Libmonster ID: UZ-1020
Author(s) of the publication: И.Б. КУЛИКОВА
Educational Institution \ Organization: Институт востоковедения РАН

25 октября 2001 г. состоялась XXVI научная конференция по изучению Австралии и Океании, посвященная актуальным проблемам стран южной части Тихого океана, организованная Отделом южнотихоокеанских исследований. Значительное внимание в докладах было уделено проблемам межгосударственных отношений как в экономической, так и в политической сфере, влияющим на общую обстановку в Азиатско-тихоокеанском регионе.

В докладе, посвященном "Внешним капиталовложениям Австралии", В.Я. Архипов (ИВ РАН) отметил, что 1990-е годы были весьма благоприятным периодом в экономическом развитии Австралии. Резкое увеличение товарного экспорта сопровождалось быстрым увеличением прямых инвестиций за рубежом, прирост которых в этот период опережал иностранные капиталовложения в экономику Австралии. До сравнительно недавнего времени австралийские капиталовложения приходились главным образом на США (29%), Новую Зеландию (10%), Англию (31%), т.е. на страны, с которыми были наиболее тесные торговые отношения. С усилением торговых связей с азиатским регионом существенно возросли инвестиции, прежде всего в Гонконге (до 5.7 млрд. дол.), Сингапуре (1.2 млрд.), Индонезии (0.8 млрд. дол.) Опрос австралийских фирм, связанных с внешнеэкономической деятельностью, показал, что они ссылаются на следующие мотивы, побуждающие к внешним инвестициям: а) гарантия возможностей роста; б) повышение конкурентоспособности; в) обеспечение условий для внедрения на новые рынки; г) доступ к глобальной предпринимательской системе.

В докладе И.И. Василевской (ИВ РАН) "Государства Океании и Япония на рубеже веков: экономические отношения" была отмечена обоюдная заинтересованность стран ЮТР и Японии в развитии экономических связей. Японские компании нацелены на использование природных богатств региона и стремятся в такие отрасли, как рыболовство, лесное хозяйство, добыча полезных ископаемых, туристический бизнес. Улучшению инвестиционного климата служат программы помощи Японии странам Океании, в расширении которой крайне заинтересованы правительства островных государств. Вместе с тем уровень японской экономической помощи развитию остается достаточно низким и заметно меньшим, чем помощь бывших стран-метрополий.

Однако, если в области экономических связей наблюдается положительная динамика и происходит рост взаимозависимости стран ЮТР и их азиатских "соседей", то в сфере политических межгосударственных отношений сохраняются очаги напряженности. В частности, внимание исследователей привлечено к "конфликтному треугольнику": Австралия, Индонезия, Папуа-Новая Гвинея (ПНГ). В докладе Е.П. Заказниковой этой проблеме было уделено основное внимание. Конфликт между ПНГ и Индонезией обусловлен сепаратистским движением в индонезийской провинции Ириан-Джая, и поддержкой этого движения в ПНГ. Австралия косвенно вовлечена в этот конфликт как страна, имеющая особые обязательства по отношению к ПНГ. В выступлении были определены факторы, способствовавшие улучшению отношений Индонезии с ПНГ к началу 1990-х годов и с Австралией - в середине 2001 г.

Участники конференции уделили большое внимание Австралии, что объясняется той важной ролью, которую играет это развитое государство в ЮТР. В. Б. Амиров (ИМЭМО РАН) в докладе "Австралия в преддверии выборов" рассмотрел комплекс проблем, влияющих на социально-политическую обстановку в современной Австралии, проанализировал расстановку политических сил накануне парламентских выборов осенью 2001 г., дал прогноз исхода голосования. Тема межпартийной борьбы в стране получила развитие в докладе Н.С. Скоробогатых (ИВ РАН) "Аграрная (Национальная) партия Австралии в партийно- политической системе страны". Докладчик выделила основные этапы становления одной из старейших консервативных политических партий Австралий-

стр. 173


ского Союза. Была подчеркнута уникальность этой партии - ее историческое долголетие, заметное место и роль в коалиции с Либеральной партией. Главное внимание было уделено современным проблемам австралийских аграриев: сокращению их электоральной базы, попыткам приспособиться к новым экономическим и политическим реалиям начала XXI в.

С сообщением об австралийском медицинском страховании выступила О.В. Жарова (ИВ РАН). Она показала, как идеологическая направленность лейбористов привела к кризису государственного медицинского страхования. Абстрактное понимание демократических принципов без увязки их с реальной действительностью привело к тому, что вместо универсальной системы социального страхования, частью которой является медицина, сложилась система социального неравенства. Нежелание лейбористов провести реформу страховой медицины, что привело бы к нарушению партийных принципов, обернулось тяжелым кризисом здравоохранения.

В докладе А.С. Петриковский (ИВ РАН) "Женское движение в Австралии и культура (интерпретация XIX века)" было отмечено, что женское движение в Австралии (и в Новой Зеландии также) - лакуна в отечественной историографии. Отчасти по причине унаследованного от советской эпохи тезиса вторичности связанного с ним круга проблем, прежде всего социальных, решаемых вместе с кардинальным переустройством общества. Интерес к обозначенному сюжету мотивирован и его долгой историей и актуальным продолжением. Гендерные исследования (Women's Studies) - целая отрасль гуманитарных наук в Австралии, со своими организационными структурами, теоретическими платформами и учебными программами. В докладе рассмотрены истоки этого движения - в широком и в узкофеминистском течениях - и предпосылки лидерства Австралии в распространении всеобщего избирательного права на женщин в 1894-1902 гг. (условия колонизации континента, демографический фактор, общая демократизация управления, задачи, выдвинутые в ходе достижения национально-государственной самостоятельности). Австралийская литература и журналистика без промедления включались в общественный диалог на женскую тему, что подтверждается анализом творчества Кэтрин Хелен Спенс (1825-1910), Тасмы (1848-1897), Розы Кемпбелл Пред (1851- 1935) и других писательниц конца XIX - начала XX в.

В.И. Беликов (ИВ РАН) посвятил доклад скончавшемуся накануне проведения конференции (24 октября 2001 г.) Стивену А. Вурму, выдающемуся австралийскому ученому, внесшему огромный вклад в изучение языков Австралии и Океании и в социолингвистическое описание региона. Неоценим вклад С.А. Вурма в организацию гуманитарных исследований в Австралии и во всем мире; он был президентом Австралийской академии гуманитарных исследований, президентом Международного академического союза (Брюссель), президентом Международного совета по философии и гуманитарным исследованиям при ЮНЕСКО.

Для Австралии и Новой Зеландии, возникших как переселенческие колонии, вопросы иммиграции всегда оставались в числе приоритетных. Эта тема была рассмотрена на конференции как в историческом, так и современном аспекте. В докладе Л.Г. Стефанчук (ИВ РАН) "Иммиграционная политика Новой Зеландии" были представлены меры, предпринимаемые нынешним правительством страны для регулирования процессов иммиграции. В основе политики приглашения в страну новых переселенцев лежат причины экономического характера, необходимость развития мелкого и среднего бизнеса, привлечения квалифицированной рабочей силы, особенно в отрасли хозяйства, испытывающие дефицит рабочих рук.

В.В. Ощепкова (Моск. Ин-т усовершенствования учителей) в докладе "Опыт создания лингвострановедческих учебных материалов по Австралии и Новой Зеландии" рассказала об успешной работе по составлению первого австрало-новозеландского лингвострановедческого словаря, который получил положительную оценку у преподавателей и студентов. Представленные в нем понятия и термины позволяют лучше узнать историю этих стран, особенности быта и нравов их жителей. Ведется работа над вторым изданием словаря.

Выступление А.Н. Хохлова (ИВ РАН) было посвящено проблеме роста российской эмиграции в страны АТР после революции 1905-1907 гг. и Ленских событий 1912 г., при этом особое внимание выступавший уделил эмиграции россиян в Австралию. Как видно из материалов газеты "Восток", выходившей в Харбине, в течение двух лет (1910-1911) в Австралию переселилось 627 россиян, а на Гавайские острова, в Канаду и Америку соответственно 250, 200 и 50 человек. О том, как

стр. 174


порой складывалась судьба того или иного российского эмигранта, позволяет судить, например, найденный А.Н. Хохловым архивный документ, сообщающий о приезде в Новую Зеландию в мае 1908 г. казака из Забайкалья К.И. Рюмкина. Как видно из рассказа последнего, он после женитьбы в августе 1912 г. и принятия английского подданства в мае 1913 г. направился в 1914 г. в Китай. Прослужив там несколько лет, сначала в городском муниципалитете в Шанхае, а затем в одной из российских фирм, занимавшейся закупкой и производством плиточного чая в Ханькоу, он в апреле 1917 г. подал в местное российское консульство заявление о своем

намерении вернуться на родину в надежде на возможное содействие Временного правительства, заявившего об амнистии некоторых известных политэмигрантов, оставивших Россию по политическим мотивам.

XXVI научная конференция по изучению Австралии и Океании показала, что австраловедение и океанистика продолжают развиваться в российских научных центрах, а тематика исследований расширяется и охватывает широкий круг проблем экономики, истории, политологии, культуры и лингвистики.

В.П. НИКОЛАЕВ

* * *

19 декабря 2001 г. состоялась конференция, посвященная 125-летнему юбилею основателя Пакистана М.А. Джинны. Открывая конференцию, зам. директора ИВ РАН А.З. Егорин отметил значение М.А. Джинны в истории XX в. прежде всего как борца против иноземного владычества, за создание самостоятельного государства мусульман в Южной Азии. Вступительное слово произнес зав. отделом стран Ближнего и Среднего Востока В.Я. Белокреницкий. Он отметил, что 2001 г. прошел в Пакистане как год празднования юбилея М.А. Джинны, и эта международная конференция является одним из мероприятий, посвященных знаменательной дате. В.Я. Бело- креницкий подчеркнул также, что конференция была задумана ныне покойным проф. Ю.В. Ганковским, одним из основателей отечественного пакистановедения.

Посол Пакистана в РФ Ифтихар Муршед подчеркнул, в частности, что М.А. Джинна, создавая Пакистан под лозунгами ислама, выступал за уважение религиозных прав всех граждан.

О.В. Плешов (ИВ РАН) в докладе "М.А. Джинна - отец пакистанской нации" отметил, что М.А. Джинна был не только великим лидером (Каид-и-Азам), но и трагической фигурой. Докладчик полагает, что трагизм Джинны состоит в том, что одержав трудную победу, добившись признания принципов либерализма, секуляризма и демократии, после своей кончины он уже не мог остановить быстро развивающуюся тенденцию к усилению экстремистских исламских идей. Тезис М.А. Джинны о том, что пакистанцы будут строить свою жизнь в соответствии с исламскими культурными ценностями, а не с кораническими предписаниями, был вывернут наизнанку улемами и преподнесен общественности как завещание создавать исламское государство, в котором правовой основой должны стать не просто принципы ислама, а законы шариата. Докладчик отметил, что эта тенденция сильна и в современном Пакистане, где проходили демонстрации в поддержку талибов в Афганистане против пакистанского военного режима, выступившего на стороне международной антитеррористической коалиции. Но вместе с тем, отметил О.В. Плешов, есть надежда, что Пакистан в конечном счете вернется к тому, что завещал М.А. Джинна, поскольку острота этих демонстраций ослабевала по мере поражения талибов, а противников религиозного экстремизма становится все больше.

P.M. Мукимджанова (ИВ РАН) в докладе "М.А. Джинна - основоположник внешней политики Пакистана" отметила то, что М.А. Джинна всегда был сторонником обеспечения права на самоопределение и независимость стран Азии. С 1924 г. Мусульманская лига во главе с М.А. Джинной оказывала поддержку странам Ближнего и Среднего Востока в борьбе за независимость.

С образованием Пакистана в 1947 г. М.А. Джинна получил возможность выступать на международной арене от имени и в интересах молодого суверенного государства. Успеху внешнеполитической деятельности М.А. Джинны, полагает P.M. Мукимджанова, способствовало его стремление поддер-

стр. 175


живать отношения дружбы и доброй воли со всеми странами и отсутствие агрессии в отношении какой-либо страны или народа: к концу 1950-х годов Пакистан установил дипломатические отношения более чем с тридцатью государствами. Данные основополагающие принципы внешней политики М.А. Джинны сохранили свою актуальность и в наши дни, не став при этом догмой.

В.Н. Москаленко (ИВ РАН) в выступлении "М.А. Джинна и некоторые внутренние проблемы Пакистана" подчеркнул, что М.А. Джинна прожил в Пакистане немногим более года, однако за этот период им были сформулированы основные принципы внутренней политики нового государства, разработан комплекс задач социально-экономического и политического развития страны. Это определялось не только тем, что в его руках были сосредоточены основные рычаги управления - он являлся одновременно главой государства, спикером парламента, возглавлял Мусульманскую лигу и фактически руководил правительством. Огромный авторитет и решающая роль М.А. Джинны в государственных делах определялась тем вкладом, который он внес в процесс консолидации и борьбы мусульманского населения бывшей Британской Индии за самостоятельное государство, а также его личными качествами харизматического лидера. В.Н. Москаленко полагает, что и после смерти М.А. Джинны его авторитет остается непререкаемым, а его теоретическая и практическая деятельность -вне критики и какой-либо переоценки.

Ю.Н. Паничкин (Рязань) в выступлении "М.А. Джинна и проблема Северо-Западной пограничной провинции (СЗПП)" отметил, что деятельность М.А. Джинны в отношении СЗПП занимала важное место в борьбе Пакистана за национальную независимость. Своим отказом от включения в бюллетень референдума пункта о "свободном Пуштунистане" М.А. Джинна фактически предопределил вхождение СЗПП в состав Пакистана. Кроме того, по мнению Ю.Н. Паничкина, деятельность М.А. Джинны по усилению влияния и укреплению позиций Мусульманской лиги на территории СЗПП в первые месяцы существования Пакистана способствовала тому, что население пуштунских племен начало сознавать себя его гражданами.

Л.А. Васильева (ИВ РАН) в выступлении "Несколько штрихов к портрету М.А. Джинны" отметила, что фигура М.А. Джинны нашла свое отражение в творчестве С. Найду, С.Х. Манто, в воспоминаниях Мухаммада Ханифа Азада, С. Уолперта, где раскрываются черты его характера, пристрастия, артистизм натуры.

Н.И. Пригарина (ИВ РАН) отразила связь между философией М. Икбала и концепцией двух наций Джинны. М. Икбал сформулировал свою концепцию мусульманской нации в поэме "Иносказания о самоотречении". Произведения М. Икбала, по мнению Н.И. Пригариной, оказали существенное влияние на М.А. Джинну при разработке им теории двух наций.

В. Икбал (Пакистан) отметил значение личности М.А. Джинны в истории и политике Пакистана. По словам биографа М.А. Джинны Стэнли Уолперта, он изменил ход истории, карту мира и создал национальное государство. Мусульманин по происхождению, он умело сочетал мусульманскую веру с демократическими принципами. М.А. Джинна превратил разрозненную и деморализованную Мусульманскую лигу в эффективный политический инструмент: теперь эта партия отличалась высокой дисциплиной и охватывала все слои мусульманской общины в Индии. Мусульманская лига одержала победу на выборах 1946 г. и сыграла решающую роль в образовании Пакистана.

Н.А. Замараева (ИВ РАН) в выступлении "Джинна и студенческое движение в Пакистане" обратила внимание на то, что движение за создание Пакистана берет начало в студенческой среде. В 1937 г. в Калькутте была учреждена Всеиндийская федерация мусульманских студентов. М.А. Джинна полагал, что эта организация должна "повышать политическое сознание мусульманских студентов, готовить их занять достойное место в борьбе за создание Пакистана". По мнению Н.А. Замараевой, созданием молодежного филиала Мусульманской лиги было положено начало политическим традициям будущего независимого государства - каждая крупная политическая партия, национальное движение или националистическая организация создавала молодежное крыло с тем, чтобы обеспечить себе опору в будущем.

М.И. Николаев (Калуга) в выступлении "М.А. Джинна и проблема Кашмира" отразил различные варианты решения проблемы Кашмира - от проведения референдума до применения силы. Вместе с тем он полагает, что с учетом нынешней международной ситуации преждевременно говорить о скором вы-

стр. 176


боре конкретного варианта решения данной проблемы.

И.Н. Серенко (ИВ РАН) в выступлении "М.А. Джинна и концептуальные подходы к формированию национальной системы образования в Пакистане" отметила главные задачи системы образования, поставленные М.А. Джинной: распространение грамотности в общегосударственном масштабе, квалификационную подготовку и профессиональное обучение подрастающего поколения, воспитание его в духе гражданской ответственности перед обществом, формирование у него высоких нравственных качеств на основе исламских ценностей.

Несмотря на то, что М.А. Джинна не был профессиональным педагогом, считает И.Н. Серенко, его взгляды и подходы к проблемам просвещения и культуры во многом предопределили процесс формирования национальной системы образования в Пакистане и характер ее дальнейшего реформирования.

В.В. КРАВЧЕНКО

ИНСТИТУТ АФРИКИ РАН

Центр социологических и политологических исследований Института Африки провел 25 сентября 2001 г. коллоквиум "Африканская миграция в Европу: динамика, масштабы, следствия".

На обсуждение участников был вынесен широкий круг вопросов, в частности: историко-географические параметры африканской миграции в Европу; африканская составляющая европейской иммиграции; воздействие миграционного процесса на экономическую, социально-политическую и социокультурную ситуацию в европейских и африканских странах; этнокультурный аспект в иммигрантских средах; "инородные" меньшинства и общественное мнение в Европе; легальная и нелегальная иммиграция; угрожает ли Европе "тихая" исламизация?; миграционная политика европейских и африканских государств: определяющие факторы; проблема миграций в афро-европейских отношениях; миграционная проблема для Западной и Восточной Европы; экономическая глобализация и миграции; европейские перспективы миграции; иммиграционный опыт Западной Европы: уроки для России и др.

С основным докладом выступил заведующий центром Ю.В. Потемкин * . Он охарактеризовал главные причины, порождающие "южную" миграцию в Европу, и обстоятельно проанализировал ее современные тенденции, результаты и перспективы.

Участников колоквиума приветствовал Чрезвычайный и Полномочный посол Мали в РФ, дуайен африканского дипломатического корпуса в Москве Абдулай Шарь Даниоко. Он отметил, что миграция из Африки на протяжении многих веков имела либо добровольный, либо насильственный характер. К последней относится, разумеется, работорговля. Африка была колонизована европейскими государствами, которые перемещали аборигенов по своему усмотрению на европейский континент. В различные периоды менялась структура их эмиграции. В последние годы в африканской эмиграции в Европу преобладает интеллигенция.

В.И. Гусаров (Ин-т Африки) посвятил свое выступление причинам африканской эмиграции в Европу. Эти причины, отметил он, порождаются прежде всего демографической ситуацией как в Африке, так и в Европе. Высокий уровень рождаемости в афро-арабском регионе и как следствие - незанятость рабочей силы приводят к росту эмиграционных потоков в Европу. В европейских же странах низкая рождаемость не восполняет естественной убыли населения, и для выполнения неквалифицированной и непрестижной работы необходим приток рабочей силы извне. Так, лишь Германии в настоящее время ежегодно требуется миллион иммигрантов для того, чтобы экономика и социальная сфера могли функционировать. Проблема африканской миграции, по мнению В.И. Гусарова, не поддается однозначному решению и сохранится в обозримом будущем.

И.О. Абрамова (Ин-т Африки) осветила положение арабских иммигрантов в Германии. Она отметила, что первые арабы появи-


* См. об этом подробно в статье, основывающейся на упомянутом докладе: Ю.В. Потемкин. "Южная" иммиграция в Западную Европу: уроки для России // Восток (Oriens). 2002. N 2, 3.

стр. 177


лись здесь в конце XVIII в. в составе прусских войск. После Второй мировой войны условия для приема иммигрантов были созданы весьма либеральные. Однако в дальнейшем политика в отношении иммиграции ужесточилась. И.О. Абрамова дала развернутый анализ состава арабских иммигрантов в Германии по отдельным общинам и землячествам, по мотивам иммиграции, по городам и территориям их расселения в этой стране. По ее мнению, трудовая миграция в Германию будет увеличиваться, что вызовет обострение ксенофобии и ужесточение иммиграционного законодательства.

А.А. Ткаченко (Ин-т Африки) сконцентрировал свое внимание на процессах североафриканской эмиграции в Европу, находящихся под воздействием комплекса противоречивых факторов. С одной стороны, перспективы преодоления экономической слаборазвитости стран Северной Африки связаны с либеральными экономическими реформами, осуществляемыми в этом регионе в последние два-три десятилетия. Их успешная реализация может ослабить миграционный поток в Европу. С другой - на миграционные процессы влияет развитие интеграционных связей с мировым хозяйством и прежде всего с Европейским Союзом. Сближение с ЕС, в особенности после принятия в 1992 г. "Новой интеграционной программы" ЕС в отношении стран Ближнего Востока, объективно облегчает миграцию рабочей силы в Европу из стран Северной Африки.

Социально-экономические последствия "демографического взрыва", начавшегося арабских странах 30-40 лет назад, не преодолены, и в наиболее успешно развивающихся государствах региона при самом благоприятном варианте на это потребуется не один десяток лет. Это предопределяет сохранение прежних факторов миграции в Европу из стран Северной Африки. В особенности такая оценка справедлива в отношении Алжира и Марокко, где уровень безработицы особенно высок - около 25-30%. Таким образом, даже если западные демократии пойдут на ограничение трудовой миграции из Северной Африки, сделать это будет чрезвычайно сложно. К тому же в отдельных случаях трудно разграничить трудовую миграцию и миграцию по политическим мотивам.

Проблемам миграции из стран Магриба во Францию посвятила свое выступление С.В. Прожогина (ИВ РАН). Она отметила, что первые, разрозненные этноконфессиональные группы магрибинцев-иммигрантов, обладавшие еще тесными связями с родной почвой, постепенно трансформировались в достаточно однородные по своим социальным параметрам поселения, обретая устойчивые признаки магрибинской общины, сливаясь в новом географическом пространстве в понятие диаспоры со свойственным ей менталитетом. Последующие поколения магрибинских иммигрантов, рожденных уже в Европе, неслучайно называют "французскими мусульманами", ибо они не только обладают гражданством страны проживания, но и чертами культурной и профессиональной принадлежности к французскому социуму. Можно было бы говорить об ассимиляционных процессах, связанных с магрибинской иммиграцией, если бы не очевидная "центробежность" многих этнокультурных и этноконфессиональных форм жизни, привязывающих магрибинцев к самобытным традициям. Такие традиции сохраняются преимущественно в недрах семей, особенно там, где не утрачено желание вернуться к "истокам". Поэтому тенденция сохранения "корней" еще весьма характерна для разных слоев магрибинской иммиграции. Тем не менее современное поколение магрибинцев, рожденных во Франции, обладает и признаками такого рода "двойной культуры", при которой само их существование в контексте мультикультурного и мультиконфессионального общества, уже фактически существующего во Франции, свидетельствует о значительной степени "врастания" магрибинцев в западную цивилизацию.

A.M. Пегушев (ИВИ РАН) рассмотрел исторические и социально-психологические условия возникновения и деятельности афро-американской и африканской диаспоры в Германии в конце 20-х - начале 30-х годов XX в. Основное внимание он уделил различным подходам радикального крыла афроамериканской и африканской диаспоры в Европе, в частности в Германии, с одной стороны, и руководства Коминтерна и Профинтерна к национально-расовым и классовым проблемам -с другой, а также причинам активного перемещения афроамериканской и африканской диаспоры из Германии в СССР в начале 30-х годов (распространение национал-социалистических взглядов и настроений в Германии, сопровождавшиеся ростом "арийского расизма" во всех его проявлениях, и ошибочно объявленная Коминтерном "война" социал-демократии и национально-буржуазным партиям на Востоке).

стр. 178


И.Л. Лилеев (Ин-т Африки) рассмотрел проблему африканских беженцев, являющихся мигрантами не по социально-экономическим или политическим мотивам, а по причинам утраты безопасности в результате военно- политических и этнических конфликтов на африканском континенте. О.Ю. Потемкина (Ин-т Европы РАН) отметила, что в конце 1990-х годов доля иммигрантов в населении стран Западной Европы составляла 7-8%. При этом она имеет тенденцию к росту. Численность европейского населения увеличивается в основном за счет притока иммигрантов. В этих условиях иммиграционную политику стран Европейского Союза вырабатывают наднациональные органы в Брюсселе. О.Ю. Потемкина отметила несколько моделей и разновидностей такой политики, применяемых в развитых странах в разные исторические периоды, в том числе ограничительную политику и защиту границ, политику интеграции иммигрантов в европейское сообщество и др.

В.И. Комар (Ин-т Африки) подчеркнула, что бедность является основной причиной миграции людей в более развитые страны и регионы. Она проанализировала потоки миграции в пределах континента. Так, традиционно жители Буркина Фасо в поисках работы мигрируют в Кот д'Ивуар. Ныне они составляют почти 42% населения этой страны. В ее юго-западной части выходцы из Буркина Фасо составляют до 90% жителей отдельных населенных пунктов. Растущая быстрыми темпами миграция подрывает социально- экономическое равновесие в стране, ее культурную идентичность.

По мнению Н.Г. Алабужиной (Ин-т Африки), кроме бедности, есть другая причина, которая делает страны Африки "предрасположенными" к миграции населения в Европу. Это деятельность иностранного капитала, в том числе иностранных фирм и особенно мощных ТНК, создающих множество каналов для миграции населения в Европу, на долю которой сейчас приходится более 1/2 всех филиалов ТНК на континенте по числу занятых.

О.Б. Громова (Ин-т Африки) осветила перспективы эмиграции в Европу из Африки. После событий в США 11 сентября 2001 г. складываются новые реалии, способные повлиять и на процессы международной миграции. По всей видимости, положение с международной миграцией усугубится, миграционные потоки возрастут. Ухудшение социально-экономической ситуации и внутриполитическая нестабильность в странах-"изгоях" будут способствовать усилению эмиграции и создавать миграционные волны при все возрастающих масштабах нелегальной иммиграции. Мировые миграционные процессы станут неуправляемыми. Новый мировой порядок не освободит от проблем иммиграции и Европу. Во всяком случае ясно, что в практике и политике миграции будут формироваться новые тенденции, которые необходимо изучать.

Подводя итоги дискуссии, Ю.В. Потемкин подчеркнул важность и полезность европейского опыта для России, которая сегодня ощущает дефицит рабочей силы в ряде отраслей своей экономики. Более того, в последние годы она столкнулась с проблемой депопуляции. Будучи евро- азиатской страной, Россия должна внимательно учитывать существующие и будущие тенденции африканской эмиграции в Европу.

В.И. ГУСАРОВ

ИНСТИТУТ ЯЗЫКОЗНАНИЯ РАН

6 ноября 2001 г. состоялось расширенное заседание Ученого совета, посвященное 100-летию со дня рождения Эрванда Владимировича Севортяна. Творческая биография Э.В. Севортяна началась в сложный период становления советской тюркологической науки, значительно отличающейся своими целями и задачами как от дореволюционной русской, так и зарубежной тюркологии. На долю этого поколения выпало большое и трудное счастье быть первыми в разработке многих направлений тюркологии и основать новую отечественную тюркологическую школу.

Заседание открыл чл.-корр. РАН Э.Р. Тенишев с докладом о жизни и научной деятельности Э.В. Севортяна.

Э.В. Севортян родился в Ялте 22 октября 1901 г. в семье портного, эмигрировавшего из Турции в Россию. Поэтому будущий тюрколог с детства знал турецкий, армянский, крымско-татарский, азербайджанский языки. Получив хорошее гимназическое образование, он освоил также немецкий, французский, латынь; к тому же он всерьез занимался музыкой, хорошо рисовал. В 1930 г. Э.В. Севортян закончил Крымский пединститут в

стр. 179


Симферополе по специальности преподаватель татарского языка и литературы. В 1930-1931 гг. - он музыкальный руководитель Крымрадиоцентра. В 1931 г. по направлению Крымнаркомпроса поступает в аспирантуру Московского научно-исследовательского института языкознания (ныне - Институт языкознания РАН). Успешно защитив в 1935 г. кандидатскую диссертацию под руководством Н.К. Дмитриева, Э.В. Севортян начал работать в институте в качестве старшего научного сотрудника по специальности "тюркское языкознание", с которой до конца жизни были связаны его научные интересы.

Э.В. Севортян является продолжателем лучших традиций русской и советской лингвистической школы в тюркологии. Осуществляя свои исследования на основе строгих научных методов изучения тюркских языков, проявляя широту кругозора и глубину суждений в постановке научных проблем, он решал кардинальные вопросы современного тюркского языкознания. Э.В. Севортяном написано и опубликовано свыше девяноста работ общим объемом более трехсот печатных листов, представляющих большой вклад в изучение тюркских языков.

В трудах Э.В. Севортяна значительное место занимают вопросы грамматики тюркских языков и особенно морфологии (впрочем, широко известна и его крупная монография "Фонетика турецкого литературного языка" (М., 1955); им разрабатывались вопросы: морфологического строения слова, соотношения грамматики и лексики, частей речи, словообразования, категории сказуемости, категории принадлежности. Он изучал соотношение грамматики и лексики в связи со словообразованием как особым разделом в грамматиках тюркских языков, теоретические проблемы разграничения таких частей речи, как существительное, прилагательное, наречие, вопросы морфологии тюркских падежей и грамматической категории склонения и т.д. Решение этих проблем имело не только теоретическое, но и важное практическое значение в связи с составлением учебных и академических грамматик и обучением учащихся в тюркоязычных республиках и областях.

Среди монографий Э.В. Севортяна особое значение имеют "Аффиксы глаголообразования в азербайджанском языке" (М., 1962, за которую ему была присвоена ученая степень доктора наук), и "Аффиксы именного словообразования в азербайджанском языке" (М., 1966).

Со временем научные интересы Э.В. Севортяна переключаются на вопросы исторической и сравнительно- исторической тюркологии. Его разработки в этой области завершаются созданием фундаментального "Этимологического словаря тюркских языков" -главного труда его жизни, уникального издания, имеющего основополагающее значение для развития компаративистики и исторической тюркологии (им и его последователям издано шесть томов: 1974, 1978, 1980, 1989, 1997, 2000 гг., М.). В конце жизни у Э.В. Севортяна созрел замысел создать обобщающий труд по сравнительно-исторической лексикологии тюркских языков.

Э.В. Севортян обогатил тюркологию трудами первостепенного значения, которые по объему привлеченного фактического материала не имеют себе равных.

По мнению Э.А. Груниной (ИСАА при МГУ), Э.В. Севортян принадлежит поколению тюркологов, входивших в науку в 1930-1940-х годах, в период, когда задачи так называемого языкового строительства были уже решены, и наиболее актуальными становились собственно лингвистические исследования тюркских языков. К 1950-1960- м годам отечественная тюркология уже имела целую плеяду ученых, которые органично связали традиции, шедшие от П.М. Мелиоранского, с достижениями в области русистики и общего языкознания. Среди тюркологов этого поколения Э.В. Севортян занимает особое место в тюркологии по своему вкладу в развитие теоретической лингвистики, который он внес как своими исследованиями, так и подготовкой научных кадров.

Э.В. Севортяна отличала широкая лингвистическая эрудированность, внимание к общелингвистической проблематике, включенность в языковедческую работу важнейших тюркологических центров страны. Это дало ученому возможность приостановить поток чисто описательных работ по тюркскому языкознанию в 1950-1960 годы. Своего рода манифестом прозвучала его статья в "Советской тюркологии" (1970, N 3) о необходимости отказа от преимущественно классификационного подхода в описании языковых явлений и переключения внимания на развитие грамматической теории, разработку крупных теоретических вопросов. К ним он относил следующие: соотношение языка и речи; взаимодействие лексического и грам-

стр. 180


магического в функциональном плане; теория грамматических категорий; семасиологический аспект в описании словообразования; необходимость развертывания ареальных исследований и многое другое.

Фундаментальные труды Э.В. Севортяна, прежде всего две его монографии по словообразованию и первые тома "Этимологического словаря тюркских языков", определили развитие двух направлений отечественной тюркологии последней четверти XX в. - сравнительно-исторической грамматики и исторической лексикологии.

Велика роль Э.В. Севортяна и как педагога. Он был руководителем многих диссертационных исследований в Институте языкознания АН СССР; преподавая турецкий язык в МГУ, руководил дипломными и курсовыми работами. Те, кто прошел здесь его школу, с полным правом могут говорить о том, насколько велика была роль ученого в создании университетской тюркологии. Именно он воспитал и вывел на путь исследовательской деятельности несколько поколений студентов. Многие из его учеников создали свои школы в Казани, Уфе, Баку и в других тюркологических центрах. Как педагог он был суров, поражал блестящей логикой и четкостью в подаче теоретического материала, тончайшим знанием языка и умением привить интерес к нему как объекту анализа. Только долгие годы спустя приходило понимание его уникальной педагогической способности объяснить студентам сложные теоретические положения, ни на йоту не упростив их, какой-то непонятной силой воздействия и логикой объяснения держать аудиторию в напряжении внимания. В ту пору, когда еще не было научных студенческих обществ, он создал их прообраз - Тюркологический кружок - и руководил его работой, не желая сил и времени.

Студенты, прошедшие школу Э.В. Севортяна, уже тогда понимали, что значит для них его занятия, хотя только потом пришло осознание того, как незримо впитывались не только знания, но и отношение к своей профессии, стремление вникнуть в семантический мир языка и закономерности его функционирования. Да, он был Учителем.

К.М. Мусаеву - ученику Э.В. Севортяна, посчастливилось трудиться более четверти века вместе со своим учителем. По его словам, Э.В. Севортян никогда не кривил душой и нередко высказывал свое мнение, не заботясь о последствиях.

К.М. Мусаев считает целесообразным переиздание научного наследия Э.В. Севортяна.

На заседании выступили члены рабочей группы "Этимологического словаря тюркских языков" Л.Г. Офросимова-Серова, Г.Ф. Благова, А.В. Дыбо, которые говорили об Э.В. Севортяне как о мудром и инициативном, требовательном и тактичном руководителе, о его способности генерировать новые идеи, формулировать актуальные проблемы.

Э.В. Севортян ушел из жизни в период издательской подготовки к печати второго тома словаря; к этому времени им была завершена и сдана на перепечатку рукопись третьего тома. Уже будучи тяжело больным, Э.В. Севортян настойчиво трудился над четвертым томом. Им был не только собран большой материал из различных источников, но и написан ряд словарных статей на букву "ж" и подготовлена их часть. К сожалению, Э.В. Севортян не оставил плана всего издания в целом.

В этих сложных условиях руководство и ответственность за исполнение очередных томов словаря приняла на себя Л.С. Левитская: она готовила к печати последние оставшиеся материалы Э.В. Севортяна и вместе с тем писала свои многочисленные словарные статьи. Последующие три тома (1989, 1997, 2000) выполнены преимущество Л.С. Левитской при участии А.В. Дыбо и В.И. Рассадина. А.В. Дыбо рассказала о продолжающейся работе над последующими томами, их изданием, а также созданием электронной базы данных словаря.

В научном творчестве Э.В. Севортяна, по мнению Д.М. Насилова (ИСАА при МГУ), удивительным образом переплетались две линии - умение проникать в состояние тюркских языков, с одной стороны, и легко вживаться в историческую ткань этих языков - с другой. Благодаря этому были созданы этимологические труды Э.В. Севортяна - крупнейшее научное достижение отечественной тюркологии последней четверти XX в. Тип этимологического словаря, им предложенный, не имеет аналогов в мировой тюркологии ни по охвату языков и диалектов, ни по уровню семантической разработки словарной статьи и самого этимона. Заложенные Э.В. Севортяном в первых томах словаря принципы этимологизирования были сохранены его учениками и преемниками.

Морфологические и синтаксические работы Э.В. Севортяна в целом, считает

стр. 181


Д.М. Насилов, содержат достаточно стройную грамматическую концепцию, исходящую из глубокого понимания грамматического строя тюркских языков. Эта сторона деятельности ученого еще не полностью осмыслена в тюркологии.

А. Н. Баскаков, один из составителей академического "Турецко-русского словаря", отметил, что Э.В. Севортян был одним из первых руководителей работы над этим словарем и первым (по времени) редактором.

С воспоминаниями об Э.В. Севортяне как о педагоге выступили выпускницы кафедры тюркской филологии филологического факультета МГУ 1950-го года Н.В. Кидайш-Покровская и арабист З.А. Намитокова (обе -ИМЛИ РАН).

Сын ученого - Р.Э. Севортян видит в отце пример преданного служения науке. Вклад Э.В. Севортяна как ученого и инициатора научных работ в гуманитарную культуру - его исследования - продолжают сохранять потенциал новизны, соответствуя современным требованиям и стандартам, предъявляемым к организации и выполнению фундаментальных комплексных исследований.

Н.Э. Севортян (младший сын; ИМЭМО РАН) подчеркнул, что отец был и остается для него нравственным ориентиром, реальным жизненным примером служения долгу как опора семейства, патриот науки и настоящий гражданин свой страны. Высокая гармоничность натуры, свойственная ему, естественно сочетала скромность, доброту, человечность и крайнюю требовательность к себе и окружающим, высокий интеллектуальный потенциал, энциклопедичность знаний не только специального, но и общегуманитарного характера.

А.Р. Севортян (журналистка, внучка ученого) затронула тему преемственности поколений в сфере гуманитарного знания.

Г.Ф. БЛАГОВА

ОБЩЕСТВО "НУСАНТАРА"

В сентябре - ноябре 2001 г. состоялись очередные заседания Малайско-индонезий-ских чтений.

22 сентября российские востоковеды делились своими впечатлениями о состоянии востоковедной науки в США. Е.А. Черепнева (ИВ РАН) выступила с обзором материалов двух американских межуниверситетских конференций по проблемам изучения Юго-Восточной Азии, проведенных в начале и в конце 1990-х годов. По ее мнению, в докладах конференций отмечалась привязанность тематики академических исследований и их финансирования к американской внешней политике, а также спад интереса к ЮВА в США в 1990-е годы в связи с динамикой событий в регионе (окончание войны в Индокитае) и в мире. Американскими учеными отмечалась необходимость разработки новых методологических основ изучения ЮВА в условиях глобализации, рассматривалось состояние отдельных направлений исследований.

Высказывалось мнение о том, что новые реалии могут привлечь интерес к ЮВА и дать стимул для развития исследований. Так, кризис середины 1997 г. и реакция стран региона на эти события породили новые отношения с мировыми центрами. В связи с этим предлагались новые подходы и темы исследований обществ ЮВА на макро- и микроуровне.

Тема выступления А.А. Соколова (ИВ РАН) - преподавание вьетнамского языка и состояние вьетнамистики в ряде университетов США, которые он посетил во время стажировки во Вьетнамском центре Техасского технологического университета в Лаббоке в январе-мае 2001 г. В.В. Сикорский (ВКИЯ МИД РФ), один из двух представителей России в правлении Европейской ассоциации по исследованиям ЮВА (EUROSEAS), рассказал о третьей конференции этого международного форума, состоявшейся 6- 9 сентября 2001 г. в Лондоне. По его мнению, стремление организаторов конференции к максимальному охвату востоковедческих направлений скорее затрудняет общение коллег, чем благоприятствует ему, тем самым в значительной мере лишает целесообразности это научное мероприятие, в отличие от профессионально более узкого Европейского коллоквиума по индонезийским и малайским исследованиям (ECIMS), последнее заседание которого проходило в Москве в 1999 г.

Т.В. Дорофеева (ИСАА при МГУ) доложила о результатах очередного заседания 20-22 августа в Малайзии недавно созданного координационного Международного совета

стр. 182


по малайскому языку (со штаб-квартирой в Куала-Лумпуре), членом правления которого она является. Были созданы пять комитетов (издательское дело, исследовательская деятельность, пропаганда малаистики, преподавание малайского языка, премии), причем Россия не вошла ни в один из них. По словам

выступавшей, в этом факте можно усмотреть неоправданное игнорирование России этим международным органом, несмотря на немалые достижения российской малаистики.

Т.В. ДОРОФЕЕВА, Е.А. ЧЕРЕПНЕВА

* * *

25 октября Малайско-индонезийские чтения включали в себя малайзийскую и филиппинскую тематику. Е.С. Кукушкина (ИСАА при МГУ) поделилась своими впечатлениями о трехлетней работе в качестве преподавателя русского языка в Университете Малайя (Куала- Лумпур, Малайзия). Докладчик высказала интересные наблюдения относительно системы высшего образования в Малайзии и психологии малайзийских студентов. В частности, она заметила, что по числу слушателей нельзя судить о востребованности русского языка. Объясняется это спецификой программы местного высшего образования, где во главу угла зачастую ставятся так называемые кредитные часы, а не глубина знаний. В результате студенты, проучившись один семестр русскому языку и получив свой кредит, т.е. зачет, переходят к изучению другого языка, а потом и третьего, таким образом набирая нужное количество баллов. Разумеется, это не касается специальности, однако русистика в Малайзии отсутствует. Обращает на себя внимание, по мнению Е.С. Кукушкиной, пассивность малайзийских студентов, а именно - нежелание или неумение задавать вопросы преподавателям, не говоря уж о ведении диалога или дискуссии с ними, и привычка воспроизводить текст читаемой лекции дословно. Она предположила, что последнее может быть связано (относительно малайцев- мусульман) с традицией изучения священных текстов Корана, где не допускается никакого отступления от изначального текста.

Филиппинская тема была представлена на этом заседании сообщением В.В. Сумского (ИМЭМО РАН) о четвертой конференции по филиппинистике "Филиппины в ЮВА и за ее пределами", состоявшейся 9-12 сентября 2001 г. в Университете Алкала в городке Алкала-де-Энарес близ Мадрида, в работе которой принимали участие ученые из многих стран, в том числе четверть из них - представители США. Работа форума проходила в 25 секциях. В докладах Филиппины рассматривались как в глобальном, так и в узкоспециальном аспектах. Тема другого доклада В.В. Сумского - "Реформы или революция: неразрешенная дилемма Филиппин".

Т.В. ДОРОФЕЕВА

* * *

индонезистики в нашей стране Л.А. Мерварт, главная заслуга которой, по его словам, была не столько в обучении малайскому языку (им она вряд ли владела в совершенстве), сколько в привитии студентам влюбленности в Индонезию, ее культуру, литературу и язык. Этому же способствовали и занятия по географии Индонезии, которые вел М.М. Местергази. Двух преподавателей-индонезийцев - Семауна и Мусо, имена которых в советское время были запрещены для огласки, поскольку они стояли у основания индонезийской

Заседание общества "Нусантара" 27 ноября было посвящено воспоминаниям о том, как начиналось преподавание малайского / индонезийского языка в Советском Союзе. О первом наборе студентов в группу московского Военного института иностранных языков (ВИИЯ) в 1945 г. говорил выпускник этой группы известный индонезист-переводчик, писатель, диктор иновещания Московского радио, ныне пенсионер И.И. Кашмадзе. Он с большой любовью и благодарностью вспоминал свою преподавательницу, зачинателя

стр. 183


компартии, а затем были работниками Коминтерна, И.И. Кашмадзе назвал революционерами-подвижниками. Они сделали великое дело - вместе с российскими преподавателями заложили основы отечественной малаистики / индонезистики, когда еще не было ни педагогического опыта, ни учебников, ни другого учебного материала. Ветеран индонезистики А.С. Теселкин рассказал о первом наборе студентов-индонезистов в Московском институте востоковедения.

Т.В. ДОРОФЕЕВА

БАРНАУЛ

16 сентября 2001 г. состоялась третья научно- практическая конференция "Россия, Сибирь и Центральная Азия: взаимодействие народов и культур", организатором которой выступила Лаборатория (Центр региональных исследований) "Россия и Восток" Барнаульского государственного педагогического университета.

В конференции приняли участие исследователи ряда сибирских научно-учебных центров (Барнаула, Волгограда, Томска), а также Казахстана. Следует признать, что реальный формат конференции оказался значительно уже параллельно подготавливаемого оргкомитетом издательского проекта, вобравшего материалы, представленные примерно 40 авторами из 7 стран (Азербайджан, Казахстан, Узбекистан и др.) 1 , и причиной тому - отсутствие какой-либо финансовой поддержки. Лаборатория "Россия и Восток", несмотря на уже немалый научно-организационный и издательский опыт (с момента образования в 1996 г. ею проведено около 10 конференций регионального и международного уровня, а ее сотрудниками опубликовано в общей сложности свыше 100 работ по исторической и современной проблематике Центральной Азии 2 ), испытывает такие трудности, будучи учебно-научным подразделением "неклассического" (педагогического) университета, а значит, не имея даже формального доступа к таким источникам поддержки, как Мегапроект "Развитие высшего образования" с его специальной программой конференций, индивидуальных научных командировок и др.

Состоялись три тематических / секционных заседания конференции.

Секция "История, историография и современное развитие Западного Китая". Т.А. Шеметова (Барнаульский гос. пед. ун-т) в докладе "Торгово- экономическая политика белогвардейских властей Азиатской России в Синьцзяне", основываясь на документах местных и центральных российских архивов, выявила некоторые особенности и различия хозяйственно-экономической линии основных антагонистов постоктябрьских событий в России - большевистского режима и квазигосударственных структур "белого" движения на азиатском (западнокитайском) направлении. В.А. Бармин (Барнаульский гос. пед. ун-т), опираясь на малодоступные архивные документы МИДа СССР, подробно осветил роль советского фактора в формировании коалиционного правительства в Синьцзяне в 1946 г. и некоторые обстоятельства падения Восточно- Туркестанской Республики. С.Ю. Ножкин (Алтайский гос. ун-т, Барнаул) рассказал о своей недавней поездке в составе официальной делегации Алтайского края в Синьцзян- Уйгурский автономный район КНР и охарактеризовал особенности нынешнего социально-экономического развития и внешних связей СУАР. B.C. Бойко (Барнаульский гос. пед. ун-т) в сообщении "Современный Синьцзян в американской историографии конца XX - начала XXI в." познакомил коллег с новейшими американскими разработками (персоналии, проекты, идеи) по данному предмету и призвал их активизировать научную работу в рамках междисциплинарной отрасли (одновременно - субдисциплины центральноазиатских исследований и синологии) - синьцзяноведения.

Секция "Культура и религия Центральной и Внутренней Азии". Н.В. Трубникова (Томский политех. ун-т) в докладе "Евразийцы о проблеме этнокультурного взаимодействия народов России" затронула один из самых интересных и дискуссионных вопросов идейного наследия этого ныне вновь популярного, хотя и существенно модифицировавшегося течения. А.Ю. Соломеин (Томский политех. ун-т) обозначил предпосылки актуализации образа Востока в европейской культуре в XVIII- XIX вв., излишне детализируя при этом некоторые теоретические и внешние формы собственно европейских культур-

стр. 184


ных явлений (барокко, рококо и др.). Столь же детально, но в пределах заявленной темы, в докладе М.М. Волобуевой (Алтайский гос. ун-т) был предложен анализ иерархической структуры суфийских орденов в исламе - обнадеживающий знак ведущейся на Алтае работы по проблемам религиоведения.

Секция "Социально-демографические и региональные проблемы Центральной Азии (прошлое и настоящее)". Т.К. Щеглова (Барнаульский гос. пед. ун-т) в докладе "Ярмарочная торговля Степных областей Сибири и Казахстана во второй половине XIX в." на большом фактическом материале рассмотрела основные показатели, а также пространственно-географическое измерение торговых связей двух соседних регионов Большой Центральной Азии в решающий период их становления и развития. А.И. Каржаубаева (Западно-Казахстанский гос. ун-т, Уральск) к выступлении на тему "Миграционные процессы как фактор изменения этнической структуры населения Западного Казахстана (конец XIX-XX в.)" продемонстрировала на историческом и современном материале роль миграций в этнических процессах казахстанского региона, географически тяготеющего к Европе, и потому менее знакомого сибирским исследователям. Один из немногих пока на Алтае специалистов по историко-демографическим проблемам Азиатской России К.В. Григоричев (Барнаульский гос. пед. ун-т) проанализировал миграционное движение населения Алтайского края во второй половине 1940-х-начале 1950-х годов.

Актуальные проблемы геоэкологии Центрально-Азиатского региона были затронуты Б.Н. Лузгиным и Г.Я. Барышниковым (Алтайский гос. ун-т). В совместном докладе "Проблемы трансграничных региональных загрязнений в Центральной Азии" они предприняли сравнительный анализ трансграничных региональных загрязнений различного происхождения [Семипалатинский и Лоб-Норский (КНР) полигоны ядерных испытаний и др.] и их влияния на развитие хозяйственно-экономических и прочих межгосударственных / межрегиональных связей. С.В. Голунов (Волгоградский гос. ун-т) рассмотрел региональный аспект безопасности российско-казахстанского приграничья. Докладчик пришел к выводу, что полномасштабное обустройство российско-казахстанской границы -чрезвычайно дорогостоящий проект, и определенной альтернативой ему может стать всемерное развитие приграничного сотрудничества двух соседних государств.

В заключение B.C. Бойко рассказал о своей недавней поездке в США и, основываясь на свежих впечатлениях, а также предшествующих исследованиях, изложил свое видение американской политики в Центральной Азии и Афганистане после событий 11 сентября 2001 г.

Третья научно-практическая конференция "Россия, Сибирь и Центральная Азия: взаимодействие народов и культур", на этот раз имевшая статус международной, продемонстрировала как растущий потенциал научно- экспертного сообщества Азиатской России (формирование "блоков" актуальной проблематики, новых коллективов и структур, усиление междисциплинарности научного поиска, введение в оборот новых массивов архивного и другого базового материала, расширение практики полевых исследований и др.), так и его слабости, порожденные причинами объективного и субъективного порядка (ведомственно-институциональный монополизм и корпоративизм, личное и групповое соперничество на действительно актуальных, а в чем-то и "модных" направлениях, неразвитость местной научно-образовательной инфраструктуры и др.). Но все отмеченные и иные обстоятельства свидетельствуют о том, что на Алтае постепенно складывается оригинальное и полнокровное в научном и кадровом отношениях направление междисциплинарных научных исследований, географически сфокусированных на Большой Центральной Азии, а тематически охватывающих проблемы ее этнополитической истории и современности, международных отношений (особенно их региональных аспектов), безопасности азиатских границ России.

В рамках конференции состоялась выставка-презентация ряда научных журналов издательства "Карфакс" (группа "Тэйлор энд Фрэнсис", Великобритания) - "Central Asian Survey", "Nationalities Papers", "Europe-Asia Studies" и др., ныне доступных российскому читателю по бесплатной подписке в электронном варианте через Интернет.

B.C. БОЙКО

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Россия, Сибирь и Центральная Азия: взаимодействие народов и культур. Материалы третьей

стр. 185


международной научно-практической конференции. Барнаул, БГПУ. 2001.

Только в 2000 г. Лабораторией "Россия и Восток" были проведены третьи востоковедческие чтения памяти С.Г. Лившица и совместно с администрацией Алтайского края и АОО "Алтайская ярмарка" - международная научно- практическая конференция "Сибирь в структуре трансазиатских связей: проблемы приграничной торговли и межрегионального взаимодействия". В апреле 2002 г. состоятся очередные - юбилейные - чтения памяти С.Г. Лившица, посвященные 80-летию со дня его рождения.

НОВОСИБИРСК

29-30 октября 2001 г. проходила межрегиональная научно-практическая конференция "Сибирь на перекрестье мировых религий", посвященная 90-летию проф. М.И. Рижского.

Работа конференции проходила в пяти секциях. Востоковедная тематика была представлена на секции "Религиозно-философские традиции Востока" в докладах и сообщениях, посвященных различным периодам (с древности до современности), странам и регионам (Индии, Китаю, Тибету, Японии, Корее, Турции, Узбекистану, исламскому миру в целом). Столь широкий тематический охват позволил подчеркнуть ту большую роль, которую играет религиозный фактор в организации жизни восточных обществ. Всего состоялось 10 выступлений (их авторы из Новосибирска, Барнаула, Абакана); кроме того, шесть докладов были представлены в стендовом виде (Тайбэй и Фукуока).

Значению мифологии для формирования специализированных идеологических систем было посвящено сообщение О.С. Шойдиной (Новосибирск) "Мифологический субстрат традиционных религий Китая". Она проследила взаимосвязь зооморфных классификаторов с универсальной схемой "пяти элементов" (у син), которая является одной из основ дальневосточной цивилизации. Проявление первичных системообразующих категорий в языке и искусстве сибирских народов исследовалось в докладе А. И. Котожекова (Абакан) "Ведические элементы в традиционном мировоззрении хакасов". В ходе обсуждения рассматривался вопрос о сопоставлении выделенных автором характеристик женского и мужского начал с китайской концепцией инь-ян и о возможности наложения восточ-ноазиатских классификационных систем на материалы из Хакасии.

Формирование и применение стандартных процедур как эвристического, так и поведенческого характера прослежено в докладе Т.Г. Завьяловой (Новосибирск) "Стратагема в традиционных китайских религиозно-философских учениях" и отчасти в сообщении А.А. Мазура (Новосибирск) "Элементы традиционной религиозной системы Китая в структуре памятника "Сань цзы цзин"". Выступивший в дискуссии А.А. Берс (Новосибирск) высказал мнение об универсальном характере стратагемного подхода, который относится к элементам "протокола" межличностного (и межсоциального) общения.

Особенности становления восточных религий, их отличие от западных учений (в рамках известной кантовской формулировки) проследил на индийском материале В.И. Ожогын (Новосибирск) в докладе "Сотериологичес-кий смысл брахманистской социально-этической доктрины "чатур варна ашрама варга"". В качестве одной из специфических черт выделялась особая роль наставника - Г.Р. Фахретдинова (Новосибирск-Тайбэй) "Институт наставничества в чань" - и идейно-политического лидера общины - М.М. Волобуева (Барнаул) "Генезис и эволюция института лидерства в исламе".

Исламский блок был представлен еще двумя докладами и сообщением. В.Н. Акулинин (Новосибирск) в докладе "B.C. Соловьев и ислам" показал, что великий русский философ уделял большое внимание "учению Магомета", в котором он видел единство теоретического и практического начал, противопоставляя его разобщению и отчуждению в других религиозных системах (как Запада, так и Востока). В докладе А.С. Дундича (Барнаул) "Традиционный ислам и религиозно-политический экстремизм в постсоветском Узбекистане" показано, что основное направление мусульманской религии противостоит (идейно и организационно) усилению радикализма, которое обусловлено, как правило, внесистемными факторами. Задача властей - использовать этот немалый потенциал исламского main-stream'a в целях стабилизации жизни общества. То, что данная за-

стр. 186


дача отнюдь не проста, показано в сообщении К.С. Романченко (Барнаул) "Роль ислама в политике современной Турции". Большая часть истории это страны в XX в. прошла под знаком борьбы секуляризма и фундамента-лизма в политической и культурной сферах. И если в годы правления великого Ататюрка данная дилемма, казалось, была окончательно решена в пользу лаицизма, то современная ситуация отнюдь не столь однозначна.

В некоторых выступлениях исследовалась проблема адаптации новых верований, равно как и факторов, ее определяющих. Так, в докладе С.А. Комиссарова (Новосибирск) "Тибетские пещерные монастыри" был показан сложный кружной путь данного типа культовых сооружений (из Индии - через Бактрию и Бамиан - в оазисы Восточного Туркестана - и оттуда по разным маршрутам в Китай и Тибет). Именно тибетские варианты "печорской лавры" получили наибольшее распространение. Некоторые из них, возникнув еще в XI в., продолжали активно действовать вплоть до XV- XVI вв. (а на территории соседнего тибетоязычного Ладака - и до наших дней), поскольку удачно вписались как в экологическую, так и в социально-политическую обстановку страны. В то же время попытки распространения христианства на Японские острова (представленные в сообщении И.В. Аникеевой (Новосибирск) "Первые христианские миссионеры в Японии"), несмотря на активность его проповедников во главе с Ф. Ксавье, так и не смогли преодолеть местные идеологические и социокультурные барьеры.

Вопросы адаптации традиционных религий рассматривались не только в географическом, но и в хронологическом аспекте. Обновленческие тенденции в японском буддизме привели к созданию мощных политических движений и партий, деятельности которых посвящен доклад Т.В. Кононовой (Новосибирск-Цукуба) "Взаимодействие религии и политики в современном японском обществе". Иной вариант приспособления к современным условиям рассмотрен в сообщении Ю.А. Азаренко (Новосибирск) "Необуддистские организации современного Тайваня", в основном на примере движения "Да ди". Не вторгаясь активно в политику и не увлекаясь вопросами догматики и культа, его деятели главный упор сделали на распространение гуманитарной помощи и пропаганде китайской культуры, используя для этого новейшие средства коммуникации.

Возможности возрождения традиционных религий и жизнеспособности подобных образований был посвящен доклад С.В. Камышана (Новосибирск) "К типологии бурханизма в контексте современных неорелигиозных течений".

Оргкомитет конференции принял решение регулярно проводить Чтения памяти М.И. Рижского.

С.А. КОМИССАРОВ

БИШКЕК

26-27 сентября 2001 г. в столице Кыргызской Республики (КР) в Бишкекском гуманитарном университете состоялась международная научная конференция "Центральная Азия: вчера, сегодня, завтра. Диалог цивилизаций на Великом Шелковом пути". Она была организована и проведена Бишкекским гуманитарным университетом (БГУ) и Центром документологии и истории дипломатии Министерства иностранных дел Исламской Республики Иран при поддержке МИД КР и МИД ИРИ, под патронажем президента Кыргызской Республики А.А. Акаева и президента Исламской Республики Иран М.С. Хатами. В работе конференции приняли участие ученые из Кыргызстана, Казахстана, Узбекистана, Таджикистана, Ирана, Турции, России, США, Китая, Южной Кореи, Японии.

В состав российской делегации входили ученые из Института востоковедения РАН и Института стран Азии и Африки при МГУ, Института археологии и этнографии СО РАН и Новосибирского государственного университета (НГУ).

На пленарном заседании выступили министр иностранных дел Кыргызской Республики М.С. Иманлиев и заместитель министра иностранных дел Ирана С.С. Харрази. Были оглашены приветствия президентов Кыргызстана и Ирана. С приветствием к участникам конференции обратились ректор БГУ И.С. Болджурова и председатель конституционного суда КР И.Т. Баекова, народная по-

стр. 187


этесса Таджикистана Г.С. Сафиева. На пленарном заседании с докладами выступили Р. Б. Рыбаков (Россия), С.А. Муджани (Иран), Ху Чженхуа (Китай), В.М. Плоских (Кыргызстан).

В докладе Р.Б. Рыбакова говорилось о взаимодействии культур и необходимости диалога цивилизаций в Центральной Азии в современных условиях. Выступление Ху Чженхуа было посвящено истории дунган в период правления династии Мин в Китае. В.М. Плоских рассказал о результатах исследований археологических памятников на дне озера Иссык-Куль в Кыргызстане.

Работа конференции велась по трем секциям. На секции "Центральная Азия и Великий Шелковый путь" выступили ученые из Кыргызстана, Ирана, Турции с докладами, посвященными современным экономическим проблемам Кыргызстана и других стран Центральной Азии, развитию торговых связей Кыргызской Республики с Китаем, задачам охраны и рационального использования водных ресурсов, возможности инвестиций в экономику стран региона. Тема доклада Л.А. Фридмана (Россия) - структурные сдвиги в экономике стран Центральной Азии. Доклады A.M. Мокеева (Кыргызстан), Д.Л. Сапаралиева (Кыргызстан), Д.Ю. Юсупова (Узбекистан) были посвящены изучению арабских, персидских и китайских источников по истории и культуре народов и государств Центральной Азии. Так, A.M. Мокеев проанализировал сведения из "Маджму ат-таварих", в которых освещались события политической и этнической истории кыргызского народа в XIV-XVII вв. По мнению автора доклада, самые ранние сведения в этом источнике относятся ко времени кара- китаев. В нем упоминается о принятии ислама народами Центральной Азии и содержатся ранние записи отдельных эпизодов из эпоса "Манас". В выступлениях ученых из Ирана А. Барамиана, М.М. Ашрафи, К. Байата были рассмотрены этапы эволюции среднеазиатского костюма, проанализированы изменения пограничной линии между Ираном и Российской империей в Средней Азии в начале XX в., охарактеризованы особенности становления независимости стран Центральной Азии после распада СССР. Доклады И.С. Болджуровой (Кыргызстан) и А.В. Малашенко (Россия) посвящены взаимодействию цивилизаций Востока и Запада, а доклад южнокорейского ученого Пэк Тхе Хена - корейским общинам в государствах Центральной Азии на современном этапе.

Одно из заседаний секции было посвящено проблемам археологии и истории культур Центральной Азии в древности и средневековье. В докладе К.И. Ташбаевой (Кыргызстан) в контексте миграций индоарийцев рассматривались наскальные изображения в Саймалы-Таш. По мнению докладчика, анализ сюжетов с изображениями быков и колесниц дает основания для их сопоставления с сюжетами индоиранской мифологии. В докладе А.Ю. Борисенко и Ю. С. Худякова (оба - Россия) освещались торговые и культурные связи кочевников Саяно- Алтая с Ираном и Согдом в эпоху раннего средневековья. Археологические материалы свидетельствуют, что в этот период существовали налаженные торговые контакты. В производстве художественных изделий из металла номады Южной Сибири испытали влияние иранской и согдийской школ торевтики. В.А. Кольченко (Кыргызстан) сделал сообщение о христианских течениях в Средней Азии в средневековье. Среди христианских эпиграфических памятников Средней Азии имеются не только несторианские, но и яковитские и армянские надписи. По мнению выступавшего, в источниках не различаются несториане и другие христианские течения. Распространение христианства произошло в период арабской экспансии в VII в. н.э. A.M. Камышев (Кыргызстан) сообщил о находках монет на городищах в Семиречье. По его оценке, китайские монеты у- шу имели хождение в Давани в конце I тысячелетия до н.э. - начале I тысячелетия н.э. В средние века в Семиречье имели хождение китайские танские монеты.

К.Ш. Табалдиев (Кыргызстан) отметил основные этапы распространения по территории Кыргызстана исламской религии, прослеженные по результатам раскопок погребальных памятников. По его мнению, мусульманская погребальная обрядность формируется у кочевого населения Тянь-Шаня в эпоху развитого и позднего средневековья.

Доклад Б.Э. Аманбаевой (Кыргызстан) о средневековых городах на одной из трасс Великого Шелкового пути, проходившей через южные районы современного Кыргызстана, был зачитан на секции "Исламская цивилизация: культура, образование и наука в Центральной Азии в прошлом и настоящем". В рамках этой секции были заслушаны доклады ученых из Кыргызстана, Казахстана, Узбекистана, Ирана, Турции, посвященные различным аспектам истории ислама в Средней Азии, развитию мусульманского образова-

стр. 188


ния, преподаванию истории в медресе, влиянию ислама на развитие науки и искусстве в Центральноазиатском регионе в эпоху развитого средневековья.

Данное научное направление является одним из наиболее актуальных в Бишкекском гуманитарном университете, на базе которого при поддержке Исламской Республики Иран создается Центр исламоведения.

Доклады И.Б. Молдобаева (Кыргызстан), Мяо Дунся (Китай), Л.М. Ведутовой (Кыргызстан) были посвящены анализу эпического наследия кыргызов. К.К. Конкобаев (Кыргызстан) рассмотрел материалы по языку фуюйских кыргызов. В ряде докладов была затронута тема взаимодействия культур Востока и Запада, перспективы возрождения торговых, культурных и других контактов на Великом Шелковом пути.

На третьей секции обсуждались современные проблемы межгосударственных и межнациональных отношений в странах Центральной Азии, различные аспекты современной политической ситуации в регионе, сложившейся в результате обострения обстановки в Афганистане, проблемы беженцев, эмансипации женщин в различных сферах деятельности в исламских странах, перспективы использования природного и культурного наследия для развития туризма и другие вопросы.

В резолюции, принятой конференцией, были высказаны пожелания об объединении усилий ученых стран региона для изучения культурного наследия народов Центральной Азии, возрождения дипломатических, экономических и культурных связей между цивилизациями, странами и народами на Великом Шелковом пути.

Конференция стала важным событием в научной жизни Кыргызстана и всего Центральноазиатского региона. Она должна послужить важным стимулом для развития исторических исследований в Центральной Азии.

Ю.С. ХУДЯКОВ

ГЕРМАНИЯ

ЭССЛИНГЕН

С 19 по 23 сентября 2001 г. здесь состоялась седьмая ежегодная конференция Европейской ассоциации археологов (ЕАА). В ее работе принимали участие ученые из более чем десяти стран. Руководителем Центра египтологических исследований Института востоковедения РАН (ЦЕИ) Г.А. Беловой совместно с Э. Пушем (Германия) и А.- А. Маравелией (Греция) была организована новая секция "Древний Египет и античная Европа: две части Средиземноморья" * . На открытии сессии Г.А. Белова очертила круг проблем, которые находятся в сфере интересов как египтологов, так и специалистов по европейской археологии, поскольку исторические судьбы указанных регионов были тесно связаны на протяжении многих столетий. К числу таких проблем были отнесены, в частности, политические, экономические и культурные связи между Европой и Египтом в династический, греко-римский и раннехристианский периоды, а также история европейской египтологии и египетских коллекций, хранящихся в музеях Европы. Работа этой секции вызвала огромный интерес среди участников конференции, в связи с чем руководители ЕАА поддержали предложение присвоить ей статус постоянной.

Сотрудниками ЦЕИ ИВ РАН были представлены несколько докладов. Г.А. Белова посвятила доклад "Геополитическое значение Телль Ибрагим Авада" находкам совместной российско-голландской экспедиции, работающей в Дельте Нила с 1996 г. На их основании она сделала интересные выводы относительно границ египетского государства в раннединастический период, а также о важной роли Телль Ибрагим Авада в отношениях Египта со странами Восточного Средиземноморья. Доклад Т.А. Шерковой "Подставы в ритуальной практике Древнего Египта: раскопки в Телль Ибрагим Аваде" также был посвящен находкам, сделанным российско-голландской экспедицией в Восточной Дельте. Она предприняла попытку проанализировать значение найденных в основании храма подстав с точки зрения параллелизма мифа и ритуала. В. В. Лебединский в докладе "Подводная археология в Египте: прошлое и настоящее" суммировал результаты ряда экспедиций, работавших в Средиземном и Красном


* Обзор посвящен работе этой секции.

стр. 189


морях. Кроме того, он осветил различные методы подводно- археологических исследований с точки зрения возможности их применения в условиях Египта. С.В. Иванов в докладе "База данных восточноевропейской египтологии: проект и его перспективы" предоставил информацию о международном проекте создания компьютерной базы данных египетских коллекций музеев Европы и стран СНГ, в котором ЦЕИ ИВ РАН принимает активное участие с 1997 г. Особое внимание он уделил предварительным результатам, достигнутым российской стороной. Доклад А.А. Крола "В поисках Мемфиса Древнего царства" был посвящен раскопкам вблизи Телль Азиза, где ЦЕИ ИВ РАН планирует проводить археологические исследования. По мнению автора, этот район вполне может оказаться местом, где в период Раннего и Древнего царств располагался знаменитый город Мемфис.

Выступления европейских ученых были не менее интересными.

А.-А. Маравелия в докладе "Краткая история египетских коллекций в музеях Греции" охарактеризовала наиболее значимые коллекции египетских памятников, хранящиеся в Греции, а также рассмотрела проблемы их изучения специалистами. Во втором докладе "Две фаянсовые пекторали" она провела сравнительный анализ двух украшений, одно из которых хранится в Греции, а другое в США. Совместный доклад Е. Кладаки-Маноли (Афины), Е. Турна (Афины) и М. Николакаки-Кентру (Кембридж) "Египетская коллекция Национального Археологического музея Афин" был посвящен самой крупной и полной коллекции предметов египетского искусства на Балканах. В своем сообщении "Подводная археология в Александрии" Х.Е. Тзалас (Александрия) рассказал о результатах нескольких подводно-археологических экспедиций греческой миссии в Александрии. Темой доклада "Европейская культура вдали от Европы" М. Николакаки- Кентру (Кембридж) послужили эгейские мотивы из дворца Аменхотепа III в Малкате (Верхний Египет).

Доклады вызвали большой интерес и оживленную дискуссию участников конференции. В заключительном слове Г.А. Белова выразила надежду на продолжение сотрудничества египтологов и специалистов по археологии Европы на следующей конференции ЕАА в Салониках (Греция).


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ХРОНИКАЛЬНЫЕ-ЗАМЕТКИ-2024-06-27

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

И.Б. КУЛИКОВА, ХРОНИКАЛЬНЫЕ ЗАМЕТКИ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 27.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ХРОНИКАЛЬНЫЕ-ЗАМЕТКИ-2024-06-27 (date of access: 20.07.2024).

Publication author(s) - И.Б. КУЛИКОВА:

И.Б. КУЛИКОВА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
11 hours ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
2 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
2 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
3 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ХРОНИКАЛЬНЫЕ ЗАМЕТКИ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android