Libmonster ID: UZ-931
Author(s) of the publication: В. С. КИРЕЕВ

Статья первая

(c) 2004

Становление национального капиталистического уклада в колониально зависимых странах Азии и Африки проходило под воздействием двух сил: колониальной администрации и традиционных структур. Среди колониально зависимых стран Индия характеризовалась одним из самых высоких темпов формирования национального капитализма. Каста, будучи колоритным проявлением традиционных структур, оказывала определенное влияние на становление и функционирование капиталистического уклада в этой стране.

Исследование роли кастового фактора в становлении капиталистического предпринимательства в колониальной Индии позволяет выявить специфику индийского капитализма. Этот вопрос будет рассмотрен в двух статьях. Настоящая статья (первая) посвящена роли касты в формировании слоя индийских капиталистических предпринимателей, разработавших систему организации и ведения предпринимательской деятельности на базе традиционных связей.

Вторая половина XIX - начало XX в. в Индии характеризуется значительным темпом развития капиталистических отношений, порождавших отличные от феодальных императивы поведения и формировавших новые факторы общественного развития. В условиях неизбежности трансформации традиционных предпринимательских структур перед их носителями вставала проблема, с одной стороны, адаптации этих структур к новым реалиям, с другой - пересмотра старых позиций и внедрения иных приемов и способов ведения предпринимательской деятельности, характерных для нового, капиталистического способа производства.

При выборе круга освещаемых проблем мы руководствуемся практически вездесущей особенностью индийского общества, уходящей корнями в древность и придающей ему неповторимый цивилизационный колорит, - кастовостью, и соотносим традиционный фактор с кастовым.

По социально-политической линии заслуживают внимания два важных фактора - дивергенция администрации и экономики в ходе развития буржуазных отношений, а также взаимозависимости этих двух аспектов. В этом смысле каста в Индии стояла перед необходимостью взаимодействия с администрацией и экономикой капиталистического образца, выступая при этом в двоякой роли: как форма организации общества - при взаимодействии с администрацией и как один из факторов общественного производства - при взаимодействии с экономикой. Выявление средств и способов подобного взаимодействия позволяет применить новые параметры при характеристике генезиса капиталистических отношений в Индии и тем самым точнее определить специфику индийского капитализма.

стр. 37


Формами предпринимательства выступали фабричное производство и банковская деятельность. Этапы развития этих форм соотносятся с фазами развития предпринимательства. Применительно к Индии можно определить хронологические рамки одной из таких фаз - с 1854 г. (появление первой индийской фабрики) по 1906 г. (основание коммерческого банка "Бэнк оф Индиа" - первого банка, предоставлявшего долгосрочные кредиты). В этот период в Индии закладываются основы современной капиталистической инфраструктуры - во многом усилиями британской метрополии. К 1871 г. была сдана в эксплуатацию железнодорожная линия Бомбей-Мадрас-Калькутта, к 1890-м гг. железные дороги связали почти все экономически важные в то время районы страны. Появляются телеграф, единая почтовая сеть. Резко возрастает тираж общеиндийских газет на английском языке и прессы на местных языках.

Изучение этого периода было достаточно интенсивным как в отечественной, так и зарубежной историографии. В нашей стране вопросам развития индийского капитализма посвящены работы таких видных исследователей, как И. М. Рейснер, А. М. Дьяков, В. И. Павлов, А. И. Левковский, В. В. Черновская. Следует отметить, что интересующие нас положения, изложенные в работах И. М. Рейснера и А. М. Дьякова, на сегодняшний день во многом устарели. В рамках заявленной темы наибольший интерес для нас представляют труды В. И. Павлова, в которых раскрыт генезис национальной индийской буржуазии. В основу его работ лег тезис В. И. Ленина о дуалистическом характере формирующейся буржуазии в странах Азии: с одной стороны, утверждалась прогрессивность буржуазных элементов, поскольку их интересы совпадали с интересами национально-освободительного движения, с другой стороны, отмечался реакционный характер молодой буржуазии как носителя националистических настроений. Надо сказать, что В. И. Павлов впервые в нашей стране отметил кастовый характер индийской буржуазии и выявил несколько составляющих ее кастовых групп. Уделил он внимание и способам предпринимательской деятельности. Заслуга В. И. Павлова здесь состоит в первую очередь в раскрытии явления внутрикастового кредитования. При этом отметим, что прочие формы кастового взаимодействия в предпринимательской сфере выявлены им не были. Более того, описанное ученым внутрикастовое кредитование может быть интерпретировано как корпоративная круговая порука, иными словами - внутрикастовое кредитование раскрывалось как явление не специфически кастовое. Приведенные В. И. Павловым факты в подтверждение тезиса о кредитовании не всегда в полной мере отражают это явление с кастовой стороны.

За рубежом наиболее заметными исследователями проблем индийского предпринимательства могут быть названы Т. А. Тимберг, Д. Трипатхи, К. Марковитц. Работы Д. Трипатхи и К. Марковитца, помимо обширного фактического материала по интересующей нас проблеме, содержат оригинальные фундаментальные разработки. Экономист Т. А. Тимберг, ставя задачу исследования роли национальных предпринимателей в развитии капиталистических отношений в Индии, выявил также, опираясь на теоретические разработки М. Вебера, ряд социальных особенностей индийского предпринимательства.

В качестве характерного примера национального индийского предпринимательства уместно рассмотреть марварийскую кастовую группу как одну из наиболее значительных по масштабам деятельности и наиболее динамичных в социально-экономическом плане. Из марварийских каст вышли многие крупные индийские промышленники и банкиры, основавшие известные корпорации, концерны и банкирские дома (Бирла, Сингхания, Руйя и др.).

Среди существенных особенностей источников по марварийским кастам надо отметить их многообразие и неодинаковое истолкование со стороны исследователей нашей страны, Западной Европы и Индии. Первую группу источников составляют исследова-

стр. 38


ния европейских этнографов второй половины XIX в., проводивших учет кастовых общин и групп и делавших попытку определить их социально-экономическую роль: атрибутику, род занятий, традиции и vol.п [см., в частности: Enthoven, 1990]. Вторая группа образована широким пластом справочных и отчетных изданий колониальной администрации. Усилиями британской метрополии в конце XIX - начале XX в. проводился широкомасштабный учет различных сфер жизни колоний (в первую очередь Индии и Бирмы). В поле зрения работавших в этом направлении комиссий попадали кастовые группы. Следует сказать, что справочные издания англичан (газеттиры) получают в мировой индологии неоднозначное толкование. Так, индийские исследователи не считают их источниками. При этом в газеттирах содержится столь значительный материал, что ему едва ли можно найти аналогию в других источниках. Далее, в определенных масштабах учетная деятельность проводилась также португальскими колонизаторами. Изданный под редакцией С. Р. Далгаду в 1910 г. двухтомный справочник-глоссарий "Glossario Luso-Asiatico" практически уникален [Dalgado, 1988].

Термин марвари означает "выходец из Марвара" - области Раджпутаны. Это экзотермин, наименование нескольких десятков торгово-ростовщических каст и групп каст, первоначальной территорией проживания и деятельности которых был Марвар и прилегавшие к нему районы. Другим наименованием этих каст был термин ваниа или баниа, что означало "торговец - человек, занятый в торговле" [Dalgado, 1988, vol. I, с. 93 - 94; Enthoven, 1990, vol. III, p. 412 - 442].

В марварийскую группу входили крупные касты агарвала, ханделвал, махешвар, освал и парвар [Enthoven, 1990, vol. I, p. 1; vol. П, p. 194, 418; vol. III, p. 150, 235]. Во второй половине XIX в. из этой кастовой группы вышли крупные промышленники и предприниматели, банкиры и торговцы Бомбейского президентства [Timberg, 1978, р. 179 - 185]. Группа состояла преимущественно из эндогамных каст, между которыми поддерживались как экономические, так и ритуальные отношения [Enthoven, 1990, vol. Ш, р. 413 - 414, 425]. Это было обусловлено близостью их иерархического статуса - различия между ними практически были чисто локальные [Enthoven, 1990, vol. III, p. 412 - 413, 423, 426, 430, 436]. Марвари придерживались индуистского и джайнского вероисповедания. Следует также отметить, что, поскольку с традиционной точки зрения в Индии торговля и ростовщичество считались более почетными занятиями, чем земледелие или ремесло, кастовый статус марвари был достаточно высоким.

Географическое расположение Раджпутаны обусловило определенные особенности торговой и ростовщической деятельности в этом районе. В свое время через Раджпутану проходил торговый путь от гуджаратских портов к центру империи Великих Моголов, благодаря чему марварийские торговцы и ростовщики смогли сделать большие накопления. По своим экономическим интересам марвари никогда не были прослойкой национальных торговцев и ростовщиков Раджпутаны [Павлов, 1958, р. 215]. Еще в XVI в., после образования огромной могольской державы, стали открываться новые возможности для расширения деятельности марварийских торговцев и ростовщиков. Со второй половины XVII по начало XVIII в. этому способствовало разложение как государственной феодальной земельной собственности, так и центральных фискальных органов; разъезжавшие по всей стране марварийские ростовщики все чаще использовали казну периферийных по отношению к Могольской империи феодальных государств (навабств и др.) для своего обогащения (откуп, займы, перевод налогов и vol-д.). К концу XVIII - началу XIX в. представителей марварийских каст можно было встретить почти во всех районах Индии [Timberg, 1978, р. 42 - 43].

В дальнейшем тенденции экономического развития Индии практически ставили крест на перспективах предпринимательской деятельности в пределах Раджпутаны.

стр. 39


С середины XIX в. существенно ограничились возможности непосредственного использования ростовщиками феодальной казны, многие источники дохода исчезли [Imperial Gazetteer..., vol. XI, p. 421; vol. XXI, p. 57]. В 1870-х годах единственной функцией местных ростовщиков была посредническая деятельность - перевод дани, выплачиваемой раджпутскими княжествами колониальной администрации [Павлов, 1958, р. 216]. В подобных условиях Раджпутана не могла выступать в качестве благоприятного поля деятельности.

Миграция марвари в другие районы Индии началась, как было указано, значительно раньше. Важно, что в исследуемый период ни один крупный марварийский предприниматель уже не вел деятельность в пределах территории проживания своих предков. Раджпутана оставалась марварийским кредитным центром, однако основные проекты реализовывались за ее пределами. Резиденцией глав нескольких крупных фирм ростовщиков- сетхов был Аджмир, при этом опорные пункты этих фирм, через которые велась торговля зерном, хлопком и опиумом, имелись по всей Раджпутане и другим районам Индии [Павлов, 1958, р. 218].

Чрезвычайно высокую активность марвари проявляли на территории Махараштры. В последней четверти XIX в. они были самой сильной группой торговцев и ростовщиков в этом районе. Приводимая газеттирами статистика ростовщического финансового оборота во многих районах Махараштры иллюстрирует абсолютное преобладание марвари [Imperial Gazetteer..., vol. III, p. 317; vol. XI, p. 59]. Данные, относящиеся к началу XX в., также свидетельствуют о преобладании марварийского торгово-ростовщического капитала среди местных торговцев и ростовщиков в восточной Махараштре [Imperial Gazetteer..., vol. I, p. 401; vol. V, p. 421; vol. VI, p. 104; vol. XI, p. 66]. Более того, источники сообщают о высокой численности марварийских торговцев и ростовщиков: в конце XIX в. марвари стали преобладать среди торговцев и ростовщиков западной Махараштры, входившей в состав Бомбейского президентства [Bombay Gazetteer, vol. XVIII, pt. 2, p. 167; vol. XX, p. 244; Census of India, p. 181]. Зажиточные марвари поселились в районах Хандеш, Ахмаднагар, Пуна, Тхана, Дхарвар, Колаба, Джанджир, Ратнагири и Савантвади еще до 1818 г. [Bombay Gazetteer, vol. I, p. 121; vol. IV, p. 74 - 78, 295, 3, 262, 278; vol. XVII, p. 124; vol. XIX, p. 59 - 61, 113 - 116]. В 1870-е годы в районе Тханы марвари абсолютно преобладали по численности среди крупных торговцев, банкиров и предпринимателей [Bombay Gazetteer, vol. XIX, p. 113 - 116]. К 1911 г. 60 тыр. марвари Махараштры были ведущими торговцами зерном и банкирами [Census of India, p. 41].

Выше было сказано, что марварийская группа состояла из многих сходных между собой каст, между которыми существовали определенные связи. Свое экономическое выражение они находили в торговых союзах, "гильдиях" (guilds) [Enthoven, 1990, vol. III, p. 412], которые представляли собой коллегии авторитетных лиц - махаджанов: "существуют торговые объединения ваниа [источник говорит о марвари. - В. К.], членов которых называют махаджанами" [Enthoven, 1990, vol. III, p. 413]. Подобные союзы существовали как на уровне всей общины, так и на уровне отдельных каст или подкаст [Enthoven, 1990, vol. III, p. 413 - 442].

Каждая гильдия возглавлялась главой, который именовался сетх [Gazetteer of Bombay City..., p. 107 - 108]. Он мог называться и по-иному - патель. Эти термины не эквивалентны, поскольку первый, как правило, относился к городской коллегии, а второй - к деревенской. Патель часто, помимо координации местной торговли, выступал в роли своеобразного арбитра в торговых спорах между торговцами и ростовщиками - выходцами из одной касты или близких по статусу каст [Dalgado, vol. II, p. 192 - 193]. Подобная функция у сетха источниками не упоминается. Должность сетха передавалась по наследству, причем этот принцип соблюдался столь неукоснительно, что даже если наследовавший должность был недостоин занимать ее (дурной

стр. 40


характер, болезнь, возникшая недееспособность и прочее), он сохранял титул и привилегии, а функции брал на себя другой член той же касты [Gazetteer of Central Provinces, p. 107 - 108].

Административные функции в гильдии нес своеобразный управляющий - гомашта (этот термин мог обозначать как самого управляющего, так и его агента). Он созывал собрания гильдии, производил денежные сборы, вел необходимую документацию, следил за выполнением всех предписаний [Gazetteer of Bombay Presidency, p. 108]. Хотя сетх и гомашта были из одной касты, последний был лицом оплачиваемым, и должность его не была наследственной.

Главными функциями гильдий было обеспечение экономических привилегий их членам, защита от рыночной стихии, поддержание конкурентоспособности фирм-членов и vol. п. Очевидно, возникновение подобных союзов было обусловлено узостью рынка, который был поделен на сферы влияния ("традиционные связи и организации давали марвари преимущество, к большому недоумению англичан, использовавших весь современный аппарат и связи" [Timberg, 1978, р. 37 - 38]). Предпринимательская деятельность без ведома махаджанов могла привести к банкротству. Так, в конце XIX в. в Бомбее несколько индустриальных групп марвари были разорены спекуляцией, которой они занимались втайне от махаджанов гильдии, в которую входили [Timberg, 1978, р. 39 - 40]. Одной из функций гильдий была практическая реализация внутрикастового кредитования, отмеченного В. И. Павловым. Возникновение этой практики было во многом обусловлено спецификой кредитной системы Британской Индии.

С дальнейшим развитием компрадорской и внутренней торговли возникла необходимость создания надежного и разветвленного кредитного аппарата. Высшим централизующим звеном этого аппарата стали колониальные банки и управляющие агентства, а промежуточные и низовые звенья составляли различные категории индийских торговцев и ростовщиков, в том числе марвари [Павлов, 1958, р. 145]. Английские банки предоставляли только краткосрочные кредиты под высокие проценты и обеспечение и финансировали почти исключительно внешнюю торговлю [Павлов, 1958, р. 243]. Кредит на других условиях (в частности долгосрочный) в конце XIX в. можно было получить только по линии "туземного" кредитования.

Внутри марварийской общины существовала практика внутрикастового кредитования, осуществлявшегося через гильдии. Суть этой практики сводилась к тому, что кредит, необходимый для начала собственного дела, предоставлялся желающему преуспеть в ростовщичестве его сокастниками. Источник сообщает, что "при начале своего бизнеса ростовщик встречает много членов своей касты, которые готовы оказать ему помощь" [Imperial Gazetteer..., vol. I, p. 165]. Такой кредит часто предоставлялся без всякого обеспечения и необходимого по европейским стандартам оформления. Благодаря кастовым связям кредитор был хорошо осведомлен о делах должника (в том числе о его платежеспособности), и честность последнего гарантировалась кастовыми обычаями. Газеттир сообщает, что "марвари беспринципен в делах с другими, но чрезвычайно редко бывает, чтобы он обманул члена своей касты" [Bombay Gazetteer, vol. XIX, p. 181]. В случае обмана на провинившегося могли быть наложены различные санкции, в том числе исключение из касты. В. И. Павлов отметил факт такого исключения у тамильской торгово-ростовщической касты четти [Павлов, 1958, р. 145]. Хотя источники не упоминают подобных конкретных случаев у марвари, уместно предположить существование исключения и у них, поскольку такая практика была распространена по всей Индии.

Внутрикастовое кредитование породило систему "туземных" векселей, имевших хождение только в среде связанных между собой ростовщиков и местных банкиров. Они именовались хунди [Imperial Gazetteer..., vol. I, p. 165]. Ликвидность подобных

стр. 41


векселей определялась ростовщиками-махаджанами, входившими в гильдии: "существует регулярная котировка векселей, хорошо известная братству банкиров-марвари и практикующаяся ими в их взаимных сделках, однако марвари совсем не стесняются срывать со случайных клиентов столько, сколько смогут" [Gazetteer of Central Provinces, p. 333 - 334]. Практика внутрикастового кредитования помогала марварийским ростовщикам получать значительные прибыли и во второй половине XIX в. Во время "хлопкового бума", пришедшегося на 1860-е гг., богатые марвари кредитовали торговлю хлопком, которой занимались члены их каст, и получали на этом немалые барыши [Bombay Gazetteer, vol. IV, p. 64].

Другой функцией гильдии (коллегии махаджанов) было обеспечение функционирования сети торговых агентов. Так, в Нагпуре марварийские банкиры "почти не выдавали мелких займов и действовали через агентов, обосновавшихся в каждом городке дистрикта и предоставлявших займы беднякам под высокие проценты. Сами банкиры имели прочные вексельные отношения с дельцами Бомбея, Бенареса, Индура, Амраоти, Хайдарабада и Джайпура, где у них были свои представители или постоянные контрагенты" [Gazetteer of Central Provinces, p. 333 - 334]. Т. А. Тимберг упоминает о сборе информации о выгодных сделках, осуществлявшийся торговыми агентами [Timberg, 1978, р. 133 - 137]. Сеть торговых агентов с успехом использовала богатые возможности технической инфраструктуры, создававшейся англичанами. Благодаря железным дорогам и телеграфу достигалась высокая оперативность: информация доставлялась в считанные часы [Timberg, 1978, р. 48].

Помимо гильдий, источники упоминают еще две формы организации марвари: гадди и баса.

Расселяясь по всей Индии, марвари образовывали своего рода локальные общины- землячества, объединения - баса, которые управлялись и финансировались крупными марварийскими фирмами [Plans, 1959, р. 122; Timberg, 1978, р. 5 - 6]. Делалось это, как считает Т. А. Тимберг, в целях защиты от произвола чужаков и обеспечения сплоченности их членов, а также поддержания связи с районами первоначального проживания {Timberg, 1978, р. 5]. Подобная защита действительно была необходима, поскольку, например, в Махараштре "местные маратхи относились к ним [марвари-иммигрантам. - В. К.] как к чужакам, которые перенесли свой капитал на их родину" [Timberg, 1978, р. 221]. Последующие поселенцы искали контакты с марварийскими баса, где они могли найти приют - жилище и питание [Timberg, 1978, р. 179]. К сожалению, источники ничего не говорят о внутреннем устройстве баса.

По мере расширения сферы деятельности марвари стали возникать крупные марварийские многоотраслевые фирмы. Подобные фирмы имели один или несколько филиалов, именовавшихся гадди [Timberg, 1978, р. 133 - 137]. Гадди возникали, как правило, в крупных городах, на месте пересечения торговых путей [Dalgado, 1988, vol. I, p. 412 - 413].

Гадди выполняли главным образом коммерческие функции. Источники рисуют нам следующую картину: "Их [гадди] деловую документацию составляли бухгалтерские книги и кассовые ведомости. Штат набирался управляющим (муним), у которого имелось несколько заместителей (гомашта). Каждый их них нес ответственность за какую-либо бухгалтерскую книгу, а также был обязан следить за сделками, которые фиксировались в этой книге. Важную работу выполнял кассир, под контролем которого находилась кассовая книга рокарвахи и сама касса. Существовала ведомость кхатавахи, в которую вносились балансовые отчеты всех контролируемых агентством дочерних фирм, ведомость хунди-нукл, куда заносились все туземные векселя -хунди, а также ведомость джамавахи, где фиксировался переучет товаров" [Bombay Gazetteer, vol. I, p. 42; vol. IV, p. 63 - 80; vol. XIX, p. 110]. В большинстве случаев гадди были обязаны регулярно отправлять финансовые отчеты в "главный офис" фирмы,

стр. 42


ее штаб-квартиру [Timberg, 1978, p. 137]. Гадди возглавляли либо члены определенной марварийской касты, либо люди, по определенным причинам заслуживающие доверия [Dalgado, 1988, vol. I, p. 412; Timberg, 1978, p. 128].

Т. А. Тимберг упоминает фирму марварийского дельца Тарачанда Гханшьямдаса, которая к 1872 г. имела филиалы-гадди в Калькутте, Бомбее, Ратламе, Индуре, Удджайне. Они выпускали векселя-хунди, имевшие ограниченное хождение (только в среде касты Т. Гханшьямдаса) [Timberg, 1978, р. 137]. Члены руководства гадди Гханшьямдаса были из одной касты, и одновременно с финансовой несли также обязанность в качестве члена касты перед "главным офисом" фирмы [Timberg, 1978, р. 133 - 134]. Параллельно с этим существовали и баса этой фирмы, где жили служащие гадди и их семьи. Баса размещали своих членов не безвозмездно, а за плату, хотя и мизерную по сравнению со стоимостью найма обычного жилья [Timberg, 1978, р. 133 - 135].

Как уже говорилось выше, во второй половине XIX в. в условиях интенсификации сырьевой эксплуатации Индии британской метрополией делались крупномасштабные капиталовложения в инфраструктуру колонии: в первую очередь в строительство и эксплуатацию железных дорог и телеграфа, сеть которых к 1890-м гг. достигла самых малых городов Раджпутаны, родины марвари [Новая история Индии, 1961, р. 339 - 347; Timberg, 1978, р. 48]. В этих условиях марварийские дельцы не только сохранили свои прежние финансовые позиции, но и создали новые накопления, куда большие по масштабам.

Предпринимательская деятельность марварийских дельцов может быть условно разделена на две фазы: накопление капитала традиционными способами и его вложение в прибыльные капиталистические проекты в дальнейшем.

Источник описывает процесс накопления капитала начинающих марварийских ростовщиков в Махараштре 1900-х гг. следующим образом: "Баниа из Марвара (vol.e. Раджпутаны. - В. К. ), желающий заняться ростовщичеством, обычно приезжает с имеющимся у него капиталом из векселей (имеются в виду векселя-хунди. - В. К.) , золотых и серебряных украшений. По прибытии он встречает много членов своей касты и знакомых, которые готовы ему помогать. Затем месяц или два марвари разъезжает по округе, изучая условия местной торговли. Наконец, он останавливается в той деревне, в которой находит возможности для выгодного дела. Он снимает небольшой дом, открывает лавку и приступает к торговле тканями, зерном и бакалеей. Он никогда не просчитывается, никогда не продает без прибыли. Марвари очень сдержан в личных тратах. Вскоре он начинает ссужать небольшие суммы под обеспечение предметами домашнего обихода или украшениями. Как только связи его расширяются, марвари приступает к кредитованию под обеспечение землей или урожаем. Его запасы зерна растут из года в год. Часть зерна марвари направляет в Пуну или Бомбей, остальное держит про запас на случай неурожая или повышения цен" [Imperial Gazetteer ..., vol. I, p. 165].

Торговля зерном велась в сочетании с ростовщичеством: зерно закупалось у предварительно кредитованных крестьян, а затем ссужалось им же под высокие проценты. Таким же образом зерно фигурировало и в области оптовой торговли. Из деревень оно поступало в города (например Нагпур), в которых торговля зерном практически целиком контролировалась купцами-марвари [ Bombay Gazetteer, vol. XVI, p. 44 - 45]. Из этих торговых центров через тех же марвари оно направлялось в хлопкопроизводящие районы, а также в крупные города, включая Бомбей [ Imperial Gazetteer ..., vol. I, p. 165].

В дальнейшем обогатившийся ростовщик, прожив 8 - 10 лет на чужой территории (например, в областях Декана), возвращался в Марвар за своей семьей и перевозил ее на новое место. Источник сообщает: "На новом месте марвари строит себе большой

стр. 43


дом, женит своих детей на детях других местных марвари, и уже больше не покидает Декан" [Imperial Gazetteer ..., vol. I, p. 165].

Так добывался первоначальный капитал. Затем для марварийского предпринимателя наставало время вложить его в перспективное дело. Во второй половине XIX в. основными сферами капиталовложений марвари были компрадорская (экспортная и импортная) торговля и банковское дело [ Bombay Gazetteer , vol. I, p. 206 - 302; Enthoven, 1990, vol. III, p. 425; Timberg, 1978, p. 49]. Также следует отметить новую сферу - сферу промышленного предпринимательства. Т. А. Тимберг выделил три типа прибыльной деятельности марвари, различия между которыми лежат в способе получения прибыли и структуре фирм: маклерские фирмы; спекулятивные, они же дилерские фирмы; крупные многоотраслевые фирмы [Timberg, 1978, р. 129]. Отметим также, что на базе ростовщических накоплений марвари создавали "туземные" банки краткосрочного кредитования [Mehta, 1966, р. 66].

На практике очень сложно было отнести того или иного преуспевающего марварийского дельца однозначно к тому или иному типу. Часто эти типы сочетались: "Он [марвари] не только ростовщик и универсальный маклер, но и розничный и оптовый торговец бакалеей, зерном и тканями" [Bombay Gazetteer, vol. XVIII, pt. 2, p. 99]. Имеющая достаточные накопления и связи фирма выполняла функции маклера какой-либо крупной компании, получая прибыль по комиссионному договору. Типичным примером может служить маклерская деятельность фирмы Руйя, описанная Т. А. Тимбергом. В 1853 г. марварийский делец Харнандрай Руйя из Рамгарха основал фирму в Бомбее, выйдя из дела своих четырех братьев. Первоначально фирма занималась торговлей опиумом. В 1883 г. его сын Рамнараин стал маклером опиумного филиала компании крупного еврейского предпринимателя Бомбея Давида Дж. Сассуна. В 1891 г. он расширил дело, став гарантирующим маклером хлопкового филиала той же компании. Его функции описаны Т. А. Тимбергом так: "Будучи гарантирующим маклером, он поддерживал компанию Сассуна, предоставляя ей кредиvol. В ответ на это компания давала ему возможность предлагать покупателей, которых он подбирал самостоятельно и которые получали товар без предоплаты. Очевидно, за это он получал комиссионное вознаграждение со всех продаж" [Timberg, 1978, р. 182].

Институт гарантирующего маклера в Индии был достаточно распространен. В случае провала сделки подобный маклер обязывался возмещать убытки пострадавшей стороне за счет собственных средств, которые, очевидно, могли быть изысканы благодаря традиционным связям маклера-индийца (в первую очередь кастовым).

Другим характерным примером служит маклерская деятельность марварийской фирмы Анандилала Поддара. Начав свою деятельность в 1895 - 1896 гг, как маклер гуджаратской фирмы Килачанда Девчанда, торговавшей зерном, маслосеменами и хлопком, он к 1919 г. сумел стать ведущим маклером крупной компании "Тойо Менка Кайша" - основным японским экспортером хлопка из Индии, также получая прибыль по комиссионному договору [Timberg, 1978, р. 183 - 184]. Как видим, марварийские фирмы становились маклерами как национальных, так и иностранных компаний. Выступая в качестве маклера, делец-марвари получал фиксированную прибыль по комиссионному договору за реализацию определенного количества товара [Timberg, 1978, р. 182].

Часто нажившие крупные капиталы марварийские фирмы становились независимыми дилерами и могли представлять не одну, а несколько компаний. Такие фирмы скупали товар по определенной цене, а после, пользуясь узостью внутреннего рынка, сбывали его по цене значительно большей. Их прибылью становилась вся маржа как разность цен. По сути, это была спекуляция, приносившая огромные барыши. Показательна в этом отношении деятельность дельцов Сингхания. Сын марварийского дельца Чхенирама Сингхания, Гулрадж, стал опиумным маклером Давида Дж. Сассу-

стр. 44


на в Бомбее, затем, поднакопив достаточный капитал, начал выступать в качестве дилера. До 1873 г. он был ведущим опиумным дилером в Бомбее. Его дела настолько процветали, что в 1872 г. его прибыль составила 2.75 млн. рупий [Timberg, 1978, р. 185].

Во второй половине XIX в. Бомбей широко использовался как транзитный порт, через который шла торговля с внутренними районами Индии. Нередки были случаи, когда крупные марварийские фирмы брали на себя функции посредников, связывавших таким образом внутреннюю и внешнюю торговлю. Марварийские спекулятивные фирмы часто были собственниками хлопкоочистительных предприятий, и в то же время являлись скупщиками хлопка, представительскими агентствами экспортных хлопковых компаний [Timberg, 1978, p. 184]. Основными внутренними районами, с которыми шла марварийская торговля из Бомбея, выступали Хайдарабад, Гуджарат, Синд, области Центральной Индии, включая Центральные провинции и район Видарбха, а также восточная и южная Махараштра [Timberg, 1978, р. 185].

Основными предметами оптовой торговли марвари в Махараштре были зерно, хлопок и местные ткани [Bombay Gazetteer, vol. I, p. 206 - 302]. Оптовики-марвари вели крупную торговлю хлопком с Бомбеем. В 1865 г. уполномоченный правительства по хлопку для Бомбея отмечал, что хлопок доставляется из деревень в Нагпур, крупнейший хлопковый рынок, главным образом торговцами-марвари. В Нагпуре этот хлопок перекупают крупные марварийские торговцы-экспортеры [Dantwalla, 1948, р. 71]. Марварийские скупщики хлопка авансировали деньгами крестьян и часто покупали их урожай прежде, чем он созревал. Скупщики посылали хлопок своим контрагентам в Ахмаднагаре, которые также были представителями марварийских касvol. От этих контрагентов скупщики получали авансы. Фирмы Ахмаднагара и других крупных городов Махараштры продавали хлопок английским и индийским компаниям Бомбея [Bombay Gazetteer, vol. XVII, p. 343].

Помимо посреднических операций по вывозу сельскохозяйственных продуктов (главным образом хлопка), марвари занимались сбытом привозных промышленных товаров (прежде всего тканей) на рынках Махараштры [Bombay Gazetteer, vol. XVIII, pt. 2, p. 99]. Почти все эти товары представляли собой предметы английского импорта. Как сообщает Т. А. Тимберг, "в портовых городах марвари становились агентами британских фирм, поскольку имели связи и представителей по всей Индии. Агенты-марвари скупали сырье для продажи британским фирмам и одновременно сбывали английские импортные товары, предлагаемые этими фирмами" [Timberg, 1978, р. 51].

Марварийские крупные многоотраслевые фирмы могли сочетать и маклерство, и спекуляцию, и ростовщичество, которыми занимались разные филиалы-гадди [Timberg, 1978, р. 127]. Такая фирма имела штаб-квартиру, управляющую всеми подчиненными филиалами и координирующую финансовые операции. Глава фирмы мог находиться, например, в Джайпуре, и контролировать деятельность филиалов в Мадрасе, Бомбее, Калькутте [Timberg, 1978, р. 51].

С подобными фирмами было связано промышленное предпринимательство, появившееся как отдельная отрасль в 1850-х гг. Примером может служить деятельность марварийской семьи Лойа. В 1846 г. деревенский ростовщик и торговец зерном Лойа переехал из Пипара (близ Джодхпура) в Патхари (район Ахмаднагара), где благодаря внутрикастовым связям сумел расширить свое дело. Его сын Балмукунд Лойа (позже его именем и была названа фирма) в 1862 г. переехал в Пуну, став текстильным дилером во время Гражданской войны в США (1862 - 1865 гг.) и разразившегося из-за нее хлопкового бума. В 1891 и 1906 гг. сын Балмукунда, Чатербхудж, построил еще две прядильные фабрики. В 1901 г. Лойа основали банк с начальным капиталом в 20 млн. рупий [Timberg, 1978, р. 222].

стр. 45


А. И. Левковским было отмечено, что в Бомбее с 1860-х гг. марварийские компрадоры, не прекращая посреднической и ростовщической деятельности, стали использовать часть своих капиталов для строительства текстильных предприятий, которые они рассматривали как дополнение к своим основным занятиям, тем более что ранее они владели мелкими предприятиями по первичной обработке сырья (хлопкоочистительные и прессовальные) [Новая история Индии, 1961, р. 169].

Рассмотрим банковскую деятельность марвари на примере Бомбея. В конце XIX в. в Бомбее ведущее положение занимал "Банк Бомбея" и примыкавшие к нему английские банки, обслуживавшие европейцев. Местный индийский кредит осуществлялся в подавляющем большинстве на базе внутрикастового кредитования. Национальных акционерных банков не было [Павлов, 1958, р. 173]. По сути, национальный кредит представлял собой достаточно запутанную, скрытую для европейского наблюдателя систему. Ведущей фигурой в ней был "туземный" банкир - шроф. Эта система находилась в сложных отношениях конкуренции и подчинения с системой английских банков, причем в Бомбее местные банкиры были непосредственно подчинены английским банкам.

В начале XX в. в Бомбее марварийский ростовщический капитал занимал довольно прочные позиции [ Gazetteer of Bombay City ..., p. 205, 296]. Клиентами марварийских ростовщиков были представители почти всех слоев города. Нередкими были случаи кредитования английских фирм [Gazetteer of Bombay City ..., p. 304]. Следует отметить, что английское колониальное законодательство предоставляло юридическое обеспечение ростовщическим операциям марвари: "эффективное оружие марвари - судебный исполнительный документ" [Gazetteer of Bombay City ..., p. 303]. Можно сказать, что ростовщическая система, базировавшаяся на традиционных, кастовых связях, не только не противоречила английскому законодательству, но и попадала под его защиту.

Как и в случае с торговлей, ростовщичество часто реализовывалось через многоотраслевые фирмы. Так, марварийские банкирские дома в Хайдарабаде, такие как дом Шивлала Мотилала Питти, имели несколько филиалов, в том числе и в Бомбее, для кредитования экспортеров [Timberg, 1978, р. 184]. Часто марварийские банкиры Центральных провинций, наряду с фирмами марвари, кредитовали также и другие фирмы, в том числе английские, но на более тяжелых условиях [Central Provinces..., 1930, vol. II, p. 495 - 496], что косвенно свидетельствует о сохраняющейся практике внутрикастового кредитования.

Следует затронуть проблему ментальной мотивации марварийского предпринимательства. На деятельность марвари оказывала влияние такая важная особенность, как их кастовое профессиональное предопределение, наследственность занятия. Торговля и ростовщичество являлись для них занятием, предписанным дхармой, а потому "благодатным" [Enthoven, 1990, vol. III, p. 413 - 414, 425]. Выше уже отмечалось, что с традиционной точки зрения в силу своего занятия марварийские касты занимали достаточно почетное место в кастовой иерархии. Это, несомненно, способствовало тому, что представители других каст уважительно относились к предпринимательской деятельности марвари. Вместе с тем сами марварийские касты оказывались перед необходимостью пересмотра традиционных ценностей. Упомянем наиболее характерные примеры.

Во-первых, это планирование сделок. Новые условия, в частности промышленное предпринимательство, требовали долгосрочного планирования, тогда как в спекуляции и многих других видах деятельности использовалось краткосрочное. К этому марвари готовы не были - привыкшие к получению быстрой прибыли, они не могли позволить себе ожидать ее слишком долго. Этим (хотя, безусловно, лишь отчасти) объясняется тот факт, что в 1900-х гг. доля марвари среди промышленников Бомбея

стр. 46


была невелика - им принадлежали в основном фабрики по первичной обработке сырья, приносившие относительно быструю прибыль [Gazetteer of Bombay City..., p. 233], а также и то, что в источниках не упоминается ни одна марварийская фирма, занятая исключительно в промышленном предпринимательстве [Новая история Индии, 1961, р. 169 - 171].

Во-вторых, моральный аспект предпринимательства. Моральный кодекс марварийских предпринимателей базировался в основном на обычном праве их kacvol. Деятельность марвари была относительно защищена законом [Gazetteer of Bombay City..., p. 303], а также кастовыми обычаями [Bombay Gazetteer, vol. XX, p. 181]. Вместе с тем такая защита не распространялась на аутсайдеров, и марварийский предприниматель не стеснялся заключать с ними неоправданно рискованные и недобросовестные по отношению к ним сделки [Gazetteer of Bombay Presidency, p. 66 - 77].

В-третьих, это образование. Капиталистический предприниматель нуждается в получении образования определенного уровня. Эта необходимость была осознана марварийскими предпринимателями. Если ранее марвари ограничивал свое образование тем, что было ему необходимо в конкретный момент (vol.e. при краткосрочном планировании), то со второй половины XIX в. в марварийской среде наблюдается некоторое стремление к постоянному, хотя и утилитарному, совершенствованию своих знаний. В частности, в начальных школах городков области Шекхавати (Радж-путана), где учились марварийские дети, с конца XIX в. стали преподавать английский язык и основы коммерческого дела [Timberg, 1978, p. 52].

Традиционные связи во второй половине XIX - начале XX в. имели серьезное конструктивное и деструктивное влияние на предпринимательскую деятельность в Индии, проходившую в условиях интенсивного развития капиталистических отношений.

Способствовавшим фактором следует признать разработанную на базе кастовых связей систему организации и ведения предпринимательской деятельности. Узловыми элементами этой организации выступали институт внутрикастового кредитования, использование филиалов- гадди и локальных землячеств- баса , выпуск имевших внутрикастовое хождение и котировку векселей хунди, внутрикастовая отчетность. Вышеупомянутая система организации предпринимательства позволяла не только получать значительные прибыли, но и эффективно взаимодействовать с иностранным капиталом (институт гарантирующего маклера), что явилось одним из факторов успешного развития консолидированного национального капиталистического предпринимательства. Препятствующим фактором явились недостаточная устойчивость этой системы в сочетании с определенными традиционными убеждениями марварийских дельцов, которые далеко не всегда соотносились с требованиями времени в силу их ригидности, утилитарности и консервативности. Чрезмерная утилитарность подхода марвари к новым реалиям капиталистических отношений влекла за собой недооценку ими прибыльности ряда проектов, в частности промышленного предпринимательства, требовавшего долгосрочного планирования.

Таким образом, во второй половине XIX - начале XX в. традиционные связи сыграли существенную роль в формировании и развитии слоя национальных предпринимателей Индии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Левковский А. И. Особенности развития капитализма в Индии до 1947 г. М., 1956.

Новая история Индии. М., 1961.

Новая история колониальных и зависимых стран. М., 1940.

Павлов В. И. Формирование индийской буржуазии. М., 1958.

стр. 47


Рейснер И. М. Очерки классовой борьбы в Индии. Часть I. От распада Могольской империи до империалистической войны. М., 1932.

Черновская В. В. Промышленное предпринимательство в Индии. Дисс. на соискание уч. cvol. д-ра иcvol. наук. Ярославль, 1995.

Bombay Gazetteer. Bombay, 1879 - 1885.

Census of India. Calcutta, 1912.

Central Provinces Provincial Banking Enquiry Committee. Nagpur, 1930.

Dalgado S.R. Grossario Luso-Asiatico. Vols. I-II. Madras, 1988.

Dantwalla M.Z. Hundred Years of Indian Cotton. Bombay, 1948.

Enthoven E.R. Tribes and Castes of Bombay. Vols. I-III. Madras, 1990.

Gazetteer of Bombay City and Island. Bombay, 1909.

Gazetteer of Bombay Presidency. Bombay, 1884.

Gazetteer of Central Provinces. Calcutta, 1901.

Imperial Gazetteer of India. Oxford, 1908 - 1910.

Mehta R. Entrepreneurship and Trade in India: 1800 - 1947. New Delhi, 1966.

Platts J.T. Dictionary of Urdu, Classical Hindi, and English. Vol. I. M., 1959.

Timberg T.A. The Marwaris: from Traders to Industrialists. New Delhi, 1978.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/Традиции-и-модернизация-КАСТА-И-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-РОСТОВЩИКОВ-И-БАНКИРОВ-В-КОЛОНИАЛЬНОЙ-ИНДИИ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. С. КИРЕЕВ, Традиции и модернизация. КАСТА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОСТОВЩИКОВ И БАНКИРОВ В КОЛОНИАЛЬНОЙ ИНДИИ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 24.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/Традиции-и-модернизация-КАСТА-И-ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-РОСТОВЩИКОВ-И-БАНКИРОВ-В-КОЛОНИАЛЬНОЙ-ИНДИИ (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - В. С. КИРЕЕВ:

В. С. КИРЕЕВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
5 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Традиции и модернизация. КАСТА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОСТОВЩИКОВ И БАНКИРОВ В КОЛОНИАЛЬНОЙ ИНДИИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android