Libmonster ID: UZ-999

5 - 6 марта 2003 г. в Институте востоковедения РАН состоялась ежегодная научная конференция по проблемам и тенденциям развития Юго-Восточной Азии, организованная отделом ЮВА института. В ее работе участвовали сотрудники академических институтов и высших учебных заведений Москвы, работники практических организаций. Конференция была посвящена 85-летию со дня рождения Г. И. Левинсона (1918 - 1988), стоявшего у истоков формирования в отечественной востоковедной науке направления по изучению Юго-Восточной Азии.

Во вступительном слове зам. директора ИВ РАН А. З. Егорин, отметив крупный вклад Г. И. Левинсона в развитие исследований по Юго-Восточной Азии, положительно оценил опыт проведения отделом ЮВА ежегодных научных конференций. Он подчеркнул, что и нынешняя конференция тематически посвящена актуальным проблемам как регионального, так и глобального характера.

Ю. О. Левтонова (ИВ РАН) охарактеризовала Г. И. Левинсона как крупного ученого-востоковеда и яркую неординарную личность. В середине 1950-х годов в ИВ АН СССР был сформирован отдел Юго-Восточной Азии, что положило начало системному развитию новой отрасли востоковедной науки. В становлении этого направления большую роль сыграл Г. И. Левинсон. Не занимая официальных административных должностей, он стал неформальным научным лидером, создававшим атмосферу творчества и научных исканий. В то же время он был крайне требователен к работам своих младших коллег, оценивал любое исследование с точки зрения


(c) 2003

стр. 170


высокого профессионализма. Круг его научных интересов был обширен. Не случайно Георгий Ильич руководил и был одним из ведущих авторов коллективных общеинститутских трудов, активным участником научно- теоретических конференций. И все же в узкопрофессиональном плане в центре его внимания оставались Филиппины, страна, изучению которой он посвятил всю свою жизнь. Он занимался новейшей историей Филиппин, его основной фундаментальный труд "Филиппины на пути к независимости" (1972) - образец подлинно творческого применения марксистской теории, лишенного всякой вульгаризации и догматизма. Труд Г. И. Левинсона не утратил своего научного значения и в наши дни. Ученый умер в расцвете творческих сил, не раскрыв полностью свой многогранный талант исследователя-востоковеда, историка, политолога.

С основными докладами на конференции выступили зав. отделом ЮВА Д. В. Мосяков и С. А. Былиняк (оба - ИВ РАН).

В докладе Д. В. Мосякова "Новые реалии в интеграционных процессах в Восточной и Юго-Восточной Азии" выделены новые этапы и интеграционные модели в регионе. Период, предшествовавший азиатскому кризису 1997 - 1998 гг., характеризовался быстрыми темпами экономического роста в большинстве стран АСЕАН и политической стабильностью. В этих условиях вполне реальным был план создания зоны свободной торговли АСЕАН (АФТА) в регионе. После кризиса стала очевидной уязвимость даже наиболее успешных стран АСЕАН перед лицом глобальных вызовов. Финансовый кризис подорвал доверие стран АСЕАН к основным международным финансовым институтам типа МВФ и МБРР, контролируемых США. Усилия же Японии и Китая, направленные на то, чтобы предотвратить углубление кризиса, получили в странах ЮВА полную поддержку. В посткризисный период страны Большой Восточной Азии осознали свои общие интересы. На практике это проявилось на саммите АСЕАН плюс три (Япония, Китай, Южная Корея) в Сингапуре в 2000 г., где была принята модель интеграции, предусматривавшая равноправное участие всех сторон. Однако реальные противоречия как внутри стран ВА, так и АСЕАН привели к изменению всей модели интеграции.

На саммите в Брунее в 2001 г. Китай предложил странам Ассоциации создать отдельную зону свободной торговли без участия Японии и Южной Кореи по формуле "Китай плюс АСЕАН". В ответ Япония предложила странам АСЕАН свой вариант общего рынка. Ключевым пунктом новой политики Пекина в отношении ЮВА стала политика, позволившая китайским компаниям инвестировать капитал за пределами страны. Китайский проект привлекателен для всех участников АСЕАН, японский, основанный на заключении между партнерами двусторонних соглашений, выгоден только наиболее развитым странам (Сингапуру, Малайзии, Таиланду), так как содержит ряд ограничений. На саммите АСЕАН плюс три в 2002 г. в Пномпене страны Ассоциации подтвердили намерение и дальше реализовывать свои договоренности с Китаем относительно зоны свободной торговли. Кроме Японии и Китая, другие страны Большой Восточной Азии (Южная Корея и Тайвань) вступили в "гонку интеграции" с АСЕАН. Возможны несколько сценариев в развитии ситуации: сохранение сегодняшней неопределенности на достаточно длительное время; распад Ассоциации на прояпонский (наиболее развитые страны ЮВА) и прокитайский блоки (наименее развитые страны ЮВА); сохранение АСЕАН и постепенный переход всех десяти стран под эгиду "Большого Китая"; постепенное преодоление существующих противоречий. В целом новые проекты интеграции могут в будущем окончательно подорвать стабильность и сложившийся баланс сил и интересов в ЮВА.

С. А. Былиняк (ИВ РАН) в докладе "Инвестиционная модель развития стран ЮВВА" отметил, что экономический рост может происходить либо в результате повышения производительности труда, либо путем наращивания инвестиций. Хотя первое предпочтительней, тем не менее для многих развивающихся стран такой путь невозможен. В быстроразвивающихся странах Юго-Восточной и Восточной Азии (ЮВВА) реализовывалась модель, основывающаяся на массированном инвестировании. Доля инвестиций в ВВП превышала среднемировой уровень в 1.6 - 2 раза и составляла 35-40%. Докладчик считает, что реализация инвестиционной модели возможна только в условиях активно действующего финансового рынка. В результате финансового кризиса в регионе этот механизм был подорван. В ряде стран ЮВВА доля инвестиций значительно сократилась. Поэтому первостепенная задача государств, переживших кризис, заключается в ре-

стр. 171


структуризации банков, повышении эффективности управления корпоративным сектором и укреплении доверия между кредиторами и заемщиками.

В соответствии с темой конференции выступления были представлены в трех блоках: политика и геополитика, экономика, страновые проблемы.

В выступлении по первому блоку В. Ф. Васильев (ИВ РАН) сообщил о выходе в свет четырехтомника "Кембриджская история Юго- Восточной Азии" ("The Cambridge History of Southeast Asia". Cambridge: Univ. Press, 1992 - 1999) под редакцией Н. Тарлинга, профессора истории Оклендского университета (Новая Зеландия). Выступавший назвал издание большим событием в мировой историографии по ЮВА. Это первое многотомное исследование истории региона, начиная с древнейших времен и кончая началом 1990-х годов. Упор в работе сделан на экономическую, социальную, религиозную и политическую историю. Работа написана коллективом авторов нового поколения, в основном уже отошедших от стереотипов колониальной эпохи. Примерно из 20 авторов 7 - из австралийских университетов, 5 - из США, 2 - из Великобритании, остальные - из Сингапура, Гонконга, Голландии и Новой Зеландии. Данный труд является очевидным достижением серии "Кембриджские истории", издаваемой уже полный век. Вместе с тем в ряде случаев оно не свободно от некоторых слабостей и недостатков, в чем признаются и сами его авторы.

В. А. Тюрин (ИВ РАН) в сообщении "Глобализм и интернационализм в ЮВА" остановился на проблеме связи глобализации с колониализмом. Он считает, что именно последний стал предвестником эпохи глобализации. Юго- Восточная Азия - один из первых регионов, который был вовлечен в этот процесс. Кризис колониальной системы означал (в числе прочего) реакцию на нарастающий глобализм. После достижения независимости страны ЮВА продемонстрировали модель мирового устройства, противостоящую глобализации, а именно - интернационализацию, что в значительной степени повлияло на теорию и практику АСЕАН. В современных условиях именно интернационализация может стать инструментом противостояния глобализации, т.е. безусловному господству западного мира, а точнее США, во всех сферах складывающегося миропорядка.

В сообщении М. Н. Гусева (ИВ РАН) "ЮВА: ислам и общество" рассматривалась тема радикализации ислама в странах региона. К радикальным исламистским организациям относится оппозиционная Исламская партия (ПАС) в Малайзии, пришедшая к власти в двух штатах. В Индонезии лидер исламских радикалов Абу Башир, подозреваемый в связях с "Аль-Каидой", в 2002 г. оказывал давление на парламент с целью законодательного введения шариата. По некоторым сведениям, в регионе действует экстремистская мусульманская группировка "Джемаа Исламия", вынашивающая планы создания "панисламского государства" на территории Индонезии, Малайзии, Сингапура, Брунея и Филиппин. По вопросу о шариате позиции умеренных и радикальных мусульман разнятся. Первые считают, что он не должен вторгаться в личную жизнь. Радикалы же настаивают на строгом соблюдении всех канонов шариата.

Выступление Л. Н. Морева (ИВ РАН) "Разделенные народности Индокитая: виртуальные и реальные конфликты" было посвящено редко освещаемой в отечественной литературе, несомненно актуальной для ЮВА проблеме, поскольку все страны региона полиэтничны по составу. Эту проблему автор рассмотрел на примере ситуации в Индокитае, где страны многонациональны. В некоторых из них есть народности, разделенные государственными границами. Такое положение чревато опасными последствиями - возможным конфликтом между принципом территориальной целостности и правом нации на самоопределение.

Второй блок выступлений открыло сообщение А. А. Рогожина (ИМЭМО РАН) "Терроризм в ЮВА: экономический аспект". Он отметил, что в 2002 г. террористические акции впервые столь существенно затронули экономические интересы большинства стран ЮВА. Эти акции были задуманы их инициаторами (вне зависимости от их политической, религиозной и этнической принадлежности) как некий "удар по Западу и западным ценностям". В действительности они сравнительно мало повлияли на интересы Запада в регионе, но имели тяжкие прямые последствия для ряда ключевых отраслей экономики стран ЮВА. А. А. Рогожин считает, что это неблагоприятное воздействие на социально-экономическое развитие стран региона возможно и в дальнейшем. Среди основных причин этого он отметил полную неготовность названных стран, за исключением Сингапура, как прогнозировать случаи терактов, так и предотвращать

стр. 172


их. Более того, сказалось и долгие годы бытовавшее в правящих кругах и силовых структурах большинства стран ЮВА представление о том, что в экономическом плане опасны только сепаратистские движения, тогда как деятельность прочих экстремистов не может нанести существенного экономического ущерба. Наибольший урон в сфере туризма, горнодобывающей промышленности и внешней торговли уже понесли Индонезия и Таиланд. Заметно сократился приток инвестиций в регион, усилился отток капитала, возросла социальная напряженность, а также неустойчивость экополитических систем как отдельных стран, так и региона в целом.

В сообщении Г. С. Шабалиной (ИВ РАН) "Социально-экономические трудности в развитии стран ЮВА" перечислены факторы риска - внешние и внутренние, среди них террористические угрозы, длительная экономическая рецессия на мировых рынках и др. Факторы риска в 2002 г. и начале 2003 г. препятствовали поддержке положительного имиджа стран ЮВА у иностранных инвесторов, усугубляя нестабильность в социально-политической и экономической жизни в регионе. Резко снизился поток иностранных туристов, включая корпоративный и деловой туризм, особенно после терактов на о. Бали в Индонезии (октябрь 2002 г.), на Филиппинах, на юге Таиланда и др. Ряд стран, а именно Австралия, Новая Зеландия, Япония, США, Великобритания, не сняли запрет или значительные ограничения на поездки и пребывание своих граждан в ЮВА даже в первом квартале 2003 г. Это наносит ощутимый удар по доходам стран региона от туризма и связанных с ним отраслей экономики и услуг. Антииракские акции с конца 2002 г. и особенно к началу военных действий в Ираке вызвали опасение правительств стран ЮВА относительно возможной активизации исламского экстремизма.

Э. С. Гребенщиков (ИМЭМО) в выступлении "АСЕАН между регионализмом и глобализмом" определяет АСЕАН как достаточно успешную региональную организацию в ЮВА, преследующую цели политического сотрудничества и экономической интеграции. Главное достижение Ассоциации - преодоление раскола ЮВА, создание в масштабах всего региона благоприятной инвестиционной и деловой среды. Две сверхзадачи АСЕАН - это внутрирегиональное взаимодействие членов Ассоциации и встраивание ее в глобальные экономические процессы. В создании интегрированной экономической зоны пока не преодолена даже первая ступень интеграции - беспошлинная внутризональная торговля. Разрыв между асеановцами первой и второй волны остается существенным. По некоторым ключевым позициям страны этих группировок отдаляются друг от друга (например, в вопросе протекционизма для "стратегических отраслей" национальной экономики). Более результативными были переговоры о заключении двусторонних торгово- экономических отношений отдельных стран ЮВА с крупнейшими внерегиональными державами. При этом борьба с международным терроризмом привела не к большей сплоченности, а к взаимным претензиям и недовольству друг другом. В то же время и Китай, и Япония продвигают собственные региональные проекты и конструкции. Ассоциация уже не владеет, как ранее, инициативой. Э. С. Гребенщиков считает, что ЮВА как экономический регион не самодостаточен, в этом смысле более жизнеспособен экономический регионализм в масштабах ЮВВА, поддерживаемый мощью Китая и Японии. В регионализме ЮВА сегодня глобальное начало усилилось, а региональные и межрегиональные границы стали довольно условными. АСЕАН ни в коей мере антитезой глобализму служить не может, а последний некорректно отождествлять только с США.

Н. Г. Рогожина (ИМЭМО) в сообщении "Десять лет после Рио" привела доказательства того, что ухудшение экологической ситуации в странах ЮВА за период после проведения Конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 г. вызвано экономическими, политическими и социальными причинами, точно так же как и перспективы их перехода к экологически ориентированному устойчивому развитию. Признавая факт неспособности большинства государств ЮВА справиться с нарастанием экологических рисков, Н. Г. Рогожина тем не менее не склонна оценивать прошедшие десять лет лишь с негативной точки зрения. На появление новых позитивных тенденций в экологическом развитии некоторых стран региона (Сингапур, Таиланд) указывает прежде всего формирование нового подхода к экологии как к необходимому компоненту долгосрочного экономического роста и важнейшему условию обеспечения своих конкурентных преимуществ на мировом рынке. Именно такой подход все чаще проявляется в экологической деятельности крупных национальных предприятий. Однако питать иллюзии по поводу успешной реализации экологически ориентированного развития в ЮВА и в последующие десять лет не

стр. 173


приходится. Существующий разрыв в уровне экологического развития государств региона, скорее всего, углубится, что может породить дополнительные экономические и политические сложности, учитывая наличие трансграничных экологических проблем.

В. М. Немчинов (ИВ РАН) в сообщении "Проблемы нестабильности в многоэтническом социуме (страны ЮВВ А)" охарактеризовал различие в региональной политике между проблемами поддержания стабильности и обеспечения национальной безопасности. Хотя такие страны, как Филиппины и Индонезия, уязвимы для международного терроризма в условиях формируемой демократии, их главным приоритетом остается создание условий для стабильного развития. На этой же основе строит внешнюю и внутреннюю политику внешнеэкономической партнер стран ЮВА - Индия, которая стремится усилить внешнеэкономические связи с регионом. Об этом свидетельствует и первое участие Индии в саммите АСЕАН в Пномпене в ноябре 2002 г. В политическом и институциональном плане вопросы расширения внешнеэкономического сотрудничества были главным образом связаны с концепцией развития межрегиональных отношений АСЕАН и СААРК (Южноазиатская ассоциация регионального сотрудничества). Пока многосторонняя структура регионального сотрудничества пробуксовывает из-за негативной позиции Пакистана, Индия делает упор на развитие двусторонних связей со странами ЮВА, подняв свой товарооборот в регионе до 10 млрд. дол. в год. В этом плане как давний член ВТО она может составить известную конкуренцию Китаю, предлагая сбалансированные и стабильные рынки сбыта без таможенных барьеров. Важным шагом в этом направлении стало соглашение о создании к 2008 г. зоны свободной торговли в регионе, достигнутое на последнем саммите СААРК в Катманду в январе 2002 г. В текущем году ожидается окончательное оформление договора о сотрудничестве между АСЕАН и Индией.

В сообщении Л. Ф. Пахомовой (ИВ РАН) "Сравнительный анализ моделей социально-экономического развития стран ЮВА (на примере Сингапура, Малайзии и Индонезии)" подчеркивалось, что формирование моделей происходит в определенном национальном, историческом, культурном и институциональном контексте. На всех этапах разработки и претворения их в жизнь экономисты, социологи и правительства стран ЮВА исходили из теорий и концепций Запада (догоняющее индустриальное развитие, постиндустриальная теория, концепция создания экономики и общества, основанных на науке и знаниях и др.). В Сингапуре и Малайзии особой популярностью сейчас пользуются разработки японского социолога Т. Сокайя, заключающиеся в создании "knowledge-value-society". В них местными учеными привносятся свои подходы с учетом национальных условий и требований современности. Так, в Индонезии разрабатывается модель "народной экономики", близкая к концепции М. Л. Кинга и одновременно, по примеру Японии, защищающая национальную самобытность. Особое внимание местные специалисты уделяют разработке эффективных стратегий, обеспечивающих развитие в условиях глобализации и регионализации. Они исследуют возможности интеграции нового типа (углубленной) уже в масштабах ЮВВА. В Малайзии, Сингапуре и Индонезии (в последней - в наиболее развитых районах ускоренного экономического роста) создается инфраструктура мирового класса. Разработка этих приемлемых моделей и эффективных стратегий роста сталкивается с неудачами, недочетами и ошибками. Но уже имеются отдельные модели, сочетающие эффективную экономику, которая учитывает достижения науки, с диверсифицированными внешнеэкономическими связями.

А. И. Салицкий (ИМЭМО) в сообщении "Китай в ВТО: первые итоги для ЮВВА" обратил внимание на бурный рост связей КНР с АСЕАН. Осенью 2001 г. до вступления первого в ВТО стороны пришли к согласию о постепенном создании зоны свободной торговли. Это означает, что региональные аспекты в политике Китая имеют преимущество перед глобальными. Расширяются его импорт из стран АСЕАН и так называемые кооперационные программы, включающие в связях с наименее развитыми странами Ассоциации значительный грант-элемент. Оборот взаимной торговли достиг в 2001 г. 42 млрд. дол. и в дальнейшем, по оценкам экспертов, он будет увеличиваться. Увеличивается также доля ЮВА в экспорте и импорте Китая. Все это влечет существенное улучшение политических отношений, на задний план отодвинуты прежде острые проблемы территориальных претензий и т.п. Растущая роль стран и территорий ЮВВА во внешнеэкономических связях Китая делает динамичное развитие взаимного сотрудничества фактором регионообразования. Регионализации способствует также

стр. 174


интеграция КНР и территорий, поскольку и гонконгцы, и тайваньцы - крупные инвесторы в странах АСЕАН. Экономическое усиление Китая существенно меняет привычные контуры мирохозяйственных процессов. В тихоокеанской Азии налицо длительный процесс образования регионов с очагами интеграции. Этот процесс находится в отношениях взаимодополнения с укреплением политических и экономических суверенитетов, высокой самостоятельностью отдельных стран, сохранением влияния прежних экономических лидеров (Япония). По мнению А. И. Салицкого, процесс регионализации и обособления тихоокеанской Азии в последние годы вполне закономерно стал больше тяготеть к КНР - самой крупной и динамичной экономике в ЮВВА. В политике самого Китая регионализации отдается предпочтение перед глобализацией.

Е. Л. Трошина ("Петроальянс") в сообщении "Нефтегазовый бизнес в ЮВА - опыт сотрудничества с иностранным капиталом и российские реалии" подчеркнула необходимость учета богатого опыта реализации соглашений о разделе продукции (СРП) - правовой формы сотрудничества с иностранным капиталом в нефтегазовой промышленности, зародившейся в ЮВА еще во второй половине 1960-х годов. Ныне СРП успешно используются во многих странах мира, причем не только развивающихся. Широкое распространение СРП, по мнению выступавшей, связано с тем, что подобные соглашения позволяют странам ЮВА привлекать иностранные инвестиции для освоения нефтегазовых месторождений со сложными, порой уникальными геологическими условиями залегания пластов, а также их значительной территориальной удаленностью и в целом высокими и разнообразными рисками. Россия при привлечении иностранного капитала в разведку и добычу нефти сталкивается с проблемами, во многом аналогичными тем, что уже решены странами ЮВА. Попытки внедрения СРП в российскую практику, вызвав бурную полемику и породив разнонаправленные лоббистские действия, пока не увенчались успехом. Е. А. Трошина полагает, что России следовало бы внимательно изучать опыт стран ЮВА в данной области. За почти четыре десятилетия страны региона выработали несколько широко известных в мировом нефтегазовом бизнесе базовых моделей СРП (индонезийскую, малайзийскую, вьетнамскую) с многочисленными динамично совершенствующимися вариантами. В России формы сотрудничества с иностранными компаниями, например сервисные контракты с риском (Филиппины), лицензионные соглашения и контракты на совместное участие в риске (Мьянма) и других стран, малоизвестны.

Третий блок выступлений открыло сообщение А. Ю. Другова (ИВ РАН) о реалиях и тенденциях развития Индонезии в 2002 г. Первая половина года ознаменовалась относительной политической и отчасти экономической стабилизацией. Элита снизила накал борьбы за власть, чтобы дать возможность работать правительству президента М. Сукарнопутри. Сессия конгресса (август) приняла решения, направленные на демократизацию политической системы. Ликвидируется независимое представительство армии в выборных органах, отклонены предложения, направленные на исламизацию страны, расширены права регионов. Но начавшаяся демократизация не является необратимой. Недостаточная эффективность светской власти, социальное неравенство в сочетании с негативными последствиями глобализации в условиях однополярного мира существенно усиливают притягательность идей исламизма для социальных низов, в том числе и экстремистских. Реакцией на это стало усиление реваншистских настроений в армии, стремящейся вернуть господствующие позиции в стране. Президент М. Сукарнопутри все больше зависит от вооруженных сил как единственного института, способного реально противостоять исламистам. Весьма хрупкие успехи демократизации в Индонезии находятся под двойной угрозой.

Тема выступления Л. В. Горяевой (ИВ РАН) "Либеральный ислам на страницах индонезийского Интернета" относится к тем сюжетам, касающимся религиозной ситуации в современной Индонезии, которые почти неизвестны исследователям ЮВА. Индонезийский Интернет последних лет стал общенациональной площадкой для обсуждения проблем ислама - роли и места религии в жизни общества, в частности поляризации мнений по шкале "ортодоксия-либерализм". Эта полемика находит отражение на созданном несколько лет назад сайте Jaringan Islam Liberal с подзаголовком "Навстречу исламу, несущему освобождение" ("Menuji Islam yang membebaskan"). Основные принципы сайта - терпимость, эмансипация, демократия - свидетельствуют о приверженности его создателей общедемократическим и либеральным ценностям. Авторы осуждают приверженцев фундаментализма, стремящегося извлечь из Корана и хадисов лишь "негативный" смысл, и противопоставляют ему смысл "позитивный" (это каса-

стр. 175


ется, например, толкования понятия "джихад" и др.). На сайте публикуются статьи деятелей либерального ислама из других стран (чаще всего Египта), диалоги с представителями разных религий. Очевидно, что по своему воспитанию и мировоззрению создатели сайта принадлежат к наиболее вестернизированным кругам общества. Направленность просветительской работы либералов - обеспечение межцивилизационого и межконфессионального диалога - совершенно неприемлема для ортодоксов, нередко напрямую маркирующих свои Интернет-сайты подзаголовком "Против либерального ислама".

Е. А. Черепнева (ИВ РАН) сделала сообщение о православной церкви в Индонезии, основанной в начале 1990-х годов, - новом явлении в конфессиональной жизни страны. Основатель православной церкви в Индонезии архимандрит Даниил (Бамбанг Дви Бьянторо) - индонезиец (яванец) 1956 г. рождения, выросший в мусульманской семье, в юности ставший протестантом, а в 1983 г. первым в Индонезии принявшим православие. Архимандрит Даниил получил серьезное теологическое образование в Европе и США. Первый приход был создан на Яве в 1990 г. В настоящее время православная церковная община насчитывает около 2 тыс. человек и признана властями. Проповеди о. Даниила отличает "высокий уровень катехизации". Особое внимание он уделяет воспитанию патриотизма. Интересны его мысли о проповеди православия в мусульманской среде. О. Даниил говорит о глубочайшей религиозности "восточного человека", неприемлемости атеизма для индонезийцев.

Н. А. Толмачев (Изд-во "Норма") посвятил выступление провозглашению в мае 2002 г. независимости Восточного Тимора, последней португальской колонии. Новое государство - Демократическая Республика Восточный Тимор (ДРВТ) - одно из беднейших в мире и было бы нежизнеспособным без помощи мирового сообщества, каковая ему обещана в размере 0.5 млрд. дол. Австралия оказывает финансовую и иную поддержку, получив преимущественные права на разведку и добычу углеводородного сырья в пределах экономической зоны ДРВТ. По мнению Н. А. Толмачева, в экономическом и, возможно, в социально-политическом плане новое государство, скорее, будет тяготеть к Австралии и Океании, дистанцируясь от Индонезии, еще недавно не признававшей независимости Восточного Тимора. Особый вопрос -исторически сложившиеся культурные традиции и сохранение так называемых привилегированных отношений со странами, где официальный язык португальский. Сказываются четыре с лишним века колониального прошлого. По конституции ДРВТ, ее официальными языками признаны португальский и один из местных - тетум. Н. А. Толмачев полагает, что в сфере культурных взаимоотношений ДРВТ, по крайней мере в ближайшей перспективе, сохранится ориентация на португалоязычные страны, поддержавшие в последние десятилетия борьбу Восточного Тимора за независимость.

М. Н. Гусев (ИВ РАН) охарактеризовал современную экономическую ситуацию в Малайзии как благоприятную, прежде всего в экспортной сфере, что позволило пересмотреть прогноз прироста ВВП до 6% в 2002 г. вместо ожидавшихся ранее 2.5%. Устояв в кризисе и стабилизируя политическую жизнь, Малайзия взяла курс на подъем экономики. Этому способствует реорганизация и оздоровление банковской системы. Государством создан Комитет по реструктуризации долгов, который, в частности, выкупает значительную часть "проблемных долгов" крупных компаний, чтобы предотвратить их банкротство. Улучшились условия кредитования и система управления. В 2001 г. и в 2002 г. платежный баланс по текущим операциям был сведен с положительным сальдо. Валютные запасы растут, к середине 2002 г. они составили 32.7 млрд. дол. Отмечается рост личного потребления. Снизился уровень безработицы до 3.4%. Иностранные инвесторы проявляют к Малайзии все больший интерес. По ряду оценок, Малайзия, вслед за Южной Кореей, представляет наиболее предсказуемый транспарентный финансовый рынок в Азии. Корпоративный сектор избавился от излишней опеки со стороны государства. Активность иностранного капитала на малайзийской фондовой бирже в 2002 г. возросла.

Общая благоприятная экономическая ситуация в стране не означает, что устранены те факторы, которые в свое время привели к внутриполитической дестабилизации и сказались на экономике. Сохраняются различные формы льгот и привилегий для предпринимателей, связанных с правящей партией - Объединенной малайской национальной организацией и правительственными кругами. Равновесие, достигнутое к настоящему времени, неустойчиво, оно

стр. 176


держится на авторитете Махатхира Мохамада, скорый уход которого неизбежен. Смена лидера может привести к экономической дестабилизации и возможному замедлению темпов развития.

"Малайзия и проблема радикализма" - тема выступления В. Ф. Урляпова (ИВ РАН). Проблема исламского радикализма не связана с событиями 11 сентября 2001 г. и деятельностью организации "Аль-Каида". В решающей степени она вызвана продолжающейся последние десятилетия острой полемикой о магистральных путях развития страны: приверженности нынешнему светскому национализму, на чем настаивает правящая партия, либо созданию государства, основанного на коранических нормах. Власти исходят из постулата, что если исламская оппозиция выступает за строительство в той или иной форме теократического государства, то в ее рядах неизбежно присутствуют экстремистские элементы, стремящиеся к насильственному свержению законного правительства. Такая позиция дает основание для жесткого подавления любых проявлений исламского радикализма. Со своей стороны, исламисты, как умеренного толка, так и радикалы, утверждают, что светский национализм не способен адекватно решать проблемы страны и мусульманского мира в целом, что, по их мнению, становится особенно очевидным на фоне нарастающей глобализации.

В сообщении Н. Т. Буржуевой (Восточный ун-т при ИВ РАН) рассмотрены внешнеэкономические отношения Малайзии. Рост экономической активности в 1999 - 2000 гг. в последующий период сменился определенным спадом, особенно в сфере внешнеэкономических связей. Н. Т. Буржуева объясняет это общим состоянием мировой экономики, международной и внутрирегиональной политической обстановкой, угрозой войны на Ближнем Востоке и другими факторами риска. В результате резко сократился приток иностранного капитала в реальный сектор экономики Малайзии. К тому же упал спрос на электронную и электротехническую продукцию, которая давала до 50% экспортной выручки страны, снизилась конкурентоспособность малайзийских товаров в связи с их относительно высокой себестоимостью. Правительство Малайзии продолжает предпринимать усилия, направленные на модернизацию национальной экономики.

Тема выступления Е. В. Иванкиной (ИВ РАН) - важное для Индонезии и ЮВА историческое событие. После более чем 20-летнего кровопролитного противостояния провинции Аче федеральному центру 9 декабря 2002 г. между правительством Индонезии и руководством Движения Свободный Аче (GAM) было подписано мирное соглашение. Принятый документ должен стать первым шагом на пути к отказу от силового решения конфликта и переходу к политическим методам борьбы. Однако сепаратисты до конца не отказываются от выдвигаемых ими требований независимости. Учитывая важность экономического потенциала спорной территории и сильного влияния исламского фактора, правительство страны предложило проект предоставления особого статуса Аче. В частности, это такие меры, как отчисление в местный бюджет до 70% прибыли от доходов, получаемых от эксплуатации ее природных ресурсов (нефть и природный газ) и введение шариатского суда. С трудом достигнутое соглашение особенно важно для поддержания политической стабильности страны в преддверии президентских выборов в 2005 г. и возможности повышения шансов М. Сукарнопутри остаться на своем посту на второй срок.

В двух следующих выступлениях О. Г. Барышниковой и Ю. О. Левтоновой (ИВ РАН) под общим названием "Филиппины в условиях усиления неопределенности влияния внутренних и внешних факторов (2001 - 2002)" рассмотрены серьезные перемены в экономической и политической жизни страны. Главным образом под влиянием просчетов администрации во главе с президентом Г. Арройо в сфере экономики сдерживается выполнение программы реформ по реорганизации управления хозяйством. Команда Г. Арройо с трудом избавляется от "наследства", оставленного предыдущим президентом Дж. Эстрадой, прежде всего от коррупции чиновников и "кронизма". Стагнации экономики содействовала социально-политическая обстановка. В подобных условиях правительство не смогло повысить темпы экономического роста; остановить рост дефицита госбюджета, ставшего барьером на пути реформ; начать аграрные преобразования; решить проблему внешнего долга (который в четыре раза превышает валютные резервы); реализовать внедрение современного управления корпорациями. Чрезвычайно сложные внутренние и внешние условия помешали правительству выполнить хотя бы основные цели программы экономических реформ.

стр. 177


Ю. О. Левтонова рассмотрела состояние политической неопределенности на Филиппинах. В международном плане достигнута первостепенная для местной политической элиты цель -возвращение (конечно, не в масштабах, существовавших до 1990-х годов) к приоритетности партнерских отношений с США, что обеспечивает для страны американский "щит безопасности". Но при этом перед администрацией Г. Арройо стоят сложные задачи. Во-первых, проамериканский курс должен осуществляться таким образом, чтобы не вызвать усиления недоверия у стран-партнеров по АСЕАН (прежде всего мусульманских), поскольку Филиппины не собираются отказываться от активного участия в региональных интеграционных процессах. Во-вторых, по возможности не раздражать внутреннюю оппозицию, провоцируя ее на взрывы антиамериканизма. Поначалу такая тактика в значительной степени оправдывала себя. После событий 11 сентября 2001 г. большинство филиппинцев (до 80%) одобрительно отнеслось к сближению с США. Но с началом войны в Ираке Филиппины оказались в затруднительной ситуации: налицо охлаждение их отношений с государствами АСЕАН, внутри страны - опасения прямого участия американцев в боевых операциях на мусульманском Юге. Все это ухудшает и без того шаткие позиции Г. Арройо. Ее политика нацелена на реформы, но она не обладает ни личной харизмой, ни сильной политической волей. Поэтому реформы пробуксовывают. Добавим к этому активность разнородной оппозиции и разгул насилия в стране: в христианских районах - левые экстремисты, "городские партизаны" и бурлящий, далекий от усмирения (даже с помощью американцев) мусульманский Юг.

Начало XXI в., говорится в сообщении Э. М. Гуревич (ИВ РАН), вновь поставило перед Сингапуром вопрос - как выжить городу-государству в условиях глобальной трансформации современного мира. Руководство страны, отвечая на вызовы времени, разрабатывает новую экономическую стратегию, которая предполагает создание наукоемких отраслей производства на основе информационных и коммуникационных технологий. В перспективе это должно способствовать превращению Сингапура в "интеллектуальный остров", включению города-государства в новое геоэкономическое мироустройство. Сложность поставленных задач определяется не только чрезвычайной зависимостью города-государства от влияния внешних факторов. При определении оптимального для страны вектора развития правящая элита должна учитывать как накопленный Сингапуром потенциал, так и многочисленные ограничители роста, связанные, в частности, с малыми размерами территории и населения, отсутствием природных ресурсов и с особенностями этнической ситуации в самом Сингапуре и сопредельных странах. Положение китайского по преимуществу Сингапура в центре малайского мира продолжает оказывать прямое воздействие на общественно- политическую ситуацию в стране. Активизация деятельности мусульманских экстремистских организаций в Индонезии и Малайзии чревата обострением межэтнических противоречий в Сингапуре, в первую очередь между китайской и малайской общинами.

Выступление М. Г. Осиновой (ИВ РАН) посвящено последовательной и успешной борьбе с коррупцией в Сингапуре, возглавляемой политическими лидерами. Международные эксперты отводят этому государству по данному показателю первое место в Азии. Бюро расследований случаев коррупции подчиняется непосредственно премьер-министру. Высшие должностные лица не освобождены от необходимости подчиняться общегосударственным законам и правилам. Борьба с коррупцией в Сингапуре осуществляется на основе неотвратимости наказания за противозаконные действия и прозрачности принятия решений как на государственном уровне, так и внутрикорпоративном. Закон обязывает граждан декларировать свои доходы. В целом для компаний различных видов и многонациональных корпораций уровень рисков в Сингапуре значительно ниже, чем в большинстве стран мира. И это привлекает иностранных инвесторов.

В. А. Дольникова (ИСАА при МГУ) в своем сообщении отметила, что в Таиланде преодоление экономического кризиса и ослабление остроты политической борьбы, которые прослеживались на протяжении 2001 - 2002 гг., в определенной степени обусловлены сохранением социальной стабильности сельского населения и той ролью, которую крестьянство, составляющее в настоящее время более половины населения, играет в общественно- политической жизни. Наиболее прочно сохраняющиеся в деревне особенности тайского традиционного общества (приверженность буддизму, стойкость монархических настроений, а также терпимость

стр. 178


и толерантность во взглядах, стремление добиваться мирного разрешения конфликтов и др.) во многом определяют социальное поведение и политические пристрастия различных групп как сельского, так и городского населения. Экономические, социальные и культурные импульсы, исходящие от занимающего важное место в таиландском обществе крестьянства, умело учитываются правящими кругами Таиланда. Решение проблем, связанных с насущными нуждами сельского населения, является одним из важных направлений деятельности находящегося у власти правительства Таксина Чиннавата.

Е. Л. Фомичева (ИВ РАН) в выступлении "Два года правления премьер- министра Таксина Чиннавата" рассмотрела нынешнее положение в Таиланде, включая его экономические, политические и внешнеполитические аспекты, проследила ход реализации предложений по выводу страны из экономического кризиса, выдвинутых Таксином Чиннаватом два года назад в период избирательной кампании. Автор пришла к выводу, что еще рано говорить об успехе или провале этих обширных проектов. Выступавшая осветила также внешнеполитическую составляющую политики правительства Таксина Чиннавата, включая отношения с соседями (Камбоджей, Лаосом, Мьянмой), позицию Таиланда в АСЕАН, отношения с крупными внерегиональными державами, прежде всего с Китаем, США, Россией, а также позицию Таиланда в отношении войны против Ирака.

Выступление В. Ф. Васильева (ИВ РАН) было посвящено экс-диктатору Бирмы - генералу Не Вину, умершему на 91-м году жизни в декабре 2002 г. Власть Не Вина над страной началась с военного переворота 1962 г. и длилась до 1988 г., когда он после провала "бирманского пути к социализму" и в условиях народной антидиктаторской революции был вынужден уйти в отставку, уступив место новой военной хунте. Генерал Не Вин, несомненно, был самым сильным правителем независимой Бирмы, правителем диктаторского типа, утвердившим военный тип режима в Бирме как некую якобы присущую ей постоянную институцию. Она существует и поныне, вызывая внутреннее напряжение и конфликты (военная хунта против демократической оппозиции).

А. А. Симония (ИВ РАН) осветила некоторые аспекты внутренней и внешней политики Мьянмы в 2002 г. Основным событием политической жизни страны она назвала освобождение из-под домашнего ареста лидера оппозиции Аунг Сан Су Чжи. Однако за этим не последовали обещанные правительством демократические перемены, как и реальные реформы в экономике. Для национального примирения еще не сложились необходимые условия, а правящий Госсовет за мирное развитие не идет пока на диалог с оппозиционной партией - Национальной лигой за демократию. Сохранение экономических санкций в отношении Мьянмы со стороны США и ЕС (включая обвинения в адрес ряда западных компаний, действующих в этой стране), оказывает негативное влияние на экономическое положение Мьянмы и оставляет мало надежды на ее выход из изоляции. Тем не менее в последнее время происходят некоторые подвижки в развитии экономических и иных связей Мьянмы с КНР и со странами АСЕАН. Впервые за многие десятилетия Мьянма стала активно сотрудничать с Россией в области экономики, образования и в военной сфере. Например, в 2002 г. в технических вузах Москвы обучались свыше 1 тыс. бирманских студентов.

А. П. Муранова (ИВ РАН) охарактеризовала современную социально- экономическую ситуацию в Мьянме. По официальным оценкам, прирост ВВП в 2001 - 2002 фин. г. составил 9.4%. Однако многие иностранные эксперты считают эти данные завышенными. Так, по мнению представителей МВФ, прирост не превышал 6%. В ряде отраслей (сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность, строительство) наблюдался рост производства. В то же время некоторые отрасли добывающей промышленности и электроэнергетика стагнировали. В 2002 г., как и в предыдущие годы, весьма напряженным было финансовое положение - огромный дефицит государственного бюджета, быстрый рост инфляции. По официальным данным, ее темпы составили в 2002 г. 20%. Продолжался рост цен на потребительские товары. При официальном курсе 64 чжа за 1 дол. рыночный курс равнялся в феврале 2002 г. 750 чжа, а в январе 2003 г. - 1010 чжа. Подушевой годовой ВВП в Мьянме самый низкий в ЮВА - 140 дол. против 2000 в Таиланде. Перспективы развития Мьянмы на ближайшие годы не очень благоприятны, что объясняется не только изоляционистской политикой правительства, но и позицией развитых государств Запада, объявивших ей бойкот.

стр. 179


Как отмечается в сообщении С. И. Иоанесян (ИВ РАН), усилия правительства Лаоса в 2002 г. были направлены на выполнение обновленной программы преобразований в социально-экономической сфере. Испытывая определенный нажим со стороны международных экспертов, оно приступило к реорганизации наиболее отсталых структур, в первую очередь натуральных хозяйств, и пока остающихся малоэффективными сфер - банковско-финансовой, налоговой, внешнеторговой. Подобная деятельность была довольно успешной, что, по мнению С. И. Иоанесян, явилось результатом реализации новых подходов государства к экономическому строительству, к вопросу о соотношении частной и общественной собственности, к либерализации международных связей. Решая эти сложные задачи, политическое руководство страны сумело учесть свои ошибочные действия, имевшие место в годы кризиса, а также использовать помощь зарубежных партнеров. По оценкам экспертов ряда организаций, первый этап строительства рыночной экономики в Лаосе был успешным. За два года пятилетки темпы экономического роста превысили показатели даже более развитых соседних стран. Социально- политическая ситуация в стране оставалась спокойной.

В сообщении Г. Ф. Мурашевой (ИВ РАН) показано отношение Вьетнама к глобализации как неоднозначному по своим последствиям процессу. Даны точки зрения отдельных вьетнамских политологов, усматривающих корни глобализации в колониальной политике западных держав. Рассмотрены формы участия Вьетнама в процессах экономической глобализации, что имеет важное значение для реализации стратегической задачи индустриализации и модернизации. В частности, Г. Ф. Мурашева отметила, что вопрос о вступлении Вьетнама в ВТО в 2005 г. остается пока открытым ввиду слабой конкурентоспособности вьетнамской экономики и в целом отсталости страны. По мнению Г. Ф. Мурашевой, у Вьетнама в настоящее время нет объективных предпосылок для форсирования вступления в ВТО и связанного с этим выполнения ряда обязательств, которые могут нанести ущерб национальным интересам страны.

В выступлении А. А. Соколова (ИВ РАН) "Вьетнам - культура - 2002" рассматривались некоторые аспекты культурной жизни во Вьетнаме. Культурная политика по-прежнему направляется государством, но степень его участия в культурной жизни страны, по сравнению с предшествующими периодами, заметно снизилась. Однако у государства сохраняется его главная функция - идеологический контроль. Многие процессы в области культуры регулируются в соответствии с условиями рыночной экономики. Можно сказать, что искусство и литература все еще находятся в определенном переходном состоянии, что связано с новой экономической ситуацией в стране.

"Экономика Вьетнама в 2001 - 2002 гг." - тема сообщения Г. В. Бириной (ИВ РАН). Несмотря на крайне неблагоприятную ситуацию в мировой экономике, отметила она, Вьетнаму удалось удержать темп роста ВВП в 2001 г. на уровне 4.8%, а в 2002 г. - на уровне 5.2% (по другим данным - 7.4%). Относительно высокие темпы экономического роста (второе место в Азии после Китая) были достигнуты благодаря политической стабильности, устойчивому повышению внутреннего спроса и созданию благоприятного климата для внутренних и внешних инвесторов. Наиболее динамично в 2001 - 2002 гг. развивались негосударственные секторы в сфере промышленного производства, в капитальном строительстве. Продукция, произведенная в негосударственном секторе и на предприятиях с иностранным капиталом, составила в 2002 г. 60% всего объема промышленного производства страны. В сельском хозяйстве Вьетнама в 2001 г. наблюдалось резкое падение производства риса в сравнении с 2000 г. Это связано главным образом с хаотичным освобождением части пахотных земель для выращивания других, более прибыльных, сельскохозяйственных культур. Политическая стабильность, предпринятые правительством шаги по улучшению инвестиционного климата, вступление в силу в декабре 2001 г. двустороннего американо-вьетнамского торгового соглашения - основные факторы, лежащие в основе роста интереса потенциальных инвесторов к Вьетнаму. Одно из ведущих мировых рейтинговых агентств "Moody's" в начале 2003 г. повысило кредитный рейтинг Вьетнама с уровня В1 (прогноз "негативный") до уровня ВаЗ (прогноз "стабильный"). Есть надежда в ближайшем будущем получить кредитный рейтинг Bal, т.е. рейтинг инвестиционного уровня. Это может существенно увеличить приток новых инвестиций в экономику страны.

Подводя итоги работы конференция, Д. В. Мосяков отметил актуальность тематики докладов и выступлений, посвященных острым и противоречивым проблемам развития региона ЮВА в условиях глобализации экономики и политики.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/ЮГО-ВОСТОЧНАЯ-АЗИЯ-В-2002-г-ТЕНДЕНЦИИ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-И-ПОЛИТИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

О. Г. БАРЫШНИКОВА, Ю. О. ЛЕВТОНОВА, Г. С. ШАБАЛИНА, ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ В 2002 г.: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 26.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/ЮГО-ВОСТОЧНАЯ-АЗИЯ-В-2002-г-ТЕНДЕНЦИИ-И-ПЕРСПЕКТИВЫ-СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО-И-ПОЛИТИЧЕСКОГО-РАЗВИТИЯ (date of access: 23.07.2024).

Publication author(s) - О. Г. БАРЫШНИКОВА, Ю. О. ЛЕВТОНОВА, Г. С. ШАБАЛИНА:

О. Г. БАРЫШНИКОВА, Ю. О. ЛЕВТОНОВА, Г. С. ШАБАЛИНА → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
5 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ В 2002 г.: ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android