Libmonster ID: UZ-1075

Ed.: Nurhayati Rahman, Anil Hukma, Idwar Anwar. Diterbitkanoleh Pusat Studi La Galigo Divisi Ilmu Sosial dan Humaniora Pusat Kegiatan Penelitian Universitas Hasanuddin dengan Pemerintah Kabupaten Barru. Makassar, 2003. XXVII + 558 hal.*

Рецензируемый сборник включает небольшое Введение (с. X-XIX), написанное заместителем министра культуры Индонезии Анхаром Гонггонгом, Вводную статью (с. XX-XXVII), автором которой является член редколлегии сборника, индонезийская исследовательница бугийского эпического цикла "Ла Галиго" (далее - ЛГ) Нурхаяти Рахман, и 35 статей. Преобладающее большинство их основано на докладах, прочитанных на конференции, посвященной ЛГ, проведенной в 2002 г. на Южном Сулавеси. В сборник включено также несколько статей, взятых из сборника "Sawerigading" (Саверигадинг - один из главных героев цикла ЛГ), изданного в Джакарте в 1990 г., одна статья из голландского журнала "Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde" (1999) и одна - из индонезийской газеты "Kompas" (2000). Почти все статьи написаны на индонезийском языке, несколько - на английском.

Автор Вводной статьи рецензируемого сборника пишет, что под названием "Ла Галиго" бугийцы (крупнейший этнос Южного Сулавеси и всей восточной половины Индонезии) обычно имеют в виду совокупность рукописей мифологического эпоса (epik mitologis), хранящихся во многих библиотеках мира (или принадлежащих частным лицам), под словом galigo - отдельную песню данного эпоса, исполняемую на какой-нибудь традиционной церемонии (префиксальное образование maggaligo означает "исполнять песню из "Ла Галиго"", а paggaligo - исполнитель такой песни, аналогичный древнегреческому аэду).

В связи с тем что Нурхаяти Рахман определяет ЛГ как "мифологический эпос", возникает необходимость дать некоторое пояснение.

В XIX в. голландский миссионер-лингвист Б. Ф. Маттес предположил, что сохранившиеся тексты ЛГ представляют собой отрывки из некогда существовавшего эпоса. Бугийская принцесса Аруппанчана составила хронологически упорядоченный Список эпизодов ("сюжет") ЛГ и записала начальную часть (около трети) текста ЛГ, который был частично опубликован Маттесом в его "Бугийской хрестоматии" [Matthes, 1872].

Идея Маттеса о цельном эпосе, существовавшем у бугийцев, не нашла поддержки у других европейских исследователей. Так, Р. А. Керн [Kern, 1939, р. 3] определяет ЛГ как "эпический цикл", т.е. совокупность поэм, в которых рассказывается о нескольких поколениях лиц, связанных узами родства. В поэмах часто говорится о том, что произошло с этими лицами или с их родителями раньше, и нередко о том, что им предстоит в будущем. Развивая идею Р. А. Керна, С. Коолхоф [Koolhof, 1992, р. 17 - 18] пересказывает сюжет цикла, причем последовательность эпизодов у него в основном такая же, как и у Маттеса.

Что касается Вводной статьи, то Нурхаяти Рахман не вводит понятие "эпический цикл", а говорит о "взглядах назад" и "о предсказаниях грядущего", которые встречаются в поэмах ЛГ. Она подчеркивает, что это одно из крупнейших стихотворных произведений в мировой литературе, по объему намного превышающее индийский эпос "Махабхарата". Нурхаяти Рахман права в том, что распространение ЛГ происходило путем взаимодействия двух традиций - устной и письменной: первая из них была более древней, но потом она фактически слилась с письменной традицией. К сказанному можно добавить, что с письменной традицией связано употребительное в текстах ЛГ (но не упомянутое автором Вводной статьи) название цикла "Sureggaligo". Первый компонент этого бугийского сложного слова - sure ' генетически тождествен, например, малайскому surat - "письмо", тагальскому sugat - "рана" и происходит из праавстронезийского корня

* Ла Галиго: по следам мирового литературного наследия. Ред.: Нурхаяти Рахман, Анил Хукма, Идвар Анвар. Опубл. Центром изучения Ла Галиго в Отделе социальных и гуманитарных наук Центра исследовательской работы Университета им. Хасануддина и Правлением кабупатена Барру. Макассар, 2003. XXVII + 558 с.

стр. 194

*suRat - "ранить" (как и многие другие народы, древние австронезийцы рассматривали письмо как нанесение царапин или ран). В более позднем бугийском языке этим словом обозначали письменные стихотворные произведения, написанные особым метром, который употребляется в ЛГ и в некоторых произведениях религиозного содержания.

Вполне обоснованно замечание Нурхаяти Рахман о том, что применявшееся в рукописях ЛГ старое бугийское письмо происходит из индийского письма паллава. Она не приводит дату возникновения старого бугийского письма, поскольку ее действительно трудно установить. Судя по наблюдениям Р. Колдуэлла, бугийское письмо стали применять для записи генеалогий аристократов с XIV в. [Caldwell, 1988.]. Естественно предположить, что в первые столетия после знакомства средневековых бугийцев с искусством письма оно применялось в основном для обмена короткими посланиями (так поступала, например, малая народность хануноо на Филиппинах еще в первой половине XX в.). Представляется, что немного позднее они стали употреблять для письма ленты из сшитых листьев пальмы или кусков древесной коры (сохранились "аппараты" для чтения подобных текстов), на которых умещалось несколько больше текста, но все равно он не мог быть длинным. Длинные письменные поэмы, в том числе и относящиеся к циклу ЛГ, появились у бугийцев только после их знакомства с европейской бумагой, не раньше XVI в. Но и тогда вряд ли сразу были записаны все поэмы цикла. Древних текстов на пальмовых листьях или древесной коре не сохранилось, а те малочисленные записи, которые сделаны на этих материалах, по-видимому, не старше начала XIX в.

Нурхаяти Рахман очень коротко пересказывает первый эпизод цикла, в котором, как и почти во всех опубликованных до сих пор сюжетах цикла, важнейшим моментом является решение Верховного бога Неба Патото'э ("Вершитель судеб") послать своего сына Батара-Гуру на Землю, тогда еще пустую. Вскоре с Неба спускают несколько деревень с простолюдинами, и Батара-Гуру становится царем. Он женится на выплывшей из моря дочери бога Подземелья, и у них рождается сын Батара-Латту' - наследник Батара-Гуру на престоле. В целом на Земле царствует пять поколений потомков богов. Как Список эпизодов ЛГ в книге Маттеса, так и пересказ цикла в книге Коолхофа кончается тем, что большинство потомков богов, восходящих к Батара-Гуру, царствовавших на Земле в бугийском государстве Луву (которое считается древнейшим)1 или в других государствах, покидают Землю, уходя на Небо. Таким образом, и начало, и конец признававшегося до недавнего времени сюжета цикла достаточно ясно обозначены.

В последние годы, однако, высказаны и другие точки зрения на объем ЛГ. Так, крупнейший французский исследователь этнографии бугийцев К. Пельрас получил от одного своего индонезийского друга текст, где повествуется о событиях, которые должны были предшествовать первому эпизоду цикла в понимании Маттеса и Коолхофа. Об этом тексте Пельрас сообщил на 11-м коллоквиуме по индонезийским и малайским исследованиям, проходившем в 1999 г. в Москве. "Неизвестное начало цикла ЛГ" он рассматривает и в докладе на конференции по ЛГ 2002 г. Его статья, основанная на последнем докладе, включена в рецензируемый сборник (с. 237 - 250). Автор признает, что предполагаемое "начало цикла" среди бугийцев известно гораздо меньше, чем тот эпизод, который считался начальным до сделанного им предположения.

Статья С. Коолхофа в рецензируемом сборнике (с. 3 - 33) ранее была опубликована в голландском журнале "Bijdragen tot de Taal-, Land- en Volkenkunde" (1999). В ней автор отмечает, что цикл ЛГ представляет собой некую энциклопедию бугийской традиционной культуры, которая развивалась в течение нескольких столетий; эта энциклопедия не ограничивается временем до знакомства бугийцев с европейцами и с исламской культурой. Согласно Коолхофу, в бугийских областях существует ряд рукописей, которые рассказывают о жизни Саверигадинга после того, как он стал правителем Подземного мира. В них говорится, что он заканчивает переписывать Коран и собирается поехать на запад. Надо понимать, что он стал или собирается стать мусульманином.

1 Как было убедительно показано Д. Булбеком и И. Колдуэллом [Bulbeck, Caldwell, 2000] (рецензию Ю. Х. Сирка на эту книгу см.: Восток (Oriens), 2005, N 6, с. 194 - 195), среди территорий, населенных бугийцами, Луву не было древнейшей. Не исключено, что в Луву (некоторые правители которого носили имена санскритского происхождения) были больше развиты признаки государства, чем в других бугийских странах, где в XV-XII вв. еще преобладали развитые вождества. Однако и большая развитость государства в Луву остается предположением. Вероятнее всего, древность Луву не более чем поэтико-мифологический образ.

стр. 195

Мне представляется, что объем эпического цикла ЛГ логично было бы ограничить теми эпизодами, которые включены в Список Маттеса и пересказ Коолхофа. По мнению Пельраса, "неизвестное начало ЛГ" написано в том же метре и тем же языком, что и известный текст цикла. Но это не означает, что цикл следует расширить, вставив в него "неизвестное начало". У бугийцев существовали и поэмы религиозного содержания, которые написаны метром sure' и архаическим языком. Что касается дополнения цикла рассказом, касающимся ислама, то Коолхоф говорит только о рукописях, не сообщая о том, являются ли они стихотворными. Но, думаю, если даже они и окажутся таковыми, включать их в ЛГ не следует. Данный эпический цикл должен быть объединен и идеологически, иначе вряд ли возможно говорить о цикле поэм как о едином произведении литературы.

Две статьи в рассматриваемом сборнике написаны индонезийским ученым, преподавателем Университета ветеранов г. Макассар, Мухаммедом Салимом (ныне находящимся на пенсии). Бу-гиец по происхождению, он транскрибировал латинским алфавитом и перевел на индонезийский язык начальную часть (около 3000 страниц) цикла ЛГ, записанную в XIX в. бугийским шрифтом принцессой Аруппанчаной. В первой из своих статей (с. 35 - 42) М. Салим рассказывает о трудностях, связанных с этой огромной работой, и приводит некоторые сведения об архаическом поэтическом бугийском языке, малопонятном современным бугийцам. Во второй статье (с. 43 - 58) он приводит в индонезийском переводе отрывок из цикла. В нем рассказывается о ранних годах жизни И Ла Галиго, которого традиция считает автором большинства поэм, входящих в цикл. Этот герой (сын Саверигадинга) считает свое имя восходящим к бугийскому слову gali-gali - "каприз": капризы якобы были свойственны его матери, дочери правителя бугийского княжества Чина. О капризах принцессы говорится и в других поэмах цикла ЛГ. Например, в течение долгого времени она подпускала своего мужа к себе только ночью и требовала, чтобы муж покидал ее при первых признаках утренней зари. Связь имени [I La] Galigo2 со словом gali-gali с точки зрения строя бугийского языка не является очевидной, но ввиду отсутствия более вероятных этимологии3 эта попытка этимологизирования имеет право на существование.

Кроме работ М. Салима в сборнике мало статей, затрагивающих лингвистические вопросы. Полностью посвящена языкам только статья макассарца Нурдин Ятима (с. 331 - 348).Он рассуждает о том, понятен ли текст цикла ЛГ макассарцам, родной язык которых, как и бугийский, относится к южносулавесийской группе. Автор выписал с нескольких страниц опубликованного текста ЛГ [Koolhof, Tol, 1995] около 300 слов, которые имеют сходно звучащие или генетически тождественные (имеющие то же происхождение) соответствия в макассарском, и больше 40 слов, лишенных таких соответствий. Из этого он делает вывод, что 77% слов, встречающихся в ЛГ, понятны макассарцам.

Приводимые Нурдин Ятимом списки соответствий вызывают много сомнений. Отмечу лишь несколько. В принципе понятность слова говорящему на другом языке зависит не от истории слова, а от его фонетической и сематической близости слову данного языка. Что касается бугийского и макассарского языков, то даже генетически тождественные слова, имеющие практически одно и то же значение, нередко сильно различаются по звучанию, например: по-бугийски "день" - esso, по-макассарски - alio, по-бугийски "вода" - иае, по-макассарски (в основном в восточных диалектах этого языка) - ere. Приведенные слова одноморфемны. Дополнительные сложности возникают в связи с деривацией. Например, по-бугийски "почему" (точнее: "отчего это так, что...") - mmagi (поморфемно mm-a-g-i), по-макассарски - ngapai (из австронезийского корня *ара - "что"; предки бугийцев заменили слог ра, который им казался синтаксическим показателем, на показатель вопроса ga, перед гласным g; предки макассарцев подобной операции не проводили). Иногда слова, генетически тождественные, имеют в бугийском и макассарском сильно различающиеся значения, например: бугийское архаическое слово wero - "вспышка света на мгновенье" и макассарский глагольный корень - вего - "задеть на мгновенье". Во всех этих случаях Нурдин Ятим считает бугийское слово понятным макассарцу. Думаю, что процент слов

2 Здесь I - общий артикль личных имен; La - артикль перед мужскими именами. В стихотворных произведениях употребление этих артиклей обычно диктуется размером.

3 В диалектах другого южносулавесийского языка, садданского, существует глагольный корень galigo - "много и непонятно говорить", но он явно заимствован из бугийского.

стр. 196

в бугийском языке цикла ЛГ, которые понятны макассарцу, не 77, а намного, может быть, в два раза, меньше.

Конечный вывод в рассуждениях данного автора все же разумный: несмотря на большое количество общих слов, человек, говорящий на макассарском и не знающий бугийского языка ЛГ, немного понимает в тексте из этого эпического цикла. Об этом свидетельствуют и подстрочные переводы рукописей ЛГ на макассарский язык, которые отмечаются Р. А. Керном.

Для понимания разных частей цикла, в которых говорится о путешествиях героев, большое значение имеет статья немецкого исследователя раннего мореплавания в Индонезии Хорста Либнера (с. 374 - 410). Он анализирует морское путешествие принца Батара-Латту' в страну Томпоттикка' (мифическая страна, название которой значит "Восход солнца" и которая должна была находиться восточнее области бугийцев; по мнению большинства исследователей - на восточном побережье Сулавеси или на островах Банггаи). Либнер показывает, что описание этого путешествия, представленное в опубликованном тексте цикла ЛГ, нереалистично: для того, чтобы попасть из Луву (на южном побережье Сулавеси) в Томпоттикка', принц, по-видимому, зашел прежде всего далеко на север, на острова Суду (если лагалиговское название Matasolo относится к этой области, расположенной на подходе к Филиппинам), оттуда поехал на юг, на Восточную Яву, оттуда на восток на остров Сумбава, дальше на Молуккские острова и в конце концов в Томпоттикка'. Обратное путешествие еще сложнее: из Томпоттикка' он плывет на Средние Молукки, оттуда на север, на остров Тернате, далее через всю Индонезию на Западную Яву (здесь тоже значение лагалиговского топонима вызывает сомнение), затем на восток, на остров Сумбава, потом опять на запад, на Восточную Яву, и наконец, обратно в Луву.

Подобные изменения направления Либнер считает маловероятными и пытается придать им "логику". Он отделяет места с сомнительными названиями. Так, из списка стран, которые посетил Батара-Латту', выпадают острова Сулу и Западная Ява (но Восточная Ява остается, остаются также остров Сумбава, Средние Молукки и остров Тернате). Кроме того, Либнер отводит Томпоттикка' далеко от Сулавеси - в область Новой Гвинеи. Однако даже при таких допущениях маршруты остаются нереальными с навигационной точки зрения. Явно, что для создателей эпического цикла порядок посещения стран не имел значения. Важно было то, что все страны, о которых говорилось, были расположены, хотя и на неодинаковых расстояниях, вокруг бугийской страны Луву (престолонаследником которой Батара-Латту' являлся) и что все они хотели поддерживать с Луву хорошие отношения. Учитывая все сказанное, Либнер пишет, что путешествие Батара-Латту' - это путешествие не в "физическом" мире, а в "политическом" (с. 394).

Ряд статей в рассматриваемом сборнике посвящен сыну Батара-Латту' - Саверигадингу. Согласно тексту эпического цикла, он имел несчастье влюбиться в свою сестру. Женитьба на ней была невозможна, и Саверигадинг, хотя и законный престолонаследник, решил навсегда покинуть Луву и поплыл в страну Чина, где нашел принцессу, очень похожую на сестру. Но и на этой принцессе жениться было нелегко - ее родители и она сама ставили трудновыполнимые условия. Саверигадинг справился с ними. И по пути в Чину, и в Чине он совершил множество военных подвигов. Однако стать правителем какого-либо государства на Земле ему так и не удалось. В итоге его корабль спустился в океан, и он стал правителем Подземелья.

Не совсем ясно, где находилась мифическая страна Чина. Вероятнее всего, лагалиговская Чина по меньшей мере отчасти покрывалась несколько более поздней Чиной, которая была расположена в восточной части Южного Сулавеси, у реки Ченрана (еще позднее Чина, изменившая название на Паммана', вошла в состав бугийского федеративного государства Ваджо'). Однако под словом "Чина" можно понимать и Китай - такое значение придается этому слову как в бугийском, так и в малайском языке Малайзии. Этим вызвано представление о том, что Саверигадинг ходил в Китай. Преподаватель Малайского университета Куала-Лумпура Абдул Рахман Аль Ахмади пишет в своей статье (с. 193 - 202), что в фольклорных (поздно записанных) традициях малайцев восточных областей Малаккского полуострова говорится о пребывании Саверигадинга в этих областях и о том, что оттуда он сходил во главе группы малайцев во Вьетнам, который около XIV в. боролся с Китаем за свою независимость; там он якобы участвовал в борьбе вьетнамцев против Китая и совершил кратковременный военный рейд в глубь Китая.

Если представление о борьбе Саверигадинга против китайцев и его вторжении в Китай вызвано неоднозначностью топонимов, то идея о его пребывании в Малайе появилась там благодаря бугийцам, с которыми малайцы Малайи имели отношения уже давно, несомненно до бугийских завоеваний, происходивших в XVIII в.

стр. 197

Саверигадинг широко известен на Сулавеси вне бугийских областей. Его образ в разных районах этого острова - от севера до юго-востока - рассматривается в пяти статьях сборника.

Несомненно, рецензируемое издание представляет собой важный этап в исследовании крупнейшего памятника бугийской традиционной литературы, который действительно находится на пути вхождения в мировое литературное наследие. В этом смысле сборник оправдывает свое название. Приходится, однако, сожалеть о том, что такая важная и прекрасно изданная книга содержит так много опечаток.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Bulbeck D., Caldwell I. Land of Iron. The Historical Archaeology of Luwu and the Cenrana Valley... [Hull]. 2000.

Caldwell I. South Sulawesi A.D. 1300 - 1600: The Bugis texts. A thesis (...). The Australian National University. 1988.

Kern R.A. Catalogus van de Boegineesche, tot den I La Galigocyclus behoorende handschriften der Leidsche Universiteitsbibliotheek alsmede van die in andere Europeesche bibliotheken. Leiden: Universiteitsbibliotheek, 1939.

Koolhof S. Dutana Sawerigading; een scene uit de I La Galigo. Leiden, 1992.

Koolhof S., Tol R. (eds). La Galigo menurut naskah NBG 188 yang disusun oleh Arung Pancana Toa. Jakarta: Djambatan, 1995.

Matthes B.F. Boeginesche chrestomathie. Vol. III. Amsterdam: Spin, 1872.


© biblio.uz

Permanent link to this publication:

https://biblio.uz/m/articles/view/LA-GALIGO-MENELUSURI-JEJAK-WARISAN-SASTRA-DUNIA

Similar publications: LUzbekistan LWorld Y G


Publisher:

Ilmira AskarovaContacts and other materials (articles, photo, files etc)

Author's official page at Libmonster: https://biblio.uz/Askarova

Find other author's materials at: Libmonster (all the World)GoogleYandex

Permanent link for scientific papers (for citations):

Ю. Х. СИРК, LA GALIGO: MENELUSURI JEJAK WARISAN SASTRA DUNIA // Tashkent: Library of Uzbekistan (BIBLIO.UZ). Updated: 07.07.2024. URL: https://biblio.uz/m/articles/view/LA-GALIGO-MENELUSURI-JEJAK-WARISAN-SASTRA-DUNIA (date of access: 23.07.2024).

Found source (search robot):


Publication author(s) - Ю. Х. СИРК:

Ю. Х. СИРК → other publications, search: Libmonster UzbekistanLibmonster WorldGoogleYandex

Comments:



Reviews of professional authors
Order by: 
Per page: 
 
  • There are no comments yet
Related topics
Rating
0 votes
Related Articles
ХРАНЕНИЕ ДОКУМЕНТОВ И АРХИВНОЕ ДЕЛО В ОСМАНСКОЙ ИМПЕРИИ
3 days ago · From Ilmira Askarova
РОССИЯ-МОНГОЛИЯ: ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ
4 days ago · From Ilmira Askarova
ВОЕННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КРЫМСКОГО ХАНСТВА В КОНЦЕ XV - НАЧАЛЕ XVII в.
5 days ago · From Ilmira Askarova
ОСНОВНЫЕ НАУЧНЫЕ ТРУДЫ ДОКТОРА ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК В. Ф. ВАСИЛЬЕВА
5 days ago · From Ilmira Askarova

New publications:

Popular with readers:

News from other countries:

BIBLIO.UZ - Digital Library of Uzbekistan

Create your author's collection of articles, books, author's works, biographies, photographic documents, files. Save forever your author's legacy in digital form. Click here to register as an author.
Library Partners

LA GALIGO: MENELUSURI JEJAK WARISAN SASTRA DUNIA
 

Editorial Contacts
Chat for Authors: UZ LIVE: We are in social networks:

About · News · For Advertisers

Digital Library of Uzbekistan ® All rights reserved.
2020-2024, BIBLIO.UZ is a part of Libmonster, international library network (open map)
Keeping the heritage of Uzbekistan


LIBMONSTER NETWORK ONE WORLD - ONE LIBRARY

US-Great Britain Sweden Serbia
Russia Belarus Ukraine Kazakhstan Moldova Tajikistan Estonia Russia-2 Belarus-2

Create and store your author's collection at Libmonster: articles, books, studies. Libmonster will spread your heritage all over the world (through a network of affiliates, partner libraries, search engines, social networks). You will be able to share a link to your profile with colleagues, students, readers and other interested parties, in order to acquaint them with your copyright heritage. Once you register, you have more than 100 tools at your disposal to build your own author collection. It's free: it was, it is, and it always will be.

Download app for Android