Libmonster ID: UZ-890

Юрий Райков:

"Проблема архипелага Спратли занимает сегодня важное место в межгосударственных отношениях стран Восточной Азии, во внешней политике АСЕАН. Понимая всю серьезность конфликта из-за территорий и акваторий в ЮКМ, который будет иметь негативные последствия не только для региональной, но и мировой экономики, асеановцы стремятся нащупать пути урегулирования проблемы через переговорный процесс со всеми участниками территориального спора".

Омар Нессар:

"В долгосрочной перспективе для Исламабада существует опасность сближения Индии и Афганистана и даже заключения ими своего рода "антипакистанского альянса", который может опоясать пакистанскую территорию. Кроме транспортных и военных проблем такое окружение, по мнению пакистанского руководства, может быть использовано их противниками для стимулирования сепаратистских движений как на севере ИРП, в местах проживания пуштунских племен, так и на востоке страны. При этом вопросы сепаратизма стали вызывать особую озабоченность Исламабада после того, как Индия открыла новые дипломатические миссии в ряде приграничных с Пакистаном афганских городов".

Андрей Федорченко:

"Растущие антимонархические настроения на востоке страны нельзя недооценивать. В том случае, если демонстрации продолжатся и люди будут гибнуть, саудовской армии придется бросить всю свою мощь на подавление этих выступлений. Следовательно, меньше внимания будет уделено проблематичной ситуации на границе с Йеменом, где пару лет назад уже шла война с племенами Хути. Брешью в саудовской сети безопасности также не преминут воспользоваться и суннитские противники режима - активисты "Братьев-мусульман", с одной стороны, и ветераны "всемирного джихада" - с другой".

стр. 37

Юрий РАЙКОВ

Посол в ЛНДР (2002 - 2007 гг.), академик РАЕН, доктор исторических наук

yaraikov@yandex.ru

В последнее время в ряде столиц государств Азиатско-Тихоокеанского региона, прежде всего Пекине и Токио, бушуют нешуточные страсти, не стихают воинственная риторика и барабанная дробь. Политики и военные соревнуются в патриотизме, разжигают национализм. Свежий пример: в странах АСЕАН довольно нервно отреагировали в отношении региональной политики Китая, который недавно начал выпуск новых паспортов, демонстрирующих спорную карту Южно-Китайского моря (ЮКМ). Пекин также утвердил новое регулирование, дающее руководству ВМС большую свободу действий по задержанию иностранных судов, проходящих в водах, которые КНР считает своими1. По мнению газеты "Нью-Йорк таймс", "Китай приводит в смятение Индию, Вьетнам и Японию своими все более напористыми действиями в давних территориальных спорах"2. Поэтому тема конфликтов в Восточной Азии не сходит со страниц

стр. 38

международных СМИ, остается постоянным информационным поводом, вызывая опасения мирового сообщества за положение дел в одном из ключевых регионов планеты.

Обострение летом 2012 года споров между Китаем и Японией из-за островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао), Японией и Южной Кореей из-за островов Такэсима (корейское название Токто) в Восточно-Китайском море, Китаем и некоторыми членами АСЕАН (Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией и Брунеем), а также Тайванем в Южно-Китайском море из-за архипелага Спратли и Парасельских островов имеет ряд объективных и субъективных причин. Исторические мотивы здесь тесно переплетаются с современной практикой активного освоения богатств Мирового океана.

Проблемы Мирового океана (разработка шельфа и недр морского дна, делимитация акваторий и островных территорий) занимают сегодня все более заметное место в международной политике. Их значение, учитывая, что эти проблемы затрагивают интересы практически всех государств, постоянно возрастает. В начале XXI века в Азиатско-Тихоокеанском регионе заметно усилилось соперничество между прибрежными государствами по вопросам правового режима водных пространств и освоения ресурсов морского дна. Эксплуатация ресурсов открытого моря включает в себя многие виды деятельности. Значительный интерес для прибрежных государств Восточной Азии представляет добыча в пределах 200-мильной экономической зоны биоресурсов и минерального сырья, прежде всего использование нефтегазовых ресурсов морского дна.

Активизация дипломатической борьбы по этим вопросам связана с односторонними действиями некоторых государств, направленными на распространение национального суверенитета не только в отношении омывающих их прибрежных вод и водных ресурсов, но и над удаленными от их берегов "ничейными" островами, установление контроля над которыми значительно усилили бы политические и стратегические позиции этих стран.

Конкретными примерами политических маневров и попыток осуществления хозяйственной деятельности являются архипелаг Спратли и Парасельские острова, которые также имеют немаловажное значение в разграничении территорий и акваторий в Южно-Китайском море. Выгодное географическое положение на перекрестке транзитных коммуникаций, связывающих Ближний Восток с Восточной Азией и южной частью Тихого океана, дает возможность

стр. 39

владеющим этими островами государствам контролировать морские торговые пути и транспортные коридоры из Персидского залива в Южно-Китайское море и далее в Тихий океан и эксплуатировать живые и минеральные ресурсы моря3.

Карта региона Южно-Китайского моря

стр. 40

Наибольшим источником напряженности стал архипелаг Спратли, где действия Китая по освоению островов все чаще сталкиваются с противодействием Вьетнама и Филиппин. В июне 2012 года Национальная ассамблея СРВ приняла морской закон Вьетнама (Vietnamese Law of the Sea), распространяющий в том числе юрисдикцию страны на Спратли и Парасельские острова (Нанына и Сиша, как их именуют китайцы). МИД КНР по этому поводу вручил послу Вьетнама в Пекине Нгуен Ван Тхо официальное заявление, в котором говорится, что "Китай решительно протестует и твердо выступает против таких действий Вьетнама"4. Президент Филиппин Б. Акино, обращаясь к государствам Азиатско-Тихоокеанского региона, заявил в июле 2012 года в период наибольшего обострения ситуации вокруг островов Южно-Китайского моря: "Если кто-то войдет к вам во двор и скажет, что эта территория принадлежит ему, разве вы допустите это?"5

Архипелаг Спратли необитаем. Он расположен в юго-западной части Южно-Китайского моря и образован примерно 100 островами, коралловыми рифами, скалами и отмелями, протянувшимися с севера на юг на 1 тыс. км. Архипелаг находится в 650 км восточнее вьетнамского побережья, 750 км южнее Парасельских островов, 1 тыс. км к юго-востоку от китайского острова Хайнань, 250 км от побережья Сабаха (Малайзия), 160 км от побережья Саравака (Малайзия) и 400 км к востоку от самого западного филиппинского острова Палаван.

На небольшие островки, атоллы и даже отмели архипелага заявляют претензии КНР, Вьетнам, Филиппины, Тайвань, Малайзия и Бруней. Во второй половине XX века эти государства осуществляли здесь свое осязаемое присутствие. Вьетнам контролирует ряд островов, включая и одноименный остров Спратли. Самый крупный из островов архипелага Иту-Аба оккупирован тайваньским гарнизоном. Малайзия удерживает и претендует на три островка, а Бруней выдвигает претензии на Луизу Риф - одну из отмелей на юге архипелага. Восемь островов и атоллов контролируют филиппинские подразделения. Китай также занимает восемь островов, но претендует практически на всю акваторию Южно-Китайского моря.

Специалисты по морскому праву отмечают, что Поднебесная обозначает на китайских картах границы своих претензий, ссылаясь на так называемую "девятипунктирную демаркационную линию" (границу акватории Южно-Китайского моря, оспариваемой Китаем). Эта воображаемая граница включает в китайские претензии 90% из 3,5 млн.

стр. 41

квадратных км акватории Южно-Китайского моря. Впервые официально "девятипунктирная линия" была отражена на карте, опубликованной еще националистическим правительством Чан Кайши в 1947 году, и впоследствии включена в карты КНР6.

В мае 2009 года в ответ на совместную подачу Вьетнамом и Малайзией заявления в Комиссию ООН по границам континентального шельфа Китай к своей направленной в адрес Всемирной организации вербальной ноте приложил карту, на которой обозначена "девятипунктирная демаркационная линия", что вызвало серьезную озабоченность среди некоторых членов АСЕАН7.

Спор из-за островов Спратли и Парасельских, или территориальный спор в ЮКМ, учитывая их стратегическое положение, превратился во второй половине XX века наряду с тайваньской и проблемой Корейского полуострова в одну из наиболее сложных и потенциально взрывоопасных региональных проблем, косвенно затрагивающих интересы большинства государств АТР, включая великие державы. Ситуация в этом районе неоднократно обострялась. Дважды дело доходило до вооруженных столкновений между претендентами. В 1974 году в районе Парасельских островов Китай применил силу против подразделений Южного Вьетнама, а в 1988 году - против объединенного Вьетнама уже в акватории островов Спратли. В 1995 году китайские войска оккупировали находящийся в составе архипелага Спратли риф Мисчиф, который Филиппины считают своим.

За исключением КНР, занявшей непримиримую позицию в вопросе о принадлежности архипелага Спратли, все остальные государства, претендующие на острова в Южно-Китайском море, в разное время выражали готовность обсудить этот вопрос и попытаться найти приемлемые пути его решения. В качестве меры доверия Индонезия в начале 1990 года выступила с инициативой проведения регулярного международного семинара "Урегулирование потенциальных конфликтов в Южно-Китайском море". Однако обсуждение этой актуальной проблемы на семинаре зашло в тупик: его асеановские участники еще не были готовы к взаимному компромиссу, а Китай в этот период строго придерживался концепции "неоспариваемого суверенитета".

Окончание холодной войны, распад Советского Союза и сокращение влияния США в Юго-Восточной Азии привели к заметным изменениям в расстановке сил в регионе: Китай за счет бывшего СССР в значительной степени заполнил образовавшийся вакуум силы. Эти перемены вызвали в странах АСЕАН сильное чувство незащищенности.

стр. 42

Масла в огонь добавили односторонние действия Китая в отношении спорных островов в ЮКМ. В феврале 1992 года в КНР был принят Закон о территориальных водах и прилегающих акваториях, в котором Спратли и Парасельские острова рассматриваются как китайская территория. Этот шаг вызвал бурную реакцию в странах АСЕАН - претендентах на острова в ЮКМ - и был расценен как нежелание Пекина вести поиск развязок территориального вопроса через достижение приемлемого компромисса.

В плане противодействия китайским претензиям на контроль в ЮКМ Филиппины - наиболее активный участник территориального спора - предприняли шаги по мобилизации партнеров по АСЕАН на осуждение односторонних акций Китая. Итогом этой активной работы стало принятие в июле 1992 года на конференции министров иностранных дел АСЕАН в Маниле Декларации по Южно-Китайскому морю, призывавшей претендентов к сдержанности и отказу от односторонних действий, могущих привести к вооруженному конфликту в зоне интенсивного международного морского судоходства.

Линия асеановцев на интернационализацию проблемы ЮКМ натолкнулась на сильное противодействие Китая, заявившего о невозможности обсуждать территориальный спор на многосторонней основе, но одновременно выразившего готовность к разговору с претендентами "один на один". Ответом на китайский вызов в ЮКМ стало учреждение в 1994 году Регионального форума АСЕАН по вопросам безопасности с участием других крупных держав АТР, чтобы сдержать "агрессивное" поведение Пекина в отношении отдельных государств ЮВА и связать несговорчивого партнера-претендента формальными процедурами и общими коллективными нормами поведения.

С целью побудить КНР принять многосторонний формат переговоров страны АСЕАН предложили Китаю перенести обсуждение вопроса об островах в ЮКМ на эту площадку. Однако Поднебесная, озабоченная возможностью вовлечения в спор США и Японии, вновь наотрез отказалась от многосторонних переговоров. В 1990-х годах тема ЮКМ регулярно фигурировала в повестке дня ежегодных конференций министров иностранных дел АСЕАН.

На различных международных форумах асеановская дипломатия довольно активно поднимала вопрос о привлечении внимания международной общественности к данной проблеме, подключении к ней в качестве арбитра США, заявляла о намерении передать данный

стр. 43

вопрос на рассмотрение Международного морского суда, предлагалось даже вынести проблему ЮКМ на уровень Организации Объединенных Наций.

В июле 1999 года в Сингапуре асеановцы пытались зафиксировать в итоговых документах подготовленный Филиппинами кодекс поведения в ЮКМ. Однако из-за возражений Китая и сдержанности ряда асеановских государств, не являющихся сторонами территориального спора, присоединение к нему КНР не состоялось. Китайцы сделали акцент на том, что речь идет о достижении взаимопонимания, а не о выработке международно-правового документа. Пекин дал понять, что он против вынесения вопроса о кодексе на обсуждение Регионального форума АСЕАН по вопросам безопасности и "рассматривает форум не как механизм разрешения международных споров, а всего лишь как политическую арену для обмена мнениями".

Только к концу 1990-х годов позиция Пекина по ЮКМ претерпела позитивные изменения. Эволюции китайского подхода к урегулированию со странами АСЕАН территориального спора в ЮКМ способствовали два обстоятельства - признание государствами Восточной Азии Регионального форума АСЕАН по вопросам безопасности как важного и авторитетного механизма многосторонней дипломатии в регионе и предоставление в 1996 году Китаю статуса полноправного партнера АСЕАН по диалогу.

Определенное влияние на КНР оказало заключение в декабре 1998 года филиппино-американского Соглашения о временном пребывании американских войск на территории Филиппин: наличие в регионе пункта морского базирования США означало для Китая повышение риска реализации его претензий не только на острова Спратли, но что более важно для КНР - в отношении Тайваня. В Пекине также полагали, что его жесткая линия может подтолкнуть других претендентов на акватории и территории в ЮКМ последовать филиппинскому примеру.

В результате Китай в отношении своих южных соседей стал проявлять большую гибкость, смягчил подход к асеановским претендентам на острова Спратли и взял на вооружение принципы Ассоциации по урегулированию спорных проблем: консультации, консенсус, сотрудничество.

Пекин наконец согласился принять декларацию о кодексе поведения в ЮКМ с АСЕАН как организацией, что означало крупный сдвиг в поведении КНР в отношении мирного урегулирования конфликта. В ноябре 2002 года в Пномпене на полях саммита АСЕАН стороны

стр. 44

подписали этот значимый многосторонний документ. Они обязались "выполнять цели и принципы Конвенции ООН по морскому праву, создавать атмосферу доверия, обеспечивать свободу мореплавания, разрешать споры путем консультаций без использования силы или угрозы ее применения".

Проблема архипелага Спратли занимает сегодня важное место в межгосударственных отношениях стран Восточной Азии, во внешней политике АСЕАН. Понимая всю серьезность конфликта из-за территорий и акваторий в ЮКМ, который будет иметь негативные последствия не только для региональной, но и мировой экономики, асеановцы стремятся нащупать пути урегулирования проблемы через переговорный процесс со всеми участниками территориального спора. Решение территориального вопроса в руководстве Ассоциации видится на пути сложения усилий официальных и неформальных диалоговых структур (конференции министров иностранных дел АСЕАН и Азиатско-тихоокеанского совета сотрудничества по безопасности (АТССБ). При этом приоритет отдается многосторонним межгосударственным механизмам, таким как АРФ, совещание старших должностных лиц по политическим вопросам АСЕАН - КНР.

К сожалению, кодекс является не юридически обязывающим, а политическим соглашением и не гарантирует, что все страны - участницы территориального спора будут ему следовать. Его превращение в документ международного права пока не просматривается главным образом из-за нежелания Китая идти дальше по пути взаимоприемлемых договоренностей.

Объяснением сложившейся ситуации являются следующие причины. Во-первых, существенную роль там играют противоречия между самими государствами АСЕАН. Они по-прежнему с подозрением следят за намерениями друг друга, особенно в части, касающейся практических действий в отношении территорий и акваторий в ЮКМ. Островные государства АСЕАН (Филиппины, Малайзия, Сингапур и разделяющий их подход Вьетнам) опасаются возможной китайской агрессии в южном направлении. Индонезия, претендующая на роль лидера АСЕАН, стремится активно участвовать в процессе территориального урегулирования в Южно-Китайском море, не хочет упустить возможности выступить в нем посредником и проявить себя как ядро, объединяющее интересы стран Ассоциации. Индокитайские же государства (Мьянма, Камбоджа, Таиланд

стр. 45

и Лаос), наоборот, являются тесными партнерами Китая, более лояльно относятся к политике Пекина в ЮКМ.

В противостоянии асеановским участникам территориального спора в Южно-Китайском море КНР добилась дипломатического успеха, не позволив членам Ассоциации объединиться на антикитайской основе. Этот раскол в АСЕАН в июле 2012 года лишил членов "десятки" возможности выступить единым фронтом по проблеме ЮКМ. Свою роль, как об этом упоминалось выше, здесь снова сыграло то обстоятельство, что страны АСЕАН не в одинаковой степени вовлечены в территориальный спор. Дело дошло до того, что асеановцы даже не смогли согласовать итоговое коммюнике.

Другая причина кроется в нежелании Китая, который все еще колеблется и не хочет брать на себя обязательства, предусматриваемые юридически обязывающим документом. Представители Поднебесной заявляют о готовности вести разговор о кодексе, когда для этого созреют условия.

Важным моментом, осложняющим обстановку в ЮКМ, стала возросшая в последнее время активность государств-претендентов по экономическому освоению спорных акваторий. Так, в июне 2008 года Вьетнам запустил нефтегазовый проект в южной части своего континентального шельфа с участием "Эксон Мобил". В ЮКМ пришли такие компании, как "Шелл", "Бритиш Петролеум", "Шеврон" и ОАО "Газпром" (с вьетнамскими компаниями подписан меморандум о сотрудничестве в разведке и освоении шельфовых месторождений газа). Темпы геологоразведочных работ в акваториях ЮКМ ускоряются. Нефть и газ найдены вблизи островов Спратли и мыса Неудачи в Южно-Китайском море.

Попытки хозяйственного использования территорий и акваторий породили много проблем: права на шельфовое бурение, подтвержденные правительствами государств - членов АСЕАН, не признаются Китаем. Нервозность Поднебесной в спорном районе усилило заявление США в 2010 году о том, что они рассматривают Южно-Китайское море, через которое проходит половина мировой торговли, как район своих национальных интересов.

Весной и летом 2012 года градус напряженности в районе Южно-Китайского моря резко повысился. Китай, почувствовав силу и стремясь вытеснить из этого района США и Японию, предпринял конкретные шаги по укреплению и расширению своего присутствия в ЮКМ. В июле Пекин объявил спорный остров Вуди (Парасельские острова)

стр. 46

площадью всего 2,1 квадратных км владением КНР. Помимо Китая, Парасельские острова являются также объектом территориальных претензий Вьетнама и Тайваня8. Как территориальная единица город Санына с гарнизоном в 1 тыс. человек вошел в состав южной китайской провинции Хайнань, удаленной от острова на расстоянии 350 км9. Центральный военный совет в Пекине объявил о том, что при новом муниципальном образовании создается военный гарнизон "дивизионного уровня". Он будет отвечать за безопасность в акватории трех островов архипелага. В конце июня 2012 года Китайские ВМС начали патрулирование в акватории, на которую претендует Поднебесная.

США однозначно высказались в отношении китайской акции, охарактеризовав ее как "подрывные действия" в регионе. Тем самым оказалась несостоятельной проводившаяся американцами в 2009 - 2011 годах политика "стратегического убеждения" в отношении Китая. Один из ее проводников - бывший заместитель госсекретаря США Джеймс Стейнберг - поведал телеканалу CNN, что "стратегическое убеждение" базируется на основополагающей, хотя и не выраженной словами сделке. Мы и наши союзники должны четко дать понять, что готовы приветствовать становление Китая.., как процветающей и успешной державы. Китай же должен убедить остальной мир в том, что его развитие и повышение его роли в мире не будет осуществляться в ущерб безопасности и благополучию остальных"10. "Стратегическое убеждение", подчеркивает CNN, заменили тем, что сегодня называют то привязкой к Азии, то перебалансировкой. Иными словами, Соединенные Штаты будут использовать все имеющиеся в их распоряжении инструменты для сохранения безопасности, мира и процветания в Азии11.

Роль и значение Америки в АТР поднимают и попытки ряда стран Восточной Азии добиться, чтобы она служила противовесом растущей мощи Китая. Политологи в странах АСЕАН отмечают, что, хотя Пекин на словах приветствует присутствие США в Азии, на деле он не откликается на призывы Вашингтона к разрешению территориальных конфликтов с помощью международных механизмов и выступает с последовательной критикой проведения совместных учений американцев с их региональными союзниками.

Перенос центра тяжести внешней политики администрации Б. Обамы на Азиатско-Тихоокеанский регион, ее упор на сдерживание КНР лишь усилили напряженность в этом районе, сделали регион более подверженным конфликтам. Наращивая военное присутствие в Восточной

стр. 47

Азии, предполагающее удвоение усилий по сравнению с предыдущими американскими правительствами, оказывая в пику Китаю политическую поддержку Филиппинам и Вьетнаму, Соединенные Штаты повышают риск быть втянутыми в противостояние из-за территорий и акваторий в Южно-Китайском море. Американский журнал "Foreign Affairs" в данной связи призывает руководство США "ни в коем случае не становиться на сторону одного из претендентов на острова в Южно-Китайском море" и делает акцент на "необходимости учреждения в Азиатско-Тихоокеанском регионе многосторонней структуры, способной предотвратить возможные действия Китая по дестабилизации статус-кво в Восточной Азии"12.

Китай со своей стороны, реагируя на упомянутое выше заявление США, впервые публично резко осадил Вашингтон. 6 августа 2012 года орган ЦК КПК газета "Жэньминь жибао" предложила американцам "заткнуться" и упрекнула их "в стремлении подлить масла в огонь конфликта"13. Следом за ней китайское информационное агентство Синь-хуа обвинило США в намерении посеять разногласия и смуту между КНР и другими государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, с тем чтобы потом решать все спорные вопросы в качестве высшего судьи с максимальной выгодой для себя.

Однако Поднебесную раздражают не только заявления и акции ее геополитических соперников США и Японии, претендентов на островные территории из числа государств АСЕАН, но и вообще действия в ЮКМ других государств. Так, в июне 2008 года китайцы выразили недовольство проведением российским научно-исследовательским судном сейсморазведки недалеко от побережья СРВ. Китайская сторона обозначила свое отрицательное отношение к российским намерениям провести изыскательные работы в ЮКМ по просьбе Вьетнама. Пекин не устраивает научно-исследовательская, хозяйственная и любая другая деятельность внерегиональных держав в районе Южно-Китайского моря.

Министр иностранных дел России С. В. Лавров отметил в данной связи, что российско-вьетнамское сотрудничество в области разведки и добычи ресурсов на континентальном шельфе СРВ осуществляется активно и гласно с 1981 года (тогда российская нефтяная компания "Зарубежнефть" и вьетнамская государственная нефтегазовая компания "Петровьетнам" создали совместное предприятие "Вьетсовпетро") и исключительно вне спорных районов. Он также обратил внимание, что в районе Южно-Китайского моря активизи-

стр. 48

руются другие страны, которые проявляют немалый интерес к добыче энергоносителей14.

В апреле 2012 года российский "Газпром" и вьетнамская компания "Петровьетнам" подписали соглашение о разработке газа, согласно которому планируется совместное освоение двух нефтегазовых участков в Южно-Китайском море. И хотя оба они не находятся в спорной акватории Китая и Вьетнама, Пекин все же сделал России мягкое предупреждение.

Во-первых, по китайской версии, эти участки - газета "Хуаньцю шибао" называет их лицензионными блоками 05.2 и 05.3 - "находятся внутри китайской "девятипунктирной линии". Если проанализировать сотрудничество России и Вьетнама в области добычи нефти и газа за последние годы, то можно обнаружить, что работы по разведке и добыче, которые Россия ведет в Южно-Китайском море, частично заходят внутрь "девятипунктирной линии"15. Во-вторых, МИД КНР дал понять, что предприятиям внерегиональных держав не следует поддерживать конкретные государства в решении ими спорных вопросов путем двусторонних переговоров и втягиваться тем самым в конфликт в Южно-Китайском море. "Жэньминь жибао" в данной связи цитирует политработника из провинции Хайнань Ли Пэна, изложившего, хотя и личный, но реально близкий к официальному подход в отношении внерегионалов: "Общеизвестно, что из-за прихода крупных государств... вопрос Южно-Китайского моря становится все более многосторонним и сложным. Сопротивляться возвращению России в Юго-Восточную Азию нецелесообразно, но и пускать этот процесс на самотек нельзя, необходимо следовать дипломатическим принципам прагматизма и максимальной выгоды, прилагать усилия для ограничения участия России в делах ЮВА"16.

Таким образом, нынешний расклад по территориальному вопросу сохраняет в себе потенциал возможного ухудшения обстановки вокруг островов в ЮКМ путем перерастания ее в полноценный вооруженный конфликт. Обстановка в Восточной Азии свидетельствует о том, что многосторонняя дипломатия Регионального форума АСЕАН по вопросам безопасности пока не сработала должным образом. Ситуация с кодексом поведения в ЮКМ отражает наличие ограничений в развитии мер доверия и достижении согласия между участниками спора.

Вышедшие на поверхность в Азиатско-Тихоокеанском регионе американо-китайские геополитические противоречия, не отмечавшиеся ранее таким накалом соперничества и масштабом гонки вооружений,

стр. 49

подводят региональных лидеров к опасному рубежу. Здесь сталкиваются стремление Поднебесной к установлению контроля над стратегически важной и экономически обоснованной частью восточноазиатской периферии и желание США сформировать пояс дружественных азиатских государств антикитайской направленности.

Складывается впечатление, что нынешний всплеск конфликтности - не что иное, как проба сил, прояснение стратегических намерений и возможностей друг друга через размораживание территориального спора в ЮКМ. Все более частые попытки использования его участниками силовых акций (усиление гарнизонов, введение патрулирования акваторий и проведение учений ВМС, в том числе с участием США) формируют благоприятную среду для военно-политической конфронтации, превращая регион в "пороховую бочку". Кроме того, неконтролируемое военно-политическое соперничество между ведущими государствами способно нанести большой ущерб экономическому сотрудничеству в АТР, замедлить или даже на время приостановить развитие здесь экономической интеграции, привести к снижению в странах региона экономического роста.

Для исправления положения важны не столько институционально оформленные структуры многостороннего политического взаимодействия, создание которых в нынешних условиях проблематично, сколько выстроенная система консультаций и выработка общих подходов к решению ключевых региональных проблем. Их соответствие национальным интересам обеспечило бы поддержку большинства государств Восточной Азии.

Разрядить обстановку, сложившуюся в отдельных районах Южно-Китайского моря, и снизить риск возникновения регионального конфликта могла бы, как представляется, многосторонняя договоренность о совместном экономическом освоении спорных акваторий и территорий. Для заключения такого соглашения необходимо выработать единую формулу разрешения встречных претензий и последующего урегулирования столкновений и проявлений враждебности, могущих возникать в результате совместной хозяйственной деятельности.

Государства - претенденты на территории и акватории в Южно-Китайском море и великие державы должны усилить совместный поиск приемлемых для стран региона развязок, исходящих из прошлого территориальных конфликтов. Главное на данный момент - проявить ответственный подход и волю к компромиссу. Ведь опора на силу, и об этом не следует никогда забывать, - антипод диалога, так необхо-

стр. 50

димого сейчас для снижения напряженности и достижения между участниками спора в Южно-Китайском море договоренностей, хотя бы и промежуточных. Первым шагом в этом направлении могли бы стать политические консультации заинтересованных сторон на экспертном уровне по наиболее значимым аспектам ситуации в ЮКМ.

Ключевые слова: Южно-Китайское море (ЮКМ), архипелаг Спратли, Парасельские острова, провинция Хайнань, кодекс поведения в ЮКМ.


1 Reuters. 07.12.2012.

2 The New York Times. 24.12.2012.

3 Море возле островов Спратли богато рыбой. Это позволяет добывать там ежегодно 500 тыс. тонн разнообразных морепродуктов. А на шельфе обнаружены гигантские запасы нефти - 35 млрд. тонн и природного газа - 8300 млрд. куб. м. (Аргументы недели, 2012. N31. 16 августа).

4 Сайт Дальневосточного научно-исследовательского, проектно- изыскательского и конструкторско-технологического института морского флота. 07.01.2013 // http: // www.dniimf.ru

5 Callick Rowan. Powder Keg in the Pacific // Foreign Policy. 22.08.2012.

6 Reuters. 25.05.2012. 7 Project Syndicate. 10.08.2012.

8 Азиатско-Тихоокеанский регион: региональные проблемы, международные организации и экономические группировки. Справочник. М.: Восток-Запад, 2010. С. 81.

9 Независимая газета. 08.08.2012.

10 CNN. 07.09.2012.

11 Ibid.

12 Foreign Affairs. 2012. July/August.

13 Независимая газета. 08.08.2012.

14 Азиатско-Тихоокеанский регион: региональные проблемы... С. 95.

15 Хуанытю шибао. 08.08. 2012.

16 Жэньминь жибао. 21.08.2012.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/Южно-Китайское-море-зона-сотрудничества-или-акватория-конфликтов

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Юрий РАЙКОВ, Южно-Китайское море: зона сотрудничества или акватория конфликтов // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 22.06.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/Южно-Китайское-море-зона-сотрудничества-или-акватория-конфликтов (date of access: 23.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Юрий РАЙКОВ:

Юрий РАЙКОВ → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Publisher
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
5 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

Южно-Китайское море: зона сотрудничества или акватория конфликтов
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android