Libmonster ID: UZ-1002
Author(s) of the publication: В. В. ГРАЙВОРОНСКИЙ

Улаанбаатар, 2000. 1016 тал. *

В последние годы в Монголии наблюдается настоящий "книжный бум" - издается большое количество разнообразной литературы, в том числе научной и научно-популярной. Вместе с тем многие проблемы истории страны все еще нуждаются как в дальнейшем углубленном изучении, так и в пересмотре с позиций современных реалий. В частности, до недавнего времени отсутствовали специальные, обобщающие работы по экономической истории Монголии, охватывающие все известные периоды ее многовековой истории. Этот пробел в значительной степени восполняет рецензируемая монография известного монгольского ученого-экономиста, автора более 100 научных работ, в недавнем прошлом министра, академика АН Монголии Т. Намжима 1 .

Рецензируемая монография выделяется не только своим объемом, но и широтой охвата материала, новизной и глубиной постановки ряда актуальных проблем истории и современного состояния экономики Монголии начиная с древнейших времен до начала XXI в. Как говорит сам автор, он хотел, чтобы его монография "стала хотя бы небольшим вкладом в чрезвычайно важное и сложное дело общего упорядочения исторического пути, нынешнего состояния и дальнейших ориентиров развития хозяйства и экономики Монголии" (с. 3).

Два тома монографии состоят из трех разделов (23 главы), двух приложений (хронологическая таблица основных дат и событий по истории хозяйства и экономики Монголии с III в. до н.э. до 2000 г. и списки героев труда и заслуженных деятелей страны по отраслям экономики и науки в период существования МНР) и библиографии. Каждый из трех разделов посвящен одному из трех выделенных автором этапов экономического развития страны: 1) Базовый период истории Монголии (с древнейших времен до начала XX в.); 2) Новая эпоха (1921 - 1990 гг.); 3) Переходный период (после 1990 г.). По существу, Т. Намжим вводит в монгольскую историческую науку новое понятие - "базовый период истории", которое отсутствует в других общепризнанных, фундаментальных работах по истории Монголии 2 . Содержание этого понятия автор объясняет как "название периода феодализма, который складывался в течение длительного времени. В этот период многовековое традиционное хозяйство было исходной, коренной основой жизни, борьбы, труда, быта, культуры и обычаев монгольского народа" (с. 7). Следуя логике автора, первый период экономической истории Монголии можно было бы кратко назвать феодальным, второй - социалистическим, третий - переходным к рыночным отношениям.

На мой взгляд, при такой периодизации обнаруживается чрезмерная диспропорция в продолжительности рассматриваемых исторических этапов. Так, первый охватывает огромный отрезок времени - свыше 2000 лет, второй - 70, а третий - всего 10 лет. С точки зрения исторической науки очевидно, что история хозяйства монголов до образования в 1206 г. единого монгольского государства во главе с Чингис-ханом, после завоевательных походов Чингис- хана и его преемников и формирования Великой Монгольской империи в XIII в., после распада этой империи в конце XIV в., до и после завоевания и подчинения всех монгольских земель маньчжурской Цинской династией в конце XVII в. должна рассматриваться в рамках не одного, а нескольких отдельных исторических периодов, как это принято в современном мировом мон-


* Намжим Т. Хозяйство и экономика Монголии в трех периодах истории. В 2-х томах. Улан-Батор. 2000. 1016 с.

(c) 2003

стр. 189


головедении. Что касается второго и третьего периодов, то их временные рамки в работе Т. Намжима, на мой взгляд, не вызывают сомнений. При этом, называя второй этап "новой эпохой", автор имел в виду "период от Национальной революции 1921 г. до конца 1980-х годов, ставших концом социализма" (с. 241), видимо, желая подчеркнуть эпохальное значение революции 1921 г. для Монголии и монголов.

Как известно, до недавнего времени в советской и монгольской литературе период 1921 - 1990 гг. обычно характеризовался как период некапиталистического и социалистического развития МНР. Думаю, Т. Намжим, стремясь избегать устаревших формулировок, в частности таких дискредитированных понятий, как "социализм", "социалистический" и др., сделал выбор в пользу нынешнего варианта. Отмечу, что в настоящее время в монгольских общественных науках, как и в российском монголоведении, пока еще не сложилось общепринятое, однозначное, научно обоснованное и краткое определение этого противоречивого, но важного периода в истории Монголии. На мой взгляд, наиболее содержательной и вместе с тем компромиссной и приемлемой могла бы быть формулировка "период социалистического эксперимента".

Третий период, по замыслу Т. Намжима, охватывает время, прошедшее после 1990 г., когда было положено начало переходу к системе рыночной экономики. "В этот новейший период в обществе и экономике страны произошли резкие перемены, но еще не успел сформироваться эффективный рыночный механизм, экономика оказалась в кризисе и упадке, в обществе возникли многочисленные болезненные проблемы, большая часть народа испытала на себе тяготы бедности" (с. 717). Как видим, здесь автор не только обосновал хронологические рамки рассматриваемого периода, но и дал его краткую социально-экономическую характеристику.

Таким образом, можно сказать, что периодизация экономической истории Монголии, предложенная Т. Намжимом, представляет собой одну из первых оригинальных гипотез, которая заслуживает внимательного изучения и нуждается в дальнейшей доработке.

Глава "Социально-экономический очерк Монголии в исторический традиционный период", открывающая первый раздел монографии, посвящена истории формирования и развития феодализма и систем государственной власти на территории Монголии с III в. до н.э. до начала XX в. Касаясь, в частности, вопроса об особенностях феодализма в кочевых обществах, Т. Намжим выразил несогласие с теми учеными, которые подходят к нему с мерками, обычно применяемыми при изучении оседлых земледельческих обществ, в том числе по вопросу о роли частной собственности на землю как экономической основы феодализма. По его мнению, экономической основой феодализма в Монголии было традиционное кочевое животноводство, в котором скот был средством производства, а земля-пастбище - природным условием, поэтому собственность привилегированных групп на скот как капитал имела преобладающее значение для определения сущности феодального общества.

В параграфе "К вопросу об экономических отношениях "пастбище-земля"" Т. Намжим принял заочное участие в продолжающейся среди монгольских ученых дискуссии о характере земельных отношений в дореволюционной Монголии, в том числе о частной собственности на землю. Он оспаривает мнение некоторых авторитетных монгольских ученых (Н. Жагварал, Ц. Насанбалжир и др.), которые считают, что правители хошунов (административно-территориальная единица) в дореволюционной Монголии (до 1921 г.) были их собственниками. Т. Намжим считает, что в феодальном монгольском государстве земля- пастбище находилась не в собственности, а во владении ноенов-феодалов. Он утверждает, что повинности и подати, которые феодалы взимали с животноводов, были налогами, а не своеобразной, косвенной формой арендной платы за землю.

В параграфе "Внешнеэкономические условия в базовый исторический период" автор последовательно рассмотрел особенности внешнеэкономических связей Монголии со времени создания Монгольской империи во главе с Чингис-ханом до начала XX в. Интересна точка зрения Т. Намжима на характер внешней политики Чингис-хана и его преемников. Он не согласен с теми монгольскими и зарубежными авторами, которые привыкли писать, что при решении спорных вопросов между государствами Чингис-хан отдавал предпочтение военной силе, что он завоевывал иностранные государства с целью расширения пастбищ для скота. "В действительности же, - пишет автор, - в большинстве случаев было не так, а наоборот: сначала он пробовал решать эти вопросы дипломатическими методами и лишь после того, как это не удавалось, он был вынужден двигать войска и принимать участие в военных походах" (с. 55). Автор ссылается на известные в истории случаи, когда перед завоевательными походами в Сред-

стр. 190


нюю Азию и Китай Чингис-хан направлял своих послов в эти страны, и подчеркивает, что он придавал особо важное значение обмену посольствами, называя их "золотой государственной привязью". На основе своих размышлений о соотношении дипломатических и военных методов во внешней политике Чингис-хана и его преемников Т. Намжим приходит к выводу, что "вообще события и способы внешних сношений Монголии в тот период стали весомым вкладом в формирование дипломатической этики в международных отношениях сначала на Азиатском континенте, а потом и во всем мире" (с. 55). Думаю, в данном случае мы имеем дело с отражением общей тенденции, характерной для большинства современных монгольских ученых, акцентировать внимание преимущественно на позитивных сторонах деятельности Чингис-хана и его преемников.

В главе "Традиционное животноводство" Т. Намжим рассмотрел основные черты и исторические традиции монгольского животноводства, виды скота и их продуктивность, технологию и организацию животноводства, в том числе основную производственную единицу - семья-хотон (традиционная форма кооперирования двух или нескольких скотоводческих хозяйств). Главными чертами монгольского животноводства, по мнению автора, являются круглогодичное содержание скота на естественных пастбищах и умение аратов- скотоводов вести свое хозяйство, своевременно перекочевывая с одного сезонного пастбища на другое, а также получать и использовать животноводческую продукцию.

Глава "Подсобное хозяйство в базовый период Монголии" посвящена истории развития земледелия, домашнего ремесла, охоты, использования даров природы, развития гужевого транспорта, караванной торговли и т.п. Автор дает краткий исторический очерк возникновения и развития земледелия на территории Монголии начиная с I в. до н.э. до начала XX в. и отмечает, что, несмотря на давние традиции занятия очаговым земледелием в отдельных районах страны, к началу XX в. оно так и не стало самостоятельной отраслью сельского хозяйства, а продолжало играть подсобную роль по отношению к животноводству. С конца XIX в. активизировалась китайская земледельческая колонизация в Монголии. По приблизительным расчетам И. М. Майского, на которого ссылается автор, размеры китайской пашни в 1911 - 1912 гг. достигали 60 - 70 тыс. га. При этом арендная плата за 1 га пашни составляла не более 1 лана в год (с. 125).

Отметив, что к началу 1920-х годов в Монголии не было промышленности в классическом понимании, Т. Намжим дал общий очерк развития традиционного домашнего ремесла, связанного прежде всего с переработкой животноводческой продукции. В годы существования Автономной Монголии стали появляться первые промышленные предприятия. В начале XX в. здесь работало около 120 небольших предприятий, принадлежавших российским купцам, которые занимались мойкой шерсти, обработкой шкур, заготовкой кишок, жира, мыловарением и т.д., однако их число было в несколько раз меньше числа предприятий, принадлежавших китайцам. В конце XIX - начале XX в. в связи с постепенным вовлечением Монголии в сферу мирового хозяйства и рынка, ростом спроса на меха и пушнину резко возросла роль охоты. В 1905 - 1909 гг. иностранные торговцы вывозили из Монголии до 3 млн. шкурок тарбагана и другой пушнины.

Т. Намжим - один из наиболее компетентных и авторитетных знатоков истории и современного развития транспорта в Монголии. Поэтому параграф, посвященный истории развития гужевого и вьючного транспорта страны начиная с 1 тыс. до н.э. до начала XX в., особенно интересен. Автор использует данные археологической науки, наскальные рисунки, историко-литературные памятники ("Тайная история монголов" и др.), отчеты и воспоминания западноевропейских послов и путешественников, посетивших столицу Монгольской империи в XIII в., путевые дневники и исследования русских ученых и путешественников конца XIX - начала XX в., архивные материалы и др. Он высоко оценивает вклад кочевых народов в развитие транспорта, в том числе в изобретение телег, что было первым крупным прогрессивным достижением в транспортном деле. Обычные телеги вплоть до появления двигателя внутреннего сгорания в конце XIX в. продолжали оставаться главным транспортным средством во всем мире.

Большой интерес представляет глава "Наставление То-вана о ведении хозяйства и его деятельность", рассказывающая об одном из монгольских владетельных феодалов XIX в., князе Тогтохтуре (То-ване), владельце одного из хошунов Цэцэн-ханского аймака (Восточная Монголия). Он был широко известен в стране благодаря своей активной деятельности в пределах своего хошуна, а также как автор дидактического сочинения "Наставление о жизни" 3 . В совре-

стр. 191


менной монгольской литературе То-ван обычно изображается как один из немногих, но ярких деятелей из числа монгольских феодалов на поприще улучшения ведения хозяйства на подвластной ему территории.

Второй раздел монографии посвящен периоду некапиталистического развития и строительства социализма по советскому образцу. В настоящее время, когда в Монголии, как и в России, стало модным критиковать свое недавнее прошлое и акцентировать внимание прежде всего на пороках и недостатках прежнего общественного строя, авторитетная точка зрения Т. Намжима представляет не только академический интерес. Раздел написан с глубоким знанием экономической и политической истории своей страны в XX в., особенно его второй половины, поскольку автор сам был не только свидетелем, но и непосредственным и активным участником многих важных событий. Данный раздел содержит анализ широкого круга проблем: политического и социально- экономического положения Монголии после победы национальной революции 1921 г.; выбора пути развития страны; существовавших в то время представлений о социализме, об экономической политике государства на разных этапах истории страны в 1921 - 1990 гг.; экономических укладов; отношений собственности; систем экономического планирования, финансовой, банковской и кредитной политики, цен и оплаты труда; социального обеспечения; влияния природно-климатических, демографических и других факторов на ведение хозяйства.

Останавливаясь на одном из важнейших вопросов новейшей истории страны - характере монгольской революции 1921 г., ее историческом месте и значении, Т. Намжим утверждает, что это не был экспорт революции из Советской России. Он считает, что в 1921 г. вооруженная борьба монгольских патриотов и народных масс, опиравшихся на помощь Красной Армии против иностранных вооруженных сил, переросла в национальную революцию. Он не всегда последователен, называя ее то национальной, то национально-демократической, то социальной (с. 251 и др.). Автор убежден, что победа революции 1921 г. открыла в истории Монголии новую эпоху и создала историческую возможность для развития страны в интересах ее народа. Возникла возможность выбора им пути социального прогресса и демократии, выбора, который отражал тенденции мирового развития и национальные особенности народов Азии и Востока, путем адаптации традиционной цивилизации Монголии к требованиям времени.

В связи с провалом социалистического эксперимента по советской модели среди монгольских ученых возникла и до сих пор продолжается дискуссия о правильности выбора пути развития страны, сделанного в начале 1920-х гг., в том числе о "некапиталистическом пути развития". Т. Намжим, на мой взгляд, убедительно утверждает, что в тогдашних исторических условиях данный выбор был сделан правильно, что он был обусловлен рядом внешних и внутренних причин. Предлагая свою, оригинальную трактовку этого выбора, автор пишет, что Монголия сделала выбор "в направлении постепенного формирования новой системы гражданского, демократического общества социалистической ориентации с приоритетом национальной независимости" (с. 256). В данной формулировке обращает на себя внимание попытка использовать современную политическую терминологию для характеристики монгольского общества в начале 1920-х годов, когда даже политическая элита не имела четкого представления не только о гражданском обществе, но и о таких понятиях, как капитализм, социализм и т.д. Известные антиимпериалистические и антикапиталистические положения, содержавшиеся в первых программных документах Монгольской Народной партии, автор предлагает толковать по- новому, как направленные не столько против капитализма как общественной системы в целом, сколько против его отдельных негативных проявлений. Думаю, в данном случае имеет место попытка пересмотреть недавнюю историю страны не с антикапиталистических, просоциалистических позиций, как это было до 1990 г., а, напротив, с прокапиталистической, националистической точки зрения. При этом выбор некапиталистического пути развития Монголии объясняется главным образом активным вмешательством внешнего фактора, в частности навязыванием его со стороны Коминтерна и его представителей в Монголии.

Большой интерес представляют взгляды Т. Намжима на теорию и практику социализма в Монголии. Он справедливо отмечает, что с самого начала идеи социализма были новым явлением, сформировавшимся не на монгольской почве. Поэтому, "когда монгольские патриоты развертывали борьбу за освобождение своей нации и шли к победе революции, первоначально они руководствовались национально-патриотическими и прогрессивными демократическими идеями, но у них, по-видимому, не было сложившегося представления о "социализме"" (с. 262-

стр. 192


263). Автор подчеркивает, что большое влияние на распространение идей социализма в Монголии оказали российские революционеры, представители Коминтерна, в том числе буряты, прослеживает, как эти идеи находили отражение в программных документах партии и правительства, в конституциях страны при X. Чойбалсане и Ю. Цеденбале.

Согласно учению основоположников марксизма-ленинизма основным критерием социалистического характера общества всегда считалась замена частной собственности на средства производства общественной. С такой точки зрения, по мнению Т. Намжима, ошибочно считать, что Монголия строила социализм на протяжении всех 70 лет. 1921 - 1960 гг. был переходным периодом, в течение которого решались задачи укрепления национальной независимости, ликвидации феодальных порядков, создания и развития новых отраслей экономики и культуры и др. В 1960 - 1990 гг. отрицались хозяйственная многоукладность и различные формы собственности, что, как считает автор, привело к деформациям в экономической системе страны. Обобщая опыт строительства социализма в Монголии, Т. Намжим пришел к принципиальному выводу, что, "попытки копировать и следовать концепции, рассматривавшей обобществление собственности как сущность и главный критерий социализма, которые предпринимались в Монголии почти до конца XX в., оказались несостоятельными" (с. 267).

Оспаривая утверждения некоторых руководителей новых политических сил (Демократическая партия и др.) о том, что экономические реформы в стране были начаты только после революции 1990 г., Т. Намжим пишет, что уже во второй половине 1980-х гг. подходы и деятельность партии и правительства МНР в области экономической политики и внешних сношений постепенно приобретали более реалистичный и результативный характер, была начата экономическая реформа (устранение чрезмерной централизации экономики, предоставление производителям хозяйственной самостоятельности, признание многообразия форм собственности и др.). В качестве примеров такого подхода Т. Намжим называет разработку и утверждение двух генеральных схем развития и размещения производительных сил МНР (первая из них была рассчитана на 1980 - 1990 гг., вторая - на 1985 - 2000 гг.) и Целевой комплексной программы развития сельского хозяйства и улучшения продовольственного обеспечения населения на период до 2000 г., в подготовке которых он принимал личное участие.

Главное место во втором разделе монографии занимают главы, посвященные развитию основных отраслей народного хозяйства, характеристике особых черт экономики при социализме, размещению производительных сил и экономическому районированию, внешнеэкономическим связям Монголии в 1921 - 1990 гг. Автор продемонстрировал глубокое знание истории экономики своей страны не только на макроуровне, но и на уровне отдельных отраслей, а также особенностей государственной политики на отдельных сложных, противоречивых этапах развития страны. Особое внимание Т. Намжим уделил развитию животноводства по таким параметрам, как динамика численности поголовья, изменения в составе и структуре стада, факторы роста поголовья, материальная база отрасли, производство продукции животноводства, ветеринарная и зоотехническая служба, экономические отношения, система заготовок, обобществление в животноводстве и его результаты. В 1923 - 1940 гг. общее поголовье скота в стране увеличилось с 13 млн. до 26 млн. голов, что было большим достижением народной власти. Однако в последующие годы, несмотря на большие усилия и затраты, амбициозные планы по развитию животноводства, как правило, оставались невыполненными. Одной из причин этого автор считает поспешный, недостаточно обоснованный подход к делу.

Несомненный интерес представляют те разделы монографии, в которых автор дает свои оценки истории и результатов кооперирования аратских хозяйств, роли в нем отдельных государственных деятелей, в том числе X. Чойбалсана, Ю. Цеденбала, Н. Жагварала и др. В частности, он пишет, что среди аратов было немало случаев нежелания обобществлять свой скот и вступать в сельхозобъединения, что проявлялось в разнообразных формах. Т. Намжим пишет о существовании определенных разногласий среди некоторых монгольских руководителей и ученых по вопросу об оценке исторического места и роли кооперирования аратских хозяйств. Так, в начале 1980-х гг. при обсуждении рукописи книги "Краткая история МНРП" Т. Намжим и бывший завотделом ЦК МНРП Н. Мишигдорж выступили против включения в коллективную монографию известного высказывания Ю. Цеденбала о приравнивании завершения кооперирования аратских хозяйств в конце 1950-х гг. по своему историческому значению к победе революции 1921 г. Автор подробно излагает основные мероприятия, которые проводились партией и правительством по развитию животноводства, укреплению его мате-

стр. 193


риальной базы, снижению зависимости от неблагоприятных погодных условий и стихийных бедствий и т.д.

В главе, посвященной очерку истории развития земледелия в 1921 - 1990 гг., главное внимание автор справедливо уделил освоению больших массивов целинных земель, осуществленному по примеру и при помощи СССР начиная с конца 1950-х гг. Благодаря этому впервые в истории Монголии земледелие превратилось в самостоятельную отрасль, способную удовлетворять потребности страны в зерне. В 1960 - 1990 гг. посевные площади увеличились с 446.8 тыс. га до 1281 тыс., или в 2.8 раза, среднегодовой сбор зерновых - с 259.4 тыс. т до 718.3 тыс., или в 2.7 раза. Во второй половине 1980-х гг. в МНР на душу населения производилось около 450 кг зерна, что в условиях Монголии, зоны рискованного земледелия, было большим достижением.

В главе "Основные черты экономики при социализме" Т. Намжим, в целом критически подходя к теории и практике строительства социализма в Монголии, на мой взгляд, сумел дать достаточно объективную, взвешенную оценку 70-летнего пути развития страны, в отличие от той части политиков и обществоведов, среди которой распространены представления о том, что Монголия на протяжении всех этих лет якобы находилась в состоянии застоя, а ее экономика в глубоком кризисе. Опираясь на статистические данные и международные критерии, он убедительно показывает, что подобные взгляды не соответствуют действительности. Экономика Монголии не только не была в состоянии застоя, наоборот, она росла и развивалась весьма быстрыми темпами. При этом он признает, что в 1960 - 1970-е годы сельское хозяйство страны находилось в состоянии застоя.

Вместе с тем автор отмечает, что, несмотря на быстрый рост экономики Монголии, "объективная истина состояла в том, что уровень ее развития в целом был слабый, масштабы и потенциал - небольшие, способность к самообеспечению еще не успела сформироваться" (с. 599).

Третий, заключительный раздел монографии посвящен обстоятельному критическому анализу развития экономики Монголии в переходный период (1990 - 2000 гг.). При этом Т. Намжим исходит из основного тезиса, что главными критериями успешности тех или иных экономических реформ должны быть ускорение темпов развития, расширение масштабов и потенциала экономики, улучшение ее качественных показателей. По подсчетам автора, в 1993 г. (низшей точке спада) по сравнению с 1989 г. общий объем валового внутреннего продукта Монголии в сопоставимых ценах снизился почти на 25%, в расчете на душу населения - на 28 - 30%. В последующие годы начался процесс постепенного возрождения и роста. Однако объем ВВП в 1999 г. был на 4.1% меньше по сравнению с 1989 г., в расчете на душу населения - на 21.3%.

Изменения, произошедшие в экономике страны в рассматриваемый период, Т. Намжим оценивает с двух сторон - позитивной и негативной. Так, в сельском хозяйстве к числу положительных сдвигов он относит рост поголовья скота, увеличение производства животноводческой продукции, рост численности животноводов, к числу отрицательных - ухудшение соотношения между животноводством и земледелием с 70:30 в 1989 г. до 90:10 в 1998 г., кризис в земледелии, резкий спад в производстве продукции растениеводства, снижение доли перерабатывающей промышленности и др. Оценивая результаты экономического развития страны за первые 10 лет реформ, автор приходит к выводу, что экономика Монголии в целом с точки зрения структуры и пропорций материального производства в настоящее время очень близка к тому состоянию, в котором она находилась в середине XX в.: в ней стали преобладать заготовки животноводческого сырья, значительно снизился достигнутый уровень производства в земледелии и обрабатывающей промышленности, существенно затормозился процесс индустриализации.

Большой интерес для читателей и исследователей представляет описание хода, трудностей и противоречивых результатов приватизации в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве в начале 1990-х гг., возрождения аратства как класса мелких частных собственников, а также авторские оценки современного состояния и перспектив развития животноводства и земледелия, его предложения по их подъему.

Т. Намжим в целом критически освещает государственную политику в области внешнеэкономических отношений после 1990 г., которая, по его мнению, привела к неоправданно большому сокращению государственного регулирования и чрезмерной либерализации этих связей. В результате внешнеторговый оборот страны сократился в 1994 г. в 2.7 раза по сравнению с 1989 г. Анализируя основные тенденции в двусторонних отношениях в 1990 - 1999 гг., автор от-

стр. 194


метил как негативное явление резкое сокращение объема торговли Монголии с Россией (более чем в 6 раз). В это же время быстро вырос товарооборот с Китаем, который по итогам 1999 г. вышел на первое место (32.8%).

Т. Намжим особо подчеркнул роль Японии в оказании политической поддержки, финансовой, экономической и гуманитарной помощи Монголии в самые трудные годы переходного периода. Так, только в 1993 - 1998 гг. правительство Японии предоставило Монголии льготные кредиты и помощь на общую сумму свыше 800 млн. дол. На долю Японии в эти годы приходилось до 30% всей помощи и кредитов, которые выделяли для Монголии страны и организации-доноры. Быстро росли торгово-экономические связи Монголии с США, ФРГ, Республикой Корея и другими странами.

В главе, посвященной кризису в экономике после 1990 г., Т. Намжим подробно анализирует сущность, причины и последствия этого явления. Главная причина, по его мнению, состоит в том, что с самого начала при проведении "шоковой терапии" в экономике были допущены серьезные ошибки и просчеты, из которых не были извлечены необходимые уроки. При этом автор исходит из того, что экономические реформы были необходимы, но их надо было проводить последовательно, продуманно, на основе научно разработанной программы, не торопясь ломать старую общественную систему. Он критикует тех монгольских политиков и ученых, которые считают, что переход к рыночным отношениям является конечной целью, что достаточно только перейти к рынку и все остальные проблемы будут решены сами собой. Вместе с тем Т. Намжим не ограничивается критикой ошибок и упущений руководства страны в 1990 - 1999 гг. Так, на примере одной монгольской многопрофильной акционерной компании "Эрэл", возникшей еще в 1989 г. и объединяющей около 30 производственных, сервисных и культурно-бытовых предприятий и учреждений, автор убедительно показал, что даже в трудных условиях современной Монголии можно успешно вести бизнес и одновременно решать социальные проблемы более 4 тыс. работников. Автор проводит прямую параллель между прогрессивной хозяйственной деятельностью вышеупомянутого То-вана в XIX в. и молодого монгольского бизнесмена, руководителя "Эрэл" Б. Эрдэнэбата, как символ преемственности лучших традиций экономической мысли и практики монголов.

Особую ценность, на мой взгляд, представляет заключительная глава "Общие размышления о дальнейшем пути развития Монголии", в которой автор излагает собственные соображения о концепции дальнейшего национального развития, политическом строе, экономической системе, экономической политике, роли государства и государственного регулирования в условиях реформы, о внешнеэкономичеких связях. Говоря о концепции национального развития Монголии, Т. Намжим ссылается на Конституцию 1992 г., провозгласившую приоритетной целью построение и развитие в стране гуманного, гражданского, демократического общества. Он критически проанализировал одну из первых попыток теоретического обоснования данной формулировки ("ни социализм, ни капитализм"), предпринятую в начале 1990-х годов первым президентом Монголии П. Очирбатом. Объективно оценивая характер и направление развития страны в 1990-е годы, автор пришел к выводу, что механизмы, содержание и формы политической, социальной и экономической систем, которые в настоящее время складываются в Монголии, в целом совпадают с основными чертами капиталистической системы, что Монголия переходит от социализма к капитализму. Вместе с тем он напоминает, что помимо тоталитарного социализма, показавшего свою несостоятельность, существует также понятие демократического социализма, общества, которое признает многообразие форм собственности, опирается на рыночные механизмы, имеет демократическую политическую систему, обеспечивает права и свободы граждан, повышает жизненный уровень и социальное обеспечение народа.

Предложения Т. Намжима состоят в том, чтобы конкретизировать содержание формулировки "гуманное, гражданское, демократическое общество", на основе регулярной корректировки "Концепции развития Монголии", принятой Великим Государственным Хуралом в 1994 г., разрабатывать более конкретные программы и среднесрочные планы мероприятий по поэтапной реализации стратегии развития. С этой целью автор предложил создать специальный научно-исследовательский Институт национального развития.

Для совершенствования политического устройства страны Т. Намжим считает необходимым перейти от нынешней парламентско-президентской формы правления, которая, по его

стр. 195


мнению, не обеспечивает эффективное функционирование всей политической системы, к президентской. В области экономики он предложил ряд мер по углублению экономической реформы по таким направлениям, как разработка и реализация единой государственной политики в области приватизации и формирования частного сектора, совершенствование системы свободных цен, денежной, финансовой и банковской систем, внешнеэкономических связей. В условиях нынешней структуры экономики Монголии, по мнению автора, приоритетным должно быть развитие сельского хозяйства, пищевой, легкой, горнорудной промышленности и инфраструктуры.

В отношении животноводства автор, на мой взгляд, совершенно правильно считает, что, хотя почти все поголовье скота перешло в руки мелких частных собственников, государство не должно быть безучастным к их судьбе, наоборот, оно обязано оказывать помощь в борьбе со стихийными бедствиями, в преодолении трудностей перехода к рыночным отношениям, в повышении товарности аратских хозяйств, в организации ветеринарной и селекционно- племенной работы. Более того, он считает, что в Монголии вообще имеет место недооценка регулирующей роли государства при переходе к рыночным отношениям. При этом он ссылается на опыт таких высокоразвитых стран, как США и Япония.

Т. Намжим изложил свои соображения о современных принципах и основных направлениях развития внешнеэкономических связей Монголии с другими странами, независимо от их общественного строя и политических режимов. Приоритет при этом, по его мнению, должен быть отдан добрососедским отношениям с Россией и Китаем, а также экономическим и научно-техническим связям с такими развитыми странами, как Япония, США, ФРГ, Англия, Франция, Южная Корея и др.

Естественно, в рамках рецензии невозможно хотя бы кратко осветить все вопросы, связанные с особенностями подхода автора к тем или иным конкретным экономическим, политэкономическим или политическим проблемам, его оценками и выводами. Не со всеми из них можно согласиться.

Отмечу некоторые общие принципиальные моменты, которые, на мой взгляд, характерны для Т. Намжима как исследователя и автора: научная добросовестность, стремление к установлению исторической правды и объективной истины, собственный, продуманный и взвешенный взгляд на многие спорные проблемы истории и экономики Монголии, критический подход как к прежним, догматическим и чрезмерно идеологизированным концепциям и оценкам периода социализма, так и к представлениям некоторых современных политических сил и деятелей Монголии о рыночных отношениях, о путях и способах реформирования бывшей планово-централизованной экономики. Автор, как правило, опирается на знание фактов, статистических материалов, программных документов, архивных материалов, основных работ своих предшественников. Ему присущ широкий, всесторонний, государственный подход к комплексу экономических, социальных и политических проблем, глубокое знание истории и современного состояния макроэкономики и отдельных ее отраслей, использование положительного опыта других стран, умение сделать конкретные предложения по стратегии развития Монголии.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Наиболее крупные среди его работ последнего времени: Монголии эрт ба эдугээ (Прошлое и настоящее Монголии). Улаанбаатар, 1996; Япон орон тоймлон харвал (Япония: общий взгляд). Улаанбаатар, 1999; The Economy of Mongolia. From Traditional Times to the Present. Bloomington, Indiana, 2000.

2 См., например: История МНР. Изд. 3-е. М., 1983; Бугд Найрамдах Монгол Ард Улсын тух. Гурван боть (История Монгольской Народной Республики. В 3-х томах). Улаанбаатар, 1966 - 1969; и др.

3 Нацагдорж Ш. То ван, тууний сургаал (То-ван и его "Наставление"). Улаанбаатар, 1968; Тубянский М. И. Три главы из "Наставления" То-вана // Современная Монголия. Улан-Батор. N 6.1935; Тогтохпюр Б. -О. Ажил ба сургуулийн зуйл. Эрхлэн хэвлуулсэн П. Хорлоо (Работа и уроки жизни. Подг. к изданию П. Хорлоо). Уланбаатар, 1998; Палам Б. То вангийн тероэн нутгаар (На родине То-вана). Улаанбаатар, 2001; и др.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/Т-НАМЖИМ-МОНГОЛЫН-АЖ-АХУЙ-ЭДИЙН-ЗАСАГ-ТYYХЭН-ГУРВАН-УЕД-I-II-БОТЬ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

В. В. ГРАЙВОРОНСКИЙ, Т. НАМЖИМ. МОНГОЛЫН АЖ АХУЙ ЭДИЙН ЗАСАГ ТYYХЭН ГУРВАН УЕД. I-II БОТЬ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 26.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/Т-НАМЖИМ-МОНГОЛЫН-АЖ-АХУЙ-ЭДИЙН-ЗАСАГ-ТYYХЭН-ГУРВАН-УЕД-I-II-БОТЬ (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - В. В. ГРАЙВОРОНСКИЙ:

В. В. ГРАЙВОРОНСКИЙ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Т. НАМЖИМ. МОНГОЛЫН АЖ АХУЙ ЭДИЙН ЗАСАГ ТYYХЭН ГУРВАН УЕД. I-II БОТЬ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android