Libmonster ID: UZ-925
Author(s) of the publication: П. М. МОЗИАС

В течение второй половины XX в. в Азиатско-Тихоокеанском регионе сложился новый "центр силы" мировой экономики. В настоящее время на регион приходится более 50% производства мирового ВВП, более 40% оборота мировой торговли. Значительная роль АТР в мировом хозяйстве связана не только с наличием здесь целого ряда развитых государств (в том числе таких экономических гигантов, как США и Япония), но и с происходившим в 60 - 90-е годы истекшего столетия быстрым экономическим ростом в азиатских развивающихся странах. "Четверка" новых индустриальных стран (Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Гонконг) уже достигла экономических показателей развитых государств. Вплоть до финансового кризиса 1997 - 1998 гг. стабильно высокими темпами развивались и страны Юго-Восточной Азии, некоторых из них (Малайзию, Таиланд, Индонезию) стали называть НИС "второй волны". В 1980 - 1990-е годы, после начала рыночных реформ, резко ускорилось экономическое развитие Китая и Вьетнама.

Во всех этих странах значительный вклад в экономический рост вносят внешнеэкономические факторы. Экономическое развитие НИС "первой волны" в 1960 - 1970-е годы во многом базировалось на занятии продукцией трудоемких отраслей их обрабатывающей промышленности товарных "ниш' на международных рынках, освобождавшихся развитыми странами в ходе структурной перестройки их экономик. В свою очередь, по мере роста уровня доходов и накопления технологического и финансового потенциала в самих НИС, они стали передавать "эстафету" трудоемкой экспортной специализации экономически менее развитым странам ЮВА, а затем и вновь "открывающимся" экономикам КНР и стран Индокитая. Как следствие, в 1980 - 1990-е годы резко активизировались торговые и инвестиционные взаимосвязи в азиатской части АТР. В итоге к настоящему времени в регионе сложилась своеобразная многоярусная хозяйственная структура, на разных "этажах" которой находятся конкурирующие между собой страны примерно одинакового уровня развития, а в целом по региону более развитые и менее развитые экономики в достаточно высокой степени взаимодополняемы.

В экономической литературе и в политических кругах региона уже достаточно давно (по крайней мере, с начала 80-х годов XX столетия) обсуждается вопрос о применимости понятий "интеграция" для характеристики процессов, происходящих в АТР, а соответственно - и о перспективах сотрудничества в рамках межгосударственных интеграционных объединений. Этот вопрос имеет большое значение и для нашей страны, причем как в сугубо практическом, так и в концептуально-аналитическом смысле. Дело, как представляется, не только в том, что Россия, как крупнейшая евразийская держава, должна ориентироваться на активное участие в делах АТР и выработать для этого стратегическую линию, наиболее отвечающую националь-

стр. 74


ным интересам и сбалансированную с точки зрения одновременного "продвижения" на европейском направлении. Важно и то, что изучение опыта экономического взаимодействия в АТР дает представление о реальной сложности процессов экономической интеграции в мире, предостерегает от завышенных ожиданий, а отчасти и позволяет модифицировать теоретические представления об интеграции, сложившиеся главным образом на основе изучения западноевропейской практики.

Согласно наиболее часто встречающемуся в литературе определению под экономической интеграцией понимается прогрессирующая взаимозависимость экономик ряда стран, которая результируется в проводимой властями этих государств политике, нацеленной на дальнейшее сближение их народнохозяйственных комплексов. Различные теоретические школы сходятся во мнении, что интеграция - это весьма сложно структурированный, многофакторный процесс. В функциональном плане принято различать интеграцию рыночную - гарантии беспрепятственного сбыта товаров на рынках интегрирующихся стран и свободного движения факторов производства между ними, и производственную - развитие производств, реализующих эффект экономии на масштабах не в национальных границах, а в пределах всего интеграционного объединения. На уровне экономической политики различают интеграцию негативную - меры, направленные на либерализацию протекционистских ограничений, препятствующих экономическим связям между членами интеграционного объединения, и позитивную - координацию развития производственного потенциала всех членов интеграционной группировки, в том числе методами промышленной, фискальной и монетарной политики. С учетом всех этих признаков и черт изучаемых процессов и представляется возможным говорить об экономической интеграции в полном смысле слова 1 .

Понятно, что с этой точки зрения, к примеру, экономические связи азиатских НИС и США вряд ли можно рассматривать как интеграционные: зависимость НИС от сбыта продукции на американском рынке была в 1960 - 1990-е годы весьма значительной, но она сочеталась с наличием в самих азиатских экономиках многочисленных протекционистских ограничений. Точно так же вряд ли можно назвать интеграцией взаимосвязи между НИС первой и второй "волны": динамические сдвиги сравнительного преимущества между этими странами хотя и вели к усилению их взаимозависимости, но происходили в основном спонтанно, без попыток наднациональной координации экономической политики.

Важно и то, что полный набор признаков и черт, присущих интеграции, свойствен, как правило, только отношениям между развитыми экономиками; именно последние объективно могут позволить себе необходимую для интеграции степень внешнеэкономической либерализации. Тогда как в отношениях, в которых участвуют страны с развивающимися и переходными экономиками, отдельные признаки интеграции могут присутствовать в слабой форме или не присутствовать вовсе. Поэтому применительно к развитым странам, с одной стороны, и развивающимся странам - с другой, можно говорить о различиях в самой мотивации, моделях и темпах (скоростях) интеграции.

Если в случае с развитыми государствами стимулом к интеграции является прежде всего возможность реализовывать в международных масштабах имеющиеся конкурентные преимущества, то в случае с развивающимися странами к интеграции их подталкивает в большей мере слаборазвитость их экономик; они могут создавать интеграционные объединения в целях совместного отстаивания своих интересов в отношениях с экономически более сильными партнерами или ради реализации совместных проектов в рамках политики индустриализации. Интеграционные группировки с участием развивающихся стран нередко возникают и как дополнение к существующим военно-политическим союзам. Очевидно, что во всех этих случаях

стр. 75


степень реальной экономической взаимозависимости членов интеграционного объединения может быть весьма невелика.

Поэтому существуют объективные ограничения для возможной экономической интеграции между развитыми и развивающимися странами. По-видимому, если интеграционные объединения более и менее развитых государств и могут быть прочными, то только на локальном, субрегиональном уровне, когда взаимный экономической интерес дополняется географической, языковой и культурной близостью. Тем не менее попытки создания "широких" интеграционных группировок, объединяющих государства разных уровней развития, уже имеют место, и, по-видимому, они будут достаточно настойчивыми. Такие попытки стимулируются глобализацией торговых и инвестиционных потоков - процессом, разворачивающимся во многом благодаря деятельности ВТО и других международных экономических организаций. Хотя главную роль в этом процессе играют развитые страны, в него все больше втягиваются и развивающиеся, и постсоциалистические государства.

На глобальном уровне переговоры о многосторонней либерализации торговли и инвестиций происходят сравнительно медленно, и поэтому развитые страны рассматривают формирование "широких" интеграционных объединений как возможность ускорить либерализацию, реализовать ее первоначально в ограниченных региональных рамках. С позиций развивающихся стран ситуация видится по-другому. Последствия международной экономической либерализации для этих стран весьма неоднозначны, что особенно ярко проявилось во время финансового кризиса 1997 - 1998 гг. Поэтому развивающиеся государства рассматривают экономическую интеграцию как шаг к участию в глобализации, но с относительно меньшими издержками: "открытие" национальной экономики для конкуренции в пределах интеграционной группировки создает больше возможностей для адаптации низкоэффективных производств, чем это имело бы место при участии в конкуренции на глобальном уровне.

Вместе с тем экономическая глобализация сама по себе создает принципиально новые условия для интеграции, в том числе и между развивающимися странами. В теории эффекты, порождаемые экономической интеграцией, принято подразделять на "расширение торговли" (trade creation) вследствие того, что дешевый импорт из стран-партнеров по интеграционному объединению вытесняет с рынка продукцию национальных производителей с более высокими издержками, и "искажение торговли" (trade diversion) из-за того, что устранение торговых барьеров внутри интеграционной группировки позволяет менее конкурентоспособным производителям вытеснять с рынка продукцию более эффективных производителей извне, так как последние по-прежнему сталкиваются с протекционистскими барьерами 2 . Однако при общемировой тенденции к устранению торговых ограничений, а также вследствие роста зарубежных инвестиций ТНК и, соответственно, увеличения их внутрифирменного торгового оборота эффект "искажения торговли" в интеграционных объединениях имеет тенденцию к ослаблению. Комплекс действующих в рамках ВТО международных соглашений является противовесом усилению протекционизма на региональном уровне, и в результате интеграционные объединения и развитых, и развивающихся стран вынуждены двигаться в сторону так называемого открытого, недискриминационного регионализма.

Реальная, не простая картина экономической интеграции в мире, таким образом, складывается под действием разнонаправленных тенденций. В полной мере это относится к интеграционным группировкам, существующим в АТР.

АСЕАН: ОТ ФОРМАЛЬНОЙ К РЕАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ

Ассоциация стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН 3 ) была создана в 1967 г. пятью странами-учредителями: Индонезией, Малайзией, Сингапуром, Таиландом и Филип-

стр. 76


пинами. В 1984 г., после получения независимости, к АСЕАН присоединился Бруней, а затем в организацию были приняты Вьетнам (1995), Лаос, Мьянма (оба в 1997 г.) и Камбоджа (1999).

Хотя еще в учредительных документах АСЕАН декларировалось, что главной ее целью является содействие экономическому развитию в регионе, но фактически, по крайней мере, в течение первого десятилетия существования Ассоциации в ее деятельности преобладала политическая составляющая. АСЕАН создавалась в период эскалации вьетнамской войны. Однако речь шла не только об объединении ее членов на почве противостояния социалистическим странам и борьбы с внутренними повстанческими группировками, но и о разрешении застарелых конфликтов между самими членами Ассоциации 4 . Накопленный опыт позволил АСЕАН эффективно участвовать в урегулировании камбоджийского конфликта, а также включить в свой состав страны Индокитая, где у власти остаются компартии, и даже Мьянму, имеющую на Западе дурную репутацию "недемократического государства".

В экономической сфере на протяжении 1960 - 1970-х годов, пожалуй, наиболее значимым в деятельности Ассоциации было совместное отстаивание интересов стран-участниц как экспортеров сырья. Государства АСЕАН входят в число ведущих поставщиков на мировые рынки таких товаров, как натуральный каучук, олово, пальмовое масло, специи, сахар, кофе, тропическая древесина и т.п. Валютные доходы от их экспорта были особенно важны в период создания собственной базы обрабатывающей промышленности в странах Ассоциации. Государства АСЕАН приняли в 1970-е годы активное участие в формировании системы Международных товарных соглашений, функцией которых является стабилизация производства сырьевых товаров и цен на них, согласование интересов стран-производителей (в основном развивающихся) и стран- потребителей (главным образом развитых государств Запада).

В дальнейшем, по мере индустриализации стран АСЕАН, в их экономической дипломатии на первое место вышла проблема доступа на зарубежные рынки товаров обрабатывающей промышленности. Правда, на переговорах в ГАТТ, а затем в ВТО страны Ассоциации не выступали как единый коллективный участник, однако они координировали свои переговорные позиции. Кроме того, еще в 1970-е годы началось формирование целой системы постоянно действующих двусторонних форумов, участниками которых выступают АСЕАН, как организация, с одной стороны, и лидеры развитой части мира - с другой. Впервые отношения "партнеров по диалогу" были установлены в 1972 г. между АСЕАН и Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). Затем этот статус приобрели отношения Ассоциации с Австралией (1974), Новой Зеландией (1975), США (1977), Японией (1977), Канадой (1981) и Южной Кореей (1989). В 1996 г. "партнерами по диалогу" с АСЕАН стали также Россия, Китай и Индия.

Хотя деятельность этих форумов сильно политизирована, но они дают возможность участникам обсуждать и многие экономические проблемы. Так, в ходе диалога между АСЕАН и Японией обсуждаются такие вопросы, как дефициты стран Ассоциации в торговле с этой страной; существующие в Японии ограничения на импорт ряда товаров из стран АСЕАН; распределение японской финансовой помощи странам Ассоциации и др. На переговорах по линии "АСЕАН - США" американская сторона постоянно поднимает вопрос о защите прав интеллектуальной собственности в азиатских странах, настаивает на ускорении либерализации внешнеторговых режимов в государствах АСЕАН, а вопрос о расширении доступа на американский рынок нередко увязывается с проблемой "прав человека" в некоторых странах Ассоциации. Деятельность форума "АСЕАН - Евросоюз" во многом позволила смягчить настороженность Ассоциации по поводу углубления в 1990-е годы процессов интеграции в

стр. 77


ЕС, так как европейскими партнерами были даны заверения в его недискриминационном характере 5 .

Сама концепция экономической интеграции в АСЕАН за три с половиной десятилетия ее деятельности претерпела существенные изменения. Вплоть до конца 1970-х годов эта концепция был выдержана преимущественно в дирижистских тонах, что, как представляется, было напрямую связано и со свойственной странам группировки значительной ролью государства в экономике, и с общей популярностью, которую имели в тот период в развивающихся странах идеи планирования и импортозамещающей индустриализации. Соответственно, впоследствии, по мере того, как экономики АСЕАН приобретали экспортоориентированный характер, а во внутренней политике все более отчетливо проявлялась тенденция к либерализации, и в концепции на первый план выходило стимулирование внутрирегиональных связей между частными компаниями.

Вместе с тем примечательно, что институты интеграции в Ассоциации развивались в своеобразном диссонансе с эволюцией экономической политики. Организационные структуры АСЕАН изначально создавались как в высокой степени децентрализованные. Высшим органом Ассоциации с момента ее образования были ежегодные встречи глав внешнеполитических ведомств. Первая встреча глав государств состоялась только в 1976 г. на о. Бали (Индонезия), и с тех пор такие саммиты получили статус высшего органа АСЕАН. Министры иностранных дел, а также министры экономики по- прежнему встречаются раз в год, другие министры - по мере необходимости. В промежутках между такими встречами действует политический орган - Постоянный комитет АСЕАН, который состоит из министра иностранных дел страны, являющейся председателем Ассоциации в данный период, и послов остальных государств. Практическую работу ведет Секретариат АСЕАН (характерно, что он также был создан лишь в 1976 г.).

В 1970 - 1980-е годы при Секретариате возникло в общей сложности восемь комитетов по отдельным направлениям сотрудничества. Но они не обладали управленческими функциями, а являлись лишь техническими органами, обслуживавшими встречи соответствующих министров. Только после четвертого, сингапурского саммита АСЕАН (январь 1992 г.), принявшего решение о создании в Ассоциации зоны свободной торговли, наметилась определенная координация деятельности комитетов. Пять комитетов (по продовольствию, сельскому хозяйству и лесу; по финансам и банкам; по промышленности и энергетике; по транспорту и коммуникациям; по торговле и туризму) были объединены в Совет старших должностных лиц по экономике. Однако последнему так и не были приданы функции контроля за соблюдением странами-участницами подписанных соглашений. Нет в АСЕАН до сих пор и межгосударственных органов по разрешению хозяйственных споров. Не играет пока какой-либо существенной роли и банковский комитет, образованный не правительствами, а Центральными банками стран-членов Ассоциации.

В целом интеграции в АСЕАН свойственны "мягкие", консенсусные формы. Решения на межгосударственном уровне принимаются только в случае согласия всех участников, а не большинством голосов. При этом решения не носят обязывающего характера, они выполняются странами-участницами по мере возможности и не воспринимаются как жесткие нормы, несоблюдение которых чревато конфликтами. А с этим, в свою очередь, связано нежелание участников Ассоциации создавать более формализованные управленческие структуры.

Отчасти такое положение вещей, по-видимому, связано с особенностями азиатской деловой культуры, отдающей предпочтение не контрактным обязательствам, а неформальным связям; процесс переговоров при этом рассматривается не только как движение к определенному фиксируемому результату, но и как средство установ-

стр. 78


ления особых отношений, не требующих институциональных рамок. Но не менее важную роль играют и чисто экономические обстоятельства. Большинство экономик АСЕАН были и во многом остаются до сих пор однотипными. Поэтому в торговле с партнерами извне участники АСЕАН выступают как прямые конкуренты, а торговля внутри Ассоциации характеризуется вялой динамикой и небогатой товарной номенклатурой с преобладанием сырья. Доля торговли внутри АСЕАН в совокупном внешнеторговом обороте Ассоциации на протяжении всего периода 1970 - 1990- х годов колебалась на уровне 20% (для сравнения, на торговлю внутри Евросоюза приходится более 50% внешней торговли входящих в него стран).

На темпах интеграции в АСЕАН не могут не сказываться и различия в уровнях развития отдельных государств - от новой индустриальной страны Сингапур до отсталых аграрных экономик стран Индокитая. Кроме того, сама модель экономического развития, которой, по крайней мере, до конца 1990-х годов придерживались почти все страны группировки, предполагала сочетание экспортной ориентации с селективной промышленной политикой и значительной протекционистской защитой вновь формирующихся отраслей, а это создавало объективные трудности для взаимной либерализации и унификации внешнеэкономических режимов. Системы внешнеторгового регулирования в отдельных странах АСЕАН складывались по-разному. В Малайзии и Сингапуре уже давно импортные таможенные тарифы поддерживались на низком уровне, а количественные ограничения импорта применялись редко. В Индонезии, Таиланде и на Филиппинах режим регулирования по крайней мере до конца 1990-х годов имел отчетливую протекционистскую направленность. Тем более это относится к странам Индокитая и Мьянме.

Шаги по либерализации торговли в АСЕАН стали предприниматься с заключением в феврале 1977 г. Соглашения о зоне преференциальной торговли (большинство специалистов-теоретиков считают подобное образование предынтеграционным, предшествующим созданию зоны свободной торговли 7 ). Соглашение предусматривало такие меры, как взаимное снижение таможенных тарифов; ликвидация нетарифных ограничений; заключение долгосрочных торговых договоров между странами-участницами; допуск компаний из стран-партнеров к размещению государственных заказов и т.д.

В действительности в течение 1970 - 1980-х годов прогресс, да и то ограниченный, был достигнут только в области взаимного предоставления тарифных преференций. При этом использовались различные методики. Первоначально снижение тарифов происходило на добровольной основе: в ходе двусторонних переговоров каждая страна представляла списки товаров, по которым она была готова предоставить льготы. Постепенно достигнутые таким путем соглашения стали распространяться и на отношения с другими партнерами по АСЕАН. Затем, уже в 1980-е годы, стал применяться принцип многостороннего согласованного снижения тарифов по отдельным товарным позициям для импорта, происходящего из стран группировки, в определенном стоимостном объеме (то есть фактически речь шла о согласованном установлении преференциальных тарифных квот).

Число наименований товаров, включенных в преференциальные списки, постепенно увеличивалось, и к началу 1990-х годов система преференций охватывала около 28 тыс. товарных позиций. Тем не менее воздействие этих мер на торговлю внутри группировки было во многом нейтрализовано односторонними контрмерами, которые страны АСЕАН по условиям соглашений могли использовать в случае ухудшения ситуации с платежным балансом. На страновом уровне часто устанавливались списки "исключений" из системы преференций по отдельным товарным группам. В преференциальные списки нередко вносились товары, не производимые в регионе и

стр. 79


мало вовлеченные в торговлю (хрестоматийный пример - установление Индонезией льготного тарифа по импорту снегоочистителей) 8 .

В декабре 1987 г. на манильском саммите АСЕАН было решено расширить систему торговых преференций. Было поставлена задача сократить списки "исключений" с тем, чтобы по истечении пяти лет они охватывали не более 10% от числа товаров, включенных в преференциальные списки. По товарам, вновь выводимым из списков "исключений", снижение тарифов должно было составить не менее 25%. Льготные ставки по товарам, не подпадавшим под "исключения", должны были быть снижены еще на 50% в течение пяти лет в Малайзии, Таиланде и Сингапуре и в течение семи лет - в Индонезии и на Филиппинах.

Наконец, на сингапурском саммите 1992 г. был принят план создания зоны свободной торговли АСЕАН (АФТА 9 ). Фактически модель АФТА представляет собой сочетание классической зоны свободной торговли и таможенного союза, так как снижение тарифов должно распространяться не только на торговлю внутри АСЕАН, но и на отношения с внешними партнерами. Первоначально предусматривалось, что переходный период продлится с 1993 по 2008 г., и к его окончанию по товарам, включенным в утвержденную Единую схему внешнего преференциального тарифа, ставки импортных пошлин должны снизиться до уровня 0 - 5%. В среднем по шести странам, входившим в группировку на момент учреждения АФТА, Единая схема охватывает до 87% всех товарных позиций. Наибольшее число "временных исключений" (1654 товарных позиций) зарезервировала для себя Индонезия; у Сингапура, напротив, они с самого начала отсутствовали.

Снижение тарифов происходило по двум методикам - универсальной и ускоренной. Согласно универсальной методике, Малайзия и Сингапур, и без того имевшие наименьшие тарифные ставки, начали их постепенное снижение уже в 1993 г. В Брунее тарифы со ставками свыше 20% начали снижаться в 1994 г., на Филиппинах - в 1996 г., в Индонезии и Таиланде - в 1998 г. По тарифам со ставками до 20% Бруней, Индонезия и Филиппины должны были приступить к либерализации с 1996 г., а Таиланд - с 1999 г. Ускоренная методика распространялась на 12 товарных групп (растительные масла; цемент; химикаты; фармацевтическая продукция; удобрения; пластмассы; изделия из кожи; резиновые изделия; текстиль; одежда; стекло и керамика; бриллианты и ювелирные изделия). По этим группам либерализацию планировалось завершить в основном уже к концу 1990-х годов. Под действие Единой схемы не подпала непереработанная сельскохозяйственная продукция - по таким товарам страны-участницы обязались снижать тарифы в одностороннем порядке 10 .

В 1994 г. страны АСЕАН решили сократить срок создания АФТА с 2008 до 2003 г., а также распространить действия Единой схемы на всю продукцию аграрного сектора. На ханойском саммите 1998 г. начало функционирования АФТА было перенесено на еще более раннюю дату - на январь 2002 г. Для вновь вступивших в АСЕАН стран были установлены более длительные сроки либерализации: для Вьетнама - 2003 г., Лаоса и Мьянмы - 2005 г. 11 .

Переход от дирижистской к рыночной концепции интеграции в АСЕАН прослеживается особенно отчетливо в инвестиционной области. Первым опытом промышленного сотрудничества была попытка "коллективного импортозамещения". В 1978 г. было решено построить за счет государственных средств пять крупных предприятий (по одному в каждой из тогдашних стран- участниц Ассоциации), которые удовлетворяли бы потребности всех стран группировки в соответствующей продукции. Было намечено построить заводы по производству мочевины в Индонезии и Малайзии, по производству дизельных моторов - в Сингапуре, соды - в Таиланде, суперфосфата - на Филиппинах. Реализованы были лишь первые два проекта, но и они оказались не слишком удачными, ибо масштабы производства превысили потребности рынков

стр. 80


АСЕАН. Примерно такой же была судьба и провозглашенной в 1980 г. программы "промышленной взаимодополняемости". На этот раз ставилась задача скоординировать развитие в странах АСЕАН капиталоемких отраслей промышленности с тем, чтобы избежать создания дублирующих друг друга производств с избыточными мощностями. Однако на практике каждая страна стремилась к созданию таких предприятий именно на своей территории, что ставило под сомнение саму идею направляемой государством отраслевой специализации.

Более эффективной оказалась осуществляемая с 1983 г. программа, поощряющая создание частными компаниями стран АСЕАН малых и средних совместных предприятий. Большинство стран группировки вообще издавна придерживается весьма благожелательного подхода к прямым иностранным инвестициям и стимулирует их с помощью специальных преференций. А для частных инвесторов из государств - партнеров по АСЕАН начиная с 1980-х годов был установлен особо льготный режим. Частные проекты с участием компаний из других стран-участниц пользуются тарифными льготами (90% от базовой ставки) при импорте необходимых им для производственных нужд товаров. Доля обязательного участия партнеров из АСЕАН в совместных проектах изначально была установлена на уровне в 51% уставного капитала, а с 1990 г. она была снижена до 40%. Иначе говоря, к участию в таких предприятиях поощряется и иностранный капитал из-за пределов группировки. Для получения тарифных льгот необходимо, чтобы стоимость, добавленная при переработке внутри АСЕАН, составляла не менее 40% цены товара, производимого на совместном предприятии 12 .

Особую известность в мире получила практика создания в АСЕАН так называемых "треугольников роста". Имеется в виду создание свободных экономических зон, расположенных на стыке границ нескольких государств. С конца 1980-х годов такая зона существует в "треугольнике" Сингапур - штат Джохор (Малайзия) - провинция Риау (Индонезия): здесь задействованы сингапурские капиталы, малайзийские технологии среднего уровня и дешевая индонезийская рабочая сила. После 1993 г. началось формирование "северного треугольника" в зоне Малаккского пролива, куда входят четыре штата Малайзии, пять южных провинций Таиланда и две провинции индонезийского острова Суматра 13 .

Этапным рубежом для экономик АСЕАН явился азиатский финансовый кризис 1997 - 1998 гг. К числу наиболее пострадавших от кризиса стран относятся Таиланд, Индонезия, Малайзия, Филиппины. Потрясениями на фондовых и валютных рынках дело здесь не ограничилось, эти экономики пережили спад, хотя и кратковременный, в реальном секторе. В отечественной литературе подробно обсуждались динамика азиатского финансового кризиса и его причины, в том числе связанные с внешнеэкономическими факторами (изменение ситуации на экспортных рынках, отток из региона иностранного спекулятивного капитала и т.д.). Отмечу лишь, что непосредственно в ходе кризиса межгосударственные институты АСЕАН, по существу, никак себя не проявили. Столкнувшись со сходными проблемами, отдельные страны даже не пытались координировать свою стабилизационную политику, а предпочитали "выплывать в одиночку". Таиланд, Индонезия и Филиппины прибегли к финансовой помощи МВФ и в большей или меньшей степени следовали актикризисным рецептам Фонда. Напротив, Малайзия отказалась от услуг МВФ и в решении стабилизационных задач прибегла к административным мерам валютного контроля.

Воздействие кризиса на ход интеграционных процессов в АСЕАН трудно оценить однозначно. В принципе согласованные с МВФ программы действий предусматривали ускорение внешнеторговой либерализации. Но последовательно по этому пути двигалась только Индонезия. Уже с начала 1998 г. в этой стране были существенно снижены тарифы на импорт морепродуктов и продукции химической промышленно-

стр. 81


сти, а с февраля того же года по всем продовольственным товарам импортные пошлины были установлены на уровне не более 5%. Радикальному сокращению подвергся перечень товаров, подпадающих под лицензирование импорта. Для стабилизации внутреннего потребительского рынка весной 1998 г. были введены ограничения на экспорт риса, зерна, муки и растительного масла, но уже в сентябре они были заменены экспортными пошлинами.

В других странах внешнеторговая политика была более дифференцированной. Либерализация импорта одних товаров сочеталась с повышением тарифов по другим товарам. Пошлины на предметы роскоши, то есть товары, отличающиеся неэластичностью спроса по цене, увеличивались ради пополнения доходной части государственного бюджета. А новые тарифные ограничения на импорт товаров производственного назначения и продукции массового потребительского спроса должны были способствовать "охлаждению" перегретой инвестиционной сферы и сокращению дефицитов по счету текущих операций.

В Малайзии в 1997 - 1998 гг. были существенно снижены тарифы на импорт одежды, обуви, изделий из кожи, делалось это ради стимулирования спроса со стороны иностранных туристов. Но одновременно были вновь введены пошлины на импорт некоторых видов продукции машиностроения, были повышены пошлины на конструкционные материалы. Повышение пошлин охватило также предметы роскоши (такие, как хрусталь) и товары длительного пользования (автомобили, холодильники, микроволновые печи). По таким товарам был увеличен акциз и вновь установлен налог с продаж. На Филиппинах снижение импортных пошлин в январе 1998 г. на морепродукты, продовольственные товары, обувь и изделия из кожи сочеталось с повышением в начале 1999 г. тарифов на импорт одежды, текстиля и искусственных волокон. В Таиланде с октября 1997 г. были повышены импортные тарифы на автомобили, косметику, часы, фотоаппараты, одежду, обувь и т.д. В течение 1998 г. увеличивались тарифы на текстиль, одежду и продукцию черной металлургии 14 .

В целом можно констатировать, что радикального поворота к торговому протекционизму в результате кризиса не произошло. В этом, очевидно, сыграли свою роль и давление со стороны МВФ, и уже взятые на себя странами АСЕАН в рамках ВТО обязательства по "связыванию" ставок импортных пошлин, и общая приверженность правительства азиатских стран принципам внешнеэкономической открытости. Временные ограничения на изъятие иностранных портфельных инвестиций были установлены только в Малайзии. Во всех пострадавших от кризиса странах были предприняты новые усилия по стимулированию притока прямых инвестиций из-за рубежа, в том числе путем либерализации условий допуска иностранных инвесторов в ранее запретные для них отрасли.

Особенно существенно то, что с преодолением наиболее болезненных последствий кризиса государства АСЕАН вновь вспомнили об интеграционном процессе. Выразилось это прежде всего в уже упоминавшемся решении ускорить создание АФТА. Уже в 2000 г. в Индонезии по 89% товарных позиций, подпадающих под действие Единой схемы внешнего преференциального тарифа, ставки импортных пошлин находились в диапазоне 0 - 5%; в Малайзии аналогичный показатель составлял 89%, в Таиланде - 85%, а на Филиппинах - 83% товарных позиций. Хотя надо отметить, что процесс либерализации идет по-прежнему не без проблем. В частности, Малайзия ради защиты собственных производителей в 2000 г. ввела у себя "исключение" из Единой схемы для импорта автомобилей 15 .

В октябре 1998 г. было объявлено о создании в АСЕАН зоны инвестиционного сотрудничества. Утвержденным с 1 января 1999 г. по 31 декабря 2000 г. проектам в обрабатывающей промышленности с участием иностранных инвесторов, как внутренних, так и внешних, предоставлялись трехлетние "каникулы" при уплате корпо-

стр. 82


ративных налогов, а также право на беспошлинный импорт товаров производственного назначения. В последние годы оживились и разговоры о возможном введении единой валюты АСЕАН, которая должна стабилизировать систему международных расчетов в субрегионе после того, как в ходе финансового кризиса в большинстве стран АСЕАН были разрушены механизмы фиксированных валютных курсов 16 . (Хотя, вообще говоря, такой шаг представляется преждевременным с точки зрения объективной логики интеграции.)

Пока что трудно сказать, насколько все эти мероприятия будут способствовать реальному экономическому сближению стран ЮВА. В любом случае опыт АСЕАН свидетельствует, что относительно низкий уровень экономического развития и связанные с ним особенности экономической политики непосредственно влияют на динамику интеграции. Ее дальнейший ход здесь во многом будет зависеть от углубления специализации экономики входящих в Ассоциацию стран, а это предполагает их структурную перестройку, вряд ли возможную без активного участия иностранного капитала. Не случайны признания некоторых официальных лиц АСЕАН о том, что даже АФТА они рассматривают не столько как механизм развития внутрирегиональной торговли, сколько как способ привлечения прямых иностранных инвестиций (инвесторы, создавая предприятие в одной из стран группировки, будут иметь доступ и на рынки других стран) 17 .

Интенсификация связей с внешним миром у отдельных стран АСЕАН, очевидно, будет происходить по-разному. Сингапур в последние годы проявляет активность в заключении двусторонних соглашений о свободной торговле с развитыми странами. Другие страны, по-видимому, будут стремиться решать свои проблемы в отношениях с более сильными партнерами на коллективной основе, в том числе в рамках существующей в АТР организации панрегионального характера - форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС).

АТЭС: ПО ПУТИ "ОТКРЫТОГО" РЕГИОНАЛИЗМА

Планы создания организации, куда входили бы как развитые, так и развивающиеся страны региона, еще с начала 80-х годов прошлого века активно выдвигались странами-лидерами: Японией (идея "Тихоокеанского содружества") и США (идея "Тихоокеанского сообщества"). Однако долгое время эти инициативы отвергались странами АСЕАН, опасавшимися экономической гегемонии развитых государств в предлагаемом объединении, а также превращения его в очередной военно-политический блок. Поэтому дело сдвинулось с мертвой точки только с окончанием "холодной войны", и после того, как соответствующее предложение внесла относительно "нейтральная" сторона - Австралия.

Межправительственный форум АТЭС был учрежден в Канберре в 1989*. Учредителями форума выступили США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея и шесть "старых" членов АСЕАН. На протяжении 1990-х годов состав организации постепенно увеличивался, в 1991 г. в нее вступил Китай, в 1998 г. - Россия. К настоящему времени АТЭС объединяет 21 страну и территорию (помимо уже названных, это Тайвань, Гонконг (Сянган), Вьетнам, Папуа-Новая Гвинея, Мексика, Перу и Чили). В 1998 г. был установлен 10-летний мораторий на дальнейшее расширение организации.


* Действительно же влиятельной эта организация, и это нужно признать, стала благодаря вниманию к ней со стороны США. В 1993 г. Б. Клинтон предложил сделать высшим органом АТЭС регулярные встречи глав государств и правительств, и местом первого такого саммита был выбран американский Сиэтл. После этого ежегодные встречи лидеров стран АТЭС заняли достойное место в международном дипломатическом календаре.

стр. 83


Кроме саммитов важнейшими мероприятиями в АТЭС являются встречи министров иностранных дел и торговли (они обычно проводятся параллельно с саммитами). Регулярно проходят также встречи старших должностных лиц ведомств, ведающих делами экономики, то есть министерские конференции с участием лидеров экономического блока правительств стран-участниц. Для углубленной проработки отдельных вопросов сотрудничества созданы многочисленные комитеты и рабочие группы (Комитет по торговле и инвестициям с подкомитетами по стандартам и по таможенным процедурам; Экономический комитет; рабочие группы по энергетике, рыболовству, развитию человеческих ресурсов и т.д.) 18 . Координирует деятельность этих структур Секретариат АТЭС. В совокупности они обеспечивают подготовку документов, принимаемых на саммитах и встречах министров.

Деятельность форума носит консультативный характер. Решения принимаются консенсусом и не являются обязывающими. Однако организацией уже заявлены достаточно амбициозные цели. В Декларации, принятой в 1994 г. на саммите в Богоре (Индонезия), была поставлена задача создать в регионе зону свободы торговли и инвестиций: к 2010 г. она должна включать в себя развитые страны, а к 2020 г. - и развивающиеся страны АТР 19 .

Механизмами внешнеторговой либерализации в АТЭС призваны стать:

- во-первых, ускоренная добровольная посекторная либерализация. Речь идет о более быстром снятии тарифных и нетарифных барьеров в торговле определенными категориями товаров так, чтобы эти меры были осуществлены еще раньше сроков, установленных Богорской декларацией. К числу таких отраслевых секторов на саммите в Ванкувере (1997) были отнесены: информационные технологии; телекоммуникации; энергетическое оборудование; химические товары; рыба и рыбопродукты; древесина; медицинское оборудование; игрушки; ювелирные изделия; экологические товары; масличные культуры и масла; продовольственные товары; натуральный и синтетический каучук; удобрения; автомобили; авиационная техника (всего - 15 товарных групп, на которые, по оценкам, приходится до 40% всей торговли участников АТЭС ). На саммите в Куала-Лумпуре (1998) вопрос об ускоренной посекторной либерализации было решено передать в ВТО в качестве региональной инициативы;

- во-вторых, индивидуальные планы действий по либерализации экономики. Каждая страна формирует и ежегодно обновляет такой план с учетом особенностей своего хозяйственного развития. Планы содержат добровольно принимаемые на себя странами обязательства по снижению тарифов, устранению количественных ограничений, защите прав интеллектуальной собственности, стандартизации и упрощению таможенных процедур и т.д. Россия впервые представила такой план в 2001 г.;

- в-третьих, коллективные планы действий по реализации договоренностей, достигнутых на саммитах, а также в комитетах и рабочих группах.

Что касается либерализации движения капитала, то Комитетом АТЭС по торговле и инвестициям был разработан рекомендательный "Перечень возможных вариантов либерализации инвестиций и содействия бизнесу". Каждая страна-участница может самостоятельно выбирать конкретный набор мер и осуществлять их в одностороннем порядке. В качестве общих принципов политики по отношению к иностранному капиталу странам АТЭС рекомендованы: "прозрачность" законодательства, недискриминационный подход, предоставление иностранным инвесторам национального режима, отказ от необоснованной экспроприации, устранение двойного налогообложения и т.д. В то же время допускаются изъятия из национального режима, если они диктуются общей ситуацией в хозяйственном законодательстве страны 20 .

Деятельность АТЭС открывает широкий простор для оценок. С точки зрения оптимистов форум являет собой пример современного, "открытого" регионализма. Пе-

стр. 84


реговорный процесс не ведет к формированию замкнутого торгового блока, снятие торговых и инвестиционных ограничений в пределах организации распространяется и на отношения с партнерами из других регионов, и в этом смысле оно является важным подспорьем практики либерализации в рамках ВТО. Наблюдатели-скептики возражают на это, что либерализации в рамках АТЭС как таковой фактически не существует, а есть лишь процессы либерализации на добровольной основе, в рамках двусторонних соглашений или на уровне субрегиональных организаций (АСЕАН, НАФТА), с одной стороны, и глобальный процесс либерализации в ВТО - с другой. Имеет место и точка зрения, согласно которой АТЭС является надстройкой над несуществующим фундаментом: реально процессы интеграции идут только над субрегиональном, а не на панрегиональном уровне, и поэтому организация - это не более чем механизм согласования интересов между североамериканским и восточноазиатским "центрами силы".

Действительно, будущее АТЭС выглядит пока весьма неопределенным. Согласованная внешнеторговая либерализация во всем регионе проблематична уже потому, что разные уровни развития отдельных стран предопределяют многообразие степеней тарифной и нетарифной защиты национальных экономик. При разных "базовых" ставках импортных тарифов, от которых отталкивается политика либерализации, затруднено "связывание" уменьшенных ставок не только на многосторонней, но даже на двусторонней основе. Едва ли не единственный возможный вариант в такой ситуации - это практикуемая в АТЭС добровольная либерализация, но она вряд ли может быть быстрой.

Различны и цели, которые ставят перед собой развитые и развивающиеся государства в инвестиционной области: азиатские страны, пережившие недавно финансовый кризис, вряд ли испытывают восторг от перспективы дальнейшего ослабления контроля за движением спекулятивного капитала. Различны и представления участников АТЭС о дальнейшей эволюции его организационных структур: расширение форума уже сделало его достаточно рыхлым образованием, а это угрожает столь любимому азиатами принципу консенсуса.

Во всяком случае можно констатировать, что на сегодняшний день деятельность организации полезна, как минимум, в нескольких аспектах. АТЭС выступает как форум для переговоров между ведущими странами региона, у многих из которых отношения друг с другом отягощены многолетним грузом взаимного недоверия. Речь идет не только об отношениях в рамках "большого треугольника" США - Россия - Китай, но и, скажем, о российско-японских отношениях, поступательное развитие которых во многом блокируется неурегулированным территориальным спором и проблемой так и не заключенного со времен Второй мировой войны мирного договора. Форум выступает и как инструмент согласования интересов между восточноазиатскими странами, у которых до сих пор, несмотря на активные экономические связи, сохраняются значительные идеологические и политические расхождения, в том числе по поводу отношения к американскому и другому западному влиянию.

Деятельность комитетов и рабочих групп форума способствует налаживанию сотрудничества по конкретным направлениям. Стоит упомянуть о совместной программе "Электронный АТЭС", которая нацелена на распространение в регионе современных информационных технологий, развитие систем электронной торговли, расширение доступа к Интернету, в том числе в менее развитых странах. Действуют совместные проекты в области образования (программы повышения квалификации учителей, развития системы дистанционного обучения и т.д.), программы по контролю за распространением эпидемических заболеваний и т.д. Происходит согласование позиций и выработка единообразных принципов торговли продукцией отдельных отраслевых секторов. Так, принята "Продовольственная программа АТЭС", которая

стр. 85


предусматривает единые стандарты производства сельскохозяйственной продукции и торговли продовольственными товарами. По всем этим направлениям предусматриваются меры экономической помощи со стороны более развитых стран менее развитым.

Переговоры в рамках АТЭС способствуют выдвижению все новых инициатив о заключении локальных соглашений о свободной торговле. К примеру, Сингапур уже заключил такие двусторонние соглашения с Новой Зеландией и Японией и ведет соответствующие переговоры с США, Австралией, Мексикой и КНР. Такие же переговоры ведутся между Новой Зеландией и Чили, Южной Кореей и Мексикой и т.д. В азиатской части АТР в последние два года активизировались попытки многосторонней торговой либерализации. В 2000 г. был выдвинут план создания к 2010 г. зоны свободной торговли по принципу "10 + 3" (с участием стран АСЕАН, Японии, Китая и Южной Кореи). Очевидно, что его реализация сопряжена со многими трудностями, в особенности из-за продолжающейся стагнации японской экономики. Это побуждает азиатские страны искать альтернативные варианты либерализации в более узком составе. В конце 2001 г. о намерении либерализовать в течение десяти лет двустороннюю торговлю заявили страны АСЕАН и Китай. Будут ли эти планы выполнены - покажет будущее, возможно, их выдвижение свидетельствует о зарождении в АТЭС механизмов "разноскоростной интеграции".

По-видимому, и для современной России участие в АТЭС перспективно прежде всего с точки зрения учета этих аспектов.

Изучение механизмов и процессов экономической интеграции в АТР позволяет сделать ряд выводов, важных как с точки зрения участия России в делах этого региона, так и в плане ее участия в интеграционных проектах на западном направлении, в частности возможного создания зоны свободной торговли между Россией и Евросоюзом.

Опыт АТР свидетельствует, что интеграция не является ни самоцелью, ни панацеей, способной магическим образом решить экономические проблемы России. Более того, форсированное подключение РФ к проектам многосторонней внешнеэкономической либерализации, не подкрепленное объективной логикой хозяйственных связей, будет России скорее, во вред, чем пойдет на пользу, фактически оно может повлечь за собой экономическое подчинение ее более сильным зарубежным партнерам. Но это не означает, что Россия в настоящий момент вообще не должна участвовать в деятельности международных региональных группировок. Надо лишь четко представлять себе, что реально может себе позволить сейчас страна и что она может получить от такого участия.

Практика АТР показывает, что региональные группировки ценны уже самой возможностью диалога, а это весьма важно для отношений России с теми странами и Запада, и Востока, которые еще недавно воспринимались нами как вероятные военные противники. Участие в региональных организациях важно и для защиты национальных экономических интересов по уже имеющимся направлениям сотрудничества. В этой связи большой интерес представляет не только механизм АТЭС, но и накопленный в АСЕАН опыт "диалогов" с ведущими развитыми странами. В аналогичных структурах с членством России могли бы участвовать и ее партнеры по ЕврАзЭС и СНГ.

Что же касается собственно политики экономической интеграции со странами "дальнего зарубежья", то здесь предпочтительным представляется сугубо постепенный подход. Вряд ли нужно исходить из того, что первой формой интеграционных объединений с участием России будет именно зона свободной торговли. К этой форме сотрудничества еще нужно подойти через промежуточные ступени типа зоны преференциальной торговли, как это было в 1970 - 1980-е годы в АСЕАН. В то же время

стр. 86


не стоит "зацикливаться" на интеграционной политике исключительно в сфере торговли. Для современной России особое значение имеет привлечение инвестиционных ресурсов из-за рубежа, и уже в настоящее время вполне возможно целенаправленное поощрение инвестиций из "привилегированных" стран-партнеров. Это может вызвать недовольство международных экономических организаций, традиционно настаивающих на единообразии "правил игры". Но, как представляется, и в области привлечения иностранного капитала, и во внешнеэкономической политике в целом нам нужно ориентироваться не на следование неким абстрактным принципам, а не отстаивание собственных экономических интересов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Буглай В. Б. Доктрины наднационального регулирования экономических отношений. М., 1984. С. 6 - 38; Международные экономические отношения / Под ред. И. П. Фаминского. М., 2001. С. 739 - 747.

2 См.: Линдерт П. Экономика мирохозяйственных связей. М., 1992. С. 157 - 160.

3 От англ.: Association of South-East Asia Nations.

4 См. подробнее: Автономов А. С., Гаврилова И. Н. Эволюция международно-правовых форм сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе. М., 1998. С. 22 - 23.

5 UNCTAD. Handbook of Economic Integration and Cooperation Groupings of Developing Coutries. V. 1. New York-Geneva, 1996. P. 109 - 110.

6 См.: Bende-Nabende A. FDI, Regionalism, Government Policy and Endogenous Growth: A comparative study of ASEAN - 5 economies, with development policy implications for the least developed countries. Aldershot etc, 1999. P. 1 - 2, 32 - 33.

7 См.: Yeung M., Perdikis N., Kerr W. Regional Trading Blocs in the Global Economy: The EU and ASEAN. Cheltenham - Northampton (MA), 1999. P. 49 - 50.

8 См. подробнее: АСЕАН в системе международных экономических отношений. М., 1994. С. 49 - 54.

9 От англ.: ASEAN Free Trade Area.

10 Handbook of Economic Integration. P. 105 - 107.

11 China Daily. 2001. September 18.

12 Handbook of Economic Integration. P. 107 - 109.

13 См.: Chia S. Y., Lee T. Y. Subregional Economic Zones: A New Motive Force in Asia - Pacific Development // Bergsten F., Noland M. (eds.). Pacific Dynamism and the International Economic System. Washington, 1993. P. 225 - 269.

14 См.: Bora B., Neufeldl. Tariffs and the East Asian Financial Crisis // UNCTAD. Policy Issues in International Trade and Commodities. Study Series No. 13. New York - Geneva, 2001. P. 12 - 22.

15 Far Eastern Economic Review. May 4, 2000. P. 32.

16 См.: Bayoumi T., Mauro P. The Suitability of ASEAN for a Religional Currency Arrangement. IMF Working Paper, WP/99/162, December 1999. P. 3 - 8.

17 Far Eastern Economic Review. July 28, 1994. P. 31.

18 См. подробнее: Гоннаренко С. Н. Рабочие группы, комитеты и другие органы АТЭС: основные направления деятельности // Проблемы Дальнего Востока. 1998. N 4. С. 15 - 28.

19 Far Eastern Economic Review. November 24, 1994. P. 14.

20 См.: Rugman A. Towards in Investment Agenda for APEC // Transnational Corporations. V. 6. No. 2 (August 1997). P. 115 - 126; Ли Чжуою Участие Китая в либерализации инвестиций в АТЭС: стратегический подход // Гоцзи маои вэньти. 2001. N 1. С. 38 - 41 (на кит. яз.).


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ТЕНДЕНЦИИ-СОВРЕМЕННОГО-РАЗВИТИЯ-ИНТЕГРАЦИОННЫЕ-ПРОЦЕССЫ-В-АТР-НАВСТРЕЧУ-ВЫЗОВАМ-ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

П. М. МОЗИАС, ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В АТР: НАВСТРЕЧУ ВЫЗОВАМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 24.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ТЕНДЕНЦИИ-СОВРЕМЕННОГО-РАЗВИТИЯ-ИНТЕГРАЦИОННЫЕ-ПРОЦЕССЫ-В-АТР-НАВСТРЕЧУ-ВЫЗОВАМ-ГЛОБАЛИЗАЦИИ (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - П. М. МОЗИАС:

П. М. МОЗИАС → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОГО РАЗВИТИЯ. ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В АТР: НАВСТРЕЧУ ВЫЗОВАМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android