребывания в Москве он был награжден Золотой Звездой Героя Советского Союза.

В декабре 1965 г. Х. Бумедьен нанес визит в Советский Союз. Переговоры прошли, казалось бы, нормально, было подписано совместное коммюнике, зафиксировавшее стремление сторон к укреплению экономических и культурных связей и увеличению товарооборота15. Однако холодок в отношениях преодолен не был. Не привели к качественным сдвигам и два последующих визита - в июне 1967 г., когда переговоры свелись к обсуждению ситуации, сложившейся на Ближнем Востоке в результате "шестидневной войны", и в июле 1967 г., когда Х. Бумедьен и президент Ирака А. Р. Ареф информировали советское руководство о результатах встречи глав арабских государств в Каире. Все это, естественно, не означало, что двустороннее сотрудничество оказалось свернутым, но Бумедьен посчитал, что в Москве к Алжиру перестали относиться как к привилегированному партнеру.

Вместе с тем, в самой АНДР обстановка стала меняться к лучшему. Практические шаги Ревсовета демонстрировали, что новое руководство следует линии на осуществление социально-экономических преобразований, сохраняет верность "социалистическому выбору". Начались национализация промышленности и банков, вытеснение из экономики иностранных монополий. Это повлекло за собой изменение позиции Партии соцавангарда. Коммунисты поддержали шаги Х. Бумедьена и в конце 1968 г. даже предложили ФНО начать переговоры о единстве действий. Хотя ответа на это обращение не последовало, власти освободили из заключения большую группу активистов и руководителей ПСА. Соответственно изменилось к лучшему и отношение к Алжиру в Москве.

Визит Н. В. Подгорного имел с этой точки зрения принципиальное значение, поскольку демонстрировал, что мы готовы "перевернуть страницу" и придать новый импульс развитию отношений с Алжиром.

В ходе переговоров Бумедьен по собственной инициативе затронул вопрос о ПСА. Он подчеркивал, что многие коммунисты пошли на сотрудничество с его режимом и что репрессии осуществлялись в отношении лишь тех, кто пытался оказывать сопротивление. Алжирский лидер заверил, что верность руководства страны "социалистическому выбору" непоколебима. Н. В. Подгорный предпочел не развивать в беседе данную тематику, ограничившись замечанием, что мы строим отношения с АНДР как с государством и приветствуем осуществляемые в стране прогрессивные преобразования. Было заметно, что у Х. Бумедьена такой подход вызвал удовлетворение.

Позитивно отреагировали алжирцы и на заявленное нашей делегацией намерение развивать двустороннее экономическое сотрудничество, в частности, оказать содействие в расширении металлургического завода в Эль-Хаджаре, а также провести геологические исследования недр страны. Бумедьен высоко отозвался о работе в Алжире советских гражданских и военных специалистов, численность которых достигла к тому времени 3,5 тыс. человек.

При обсуждении международных проблем значительное внимание было уделено ситуации на Ближнем Востоке. Было видно, что Х. Бумедьен одобряет решение президента ОАР Г. Абдель Насера начать против Израиля "войну на истощение". Упомянул он и то, что в Египте на линии

стр. 53

фронта находятся подразделения алжирской армии и что там развернуты алжирские МиГи. Х. Бумедьен подчеркнул, что считает очень важной советскую военно-техническую помощь египтянам, особенно в деле налаживания эффективной противовоздушной обороны.

Н. В. Подгорный, со своей стороны, привлек внимание к необходимости оздоровления обстановки в Магрибе и полной нормализации алжиро-марокканских отношений. Х. Бумедьен, напомнив о заключении в январе 1969 г. в Ифране Договора о сотрудничестве между АНДР и Марокко, заверил, что Алжир будет делать все от него зависящее для окончательного урегулирования разногласий с Рабатом (действительно, вскоре, в мае 1970 г., между двумя странами было заключено Тлемсенское соглашение о принципах решения пограничной проблемы). Сильным ходом советской стороны стало то, что из Алжира глава нашего государства вылетел в Рабат, продемонстрировав тем самым королю Хасану II, что его визит в АНДР не имеет антимарокканской направленности.

КАКИМ ОН БЫЛ - ЧЕЛОВЕКОМ И ВОЖДЕМ НАЦИИ?

В последующем автору приходилось неоднократно встречаться с Х. Бумедьеном. Бросалась, прежде всего, в глаза его манера вести переговоры - без эмоций, в спокойном, деловом тоне и при этом выстраивая свою линию весьма убедительно. В то же время алжирский лидер внимательно прислушивался к мнению собеседника, анализировал его высказывания, был готов пересмотреть свою точку зрения, если убеждался, что позиция другой стороны более логична и убедительна, чем его собственная. Он великолепно владел арабским литературным языком, говорил без диалектизмов, четко построенными фразами.

Ему были свойственны высокая трудоспособность, стремление лично вникать во все вопросы. Бумедьен редко принимал решения спонтанно, в одиночку, предпочитая предварительно проконсультироваться со специалистами, выслушать мнение своего окружения. Для него были характерны личная скромность, щепетильность, нетребовательность. Но когда необходимо, Бумедьен был жёсток и даже жесток - без этого управлять Алжиром он просто не смог бы. Представляет интерес высказывание о нем такого блестящего знатока АНДР, как известный российский ученый-востоковед Р. ГЛанда: "Это был человек, созданный повелевать, фанатик власти, но стремившийся придать ей смысл и целеустремленность"16. Вся его жизнь была подчинена одной цели - превратить Алжир в экономически развитое процветающее государство, в котором не было бы ни бедных, ни чрезмерно богатых и для всех были бы обеспечены достойные условия существования. В отличие от А.бен Беллы, он не был харизматической личностью, но его авторитет был непререкаем. Алжирцы всегда помнили о роли, которую он играл в войне за национальное освобождение, видели, что его курс отвечает интересам подавляющего большинства населения страны, и относились к нему как к "отцу нации".

Х. Бумедьен проявил себя искусным дипломатом - реалистично мыслящим, способным анализировать позицию другой стороны и находить взаимоприемлемые "развязки" ситуации. Свидетельством тому стал его успех в урегулировании в марте 1975 г. застарелого конфликта между Ираном и Ираком: посреднические усилия алжирского лидера привели к подписанию шахом Мохаммедом Резой и тогдашним заместителем председателя иракского Совета революционного командования (СРК) С. Хусейном Алжирской декларации, в соответствии с которой Багдад согласился на проведение границы между двумя странами по тальвегу Шатт эль-Араба, а Тегеран обязался прекратить помощь иракским курдам.

Х. Бумедьен был глубоко верующим мусульманином. Ислам он при этом понимал как религию, "...проповедующую справедливость, равенство, устранение эксплуатации человека человеком, призывающую к распределению национальных богатств по равноправному принципу"17.

В своей концепции экономического развития Х. Бумедьен исходил из приоритетной роли государства, считая, что только так можно обеспечить концентрацию всех сил и средств и мобилизацию внутренних ресурсов страны. Практически сразу после переворота 19 июня 1965 г., в 1966 - 1968 гг., были национализированы 74 иностранные компании и 11 из 12 действовавших в стране французских банков18. Однако не сразу удалось получить доступ к нефтедобыче, являвшейся основным источником валютных поступлений и находившейся под контролем иностранных корпораций19.

В 1970 - 1971 гг. были национализированы французские нефтяные и газовые компании, а также компании других западных стран - "Роял Датч-Шелл", "Филлипс Эларат", "Амиф". В результате алжирское государственное акционерное общество "СОНАТРАК" стало контролировать практически всю добычу углеводородов, а не 31%, как раньше20. Добыча нефти постоянно росла, достигнув в 1979 г. 60 млн. т21.

Алжир сыграл важную роль в принятии Организацией стран -экспортеров нефти (ОПЕК) решений, приведших в 1973 - 1974 гг. к четырехкратному повышению цен на энергетическое сырье22. В результате существенно возросла выручка от экспорта нефти и газа: если в 1967 - 1969 гг. поступления от их продажи составляли 30% доходов государства, то в 1970 - 1973 гг. они достигли 40%.

ДВЕ "ТОЧКИ ОПОРЫ" - ЭКОНОМИКА И АРМИЯ

Полученные от продажи углеводородного сырья средства направлялись в первую очередь на развитие промышленности. Как констатировали французские исследователи Ж. Лёка и Ж.-К. Ватэн, в АНДР превалировала тогда "мистика индустриального развития"23.

Более сложная ситуация сложилась в сельском хозяйстве. На долю общественного сектора приходилось примерно 1/3 земель. В нем было занято около 1 млн. кре-

стр. 54

стьян, и он давал 60% товарной продукции. В частном же секторе, который охватывал 6 млн. человек, работавших на 7,1 млн. га земель, производилось всего 40% товарной продукции24. Встала задача реформировать архаичные социально-экономические структуры в частном секторе и провести его техническую модернизацию. Впрочем, и в самоуправляемых хозяйствах не все обстояло благополучно: своей относительно более высокой эффективностью они были во многом обязаны государственной поддержке25. Неудовлетворительная ситуация в сельском хозяйстве привела к снижению обеспеченности страны продовольствием с 93% в 1965 г. до 40% в начале 80-х гг., что повлекло за собой рост его импорта26. Вплоть до конца 70-х гг. алжирцы, хотя и не голодали, но определенно недоедали27.

В целом же экономика страны развивалась достаточно успешно. Наблюдался стабильный рост доходов на душу населения: с 376 долл. в 1970 г. до 973 - в 1975 г. и 2268 долл. - в 1980 г.28

Главной опорой режима в течение всего времени пребывания Х. Бумедьена у власти оставалась армия. С ее помощью он покончил с наиболее радикально настроенной оппозицией, разгромил сформированные ею в Кабилии вооруженные отряды, физически ликвидировал ее лидеров Б. Крима и М. Хидера29. Вместе с тем, необходимость мобилизации масс, обеспечения активной поддержки ими политики руководства требовали формирования соответствующих политических механизмов. В 1976 г. были приняты Национальная хартия, провозгласившая продолжение курса на индустриализацию и проведение аграрной революции, и новая Конституция30. Революционный совет был распущен, проведены выборы в Национальное народное собрание, а Х. Бумедьен избран президентом. Начали вырисовываться контуры новой политической системы, схожей с существовавшей тогда в социалистических государствах, единственная политическая партия, парламент, избираемый по принципу один кандидат на одно место, одобрение кандидатуры президента партийным съездом. Армия продолжала, тем не менее, играть главную роль в политической жизни страны, но появилась перспектива размывания ее монополии на власть.

Алжир оказывал широкую поддержку многим национально-освободительным движениям. На территории страны проходили военную подготовку палестинцы, борцы за освобождение португальских колоний, Южной Родезии и Южной Африки, бойцы Национального фронта освобождения Южного Вьетнама31. Оказание им помощи алжирские руководители считали своим долгом.

В то же время взглядам Х. Бумедьена была присуща абсолютизация опыта алжирской революции. Рассматривая Израиль как базу колониализма на арабской родине, он считал, что она должна быть ликвидирована и что единственным путем к этому является "народно-освободительная война"32. Надо, впрочем, отдать ему должное: убедившись в несостоятельности такого подхода, алжирский руководитель пересмотрел свою позицию, перестал отвергать возможность мирного урегулирования ближневосточной проблемы, хотя и полагал, что выход на ее политическое решение маловероятен.

Главным для Алжира на магрибском направлении Х. Бумедьен считал нормализацию отношений с соседними странами и формирование предпосылок для ре-

стр. 55

гиональной экономической интеграции в рамках "союза великого арабского Магриба". Но это не означало, что ради оздоровления обстановки в Северо-западной Африке он будет готов на все, и алжирский лидер в 1975 г. без колебаний пошел на конфликт с Марокко, посчитав, что аннексия Рабатом Западной Сахары создает угрозу национальным интересам АНДР.

Его отношение к Франции было двойственным. Он воевал против французов, но при этом не мог не считаться с существованием у Алжира тесных экономических, социальных и культурных связей с этой страной, с наличием 132 лет совместной истории. Алжирский лидер стремился - и добился - существенного уменьшения экономической зависимости его страны от Франции и одновременно расширения сотрудничества с ней на новой, равноправной основе.

После посещения Алжира Н. В. Подгорным следующим крупным событием в советско-алжирских отношениях стал визит в АНДР 4 - 8 октября 1971 г. председателя Совета Министров СССР А. Н. Косыгина. На этот раз переговоры автор переводил совместно с атташе посольства В. Е. Егошкиным - дипломатом, судьба которого оказалась тесно связанной с Алжиром: в 1965 г. он был членом одного из студенческих стройотрядов, участвовавших в восстановлении разрушенных во время войны за независимость алжирских деревень, в 1966 - 1967 гг. проходил преддипломную практику в нашем посольстве в АНДР. После окончания института мы с 1967 по 1971 гг. вместе работали в Алжире. Позже он находился в АНДР уже как советник-посланник, а в 1995 - 1999 гг. был там уже послом РФ. Его пребывание в Алжире в качестве посла пришлось, пожалуй, на самый сложный период в двусторонних отношениях, и во многом благодаря его усилиям удалось тогда остановить обвальное свертывание сотрудничества, сохранить - пусть в урезанном виде - наши позиции в этой стране, а также создать задел для возрождения российско-алжирского взаимодействия в нынешнем десятилетии. Заслуги В. Е. Егошкина были по достоинству "оценены" алжирскими экстремистскими группировками, дважды приговаривавшими его к смерти за усилия по развитию отношений России с Алжиром, поскольку, как считали интегристы, они способствовали упрочению находящегося там у власти "безбожного режима". К счастью, все обошлось благополучно...

УМЕЛЫЙ ДИПЛОМАТ, ИСКУСНЫЙ "ПЕРЕГОВОРЩИК"

Но вернемся к визиту А. Н. Косыгина в Алжир. Автору тогда впервые пришлось познакомиться с этим действительно выдающимся государственным деятелем. Переговоры он - так же, как и Х. Бумедьен - вел без излишних эмоций, в очень спокойной тональности. Поражали его эрудиция, железная логика, четкое построение фраз (что, кстати, существенно облегчало перевод).

К этому времени советско-алжирские отношения приобрели стабильный характер. В Алжире относились к СССР как к супердержаве, на которую АНДР может опираться в борьбе за упрочение своей политической и экономической независимости. В Москве, рассматривая Алжир в качестве страны, последовательно идущей по пути соцориентации, надеялись, что она превратится в один из "опорных пунктов" советского присутствия в Северной Африке.

Успешно развивалось экономическое сотрудничество. Мы всячески содействовали укреплению госсектора, который считался - как полагали и в Алжире, и в СССР - единственной базой преодоления отсталости страны. С нашей помощью АНДР обзавелась к концу 70-х гг. хорошо подготовленными вооруженными силами, на 95% оснащенными советским вооружением33.

В ходе переговоров Косыгина с Бумедьеном были достигнуты договоренности о наращивании экономических связей межу нашими странами. Советский премьер посетил сооруженные при нашем содействии металлургический комбинат в Эль-Хаджаре и Африканский институт нефти и газа в Бумердесе. Удалось решить проблемы, связанные с сокращение закупок Алжиром советских машин и оборудования. Договорились о значительном увеличении взаимных поставок и о заключении нового торгового соглашения (которое было подписано в феврале 1972 г.).

При обмене мнениями о положении на Ближнем Востоке было заметно, что Бумедьена беспокоит развитие ситуации в Египте после смерти Г. Абдель Насера, особенно в связи с разгромом президентом А. Садатом левого крыла египетского руководства, возглавлявшегося вице-президентом А. Сабри. Тем не менее, по мнению алжирского лидера, военная и военно-техническая помощь нашей страны Египту должна быть продолжена. А. Н. Косыгин заверил собеседника, что так оно и будет.

Бумедьен информировал советского премьера об усилиях алжирской стороны по дальнейшей нормализации обстановки в Магрибе, сообщил, что дело идет к подписанию с Марокко соглашения о делимитации границы (которое и было заключено в июне 1972 г.), а также поддержал намерение Косыгина нанести после Алжира визит в Рабат. Вместе с тем, полного взаимопонимания по вопросам безопасности в Средиземноморье достичь не удалось. Х. Бумедьен подчеркивал, что говорить о реальной разрядке напряженности в этом регионе можно будет только после вывода из Средиземного моря и американского 6-го флота, и советской эскадры. А. Н. Косыгин совершенно обоснованно возражал, что нельзя подходить одинаково к находящимся за Атлантическим океаном США и являющимся черноморской, а следовательно, и средиземноморской державой СССР.

Следующий советско-алжирский контакт на высшем уровне был связан с вспыхнувшей в 1973 г. на Ближнем Востоке "октябрьской войной". В ночь с 13 на 14 октября в МИД СССР поступила просьба Х. Бумедьена срочно принять его в СССР. Тут же последовал положительный ответ, и вечером 14-го алжирский

стр. 56

лидер уже был в Москве. В ночь с 14-го на 15-е состоялись его переговоры с "пятеркой" - генеральным секретарем ЦК КПСС Л. И. Брежневым, Н. В. Подгорным, А. Н. Косыгиным, министром иностранных дел А. А. Хромыко и министром обороны А. А. Гречко, а уже утром 15 октября он вернулся в Алжир.

Затянувшаяся на всю ночь встреча была посвящена исключительно положению на Ближнем Востоке. Х. Бумедьен поблагодарил Л. И. Брежнева за направленное ему 9 октября послание, в котором подчеркивалась важность укрепления арабской солидарности с тем, чтобы ведущие войну Египет и Сирия не оставались в одиночестве. В Египет, рассказал алжирский лидер, перебрасываются подразделения алжирской армии, в том числе военно-воздушные силы, чтобы совместно с египтянами принять участие в боевых действиях. Одновременно там развертываются алжирские полевые госпитали.

Х. Бумедьен высоко отозвался об эффективности советского оружия, особенно противовоздушных и противотанковых средств, позволивших египетской армии форсировать Суэцкий канал, а сирийцам развернуть наступление на Голанских высотах. При этом он подчеркнул важность продолжения военных поставок Египту и Сирии в условиях, когда американцы, организовав "воздушный мост", начали массированную переброску вооружения Армии обороны Израиля. Советские руководители со своей стороны заявили, что в СССР рассматривают начатые Египтом и Сирией военные действия как справедливые, освободительные. Они заверили, что мы не оставим наших арабских друзей без помощи, будем и далее оказывать им всестороннюю поддержку.

Когда алжирский лидер попросил ознакомить его с положением на фронтах, по приказу А. А. Гречко были развернуты карты с нанесенной на них оперативной обстановкой. Х. Бумедьен тут же склонился над картой Синайского полуострова. Увидев, что египетские части продолжают оставаться на берегу канала и не пытаются развить успех, он -единственный раз на моих глазах - позволил взять верх эмоциям: "Что они делают! Надо не топтаться на месте, а прорываться к Митле и Гиде [проходам в горах на Синае], захватить их и выйти на оперативный простор! Ведь у египтян достаточно сил для этого!" Я перевел эти слова, после чего наступила пауза. Брежнев, не отвечая Бумедьену, начал, повернувшись, что-то говорить Косыгину. И здесь алжирский лидер вдруг сказал: "А хочет ли вообще Садат разгромить Израиль? Может быть, все происходящее - игра, может быть, он стремится лишь произвести впечатление на американцев?.." Эти слова услышал Подгорный, тут же обратившийся к Брежневу: "Послушай, он сказал что-то очень важное", и затем - ко мне: "Повтори перевод". Я повторил, но генсек продолжал разговаривать с премьером и никак не отреагировал на замечание Бумедьена, а закончив обмен мнениями с Косыгиным, начал излагать свои оценки американской позиции. Переговоры были продолжены, и к высказыванию алжирского лидера об "игре" египетского президента больше не возвращались.

Впоследствии А. Садат утверждал, будто "...Бумедьен уехал из Москвы с убеждением, что Советы хотят поражения Египта, так как Брежнев вышел из себя и кричал о глупости Садата, ввязавшегося в эту войну"34. Утверждаю, что это не соответствует действительности. Генсек вел переговоры в спокойном ключе, ни разу не выходил из себя и не кричал о "глупости Садата". В свою очередь, Х. Бумедьен действительно покинул Москву с твердым убеждением, но не в том, что "Советы хотят поражения АРЕ", а в том, что СССР будет и далее оказывать Египту и Сирии всю необходимую помощь.

Через два года в регионе возник новый кризис - на этот раз не на Ближнем Востоке, а в Магрибе. 14 ноября 1975 г. в Мадриде была подписана трехсторонняя "Декларация принципов" о передаче Испанской Сахары под совместное управление Марокко и Мавритании, и 11 декабря северная часть этой территории была занята марокканскими, а южная - мавританскими войсками. Народный фронт освобождения Сегиет эль-Хамры и Рио-де-Оро (ПОЛИСАРИО) это соглашение не признал и при поддержке Алжира и Ливии продолжил борьбу за независимость. Конфликт приобрел особенно острый характер после того, как в конце января 1976 г. в оазисе Амгала в Западной Сахаре марокканскими вооруженными силами были окружены два батальона ННА, доставлявшие, как утверждали алжирцы, "гуманитарную помощь западносахарским беженцам"35. Запахло войной, которая могла охватить весь Магриб. И здесь надо еще раз отдать должное Х. Бумедьену. Он воспринял нашу аргументацию, что геостратегические последствия раздела Западной Сахары не стоит преувеличивать и следует сделать все, чтобы избежать прямого столкновения Алжира и Марокко, исход которого был бы непредсказуем и чреват самыми серьезными последствиями для всей Северо-западной Африки. АНДР продолжила оказание помощи ПОЛИСАРИО, а затем признала провозглашенную им в мае 1976 г. Сахарскую арабскую демократическую республику, что привело к разрыву Марокко дипломатических отношений с Алжиром. Тем не менее, угроза прямого военного конфликта между двумя странами была снята.

...Последний раз я видел Х. Бумедьена в 1977 г. в Триполи, где работал тогда первым секретарем нашего посольства. В июле 1977 г. вспыхнула "четырехдневная война" между Египтом и Ливией. Алжирский лидер срочно вылетел в Каир для переговоров с А. Садатом и сумел убедить его прекратить военные действия, а на обратном пути сделал остановку в Ливии, где информировал посла СССР И. Н. Якушина о результатах своей встречи с египетским президентом. Бумедьен считал, что Садат согласился на прекращение огня из-за того, что египтянам не удалось добиться успехов на поле боя, а также и из-за непопулярности в АРЕ войны с "братской арабской страной". В то же время алжирский лидер заметил, что и ливийцам следовало бы вести себя

стр. 57

не столь "задиристо". И здесь меня еще раз поразила его прозорливость. "Похоже, - говорил он, - что дело здесь не только в желании Садата "наказать" Джамахирию. Начав войну против этого дружественного СССР государства, он, судя по всему, хотел продемонстрировать и Израилю, и США серьезность своего намерения переориентировать внешнюю политику Египта на Запад".

ЕГО НИКОГДА НЕ ЗАБУДУТ

Х. Бумедьен умер в самом конце следующего, 1978 г. Причина его смерти до сих пор остается загадкой. По одной версии, она наступила в результате редкой болезни крови - синдрома Вальденстрёма, по другой - из-за заболевания мозга36. С другой стороны, коллеги автора, сопровождавшие Х. Бумедьена, когда он приехал в Москву на лечение в ноябре 1978 г., рассказывали, что его заболевание было схоже с малоизвестным тогда синдромом приобретенного иммунодефицита. Президента лечили от одной болезни, и тут же появлялась какая-то другая, его организм буквально разваливался... По мнению же одного из руководителей компартии Алжира А. Х.бен Зина, Бумедьен был отравлен...37

Каковы итоги его пребывания у власти? Они, безусловно, позитивные. За 23 года правления Х. Бумедьена было обеспечено поступательное развитие Алжира на всех направлениях - в деле создания промышленности, улучшения систем образования и здравоохранения, в культурном строительстве. АНДР играла активную роль на международной арене, выступая в качестве одного из лидеров стран "третьего мира".

Естественно, не все шло гладко. Повторявшая во многом опыт СССР стратегия социально-экономического развития привела к стагнации в сельском хозяйстве, отраслевым диспропорциям, падению эффективности производства. Бумедьен не решился покончить с процветавшей в его окружении коррупцией, образованием военно-бюрократических кланов, поделивших экономику на сферы влияния, что повлекло за собой возникновение могущественной прослойки, чьи интересы были несовместимы с "социалистическим выбором", твердым приверженцем которого оставался Х. Бумедьен. Впрочем, именно это, возможно, позволяет назвать его "сыном своего времени" - со всеми яркими достижениями и трагическими просчетами и заблуждениями.

Вместе с тем, следует отметить, что при жизни Х. Бумедьена все его ошибки не приобрели взрывоопасного характера, и ответственность за возникший через 10 лет после его смерти кризис лежит не на нем, а на тех, кто, придя ему на смену, не смог вовремя среагировать на изменившуюся ситуацию в стране и мире. Алжирский лидер не знал и не мог знать, что социалистическая модель исчерпывает свои резервы и окажется не в состоянии адаптироваться к постиндустриальному этапу развития общества. Впрочем, о приближении краха социалистической модели в 70-е гг. не подозревали ни в Советском Союзе, ни на Западе.

При всей неоднозначности фигуры Хуари Бумедьена по своему влиянию на социально-экономические процессы, проходившие на Ближнем Востоке и в Северной Африке, его вполне можно поставить в один ряд с такими выдающимися деятелями арабского мира второй половины XX в., как Г. Абдель Насер. Я более чем уверен: в родной стране - Алжире - его никогда не забудут.

Мы, в России, тоже будем его помнить: ведь в период нахождения Х. Бумедьена у власти наши страны связывали тесные, действительно взаимовыгодные отношения, был сформирован не только политический и экономический, но и - что весьма важно -морально-психологический потенциал сотрудничества, позволивший придать импульс его возрождению уже в нынешнем десятилетии.


1 Потемкин Ю. В. Алжирский народ в борьбе за независимость. М., 1962, с. 33 - 34.

2 См.: Ланда Р. Г. История алжирской революции. 1954 - 1962. М., 1983, с. 181 - 182, 189 - 191.

3 Потемкин Ю. В. Указ. соч.

4 Portisch H. So sah ich die Sowjetunion, Afrika, SOdamerika. MDnchen, 1964, р. 267 - 268.

5 Portisch H. Op. cit., р. 267.

6 Фокеее Г. В. Внешняя политика стран Африки. М., 1968, с. 160.

7 См.: Сергеев М. С. Берберы Северной Африки. М, 2003, с. 57.

8 См.: Chvedov A., Podtserob A. Les relations URSS - Alg0rie. M., 1986, р. 49.

9 Подробнее см.: La Charte d'Alger. Alger, 1964, p. 39 - 42.

10 http://www.chekist.ru /article/1496

11 Бабкин С. Алжир: время подводить итоги - http://www.nmes. ru/rus/stat/2002/14 - 08 - 02.htm

12 http://www.textreferat.com/referat-7167 - 5.html

13 http://en.wikipedia.Org/wiki/CIA_Activities_by_Region:_Near_ East, NorthAfrica

14 Нерушимая дружба и братство. М., 1964, с. 27, 33, 37 - 38, 42 - 44, 48, 53, 85, 96, 104, 136 - 138, 145, 148.

15 См.: Шведов А. А., Подцероб А. Б. Советско-алжирские отношения. М., 1986, с. 75.

16 Ланда Р. Г. История Алжира. XX век. М" 1999, с. 180.

17 Boumedien H. La Rovolution algorienne plus forte que jamais -Rovolution Africaine, 1976, N 644, р. 12.

18 http://www.textreferat.com/referat-7167 - 5.html

19 LDAlgorie: aux sources des blocages - http://www.unmondelibre.org /node/298

20 The Middle East and North Africa. 1999. L., 1999, p. 313.

21 Ближний Восток и современность, вып. 10. М., 2001, с. 51.

22 http://www.krugosvet.ru/articles/63/1006304/1006304 a7. htm

23 LecaJ., VatinJ. -C. LOAlgorie. Politique, institution et rogime. P., 1975, р. 252.

24 Op. cit., р. 283.

25 Страны Африки. Атлас "Нового времени", вып. III. М., 1972, с. 2.

26 Арабский мир. Три десятилетия независимого развития. М., 1990, с. 162.

27 Ближний Восток и современность, вып. 20. М., 2003, с. 257; Зудина Л. П. Аграрные преобразования и развитие сельского хозяйства в странах Магриба. М., 1983, с. 158.

28 Ближний Восток и современность, вып. 20.., с. 260.

29 Сергеев М. С. Указ. соч., с. 58; MILNET: Country Studies - Algeria - http://www.milnet.com/pentagon/mideast/algeria/algsec.htm

30 Политические партии современной Африки. М., 1984, с. 72.

31 MILNET: Country Studies - Algeria...

32 El-Moudjahid, 08.10.1966.

33 http://www.chekist.ru / article / 1496

34 Sadat A. The Search of Identity. Цит. по: Олимпиев А. Арабо-израильская война 1973 - http://rau.su/observer/N- 2004/- 12.htm

35 Марокко в 70-е годы XX века - http://www.hrono.ru/ land/197_mar.html; MILNET: Country Studies - Algeria...

36 Нефтяные ведомости, 31.08.2004; Esseghir A. La maladie de Boumediene. Histoire d'un secret d'Etat - http://www.afriblog. com/blog.asp?code=bousselham&no_msg-3943; Ланда Р. Г. История Алжира.., с. 180.

37 Ланда Р. Г. История Алжира.., с. 180.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/СЫН-СВОЕГО-ВРЕМЕНИ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Golem AnzhanovContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Golem

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

А. ПОДЦЕРОБ, СЫН СВОЕГО ВРЕМЕНИ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 20.07.2023. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/СЫН-СВОЕГО-ВРЕМЕНИ (date of access: 28.05.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - А. ПОДЦЕРОБ:

А. ПОДЦЕРОБ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Golem Anzhanov
Tashkent, Uzbekistan
76 views rating
20.07.2023 (313 days ago)
0 subscribers
Rating
0 votes
Related Articles
КИТАЙСКАЯ ЭКСПАНСИЯ В АФРИКУ: "СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ"?
Catalog: Экономика 
23 days ago · From Golem Anzhanov
ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КНР В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
28 days ago · From Uzbekistan Online
МОДЕРНИЗАЦИЯ КИТАЯ: ВЫЗОВЫ ВРЕМЕНИ
Catalog: Экономика 
28 days ago · From Uzbekistan Online
КИТАЙ НА ПОРОГЕ 12-й ПЯТИЛЕТКИ
Catalog: Экономика 
41 days ago · From Golem Anzhanov
ПОЛИТЭКОНОМИЯ СОВРЕМЕННОГО ИСЛАМА: ОПЫТ ТУРЦИИ
60 days ago · From Golem Anzhanov
ISLAMIC FINANCIAL MODEL: PROS AND CONS
Catalog: Экономика 
97 days ago · From Golem Anzhanov
СУДЬБЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ В АФРИКЕ: ВОСТОЧНОАФРИКАНСКОЕ СООБЩЕСТВО
101 days ago · From Golem Anzhanov
ЗНАКОМЬТЕСЬ: "АСИЯ ВА ИФРИКИЯ АЛЬ-ЯУМ"
113 days ago · From Golem Anzhanov
СИРИЙСКИЙ КРИЗИС И РАДИКАЛЬНЫЙ ИСЛАМИЗМ
117 days ago · From Golem Anzhanov
ДАИШ: НЕВЫДУМАННЫЕ ИСТОРИИ О СЛОМАННЫХ СУДЬБАХ
Catalog: История 
118 days ago · From Golem Anzhanov

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

СЫН СВОЕГО ВРЕМЕНИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android